Никогда не помогай слабым

Не помню, почему так получилось, но с детства я верил, что все люди хорошие и способные. Верил, что злые могут измениться и стать добрыми. Верил, что врущие могут стать честными. Что наивные могут стать взрослыми. Что слабые станут сильными. Жадные — щедрыми. Бедные — богатыми. Глупые — умными.

Отчасти поэтому я выбрал профессию психолога. Я видел, как люди страдают от трудностей и бед. От глупости и малодушия. От невежества, неуверенности, слабости, трусости, зависти, обманов и всего, что делает нас несчастными. Впрочем и от того, что делает нас счастливыми — мы тоже страдаем. Особенно тогда, когда слабому дается власть. Когда бедному даются ДЕНЬГИ. Когда на злого работают добрые. Когда любить начинают подлеца…

Мне хотелось помогать тем людям, чьи страдания я видел. Мне хотелось нажать кнопку в их голове, чтобы они больше не делали того, что причиняет им боль. И у меня это получалось! Правда. Я и сейчас это могу. Но есть одно «но», которое не дает мне покоя. Эти люди вскоре снова наступали на те же грабли. Они снова возвращались к тому же, от чего так страдали.

Например, от бессмысленности:

Хочется просто, чтобы мне кто-нибудь указал на то, ради чего я могу жить. Я уже бывал в таком состоянии раньше… и каждый раз находил для себя какие-то причины, цели… но время проходит, и я всегда убеждаюсь в их бессмысленности. Когда пытаешься кому-то открыться, то тебя в лучшем случае просто слушают… и ждут момента, чтобы вставить очередной затертый до дыр штамп. Просто хочется сжать зубы и бить со всей силы кулаком в стену… чем я уже неоднократно занимался. И меня пугает мое теперешнее состояние… Пустота…Тяжело… и противно смотреть на себя со стороны. (Из письма клиента)

Я одинок. Я полнейшее ничтожество. Слабый, безвольный человек, который не знает, что ему вообще нужно. Учусь в медицинском. Надеюсь стать доктором. Но кем я стану, если я такой неуравновешенный тугодум? Врач должен быть циничным, уверенным в себе. Верить себе. А я себе не доверяю. Я ничего не смогу достичь в жизни.

Я однажды выпал с 4 четвертого этажа. И почему я не сдох тогда? Даже ребра не сломал ни одного. Разрыв почки и селезенки. Неужели кому-нибудь нужо было, чтобы я жил? Зачем. На хрена это нужно? Учишься, учишься, получаешь свои сто долларов до сорока лет, потом двести долларов. Живешь как бомж, все тебя ненавидят, презирают за отсутствие интеллекта. А ты живешь. Чем-то себе Мечтателя напоминаю, из «Белых ночей» Достоевского. Я не такой умный как он. Просто я кончу так же. Если конечно не подохну раньше. Будет 30, 40, 50 лет. А я один сижу в своей конуре или на мусорном ящике и читаю Маркеса. Хороша картина. (Из истории клиента)

В 2013-м году я познакомилась с парнем. В ноябре 2014-го я начала встречаться с ним, а через неделю он мне изменил с моей подругой и я когда об этом узнала бросила его. Я отправила ему сообщение. Три дня он мне звонил и просил прощенья ,говорил, что любит, но я его не простила.

На 4-й день он сказал что если я к нему не вернусь он покончит жизнь самоубийством. Я не верила. А через неделю он это сделал. Но перед смертью отправил всем сообщения, в которых он просит у всех прощенья и говорит что любит меня. На похоронах я не была у меня был шок от того что произошло. Через месяц его родители обвинили во всем меня. (Из обращения клиента)

В последнем случае слабым был, конечно, мужчина, а не девушка. И это очень показательно. За все время своей работы, я убедился, что часто именно мужчины оказываются наиболее ранимыми и тяжелей всего переживают раны, наносимые неправильными отношениями. Но на консультации ходят именно женщины. Мужикам не хватает смелости признаться в своей уязвимости.

Вот выхаживаешь тебя, заботишься, поддерживаешь, честно веришь в тебя. И ты так искусно притворяешься и кажется, что сам начинаешь верить в себя. Но. Потом снова появляется это проклятое «но». Тебе снова чего-то не хватает, что-то случилось, кто-то обидел. И ты опять начинаешь ныть. Все возвращается на исходную. Почему так? — это вопрос, на который я не требую ответа. Я знаю ответ.

Есть люди сильные, а есть слабые. Вот эти слабые всегда будут страдать, им всегда будет чего-то не хватать, под разными предлогами окружающие будут ими пользоваться на свое усмотрение, у них никогда не будет в избытке здоровья, счастья, любви и денег.

А в чем главное отличие сильного от слабого? Слабый — это не тот, кто не может, а тот, кто не хочет. Вот и все. И спорить с этим нет смысла. Как понять, чего хочет человек? — посмотреть на то, что он делает. Если не делает — значит, не хочет. Но люди часто притворяются, ссылаясь на то, что они не могут чего-то. Спрашиваешь его, а что ты сделал? — оказывается, что он даже не удосужился свою жопэ оторвать от дивана. Вот и вся сила его «хочу». С такими я сразу прощаюсь.

Мой друг, Любомир, как-то спросил меня, кто мои клиенты? — я ответил, что это преимущественно несчастные, страдающие девушки и женщины. Он сказал, что это неправильно. Моими клиентами должны быть успешные люди, которым на одном из этапов нужна временная помощь психолога. А помогая, жалея и проявляя эмпатию к несчастным людям, ничего хорошего не получишь. Ни материально, ни социально.

Я долго думал над этим вопросом. И последнюю точку поставил, работая на недавних выборах с политиками. За два месяца почти ежедневных встреч с людьми разной прослойки: от мощных действующих депутатов до селян, которые стремились стать депутатами на своем, сельском уровне, я понял, что Любомир был прав. Больше всего негативного стресса я пережил работая именно со «слабыми», которые делали вид, что хотят стать «сильными». Таких людей было несколько сотен. И я честно старался помогать им так же, как и сильным. Но все впустую. Я расстраивался, злился на себя, на них. Искал ключ и подход к ним. Но я вынужден был признать, что если человек не хочет развиваться, обучаться — я просто бессилен.

Знаете, как надо со слабыми? — ими нужно командовать. Тупо командовать. Просто говорить делай так и так. Без диалогов, без всякой рефлексии. Не спрашивая, что они думают, что чувствуют. Это может вызывать подозрения. Просто командуй. И им это нравится. Им этот язык понятен. Он родной для них.

А вот с теми, кого я называю сильными людьми — в случае с выборами — это были успешные депутаты, мы сразу понимали, чем друг другу можем быть полезны. И обе стороны получали удовольствие! Это правильно.

Когда я учился в университете на факультете психологии, то очень долго не понимал, почему клиенты ходят на психотерапию годами. Ну неужели нельзя по-быстрому так «чик-чик» и решить проблему? Потом я усвоил, что решить проблему по-быстрому можно. И нужно. Но вот человек от этого не меняется. Он снова так живет, так относится к себе и другим людям, что вынужден нести кашу своей головы к психологу или психотерапевту. Вывод, с которым я боролся 10 лет звучит, как приговор — Люди не меняются.

Ровно 10 лет у меня ушло на то, чтобы открыть для себя эту очевидную истину.

10 лет я боролся с тем, чтобы доказать, что людей можно изменить.

Источник: creu.ru

Теория разбитых окон, или почему мы забываем обо всех правилах

Если в здании разбито окно, его нужно как можно быстрее заменить новым. Если на тротуаре появляется мусор, его необходимо убрать… Почему? Потому что все, как всегда, начинается с мелочей…

Теории разбитых окон, была сформулирована Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом в 1982 году. Согласно данной теории, если кто-то разбил стекло в доме и никто не вставил новое, то вскоре ни одного целого окна в этом доме не останется, а потом начнется мародерство.

Иными словами, явные признаки беспорядка и несоблюдения людьми принятых норм поведения провоцируют окружающих тоже забыть о правилах. В результате возникающей цепной реакции «приличный» городской район может быстро превратиться в клоаку, где людям страшно выходить на улицу.

Проведенные первые эксперименты в Голландии показали, что люди чаще нарушают принятые нормы поведения, когда видят, что другие тоже так поступают. При этом «дурной пример» трактуется расширительно: видя, что нарушается одно из принятых правил, люди позволяют себе нарушать и другие нормы.

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой ужасное зрелище. Там совершалось более 1500 тяжких преступлений каждый день и 6-7 убийств в сутки. Вечером и ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рискованно ездить даже днем. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории. Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Сработала «Теория разбитых окон». Человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. В то время в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с борьбы против граффити. Он был настойчив: «Граффити — это символ краха системы. Нет смысла внедрять новые вагоны и технику, если мы не можем защитить их от вандализма».

И Ганн дал команду очищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый божий день. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за безбилетников. Почему? Новый начальник полиции верил – как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла, как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. В конце дня их сажали в полицейский автобус и везли в участок.

Позднее Браттона назначили шефом полиции города. И он сразу занял принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Полиция арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах, кто кидал пустые бутылки, разрисовывал стены и т.п. Уровень городской преступности стал резко падать. Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Теория разбитых окон работает в любое время и в любом месте. Это еще одно доказательство того, что каждый человек влияет на общество и общество влияет на каждого в той или иной степени – все взаимосвязано. А что это значит?

Хочешь жить в чистом городе – сам соблюдай чистоту! Хочешь, чтобы вокруг было больше добра – сам совершай добро!

Источник: creu.ru

(Visited 4 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Как красиво ответить на игнор Игнор - лучший способ привязать к себе человека? Что ты… (3)

Письмо девушке на расстоянии Любовное письмо девушке в прозе – в разлуке или на… (3)

В какой позе вы спите Психологи уверены, что позы, которые мужчина и женщина принимают во… (3)

Характеристика на ученика с неадекватным поведением Характеристика на ученика (образцы) Характеристика на ученика - один из… (3)

Какие позы подойдут девушке с высоким расположением… Сексологи заметили, что влагалище у девушек может располагаться на разной… (3)

COMMENTS