Мужчина о полных женщинах

В детстве ее заставляют ходить на лечебную физкультуру. А когда это не помогает, записывают в секцию художественной гимнастики. На первом же занятии тренер просит не надевать купальник и покинуть зал. Полная девочка неперспективна, и учителям физкультуры не хочется тратить на нее драгоценное время. Кабаевой из полной девочки точно не получится!

Но родители свою дочку, у которой с детства 20 лишних килограммов, всей душой любят, а бабушка с дедушкой обожают и балуют блинами да плюшками. А добрый папа раз в неделю устраивает конкурс – кто съест торт быстрее. И 20 килограммов никуда не уходят.

И вот уже полной девочке 14-15 лет. Все подружки «по парам». А у нее никого. И в 17-18 никого. Мальчикам же нужны девушки как из глянцевых журналов!

Внешняя полнота никак не влияет на состояние души и тем более интеллекта. Полные девушки обычно домоседки, кому же хочется слышать от парней вслед: «Какая жопа!» А сидя дома, такие девушки много читают, и не только романы. Учат один-два языка. А еще общаются в соцсетях. Так безопаснее!

Окончив университет, полная девушка приходит на собеседование на новую работу. И тут снова ее оценивают по внешности. Типа, толстуха пришла. Будет вместо работы пирожки лопать.

В общем, никакой жизни у полных дам нет! Но… Только до того момента, пока в их жизни не появится любимый мужчина. Ради него полная женщина горы свернет!

И даже похудеет без всяких усилий!

Остались еще в природе такие мужчины, обычно худые и вечно голодные, которым нравятся только женщины рубенсовской красоты. Ну, на худой конец, кустодиевские красавицы. Ведь лицо, не изможденное диетами, чаще всего прекрасно, кровь, как говорится, с молоком. Арбузные, по выражению Ильфа и Петрова, груди тоже вызывают слюноотделение у сильной половины человечества. Сколько существует поговорок типа «хорошего человека должно быть много» или «мужчины – не собаки, на кости не бросаются»! Во все это не веришь, пока не встретишь «своего» человека!

Влюбленный в полную женщину мужчина восхищается ее глазами, грудью, попой, шеей и, конечно, одухотворенным лицом с ярким румянцем. После первого же комплимента хочется любимого человека обнять, накормить, напоить и, чего уж греха таить, спать уложить! От любимого человека полной женщине требуется немного – любить, говорить комплименты и побольше гладить. А погладить там есть что!

И на глазах женщина начнет преображаться! Улыбается, смеется, начинает творить… и преображается. Гардероб сразу меняется с огромных балахонов до обтягивающих кофточек и юбочек и даже цветка в волосах.

Если мужчина по-настоящему влюбится в полную женщину, то никогда ее не оскорбит замечанием или критикой типа «разъелась» или «раздалась», «скоро в дверь не войдешь»… Любящий полную женщину мужчина не будет заставлять ее худеть. Женщина от любви будет приходить в норму сама. И очень быстро!

Он будет с удовольствием знакомить ее с родственниками и друзьями, наслаждаться ее обществом. Гордиться успехами своей дамы и всем демонстрировать результаты ее творчества. Гулять с ней не только по лесам и паркам, но и там, где можно показать свою красотку. А это клубы, выставки и концерты. Жизнь у такой пары становится интересной и насыщенной. Люди как будто «дорываются» до общения и не могут насладиться друг другом.

Идеально, если у них будут общие интересы. Например, фотография. Чтобы сделать хороший кадр, бывает, надо пройти не один километр! А также поприседать много раз! Идеально, если у пары будет дача, пусть даже совсем маленькая. Там всегда найдется дело – высадка цветов, стрижка деревьев, вскапывание грядок, сбор урожая. Все это сжигает калории играючи, без особых усилий. А любимый может приготовить вкусный шашлычок с лимончиком и овощами. От этого не поправишься! А потом – прогулка в лес за грибами и ягодами. И любовь под соснами, которые склоняются над вами на ветру, будто одобряя этот союз.

Идеально, когда мужчина, полюбивший полную женщину, романтик и пишет ей любовные послания. Получив любовную СМС утром, женщина весь день проведет в радужном настроении. И вечером щедро вознаградит своего возлюбленного!

Апофеозом отношений может стать совместная поездка в Санкт-Петербург, где любимый человек три раза пройдет со своей зазнобой по залу Рубенса в Эрмитаже. Причем будет восхищаться не только полотнами, но и своей девушкой.

В общем, жизнь полной женщины полна сюрпризов. С детства привыкшая считать себя гадким утенком, пышная дама всегда может превратиться в прекрасного лебедя!

Главное, не комплексовать, не одеваться в черное, побольше выходить «в люди» и верить, что ваш мужчина уже на пути к судьбоносной встрече!

Источник: creu.ru

Недавно мне показывали ручную гранату: очень невинный, простодушный на вид снаряд; этакий металлический цилиндрик с ручкой. Если случайно найти на улице такой цилиндрик, можно только пожать плечами и пробормотать словами крыловского петуха: «Куда оно? Какая вещь пустая»…

Так кажется на первый взгляд. Но если вы возьметесь рукой за ручку, да размахнетесь поэнергичнее, да бросите подальше, да попадете в компанию из десяти человек, то от этих десяти человек останется человека три и то — неполных: или руки не будет хватать, или ноги.

Всякая женщина, мило постукивающая своими тоненькими каблучками по тротуарным плитам, очень напоминает мне ручную гранату в спокойном состоянии: идет, мило улыбается знакомым, лицо кроткое, безмятежное, наружность уютная, безопасная, славная такая; хочется обнять эту женщину за талию, поцеловать в розовые полуоткрытые губки и прошептать на ушко: «Ах, если бы ты была моей, птичка моя ты райская». Можно ли подозревать, что в женщине таятся такие взрывчатые возможности, которые способны разнести, разметать всю вашу налаженную мужскую жизнь на кусочки, на жалкие обрывки.

Страшная штука, — женщина; а обращаться с ней нужно, как с ручной гранатой.

Когда впервые моя уютная холостая квартирка огласилась ее смехом (Елена Александровна пришла пить чай), — мое сердце запрыгало, как золотой зайчик на стене, комнаты сделались сразу уютнее, и почудилось, что единственное место для моего счастья — эти четыре комнаты, при условии, если в них совьет гнездо Елена Александровна.

— О чем вы задумались? — тихо спросила она.

— Кажется, что я тебя люблю, — радостно и неуверенно сообщил я, прислушиваясь к толчкам своего сердца. — А… ты.

Как-то так случилось, что она меня поцеловала — это было вполне подходящим уместным ответом.

— О чем же ты, все-таки, задумался? — спросила она, тихо перебирая волосы на моих висках.

— Я хотел бы, чтобы ты была здесь, у меня; чтобы мы жили, как две птицы в тесном, но теплом гнезде!

— Значит, ты хочешь, чтобы я разошлась с мужем?

— Милая, неужели ты могла предполагать хоть одну минуту, чтобы я примирился с его близостью к тебе? Конечно, раз ты меня любишь — с мужем все должно быть кончено. Завтра же переезжай ко мне.

— Послушай… но у меня есть ребенок. Я ведь его тоже должна взять с собой.

— Ребенок… Ах, да, ребенок. кажется, Марусей зовут?

— Хорошее имя. Такое… звучное! «Маруся». Как это Пушкин сказал? «и нет красавицы, Марии равной»… Очень славные стишки.

— Так вот… Ты, конечно, понимаешь, что с Марусей я расстаться не могу.

— Конечно, конечно. Но, может быть, отец ее не отдаст?

— Как же это так? — кротко упрекнул я. — Разве можно свою собственную дочь отдавать? Даже звери и те…

— Нет, он отдаст. Я знаю.

— Нехорошо, нехорошо. А, может быть, он втайне страдать будет? Этак в глубине сердца. По-христиански ли это будет с нашей стороны?

— Что же делать? Зато я думаю, что девочке у меня будет лучше.

— Ты думаешь — лучше? А вот я курю сигары. Детям, говорят, это вредно. А отец не курит.

— Ну ты не будешь курить в этой комнате, где она, — вот и все.

— Ага. Значит, в другой курить?

— Ну, да. Или в третьей.

— Или в третьей. Верно. Ну, что ж… (я глубоко вздохнул). Если уж так получается, будем жить втроем. Будет у нас свое теплое гнездышко.

Две нежные руки ласковым кольцом обвились вокруг моей шеи. Вокруг той самой шеи, на которую в этот момент невидимо, незримо — уселись пять женщин.

Я вбежал в свой кабинет, который мы общими усилиями превратили в будуар Елены Александровны, — и испуганно зашептал:

— Послушай, Лена… Там кто-то сидит.

— А вот там, в столовой.

— Так это Маруся, вероятно, приехала.

— Какая Маруся?! Ей лет тридцать, она в желтом платке. Сидит за столом и мешает что-то в кастрюльке. Лицо широкое, сама толстая. Мне страшно.

— Глупый, — засмеялась Елена Александровна. — Это няня Марусина. Она ей кашку, вероятно, приготовила

— Ня… ня. Какая ня… ня? Зачем ня… ня?

— Как зачем? Марусю-то ведь кто-нибудь должен нянчить?

— Ах, да… действительно. Этого я не предусмотрел. Впрочем, Марусю мог бы нянчить и мой Никифор.

— Что ты, глупенький! Ведь он мужчина. Вообще, мужская прислуга — такой ужас…

— Сидит и что-то размешивает ложечкой.

— Ну, да, чего ты так взбудоражился?

— Какой у тебя странный вид.

— Странный? Да. Это ничего. Я большой оригинал… Хи-хи.

Я потоптался на месте и потом тихонько поплелся в спальню.

Выбежал оттуда испуганный.

— Что ты? Что случилось?

— Там… В спальне… Тоже какая-то худая, черная… стоит около кровати и в подушку кулаком тычет. Забралась в спальню. Наверное, воровка… Худая, ворчит что-то. Леночка, мне страшно.

— Господи, какой ты ребенок. Это горничная наша, Ульяша. Она и там у меня служила.

— Ульяша. Там. Служила. Зачем?

— Деточка моя, разве могу я без горничной? Ну посуди сам.

— Хорошо. Посудю. Нет, и… что я хотел сказать. Ульяша?

— Хорошее имя. Пышное такое, Ульяния. Хи-хи. Служить, значит, будет? Так. Послушай: а что же нянька?

— Как ты не понимаешь: нянька для Маруси, Ульяша для меня.

Огромная лапа сдавила мое испуганное сердце. Я еще больше осунулся, спрятал голову в плечи и поплелся: хотелось посидеть где-нибудь в одиночестве, привести в порядок свои мысли.

— Пойду на кухню. Единственная свободная комната.

— Господи… Что там еще? Пожар?

— Кто сидит? Где сидит?

— Какая-то старая. В черном платке. На кухне сидит. Пришла, уселась и сидит. В руках какую-то кривую ложку держит, с дырочками. Украла, наверное, да не успела убежать.

— Кто? Что за вздор?!

— Там. Тоже. Сидит какая-то. Старая. Ей-Богу.

— На кухне? Кому ж там сидеть? Кухарка моя, Николаевна. там сидит.

— Николаевна? Ага… Хорошее имя. Уютное такое. Послушай: а зачем Николаевна? Обедали бы мы в ресторане, как прежде. Вкусно, чисто, без хлопот.

— Нет; ты решительное дитя!

— Решительное? Нет, нерешительное. Послушай: в ресторанчик бы…

— Кто? Ты и я? Хорошо-с. А няньку кто будет кормить? А Ульяну? А Марусе если котлеточку изжарить или яичко? А если моя сестра Катя к нам погостить приедет?! Кто же в ресторан целой семьей ходит?

— Катя? Хорошее имя, — Катя. Закат солнца на реке напоминает. Хи-хи.

Сложив руки на груди и прижавшись спиной к углу, сидел на сундуке в передней мой Никифор. Вид у него был неприютный, загнанный, вызывавший слезы.

Я повертелся около него, потом молча уселся рядом и задумался: бедные мы оба с Никифором… Убежать куда-нибудь вдвоем, что ли? Куда нам тут деваться? В кабинете — Лена, в столовой — няня, в спальне — Маруся, в гостиной — Ульяша, в кухне — Николаевна. «Гнездышко»… хотел я свить, гнездышко на двоих, а потянулся такой хвост, что и конца ему не видно. Катя, вон, тоже приедет. Корабль сразу оброс ракушками и уже на дно тянет, тянет его собственная тяжесть. Эх, Лена, Лена.

— Ну, что, брат, Никифор! — робко пробормотал я непослушным языком.

— Что прикажете? — вздохнул Никифор.

— Ну, вот, брат, и устроились.

— Так точно, устроились. Вот сижу и думаю себе: наверное, скоро расчет дадите.

— Никифор, Никифор… Есть ли участь завиднее твоей: получишь ты расчет, наденешь шапку набекрень, возьмешь в руки свой чемоданчик, засвистишь, как птица, и порхнешь к другому холостому барину. Заживете оба на славу. А я…

Никифор ничего не ответил. Только нашел в полутьме мою руку и тихо пожал ее.

Может быть, это фамильярность? Э, что там говорить. Просто приятно, когда руку жмет тебе понимающий человек.

Когда вы смотрите на изящную, красивую женщину, — бойко стучащую каблучками по тротуару, — вы думаете: «Какая милая! Как бы хорошо свить с ней вдвоем гнездышко».

А когда я смотрю на такую женщину, — я вижу не только женщину — бледный, призрачный тянется за ней хвост: маленькая девочка, за ней толстая женщина, за ней худая, черная женщина, за ней старая женщина с кривой ложкой, усеянной дырочками, а там дальше, совсем тая в воздухе, несутся еще и еще: сестра Катя, сестра Бася, тетя Аня, тетя Варя, кузина Меря, Подстега Сидоровна и Ведьма Ивановна…

Матушка, матушка, — пожалей своего бедного сына.

Невинный, безопасный, кроткий вид имеет ручная граната, мирно лежащая перед вами.

Возьмите её, взмахните и подбросьте: на клочки размечется вся ваша так уютно налаженная жизнь, и не будете знать, где ваша рука, где ваша нога!

Источник: creu.ru

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Что испытывает мужчина когда хочет женщину 15 признаков, что женщина нравится мужчине. Если мужчина хочет женщину:… (4)

Признаки симпатии шефа Любовь с начальникомСодержание статьи: Признаки симпатии Плюсы и минусы Как… (4)

как проучить мужчину близнеца Как завоевать мужчину-БлизнецаЛегкие и общительные, веселые и сговорчивые. На первый… (4)

Моральные нормы примеры Моральные принципыКаждый человек способен на разные поступки. Есть правила, которые… (4)

Что чувствует мужчина когда у него стоит Что чувствуют парни, когда у них встает? Всё зависит от… (4)

COMMENTS