О мужьях, жалующихся на жен-«транжир»,

Известный психолог, доктор культурологии, профессор Андрей Зберовский дал весьма интересный ответ мужу, задавшему вопрос: «Как перевоспитать жену-транжиру». Надеемся, что мнение Зберовского по данному вопросу будет интересно и нашим читательницам.

Я неплохо зарабатываю, но иногда чувствую себя бедняком. А все дело в том, что моя жена – законченный шопоголик и транжира. Она все наши деньги тратить только на себя любимую! При этом, сама зарабатывает чисто символически (работает на пол ставки в школе), в основном сидит дома с ребенком. Пару раз в неделю с подругой вырывается в магазины и приносит домой полные сумки и коробки. Гардероб уже ломится, коробки из под обуви забили все шкафы. А потом бывает, что до конца месяца дотягиваем на картошке и макаронах. Мясо не вижу по неделе, на бензин для машины беру деньги у родителей. Умом понимаю, что так – нельзя, но живем так уже целых семь лет. Помогите мне ее перевоспитать и отучить тратить деньги. Вячеслав, Кемерово.

Недостатки жен – продолжение достоинств их мужей

Известно: «что посеешь, то и пожнешь». Регулярно сталкиваясь в своей практике с мужьями, жалующимися на жен-«транжир», которые при этом еще и сами зарабатывают жалкие гроши, а то и вообще – домохозяйки (нередко еще и без образования), я давно понял: Как бы не ворчали такие мужья и не поговаривали о разводе – на самом деле такие жены их устраивают!

Кроме того, часто выясняется, что у мужчин подобного типа всегда были проблемы с женщинами в интимном плане. Его либо не признавали как мужчину, либо не давали ему именно тех форм интима, к которым он стремился. И вот, наконец, нашлась та самая женщина (которая именно поэтому и стала его женой), которая дала ему все то, о чем он мечтал в юношеские и не очень юношеские годы. И то, что она тратит последние деньги на шопинг – в данном случае не такая уж и большая плата за регулярное удовлетворение сокровенных интимных желаний мужчины.

Мой анализ подобных пар показывает, что в них все все правильно понимают, отдают себе отчет в том, что такое устройство жизни – «неправильное» по мнению многих других людей, на самом деле – разумное устройство жизни конкретно этих мужчины и женщины. При которой честолюбивая женщина, пойдя на брак с данным мужчиной отказалась от части каких-то собственные амбиций и мечтаний (стать актрисой, выйти замуж за миллионера, уехать за границу, переехать в столицу региона, сделать собственную карьеру и т.д.), а мужчина, наконец-то получил полное признание как мужчина: стал счастливым обладателем семьи, детей и регулярного интима.

Именно поэтому лично я считаю такие семьи внутренне самоотрегулированными и стараюсь не нарушать их сложившийся внутренний баланс сил. В противном случае, внешнее вмешательство психолога или друзей-советчиков, слишком часто заканчивается скандалами и разводами, при которых, почти всегда страдают сразу все: и бывшие муж и жена, и, особенно – их дети.

В общем, в семейной жизни все всегда гармонично. Практика показывает: только на фоне «недостатков» своих жен очень многие мужья ощущают себя настоящими мужчинами и образцовыми отцами и семьянинами. И если всем от этого внутренне комфортно, пусть так и будет. Хоть и со своими нюансами, но все-таки – полная семья, на мой взгляд семейного психолога и гражданина, гораздо лучше, чем разведенные мужчина и женщина и несчастные дети.

Семейный психолог, доктор культурологи, профессор Андрей Зберовский

Источник: www.lady.ru

Осиные страсти (Часть 48)

Понедельник Сегодня Миша пришел с работы возбужденно-радостный. — У меня для тебя сюрприз! – многозначительно улыбнулся он и полез в свою сумку. – Держи! Миша протянул мне небольшого формата приглашение, сделанное в форме автомобиля. — Что это? – не поняла я.

В субботу мы с тобой едем в частный загородный клуб на супермероприятие, в рамках которого будет проводиться тест-драйв всех последних выпущенных иномарок. Я там буду организатором. Ну, то есть наша компания является генеральным спонсором этого мероприятия, и я должен там находиться, чтобы проверить, все ли рекламные акции будут выполняться так, как оговорено в договоре. Все наши шефы моментально разобрали и без того ограниченное количество приглашений, я еле-еле тебе выбил.

Ух ты! – сказала я как можно более бравурно, хотя ничего и близкого к воодушевлению не испытала.

Что-то, я смотрю, мой подарок не вызвал у тебя энтузиазма, — оскорбился Миша.

Котенок, я с удовольствием съезжу с тобой в субботу на твое мероприятие, потому что хочу тебя поддержать. Хотя для этого мне придется долго торговаться с мамой на тему того, что я не приеду к ней на дачу в эти выходные, потому что в субботу мы с тобой заняты, а в воскресенье — мотаться, тратя четыре-пять, а в худшем случае шесть часов на дорогу, мне совершенно не хочется. Но я ещё раз повторюсь: я пойду туда, чтобы поддержать тебя, а совершенно не для того, чтобы протестировать новенькую иномарочку. Я не буду этого делать категорически.

По той же самой причине, Котик, по которой я не хожу по супердорогим бутикам. Я не хочу мерить вещь, которую не могу себе позволить.

Ну, когда-нибудь мы же сможем себе позволить такую машину…

Вот тогда я её и опробую.

Да ты с ума сошла! Знаешь, чего мне стоило достать тебе это приглашение? Чтоб «Киска моя покаталась на крутой тачке»! А ты нос воротишь!

Миша, — я постаралась говорить максимально убедительно и доходчиво. — У меня характер такой: если мне что-то нравится или чего-то хочется, мне нужно это самое вынуть – и положить передо мной. А иначе я впаду в длительную депрессию из-за невозможности получить желаемое. В принципе, Кош, ты это прекрасно знал. Поэтому… Ты не обижайся, но ты — мастер делать подарки, которые я не могу оценить.

Ты о чем? Например? – Мише явно не понравилось моё замечание, он нахмурился и занял оборонительную позицию.

Тысячу раз я приводила тебе эти примеры. Например, карта памяти для телефона, благодаря которой объем памяти его увеличился в три раза. Здорово, конечно, но я не могу это оценить: я пользуюсь телефоном исключительно как телефоном, а не как игрушкой, я не закачиваю туда игры, мелодии, я им не фотографирую, короче, я по нему только звоню. Или программа, которую ты устанавливал мне на комп два дня. Теперь он будет работать у меня в два раза быстрее. Спасибо, Котик, но я опять не могу оценить твоего подарка: как человек, абсолютно ничего не смыслящий в программном обеспечении, я совершенно не чувствую разницы. Или вот это мероприятие. Я пойду туда не потому что хочу, а потому что должна. И не надо подменять понятия.

У тебя критические дни?

У меня нормальные дни. У меня критические мысли. А тебя, судя по всему, нельзя критиковать…

Меня можно критиковать, но надо делать это конструктивно. Воротить нос, когда тебе дарят подарки, как минимум, невежливо. Даже если эти подарки тебя не устраивают. Ну, извини, что не дарю тебе бриллиантовых колье.

Я тебе сто раз говорила: есть понятие такое «культура дарения». Когда даришь подарок, нельзя обесценивать его фразами типа: «Знаешь, чего мне стоило его достать!», «Знаешь, сколько магазинов я оббегал!», «Знаешь, как это дорого!». Это глупо. Я ещё и получаюсь виноватой.

Где-то я уже это слышал! Уж не от тебя ли вчера? Не надоело ссориться на одни и те же темы?

Я не ссорюсь, а пытаюсь довести до твоего сведения свою позицию. А повторяюсь только потому, что изо дня в день ничего не меняется! И самое забавное в этой ситуации то, что, я уверена, ничего не изменится и в этот раз…

Вторник

Алевтина Вениаминовна радостно протянула мне пачку документов на согласование, я вздохнула, и, на первый взгляд прикинув, что работы тут минут на сорок, покорно взяла.

  • Когда просмотришь, вызови меня, пожалуйста, прежде чем подписывать, там в паре моментов нужны мои комментарии, — сказала Аля, и ушла в свой кабинет.

Я сделала себе кофе, поудобнее расположилась на кресле – пока никого нет, можно и ноги поджать – и стала неторопливо читать документы, написанные сухим официальным языком. Уже минут через пять на меня напала активная зевота, и стал затекать позвоночник.

«Та-а-а-ак, что тут у нас дальше, — про себя подумала я, берясь за очередной документ, скрепленный степлером в неудобном месте. – Ага! Текст интервью руководителя компании. Прислали мне на согласование. Хорошо, почитаем…»

Минут через пять, когда я со все нарастающим недоумением ознакомилась с бездарно написанным интервью и отложила его, я наткнулась на обычный листок формата А4, на котором Алиным почерком обычной синей ручкой были выведены строчки:

Я думаю о тебе всегда, даже когда сплю,
Потому что очень тебя люблю.
Никого лучше тебя на свете нет
А на небе солнце и солнечный свет.

Ты даже не заметил и сердце мое отнял,
А мольбам о пощаде моим не внял.
Ты похитил, присвоил мысли мои,
А украденное сердце всё же болит.

Я знаю: ты думаешь о другой,
И нам вместе не быть с тобой.
Но я же могу хотя бы об этом мечтать:
Этого тебе у меня не отнять.

Стихотворение Алино было явно «сырое»: каждая строчка многократно перечеркнута, часть слов вписано поверх ранее написанных, по периметру стиха были неуверенно нарисованы сердечки – видимо, Аля в процессе творчества выводила их в состоянии задумчивости.

Вариант ответа на вопрос «кому посвящено стихотворение?» был один.

Я прочла Алину любовную лирику ещё раз. Это стихотворение нравилось мне: оно притягивало меня своей искренностью, наивностью рифм, безразмерностью строчек и обаятельной нескладностью.

Скорее всего, этот листок попал в кипу документов случайно: вряд ли Алевтина Вениаминовна подложила его сознательно – мне на согласование.

Я досмотрела оставшиеся бумаги, написала нужные резолюции и попросила Алю зайти ко мне в кабинет.

Она явилась через минуту, слегка запыхавшаяся.

Сначала прокомментируй, пожалуйста, мне вот этот документ, — попросила я и протянула ей интервью шефа.

Это интервью руководителя, прислали на согласование из журнала «…». Перечень вопросов они присылали заранее, а мы вот подготовили ответы.

Ты сама читала его?

Да, то есть… По диагонали…

Аль, там даже названия подразделений написаны неправильно. Кто эту порнографию готовил? Блин! Проплаченная рекламная статья чуть не стала для нас антирекламой! Короче, переделать. Срочно и качественно. Я там пометила, где можно оставить, а что категорически править.

Так, вот это прокомментируй, — я показала ей длинное письмо с предложением от нашего конкурента заняться совместной благотворительностью.

Ну, вот предлагают вместе выступить спонсорами открытия нового спортивного комплекса для детей…

Я умею читать, Алечка. Я спрашиваю: в чем подвох?

Наши самые главные конкуренты, не брезговавшие ранее черными PR-технологиями в отношении нас, вдруг ни с того ни с сего протягивают руку для дружеского рукопожатия. Странное очень поведение. Ладно, узнай мне, плиз, какую сумму мы можем потратить на благотворительность, а я сама тогда встречусь для начала с директором будущего детского спорткомплекса, а если и он не прояснит ситуацию, тогда пойду поболтаю начистоту с руководителем конкурирующей компании.

Хорошо, я про деньги узнаю.

И последнее. Вот этот документ прокомментируй мне, пожалуйста, — я протянула Але её стихотворение.

Это… — Аля густо покраснела и смущенно почесала нос. – Это тут случайно оказалось…

Я поняла, что случайно. Комментировать не будешь?

А что комментировать? Я могу уже целую книгу стихов, посвященных ему, издать. У меня их, таких, уже штук двести. Но я в стол пишу. Не хочу его напрягать своими сериальными страстями…

Ясно, — я кивнула. – Ну, тогда всё.

Иди. Но если хочешь знать моё мнение, стихотворение это у тебя замечательное. Очень трогательное и искреннее. Молодец! – Мне очень хотелось сказать Але слова поддержки.

Правда? Тебе понравилось?

Очень, — практически не соврала я.

А хочешь, я дам тебе почитать все остальные?

Амммм, — я замялась на долю секунды, судорожно соображая, что отказ в данном случае будет означать, что я нагло соврала, когда сказала, что мне нравится её творчество. – Конечно, давай. Я с удовольствием почитаю. Только у меня сейчас времени нет. Но как появится – сразу прочту…

Я сейчас принесу тебе папку. Она у меня с собой, здесь, в сейфе, — Аля подхватилась и радостно засеменила к выходу.

Когда за ней закрылась дверь, я театральным жестом спрятала лицо в ладони и обессилено вздохнула: «Только этого мне не хватало!»

Среда

Сегодня шеф – Андрей Иванович – провел длительное совещание — мозговой штурм на предмет предстоящего в августе нашего профессионального праздника. Мы набрасывали идеи всевозможных нестандартных вариантов празднования, разрабатывали план, словом, нас хорошенько «штормило».

Когда совещание закончилось, народ шустренько сорвался со своих мест и разбежался по своим кабинетам, а я задержалась, потому что неудачно уронила папку с документами, и бумаги рассыпались по полу.

Шеф помог мне собрать документы.

Что-то ты, Андрей Иваныч, сегодня не весел… — сказала я, пытаясь загладить неловкость.

Заметно? Я стараюсь работать над собой…

Ну, не то, чтобы совсем заметно, но глаза у тебя какие-то потухшие…

О-о-о-ой, Ольга, — горестно вздохнул Андрей Иванович. – Семейные проблемы у меня…

А что случилось? – выпалила я, и тут же решив, что поступаю некорректно, исправилась. – Хотя, что бы там ни было, все через это проходят. Не отчаивайся…

Знаешь, я ужасный эгоист!

Андрей, все люди – эгоисты.

Да? Мне кажется, я эгоист в особой извращенной форме. Понимаешь, у меня жена беременна.

Андрей Иванович замолчал, задумчиво теребя запонку на рубашке, а я, несколько сбитая с толку, спросила:

И сейчас Анна беременна?

Да, — вздрогнул шеф. – Беременна. Видишь ли, она была уверена, что не может иметь детей. Там куча медицинских женских проблем, даже не буду тебя грузить. Так вот вдруг она понимает, что забеременела. Сначала она испытывает шок, потом бесконечное счастье. А потом она идет к врачу, и врач категорически требует аборта, потому что рождение ребёнка может стоить ей жизни.

Она? Она – счастлива, ей совершенно не страшно, щебечет, смеётся, активно кушает витамины… Она хочет состояться как женщина. Ведь бесплодность – это самая страшная проблема в её жизни, а тут вдруг – чудо…

Она решила рожать?

Безоговорочно, да. Говорит, что это Божий подарок ей. А я в этой ситуации выгляжу, как изверг: требую аборта. Я боюсь её потерять. Владик не переживет, если её не станет…

То есть она не боится вас оставить?

Она не думает о плохом, говорит, что всё будет хорошо, и у нас будет двое детей. Но врач сказал, что 50/50. Я с ума сойду за эти оставшиеся полгода. Я вчера, в состоянии аффекта, угрожать даже ей стал, представляешь? Говорю, или аборт — или развод. Бред, конечно, я уже извинился тысячу раз, но все равно. Её ещё ужасно обижает, что я говорю всё время: «если с тобой что-нибудь случится, Владик не переживет». Она сразу парирует: «А ты?» «Мне тоже будет плохо без тебя», — говорю я, уходя от прямого ответа. «Ты не жену боишься потерять, а мать своего ребенка», — говорит она мне. Я, конечно, не прав, но я не умею врать. Я уважаю её безмерно, но она мне… как родственница, как сестра, понимаешь? Я люблю её, очень люблю, но не как женщину, то есть как женщину, но не… — Андрей окончательно запутался и совершенно сник.

Успокойся, Андрей, — я налила ему воды.

Очень мне тяжело сейчас, понимаешь?

Понимаю, то есть не понимаю, конечно, но очень сочувствую. Чем я могу помочь?

Когда мне надо будет высказаться, выслушай меня, ладно? Мне не нужны советы, уговаривания и слова поддержки, просто выслушай.

Можешь всегда на меня рассчитывать, Андрей.

Источник: www.passion.ru

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

смс мужу который изменил Как проверить мужа на измену, Как реагировать на измену мужаКак… (5)

Что чувствует мужчина когда у него стоит Что чувствуют парни, когда у них встает? Всё зависит от… (5)

Если женщина раздражает мужчину что это значит 12 качеств, которые больше всего раздражают мужчин в девушках12 качеств,… (4)

Смешные фразы для бота Разработчик создал бота для «ВКонтакте», распознающего голосовую речьРазработчик создал бота… (4)

Если жена не спит с мужем последствия Если жена не спит с мужем последствияРешение спать в разных… (4)

COMMENTS