Как справиться с обидой православие

Как справиться с обидой православие

Святые отцы в своей духовной высоте искренне любили своих обидчиков как благодетелей и желали оскорблений — ради смирения и победы над страстями и чтобы, по слову преп. Макария Оптинского, «иметь случай отпускать ближним вины их, да и [их] Господь отпустит прегрешения».

Они намечают этапы борьбы с чувством несправедливой обиды, со злопомнением:

Видя искренность самоукорения, раскаяния и желание исполнить заповедь о любви, Господь пошлёт молящемуся мир души и христианскую любовь к обижающему. «Эта работа сердечная никому не видна, но Бог видит оную и успокоивает подвизающихся», — пишет преп. Макарий Оптинский.

Преп. Макарий Оптинский:

Преп. Амвросий Оптинский:

Святые отцы свидетельствуют, что Бог смягчает сердце обиженного на нас тогда, когда мы искренне раскаемся, обвиним себя в произошедшей ссоре и помолимся из глубины сердца за обиженного ближнего. Тогда сердце его получает извещение о нашей христианской любви и умягчается благодатью.

Св. Иоанн (Максимович) Шанхайский и Сан-Францисский пишет:

Иногда мы не смущаемся от обид и от этого можем начать считать себя даже победившими страсти, поработиться гордости и духовно ослепнуть. Поэтому важно помнить, что и тот, кто без смущения принимает обиду от ближнего, может делать это по разным причинам, и отнюдь не всегда из правильного устроения. Чтобы избежать обольщения себя мнимой добродетелью, надо трезвенно смотреть за движениями своего сердца и выявлять из какого корня растут наши помыслы и чувства – из доброго ли — или лукавого, из смирения ли – или из презрения к ближнему, окамененного нечувствия, гордыни.

Как справиться с обидой православие

ПОМОГИТЕ ХРАМУ!

Об обиде

Как избавиться от обиды?

Прежде всего надо себе уяснить, что наша жизнь — это школа, а все, что нам попускает Господь — скорби, искушения — это уроки, они необходимы, чтобы выработать в себе терпение, смирение, избавиться от гордыни, обиды. И Господь, когда попускает их нам, смотрит, как мы себя поведем: обидимся или сохраним мир в душе. А почему нас обижают? Значит, мы заслужили, чем-то согрешили.

Для того, чтобы не было ни обиды, ни раздражения, чтобы душа в Боге успокоилась, надо очень много перетерпеть от ближних — и поношения, и оскорбления, и всякого рода неприятности. Это надо уметь встретить, не огрызаясь на обидчика. Не надо говорить колкости, если вас оскорбили. Просто подумайте про себя: «Это мне Господь дал возможность укрепиться в терпении, чтобы душа успокоилась». И душа наша успокоится. А если мы начнем: «А что это он на меня клевещет, лжет, оскорбляет? Меня. » И пойдем вразнос. Это дух сатаны живет в человеке.

Как вести себя, когда обидят?

Один старец-священнослужитель писал о себе: «Я — как пес. Бывает, псу скажут: «Вон отсюда! » — он и отойдет подальше; отойдет и сидит — ждет, как дальше себя хозяин поведет. А если хозяин снова позовет: «Ну-ка, иди сюда! » — он опять хвостиком завилял и с любовью к хозяину подбегает, не помнит зла. Когда меня кто-то ругает, гонит, я отхожу от него. Но если человек приходит ко мне и кается, просит прощения, я опять с любовью его принимаю и на него не обижаюсь. Я только рад, что он пришел ко мне и покаялся».

Что делать с соседями, которые колдуют, желают зла, часто подбрасывают в огород наговоренные вещи? В мире с ними жить не удается. Как молиться, когда презирают, незаслуженно, безвинно обижают?

Когда человек для укрепления здоровья едет на курорт, в санаторий, то он принимает все назначенные ему процедуры, в том числе и грязевые ванны. Он даже платит за это деньги и благодарит врачей, когда они обмажут его всего черной грязью. Намажут — он черный и ходит. Но почему-то мы не благодарим тех людей, которые безплатно нас поливают грязью. Ведь клевета, сплетни, презрительные слова — это та грязь, которая лечит нашу душу. Ее надо с радостью принимать, зная, что идет очищение нашей души.

Господь сказал: «Терпением спасайте души ваши, претерпевший до конца спасется». А как приобрести терпение, если его нет? Такому человеку Господь дает уроки терпения и смирения. Например, соседи озлобляются, шумят, ругают, клевещут. Если мы не будем соседей ни в чем обвинять, будем Бога благодарить и считать, что соседи посланы нам для выработки терпения, то душа наша быстро станет здоровой, А в здоровой душе нет ни обид, ни раздражения. В ней сострадание к падшим во зле, в ней любовь и милосердие, в ней Сам Бог.

Или постигла человека серьезная болезнь — рак. Это прекрасная возможность все, что было неправильного в жизни, исправить, поисповедовать грехи, покаяться и причаститься. Человек может встать на правильный путь, пусть даже за один месяц, за неделю до своей кончины. Господь принимает и «в одиннадцатый час», а награду всем обратившимся к Нему дает одинаковую — спасение. Главное, какими мы перейдем в потусторонний мир. С добрыми делами, со смирением и чистой душой или с грехами нераскаянными. Это самое страшное состояние, когда душа отягощена грехами.

Да, злые духи нас донимают, но только по попущению Божию. Господь лучше нас самих знает, что полезно нашей душе и, желая ее очистить, как любящий Отец дает нам горькое лекарство, а когда надо пожалеть, то утешит, ободрит.

Почему так трудно прощать или как справиться с обидой ?

« Простите и прощены будете», учит нас притча о царе и должнике. Но для многих это становится непреодолимым препятствием. Как простить, если душа горит и болит? Что делать с непреходящим чувством обиды, от которого при всем желании избавиться не удается?

Современный человек, читая притчу о царе и должнике, легшую в основу сегодняшнего Евангельского чтения, вряд ли представляет себе, о долге какого масштаба идет речь. «Приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов…» В пересчете на наши деньги это порядка

четырехсот миллиардов рублей. Только вдумайтесь в эту огромную цифру! Примерно так же она звучала и для слушателей Христа, внимающих притче.

Должник же, судя по всему, не сразу понимает, о какой чудовищной сумме идет речь. И царь не сразу прощает ему долг, а сначала приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить Только это заставляет должника прочувствовать ужас и безвыходность своего положения, осознать, насколько он виноват перед царем. До этого момента он, закоснев в своем грехе, стоит перед государем, даже не думая ничего просить, но услышав такой страшный приказ – падает на колени, признавая свое бессилие, и умоляет о милости. На то и направлен с виду бесчеловечный приказ царя – чтобы раскрыть человеку глаза, ярко показать ему, до какой степени все безнадежно… если не царская милость.

Второй же долг, о котором идет речь в этой притче, долг товарища прощенному рабу, составляет сто динариев. Один динарий – это приблизительная дневная плата чернорабочего того времени. Если сравнивать долги между собой, то разница получится приблизительно в десять миллионов раз.

Такая чудовищная разница приведена для наглядности: вот так мы грешны перед Царем-Богом, и вот так – друг перед другом. Конечно, в притче от прощенного должника ожидалось, что и он простит того, кто должен ему. Поступит так же, как поступили с ним. Но прощенный должник поступает даже хуже, чем мог: он не просто требует долг с товарища, но требует немедленно, хотя тот его умоляет – мол, потерпи на мне, я все тебе отдам. А бывший должник, кому только что простили десять тысяч талантов, безжалостно сажает человека в тюрьму из-за ста динариев. Хоть бы сказал, мол, ну ладно, подожду еще неделю…

И у любого человека, читающего этот текст, невольно возникает мысль: ну я-то так не сделаю. Если мне простили такой огромный, невероятный долг – неужели я не прощу какие-то копейки тому, кто должен мне?

В тексте все легко и очевидно. Но в жизни не все так просто. Мы приходим в церковь на исповедь и получаем прощение всех своих грехов – нам списывают наш огромный долг. А сами мы порой оказываемся не в состоянии простить ближнему то, в чем он провинился перед нами. Трудно встретить людей, которые не обижаются на других. И порой получается, что не то, что сто динариев – мы и одного динария не можем простить.

Но выше по тексту Евангелия Иисус, беседуя с учениками о прощении, говорит апостолу Петру, что прощать согрешившему перед тобой нужно «до семижды семидесяти раз». Получается, что прощать мы должны постоянно и бесконечно. Господь не может требовать невозможного, поэтому надо разобраться, какой смысл вкладывается в христианское прощение. Чтобы не требовать от себя невозможного, но и не потакать своим обидам.

В первую очередь надо отметить, что прощать надо человека – а не грех. Речь не идет о попущении злу. Следует быть снисходительным к согрешившему, но ни в коем случае не смиряться с самим грехом. Существует замечательная формула: люби грешника и ненавидь грех. Сам грех не нуждается в оправдании, это даже опасно: если мы перестанем осуждать грех, то и сами можем в него впасть, ибо не будем видеть в нем ничего плохого, противного и страшно.

Простить – не значит безвольно позволять человеку и дальше совершать неприглядные поступки. Прощение не имеет ничего общего с подобным попустительством. Более того, в случае, если человек упорствует в своем грехе, с ним следует разорвать общение. Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.(Св. Евангелие от Матфея 18:15-17)

Заметим, что Христос вовсе не настаивает, чтобы мы продолжали отношения с без конца обижающим нас человеком. Не надо держать внутри себя зла и обиды против него – да, но тянуть лямку дружбы или иных близких отношений необязательно и даже вредно. Например, если муж без конца изменяет жене, то ей, внутренне простив изменника, позволяется оставить такого мужа, чтобы сохранить самое себя от разрушения. Нельзя попустительствовать греху еще и потому, что он все усугубляется и усугубляется, и привести это может к настоящей трагедии. Например, если жена без конца будет прощать мужу рукоприкладство и оставаться с ним, а он не станет менять свое поведение, то кончиться это может тем, что муж окажется в тюрьме, а жена – в могиле…

Поэтому нет необходимости натужно «дружить» с тем, кто нас без конца обижает. Прости – и отойди. Но как ощутить это внутреннее прощение? Надо мысленно предать обидчика в руки Божьи. Что такое наша обида, наша месть перед тем наказанием, которое может устроить Господь?

Но речь ни в коем случае не идет о злорадном ожидании человеческих мук. Ни в коем случае. Даже чувствуя, как все внутри кипит и болит, даже будучи не в состоянии лично простить, мы должны просить обидчику Божьего прощения. Это самое лучшее, самое высшее на пути прощения – когда мы искренне хотим, чтобы Господь был милосерд к обидевшему нас.

Наказание Господне – это не столько кара за грех, сколько вразумление человека, недаром само слово «наказание» происходит от слова «наказ». Видя, что мы сами бессильны вразумить грешника, мы вполне можем просить Божьего вразумления для него (не боли и не муки просто в отместку!), а уж Господь управит Сам, как лучше, полезнее и доходчивее для человека.

Можно привести и такое сравнение: поступать с обидчиком нужно любя, но жестко. Так, как мы поступаем с провинившимися детьми. Мы не перестаем их любить, но для их же блага наказываем их, чтобы они уяснили: так поступать нельзя. Дети, бывает, доводят своим поведением до вспышки гнева, но ни в коем случае нельзя ребенка наказывать, будучи в этой вспышке.

Раньше существовала такая замечательная воспитательная мера, как поставить ребенка в угол. Очень полезно для всех: провинившийся стоит и думает о своем нехорошем поведении, а родители тем временем успокаиваются и приходят в себя. Вот это временное разделение – очень полезно для обеих сторон. Родитель, придя в себя, не перегнет палку, не накричит, не ударит дитя. А ребенок очень хорошо чувствует разницу, когда ему сгоряча что-то наговорят – это он может пропустить мимо ушей, подумаешь, мама вспылила и забыла, — и когда ему скажут что-то спокойным тоном. Это он запомнит и прочувствует гораздо лучше.

Взрослого человека мы не можем поставить в угол. Но можем отстранить его от себя, чтобы пережить боль обиды, успокоиться – это и есть первая ступенька к прощению. Удалить от себя раздражающий и мучительный фактор, настоящую занозу.

На приходе бывают ситуации, когда кто-то из прохожан не ладит друг с другом, хотя оба – замечательные люди, но вот есть какое-то непонимание, недопонимание… Ну что поделать, не всегда получается во всеми быть в друзьях. Это было бы идеально, но люди не всегда дотягивают до идеала. Священники в таком случае советуют: не клеятся взаимоотношения – попросите друг у друга прощения ну и держитесь друг от друга подальше. И неважно, кто прав, кто виноват. Чем навязываться друг другу и искушаться – лучше заранее убежать от греха.

Хотя, конечно, наши счеты между собой выглядят на фоне нашего долга перед Богом, как споры в детском саду. Говоря языком сегодняшней притчи, мы все должны царю огромные суммы, сотни миллиардов рублей. А между собой ругаемся и ссоримся: ты мне пять рублей должен, а я тебе всего три. Не прощу!

Откровенно говоря, я думаю, что по-настоящему мы прощать не умеем. По словам святителя Игнатия Брянчанинова, все мы в прелести. Всерьез, искренне простить, дотянуться в этом смысле до идеала, не получается. Надо признать в себе это и перестать мучить и насиловать свою душу, требуя от нее непосильного. И не надо выискивать всюду своих старых недругов, чтобы «испытать» себя – мол, простил я или нет. Во-первых, это может воспламенить старую обиду. А во вторых, это может привести еще к худшему греху: к гордости. Мол, вот я такой хороший и замечательный, прощаю всех своих обидчиков. Чтобы уберечь нас от этого, Господь может и не дать нам этого сладкого чувства прощения. Но следует сделать тот максимум, на который мы способны: не желать зла, искренне пожелать нашему недругу Божьего прощения. Достаточно сказать – вслух или мысленно – «Бог простит».

Конечно, в идеале к обидевшему нас надо испытывать любовь. Но здесь можно привести такое сравнение: представьте, что вы мчитесь в машине по прямой гладкой дороге. И вдруг решаете резко поехать назад. Если вы просто на полном ходу переключитесь на заднюю передачу – то не только не поедете назад, вы машину угробите. Сначала надо затормозить, остановиться, и только потом трогаться задним ходом в обратном направлении. Вот этот тормозной путь и остановка – и есть этапы от гнева и ненависти к прощению и обретению любви. Нам обязательно нужно успокоиться и даже пройти некий этап равнодушия, спокойствия по отношению к обидчику.

Вернемся к притче, которая так неоптимистично заканчивается для немилосердного экс-должника. Его все-таки отдали истязателям «пока не отдаст всего долга». Значит ли это, что он будет мучиться вечно – ведь покрыть свой огромный долг он не может? Здесь мы можем задуматься о милосердии царя-Господа. Может быть, Господь, видя в будущем его раскаяние, вновь сжалится и простит ему. Ведь дверь покаяния не закрыта ни для кого: даже Иуда, если бы пошел не вешаться, а просить прощения, был бы прощен. Если бы он хоть на гроб Христов пришел с покаянием, то Господь простил бы его.

Может быть, и этого немилосердного должника дожидается Божье прощение – но уже не сразу, а через вразумление.

Евангелие от Матфея (18:23-35)

Как справиться с обидой православие

Как простить обиду? (с точки зрения православия)

– Я сначала не отвечу на эти вопросы, а сам вас спрошу: можно ли себе представить обиженного Спасителя, или обиженную Божью Матерь. Конечно, нет! Обида – это свидетельство духовной слабости. В одном месте Евангелия сказано, что иудеи хотели возложить на Христа руки (то есть схватить Его), но Он прошёл посреди них, сквозь толпу агрессивную, кровожадную. Не написано в Евангелии, как Он это сделал, возможно, Он так гневно на них посмотрел, как говорится, молнию метнул глазами, что они испугались и расступились. Я себе так это представляю.

– Нет ли противоречия? Глазами сверкнул – и вдруг смиренный?.

– Нет, конечно. Слово Божие говорит: "Гневайтесь и не согрешайте". Господь не может грешить – Он Единый Безгрешный. Это мы маловерные и гордые, если гневаемся, то с раздражением и даже со злобой. Потому и обижаемся, что думаем, что и на нас злятся. Гордый уже внутренне готов обижаться, потому что гордость – это искажение человеческой природы. Она лишает нас достоинства и тех благодатных сил, которые Господь щедро дарует каждому. Гордый же человек сам от них отказывается. Смиренного человека обидеть невозможно.

– И всё-таки, что такое обида?

Гордый человек не умеет различать добро и зло, а смиренный умеет. Я, например, по своей гордости могу сказать нечто, что человека очень больно ранит. Не потому, что я хочу причинить ему боль, а потому, что лукавый в мою горделивую душу вкладывает такие слова и в такое время, когда тот, с кем я общаюсь, наиболее беззащитен. И я действительно попадаю в очень для него болезненную точку. Но все-таки эта боль оттого, что человек не умеет смиряться. Смиренный человек скажет себе твёрдо и спокойно: «Это я получил по своим грехам. Господи помилуй!» А горделивый начнёт возмущаться: «Ну, как же так можно?! Как же можно ко мне так относиться?»

Когда Спасителя привели к первосвященникам, и слуга ударил Его в ланиту, с каким достоинством Он ему ответил. Разве Он обиделся или расстроился? Нет, Он явил поистине царственное величие и абсолютное самообладание. Ну, опять-таки, можно ли себе представить, что Христос на Пилата или на первосвященников обиделся. Смешно. Хотя Его мучили, издевались, клеветали. Не мог Он обижаться совершенно, никак не мог.

– Но Он же Бог и человек, батюшка.

– Так, Господь и нас зовёт к совершенству: «Научитесь от Меня, яко кроток и смирен есмь сердцем». Он говорит: «Хочешь, чтобы тебя обида не касалась, хочешь быть выше любых обид, значит будь кроток и смирен сердцем, как Я».

– А если обида не по заслугам?

– А Его по заслугам обижали?

– Но это нечестно, если какая-то неправда, клевета, то ты просто кипишь, потому что не согласен с этим.

– Мне кажется, что может быть ещё больнее, если тебе правду скажут: «А-а-а, вот, ты какая!» «А я ведь, действительно, такая. Вот гады!»

– Попали в точку. Да ещё при всех сказали! Нет, чтобы потихонечку, чтобы деликатно как-нибудь сказал, по головке погладил или бы подсластил. Прямо при всех. Это ещё побольнее будет. «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня». Это хорошо, когда незаслуженно злословят. Когда незаслуженно – блаженны, а когда заслуженно – надо каяться и просить прощения.

– А вторая часть вопроса? Обида – включает удерживание в себе зла, памяти на злое?

Человек попадает в бесконечный мысленный круговорот. Он напрягается, изобретает, что бы такое ему сказать, как ответить. Чем дольше человек в нём пребывает, тем труднее обидчика простить. Он только удаляется от этой возможности, потому что сам себя укореняет в обиде, более того, вырабатывает в себе стереотип, говоря языком биологическим, условный рефлекс, который не даёт с этим человеком общаться. Только увидишь его… и пошло: «Раз он, такой-сякой, негодяй так с тобой поступил, значит с ним невозможно разговаривать. Ты к нему так хорошо, а он к тебе так плохо…» И люди перестают друг с другом общаться, потому что просто не могут обиду преодолеть: «Я бы может быть и рад с ним поговорить, вроде даже и настроился, и пришёл, и хочу, а ничего не получается».

Про это в русской литературе есть прекрасный рассказ Н. В. Гоголя «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Поссорились из-за сущего пустяка (Гоголь – гений), ну, просто не из-за чего. А ерунда перешла в смертельную ненависть. Они у сутяг истратили все свои деньги, обнищали, и всё равно судятся и враждуют друг с другом, хотя это абсолютно бесперспективно. Были хорошие спокойные, добродушные соседские отношения, и всё потеряно. Почему? Потому что не прощёная обида. И каждый уверен, что другой – враг. Эта вражда их обоих изглодала, и будет глодать до смерти.

– Батюшка, а как быть когда с человеком возникла какая-то ситуация, которую ты не понял. Потом выяснил с ним, всё простил, забыл. Всё забыл. Нормальные отношения. В следующий раз человек делает что-то худшее. Ты опять прощаешь. Но он ещё хуже с тобой поступает. И тогда начинаешь сомневаться. А может, не надо было прощать, что бы он понимал, что так нельзя себя вести? Может быть, нужно как-то по-другому? И тогда, когда ты в третий, четвёртый раз прощаешь, просто уже примирился с линией его поведения, примирился с тем, что он такой, и надо просто прощать, вдруг отношения достигают такой высокой точки, когда вспоминается первое, второе, пятое.

– Это означает, что ни первое, ни второе, ни пятое ты не простила.

– Но я же думала, что простила.

– А не надо принимать желаемое за действительное. Это не только твоя ошибка, для каждого из нас это весьма характерно.

– Ты считаешь, что простил. Не выясняешь отношения, даже никаких претензий.

– Но внутри всё кипит… Только это означает, что мы обиду куда-то в подсознание затолкали, и там она пребывает. Потому что, когда человек грешит (а обида – это грех, не важно справедливо или несправедливо нас обидели, это зло, которое вторгается в нашу жизнь), он старается это сам от себя подальше спрятать. Есть некая духовная реальность, она ворвалась в жизнь, и просто так не исчезнет, она здесь. Если мы эту духовную реальность пытаемся затолкать в подполье своего сознания, это не значит, что она исчезла, это значит, что она пребывает в твоём сознании, но в тех его уголках, куда ты стараешься не заглядывать. И там обида скрыто таится и ждет своего часа.

Это можно сравнить с болезнью: человек является носителем опасной болезни, но она дремлет. Вирусы присутствуют в организме, и если происходит какая-то перегрузка, организм ослабевает, болезнь может вспыхнуть и обрушиться со всей силой на человека, который даже и не подозревал, что он болен.

– Ну, хорошо, есть лукавый, лукавая сила, а где Господь? Чего Он хочет?

– Батюшка, а слёзы – это плохо?

– Слёзы бывают разные. Бывают слёзы от гордости, от обиды, от неудач, от зависти. А есть слёзы раскаяния, благодарности, умиления.

– А если, на исповеди мы говорим о том, что согрешили грехом обиды, а она не проходит.

– Это свидетельство нашего маловерия, неумения каяться и бороться с грехом. Ещё раз говорю: обида сама не пройдёт. Если ты хочешь от неё избавиться, поступай с ней, как с любым другим грехом – проси у Бога исцеления. Вот, курильщик, допустим, или алкоголик, сам справиться со своим грехом не может, всё, точка. Совершенно спокойная констатация факта: я не могу. Это не значит, что я плохой, неполноценный, ненормальный. Это значит, что я всего лишь обыкновенный человек, поэтому не могу сам справиться с грехом. Если бы мог, Господу не надо было бы приходить на землю. Зачем тогда Богу надо было принимать уничижение, становиться человеком, жить и переживать страшные преследования и гонения, терпеть крестные муки, если люди могли без Его помощи обойтись? Зачем Христос был? Чтобы спасти человека.

Тебе плохо, но разве ты просишь о спасении, о помощи Господа? Ну, как ты Его молишь? Есть результат? – Нет, но, он же меня так обидел! Ах, я не могу. – Да не в том дело, как тебя обидели, а в том, как ты молишься! Если ты молишься по-настоящему – значит, результат будет. Что, Господь бессилен, что ли тебя от лукавого защитить? Да, ты просто не молишься, ты же не просишь! Ты не хочешь, чтобы Господь тебе помог. Если захочешь, то сможешь. На то Господь и даёт нам Свою божественную, всепобеждающую, самую великую в мире силу. Какой там лукавый?

Десять больше единицы, сто больше десяти, миллион больше ста, а миллиард. Но есть бесконечность. И по сравнению с бесконечностью, миллиард – всё равно нуль. И пусть лукавый могущественный, но Всемогущий только один Господь. Если Бог с нами, то никто против нас… Вернее – мы с Ним, Господь-то всегда с нами. Если мы с Богом действительно, под его божественным благодатным покровом, тогда ничего с нами сделать невозможно. Нас можно уничтожить физически, но не нравственно, нельзя принудить нас делать то, чего мы не хотим. Не хочу обижаться – значит, и не обижусь. Меня обидят – значит, я буду молиться так, чтобы эту обиду силой Божией преодолеть.

– Мне кажется, часто человек, сам того не осознавая, не хочет простить обиду, потому что осознание своей правоты и неправды обидчика как-то утешительно.

– А как понять, простил ты человека по настоящему или пытаешься обмануть самого себя? Что является критерием прощения обиды?

– Можно проверить себя чисто умозрительно. Представь, что ты к обидчику приходишь, предлагаешь помириться, и он бросается тебе на шею, вы целуетесь-обнимаетесь, плачете-рыдаете и всё отлично. Потом представь: ты приходишь и говоришь: «Давай помиримся? Прости меня, пожалуйста», а в ответ слышишь: «Знаешь, ты иди отсюда. », — «Во-о-о-от. Ага! Я тут так смирился, я к тебе пришёл прощения просить, мир предлагать, а ты. »

Был такой владыка Мелитон, его при жизни называли святым. Он жил в Ленинграде. Я имел счастье немножечко с ним быть знакомым. Он ходил в стареньком пальтишке, один, без всякой свиты. Однажды владыка Мелитон приехал к замечательному старцу архимандриту Серафиму Тяпочкину, постучался в калиточку, а келейница в простом старичке архиерея не увидела и сказала: «Отец архимандрит отдыхает, подожди». И он смиренно ждал. Как-то я у владыки спросил: «Вы такой любящий человек, как Вы смогли быть таким?» «Какой я любящий? – удивился он, а потом задумался, – За всю жизнь, я только раз человека обидел».

беседа с прихожанами

Если можешь подставить вторую щеку, тогда второй раз у нормального человека рука не поднимется, когда ты действительно смиренно, с любовью попросил прощения. Уж надо совсем быть злодеем, чтобы и второй раз ударить.

Такая вера у мальчика Миши была, такая молитва, что сам простил безобразие, которое Колька учинил, и принял всю вину на себя, хотя его спровоцировали.

Это просто люди из другого теста. Они не мирились с тем, с чем мириться нельзя – со злобой, обидой, грехом. А мы: «Ах, меня обидели, и я обиделся». Ты не имеешь права быть обиженным, в своей душе носить обиду – это грех, болезнь духовная. Как хочешь – только ты её преодолей. Если ты с Господом, это возможно. Если больно тебя задели, значит нужно иметь терпение, терпеть и бороться столько, сколько нужно, чтобы ты грех действительно победил. Здесь «хочу» совершенно недостаточно. Критерий один: сможешь ли ты вторично стерпеть грубость или не сможешь?

Но, конечно, речь идёт о более-менее обыкновенных, бытовых грехах. Бывают грехи тяжкие, на грани смертных (скажем, измены – это совсем другой разговор). Но собственно из этих повседневных отношений, из этих непреодолённых грехов копится греховный ком, который может раздавить. Терпеть его нельзя. Не хочешь, чтобы эта зловонная гниющая мусорная куча тебя погребла под собой, значит, борись с каждым грехом до победы. Старайся раскаяться так, чтобы и следов его не осталось в душе. А раз не осталось, значит, он ушёл в небытие.

– Как это? Ведь были слова, были поступки, они же были – это факт?!

– Батюшка, а бывает, что не знаешь, вдруг человек обиделся? Не разговаривает почему-то.

– Ну, подойди и скажи, но только с любовью и мягко: «Я тебя чем-нибудь обидел?»

– Но вот тогда и молись так, чтобы твоя молитва преодолела то зло, которое невольно и неведомо для тебя тобой соделано. Лукавый же не в открытую действует. Он пользуется нашими слабостями. Надо сказать: «Какая же я грубая, неделикатная, если что-то такое сделала и даже не заметила, как человеку боль причинила. Господи, прости меня окаянную. Я виновата. Обидела человека так, что он со мной даже разговаривать не хочет. Что же я такое сделала? Господи, даруй ми зрети моя прегрешения».

– А если у человека изъян. Если он пьёт. Если он хам. Как с ним говорить?

– На такие вопросы трудно отвечать, потому что нужно смотреть на конкретную ситуацию. Но в качестве примера могу привести рассказ из книги "Отец Арсений" "Медсестра". Там, отвечая на вопрос, как же она такой хорошей выросла, сестричка объясняет, что такой её воспитала мачеха. У неё умерла мать, и эта осиротевшая девочка, мучила свою мачеху по первому разряду, просто издевалась, как только может 14-летний ребёнок. Но мачеха была очень глубокой, по-настоящему глубокой христианкой. Она молилась, трудно передать как. И своим смирением, пламенной молитвой и верой эта мачеха сумела переломить сердечко озлобившейся девочки.

Её родной папа раз в год крепко запивал, приводил товарищей, пьяная компания вваливалась в дом, и её родная мама, когда была жива, страшно пугалась, забивалась в угол, выслушивала упрёки и чуть ли не побои терпела. Девчонка со страхом ждала очередного папиного запоя (ещё до примирения с мачехой). И вот вваливается пьяный папочка с дружками и требует, чтобы жена на стол накрыла. А тихая и безответная мачеха вдруг хватает одного дружка, за порог вышвыривает, другого – туда же и дверь закрыла. Папенька: «Как, на моих дружков!» Чуть было её не ударил. Но она схватила, что попалось ей под руку и так его отметелила. И всё, вопрос был решён.

– В том-то и дело, что смирение – добродетель сверхъестественная. Господь сказал: «Я смирен». Кто-то из святых отцов сказал, что смирение – это одеяние Божества. Оно сверхъестественно. Смиренный человек, тот, который побеждает зло в самом его корне. И если ему для этого нужно применить физическую силу, значит, он её применит. Это вовсе не тюфячок-половичок, об который ножки можно вытирать: «Ах, я терплю, я такой смиренный». А внутри всё бурлит-кипит. Какое же это смирение? Это пассивность перед злом.

– Если близкий человек ведёт себя, мягко говоря, нехорошо по отношению к тебе, особенным раскаянием не страдает, не будет ли всепрощаемость ему же во вред?

– Будет. Будет конечно. Но, я только что привёл пример мачехи и девочки. У мачехи хватило духовной чистоты, чтобы понять как ей себя вести с этой девочкой. Потому что наверняка у неё руки чесались и неоднократно, или хотелось папе рассказать. Но она поняла, что ребёнок себя так ведёт от какой-то дикой боли. Девочка лишилась матери! Поэтому встретила в штыки кроткую, смиренную, тихую, любящую мачеху. Мачеха среагировала не с обидой, не со злобой в ответ на эту страшную агрессию, которая на неё изливалась, а удивительно по-христиански, с одухотворённым смирением. Своей любовью, молитвой, терпением и смирением она смогла преодолеть тяжелейшее для этой девочки искушение.

– А как понять, когда надо смиряться и промолчать, а когда.

– Можно ли идти к причастию, если никак не можешь побороть боль?

– Бывают грехи, которые за один раз не преодолеешь и, конечно, в такой ситуации особая помощь Божия необходима. Поэтому нужно причащаться, нужно молиться, каяться, бороться со своим грехом. И понимать, что, либо ты победишь в себе свой грех, напрягая все свои силы, либо грех без всяких усилий победит тебя.

– Что значит, победит тебя?

– Значит, ты потеряешь этого человека, совсем с ним общаться не сможешь. Раз у тебя на душе грех, ты будешь и поступать греховно, будет мстительность, злопамятность, обидчивость. Будешь копить обиды, искать и видеть там, где их нет, всё истолковывать в дурном смысле. Это приведёт к деградации духовной. Но причащаться нужно только при условии, что ты от души молишься и от души каешься. Пусть ты этим грехом обуреваем, но ты с ним борешься. Бывают грехи, которые быстро не преодолеваются, с ними нужно бороться постоянно, только следить, чтобы не расслабиться, не устать и не потерять надежды, что с Божьей помощью ты их победишь. Тогда конечно просто необходимо причащаться.

Господь нам посылает такие испытания, чтобы мы учились с грехами бороться. О каких-то давних грехах мы забыли, даже про них и не думаем, но мы же грешные всё равно, вот, Господь нам и посылает нынешний видимый грех, чтобы мы его ощущали и преодолели. Но поскольку человек – существо целостное, если он побеждает этот грех, то побеждает и другие. Человек грешный, а Господь милостивый. Ты просишь прощения за один грех – Господь может тебе и другие простить. Но нельзя относиться к причастию, как к какому-то лекарственному средству: принял таблетку – у тебя голова прошла. Между прочим, если голова в данный момент перестала болеть, это не значит, что болезнь прошла. А здесь речь идёт о том, чтобы исцелиться полностью, чтобы эта нравственная боль не возвращалась.

Источники:
Как справиться с обидой православие
Вера православная
http://verapravoslavnaya.ru/?Obida_-_alfavit
Как справиться с обидой православие
Как справиться с обидой православие ПОМОГИТЕ ХРАМУ! Об обиде Как избавиться от обиды? Прежде всего надо себе уяснить, что наша жизнь — это школа, а все, что нам попускает
http://www.homutovo.ru/questions/q_quest_070.html
Почему так трудно прощать или как справиться с обидой ?
Как простить, если душа болит? Как избавиться от обиды? Узнай об этом на "Дышу православием". Миссионерский православный портал Анатолия Баданова
http://dishupravoslaviem.ru/pochemu-tak-trudno-proshhat-ili-kak-spravitsya-s-chuvstvom-obidy/
Как справиться с обидой православие
 автор: Протоиерей Александр Ильяшенко – Отец Александр, что же такое обида? Только внутренняя боль или удерживание в себе зла, памяти на злое? – Я сначала не отвечу на эти вопросы, а сам вас спрошу: можно ли себе представить обиженного Спасителя, или обиженную Божью Матерь?..…
http://dubkovamv2.livejournal.com/1402.html

(Visited 66 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Какой видят мужчины идеальную женщину? Кто утверждает, что не существует идеальных женщин, просто они так… (1)

Муж обидел и не извиняется совет психолога Как проучить мужа за обиду?И в идеальных, на первый взгляд,… (1)

жена за деньги Жена за деньгиМелодрамы В сегодняшней многогранности кинематографического искусства одним из… (1)

Муж захотел жену во время завтрака Анекдоты смешные Жена - мужу: - Помнишь, дорогой, какая буря… (1)

Отношения с мамой Дочь и мать: отделиться трудно, но необходимо! Чтобы рассказать о… (1)

COMMENTS