Что делаешь любимая люблю

Анна Аркатова

Сведённая к нулю, лежащая под спудом,
скребущая во сне изнанку живота —
любовь, я не люблю уже твоей запруды,
в ней глубина — не та,
и фауна не та,
и берег твой погас,
и ты сама, по слухам,
давно ушла в песок с бумажного листа,
а как брала!
на раз!
на дурочку!
на муху!
на раздеванье,
на
ныряние с моста!

Спать под разными одеялами,
А еще лучше на разных кроватях,
Чтоб обходиться формами малыми
Одиночества. Чтобы всех виноватей
Быть один раз, разрушая твое убежище
В шесть утра или как захочется,
Самой затейливой формой нежности
Извиняясь за ночь одиночества.

Как будто чудом выжившая муха,
Гудит любовь у глохнущего уха,
Поймай её, прихлопни, наконец!
Ты, вроде, с биологией знакома —
Чего ты ждёшь зимой от насекомых?
Порханья? Взлёта? Мёда?
Мо-ло-дец.

Что делаешь, любимая?
Люблю!
А вечером?
Люблю ещё сильнее.
А ты, любимый?
Я — тебя гублю
Так искренно, так нежно,
Как умею.

Чтобы объясниться в любви,
Вам потребуется двадцать секунд,
Двадцать – если в одежде,
А если в постели, то меньше.
Чтобы объясниться в нелюбви,
Тут вам придется стараться
Академический час,
Рабочую даже неделю,
Месяц до праздников
и
Долгую ночь еще
после.

То что в детстве у нас называлось глупостями
Теперь у нас называется нежностями
Слово попка и слово трусы
И губами ручные снимать часы.
А то что в детстве у нас называлось нежностями
Теперь у нас называется глупостями
Надень носки допей молоко
Поспи до завтрака далеко
(Но все еще перепутать легко).

Возлюби ближнего своего как себя самого
Возлюби себя самого как будто тебе семь лет
Возлюби себя семилетнего как будто ты мама и папа
Возлюби маму и папу как будто они только завтра приедут
За тобой а пока вот их нет

  • 28.04.2014. Борис Заходер
  • 23.04.2014. Анна Аркатова
  • 22.04.2014. Василь Симоненко
  • 20.04.2014. Иосиф Бродский
  • 19.04.2014. Николай Заболоцкий. О красоте человеческих лиц.
  • 18.04.2014. Николай Заболоцкий. Признание.
  • 07.04.2014. Владимир Зингер

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник:
Анна Аркатова
Сведённая к нулю, лежащая под спудом, скребущая во сне изнанку живота — любовь, я не люблю уже твоей запруды, в ней глубина — не та, и фауна не та, и берег твой погас, и ты сама, по слухам,
http://www.stihi.ru/diary/yuliayaremchuk/2014-04-23

Под общим наркозом

Когда он погибает на войне,
Она уходит в горы на коне,
С собою взяв его ружьё и сбрую,
Он так и думал и любил такую.

Когда он выживает на войне —
Они вдвоём, другой пейзаж в окне.
Весенний город, клиника в Лозанне.
Она умрёт, не приходя в сознанье.

Когда в округе нет военных действий,
Тем более они не будут вместе.
Вино, веселье, рядом бой быков,
И счастье, обступившее с боков,
Куда страшней охоты, моря, фронта.
Восходит солнце из-за горизонта,
Заходит солнце, остывает речь,
И нет любви, чтоб это уберечь.

У него на столе порядок —
Ручка к ручке, листок к листку.
А в душе у него упадок.
И не хватит пяти тетрадок,
Чтоб свою описать тоску.

Он к бумаге подносит ручку
И чернил дорогих флакон,
Начинает одно из лучших,
Но её вспоминает, сучку,
И курить идёт на балкон.

Там верёвки дрожат тугие,
Трут прищепки больной зубок,
Там коварная, как сангрия,
Вся испанская драматургия
Рукояткою тычет в бок.

Он дыханье берёт с запасом,
Но подводит его запас.
Дом качается всем каркасом,
И никак не закончить фразу,
По которой легко и сразу
Тихий ангел узнает нас.

Оделся — и видно, что жизнь позади.
Канадская куртка мешком на груди,
И кепка не красит, а греет.
На два оборота замок запереть,
Перчатки в карманы не складывать впредь,
А складывать на батарее.

Оделся и вышел — а жизнь впереди!
Вот пёс без цепи забегает пути,
Автобусы на остановке,
И женщина смотрит, и чисто вокруг,
Не греет, но светит же солнечный круг,
И вьются же птицы, чертовки.

Храни меня в сухом прохладном месте,
Бери меня четыре раза в день,
Еды не надо. Зрелища и песни
Оставь другим. Давай поговорим.

Я знаю много слов почище ласки,
С которыми гуляют и лежат.
Ты удивишься, как легко далась мне
Вот эта фраза “где у них тут свет?”

Я знаю пауз млечные протоки,
Пока идёшь по выбранным местам
Из переписки, попиваешь соки,
Чтоб нас не заподозрили ни в чём.

Но губ моих вербальное устройство
Тебя не приближает ни на шаг.
Ты многолюбен. Ты — не из геройства,
Ты интертекста лакомый кусок.

Но если взять меня (см. начало),
Я вслух скажу не эту ерунду,
А то — как мало, как безбожно мало
Ты различим в нечаянном ряду.

Сведённая к нулю, лежащая под спудом,
скребущая во сне изнанку живота —
любовь, я не люблю уже твоей запруды,
в ней глубина — не та,
и фауна не та,
и берег твой погас,
и ты сама, по слухам,
давно ушла в песок с бумажного листа,
а как брала!
на раз!
на дурочку!
на муху!
на раздеванье,
на
ныряние с моста!

Нет секретов у пластики —
Если лежишь на спине,
Глаже, моложе и ласковей
Кожа на роже вдвойне.
Юности маска посмертная!
Хочешь увидеть? Ложись
сверху — тут дева усердная
символизирует жизнь
в самом её цветении,
где никаких морщин,
трещин,
следов правления
лучшего из мужчин.

“Они войдут — и негде спрятаться”
Лена Исаева
Собака выросла, состарилась.
Гуляет мало, много ест.
А я — Егоров-и-Кантария —
Всё рвусь в обстрелянный подъезд.

Как будто флаг несу за пазухой,
Как будто орден на груди,
А жизнь такую держит паузу,
Что можно жизнь соорудить!
Из матерьяла из подручного
(Да можно даже без него),
Но я другим вещам обучена
Преподавателем ГО.

Я за минуту с половиною
Перебирала автомат,
Пока он шёл ко мне лавиною —
Во всём, что будет, виноват.

Я промывала раны рваные,
Спасала кукол из огня,
Скажи — откуда же неравные
С тобою силы у меня?

Вот я стою — пролёты сыплются,
Я точно знаю — справа дзот.
Ко мне, мухтар! Собака сытая
Лежит на месте. Кость грызёт.

Уходящий в комнату другую,
Не допивший моего тепла,
Дай хотя бы вещи упакую,
Что на этот случай берегла.
Что тебе понадобиться может,
Если там пустынно и темно —
Голос мой? Горячечная кожа?
Жизнь? Гордыня? Что-нибудь одно?

Приезжает Мишель Легран.
А я думала — он уже умер,
А я думала, он уже умер,
А дело его живёт.
Потому что висит экран,
Механизм растворяет сумрак,
Между курток и между сумок
Тёплой белкой дрожит живот.

Приезжает Мишель Легран.
И, покуда с тобою мы спали,
Знать не зная об этом скандале
В дебелой своей дали,
Был уже голубой загран-
паспорт выдан для femme fatale,
Зонтик сложен, ключи передали,
И французский батон испекли.

Приезжает Мишель Легран,
И опять проступает грань,
За которой вся жизнь — тамань,
Дикий обморок, контрабандисты,
Только здесь — к рукаву рукав —
Можно жить ещё, жизнь поправ,
Всю любовь к животу прижав,
Или к косточкам — как монисто.

Говорю себе для простоты,
Чтоб не ждать, не рваться вон в подпитии:
Ну, считай, что развели мосты.
А сведут? — не знаю, мы не в Питере…

Как будто чудом выжившая муха,
Гудит любовь у глохнущего уха,
Поймай её, прихлопни, наконец!
Ты, вроде, с биологией знакома —
Чего ты ждёшь зимой от насекомых?
Порханья? Взлёта? Мёда?
Мо-ло-дец.

Что делаешь, любимая?
Люблю!
А вечером?
Люблю ещё сильнее.
А ты, любимый?
Я — тебя гублю
Так искренно, так нежно,
Как умею.

Молодильные яблоки ела,
Ключевую водицу пила,
Чтобы старость меня проглядела,
Обозналась бы, мимо прошла.

Удалось! Не заметила, сука!
И пошли хороводом ко мне
И любовь, и печаль, и разлука,
И тоска на чужой стороне.

Дёргаешь плечики — что же надеть?
Вечная паника у гардероба.
Брось — начинается третяя треть,
Где-то кроится последняя роба.

Что тебе брошки, платки, кружева?
Думай о главном — ведь ты же большая!
Думаю: главное, юбка жива,
Что надевала, тебя провожая.

Я отключила дальний свет,
Теперь мы движемся на ощупь.
И рядом — никаких примет,
Чтоб делать это было проще.
И никакой такой звезды,
Что падает в момент приватный,
А только я и только ты,
И выключатель прикроватный.

Разверни, распеленай,
Раствори остатки,
Ничего опять не знай
Про устройство матки!
Только влага, только власть,
Только вкус и проба —
Сами лягут мастью в масть
Нежностей микробы.

Молоко на губах не обсохло,
А уже подступало к соску.
Юность — старости: Что ты, оглохла?
Что молчишь? Наглоталась песку?

Беспросветно влюблённую мямлю
Отведи на шесток куковать —
Не по чину, не время, и нам ли
Всё бояться, что скрипнет кровать?

Ну и что, что под общим наркозом,
Ну и что — что влияет на мозг.
Я согласна на тихую прозу,
На свечной стеариновый воск.

Я освою простейшие формы,
Дорогие слова одолжу…
Сухо в горле. И ветрено в горне.
И просторно над домом чижу.

Источник:
Под общим наркозом
Анна Аркатова. Под общим наркозом. Стихи, Анна Аркатова
http://znamlit.ru/publication.php?id=3192

Что делаешь, любимая? ЛЮБЛЮ! А вечером? ЛЮБЛЮ ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ

Что делаешь, любимая? ЛЮБЛЮ! А вечером? ЛЮБЛЮ ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ. А ТЫ, ЛЮБИМЫЙ? А я тебя гублю. Так искренне, Так нежно. Как умею.

О как. Это сейчас к чему.

. . к чему всё таки.

Jedem das seine

Бог ты мой ,Если бы я тебя еще и понимала.. .

Не понял.

нежность никому не мешает

И извращеньем мазохизм назвать не смею!

Да! .. Нууу.. иногда .

ну, сами таких выбирают) А потом виноваты им все. Люди такие дураки)

О сколько боли было тут,
Невозвратимо пережитой.
О сколько горестных минут,
Любви и радости убитой.

В тему.

Источник:
Что делаешь, любимая? ЛЮБЛЮ! А вечером? ЛЮБЛЮ ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ
Что делаешь, любимая? ЛЮБЛЮ! А вечером? ЛЮБЛЮ ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ. А ТЫ, ЛЮБИМЫЙ? А я тебя гублю. Так искренне, Так нежно. Как умею. О как. Это сейчас к чему. . . к чему всё таки. Jedem das
http://sprashivalka.com/q/1035128421

Что делаешь любимая люблю

Что делаешь , любимая?
Люблю!
А вечером?
Люблю ещё сильнее.

А ты , любимый?
Я — тебя гублю
Так искренно , так нежно,
Как умею.

? Ну что ты ломишься ногами в душу,
Пиная двери, ручку теребя?
Я говорила, только ты не слушал,
Что в душу двери открывают на себя.
© zulnora

Ты вырастешь, и я не буду знать,
С кем ты проводишь дни и даже ночи,
Но я все так же буду называть
Тебя как в детстве — милый мой сыночек.

Ты вырастешь… Ты будешь принимать
Судьбы удары, думаю, достойно.
И зубы стискивать и кулаки сжимать,
А я уже не поцелую там, где больно.

И если с папой мы не справимся уже.
Там кран потек или другие беды,
Твой голос в трубке твердо скажет мне:
« Мамуль, не трогай ничего — сейчас приеду»

Ну, а пока — пижамка в облаках,
И на ночь про слона и Айболита.
Твое сердечко в маминых руках,
Душа еще ранима и открыта.

Я очень постараюсь, мой родной,
Дать, что смогу, и отвести ненастья:
Чтоб детство ты с улыбкой вспоминал,
Чтоб знал, каким бывает счастье…

Та женщина , которая ушла,
Не будет беспокоить вас звонками
И баловать в субботу пирожками,
Рассказывать , что ночью не спала…
Ей будет абсолютно всё равно,
Что ни одной с рыбалки смс-ки…
Что удочки стары , порвались лески,
А рыбы в речке спрятались на дно…

Та женщина , которая ушла,
Не будет вспоминать объятья ваши
И станет на одну потерю старше,
Но у неё , как прежде , два крыла…
Ручьём не льются слёзы по щекам
От запаха духов чужих и сладких…
Она уйдёт , не бросив взгля…
… показать весь текст …

Источник:
Что делаешь любимая люблю
Что делаешь, любимая? Люблю! А вечером? Люблю ещё сильнее. А ты, любимый? Я — тебя гублю Так искренно, так нежно, Как умею. Анна Аркатова Автор Анна Аркатова • Опубликовала Алиса Патрикеевна • 2018-02-06 12:41
http://www.inpearls.ru/1085597

Что делаешь любимая люблю

«Каждый стих — дитя любви», сказала почти сто лет назад Марина Цветаева. В этом сборнике представлены стихотворения тех, кто писал в прошлом столетии, и тех, кто пишет сейчас. Серебряный век и нынешний. Два века — о любви. Классики и наши современники — попытка сравнить мысли, чувства, слова тех и других. Попытка понять: по-прежнему ли поэзию рождает любовь.

Allo!
Кто говорит?
Мама?
Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама!

Владимир Маяковский

Любовная лирика серебряного века всегда считалась одной из самых образных и глубоких в литературе. Обожаю это время в поэзии. Такие чистые, искренние стихи, наполненные символичностью сказанного, пропитанные каким-то особым духом. Насыщенная, интеллектуальная поэзия. Но и веку нынешнему вполне есть что сказать. И эта книга – «Два века о любви» — представляет собой некую литературную дуэль. Или просто visavi?

Так что же такое любовь? И какой век знает о ней больше?

Любить – идти, — не смолкнул гром,
Топтать тоску, не знать ботинок,
Пугать ежей, платить добром
За зло брусники с паутинкой.

Вот так загадочно о любви говорит Борис Пастернак и век серебряный. И ему тут же, не мене образно и загадочно вторит Ирина Евса, век ХХІ:

Любовь смывается, как в гримерной
Лицо, под которым твой
Бескровный лик, ни живой ни мертвый,
Не мертвый, но не живой.

А если об отношениях попробовать сказать словами Марины Цветаевой?

Я – есмь. Ты – будешь. Между нами – бездна.
Я пью. Ты жаждешь. Сговориться – тщетно.
Нас десть лет, нас сто тысячелетий
Разъединяют. – Бог мостов не строит.

А Цветаевой тут же вторит Анна Аркатова:

Что делаешь, любимая?
Люблю.
А вечером?
Люблю еще сильнее.
А ты, любимый?
Я – тебя гублю.
Так искренно, так нежно…
Как умею.

Ваш ход – век, серебряный. И ваш выстрел, Сергей Есенин:

Берегись дыханья розы,
Не тревожь ее кусты.
Что любовь? Пустые грезы,
Бред несбыточной мечты.

Что может на это возразить Елена Касьян?

Любовь – это орган, внутренняя часть тела,
И там, где недавно еще болело,
Теперь пустота. Вот такие дела…
Любовь – это донорский орган, и я его отдала.
Не спрашивай, как я посмела.

Остро, очень остро. И еще по одному выстрелу. Так что же такое любовь?

Любовь – беспричинность. Бессмысленность даже, пожалуй.
Любить ли за что-нибудь? Любится – вот и люблю.
Любовь уподоблена тройке взбешенной и шалой,
Стремящей меня к отплывающему кораблю.

Так пишет о любви Игорь Северянин. Тройка… взбешенная и шалая… Какой красивый образ из прошлого. А образ современности? Послушаем Ларису Романовскую:

Эмоции – это такой наркотик.
Не любишь – уже ломает.
Мы все в он-лайне, мы все заходим,
В зону чужого вниманья.

Вот такая получилась дуэль. А кто победил? Решать читателю. Но, думаю, любой влюбленный читатель будет за ничью.

С двадцатилетними играет в жмурки,
С тридцатилетними играет в прятки
Любовь. Какие шелковые шкурки,
Как правила просты, как взятки гладки!
Легко ли в тридцать пять проститься с нею?
Легко. Не потому, что много срама,
А потому, что места нет нежнее,
И розовей, и сокровенней шрама.

Вера Павлова

Источник:
Что делаешь любимая люблю
Сборник. Два века о любви. ‘Каждый стих — дитя любви’, сказала почти сто лет назад Марина Цветаева. В этом сборнике представлены стихотворения тех, кто писал в прошлом столетии, и тех, кто пишет сейчас. Серебряный век и нынешний. Два века. Книга из личной библиотеки Coffee@limon.
http://www.listread.ru/cofelimon/book/sbornik/dva_veka_o_lyubvi.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

COMMENTS