Межгрупповое общение

Межгрупповое взаимодействие и его феномены

Межгрупповые взаимодействия – это совокупность социально-психологических явлений, возникающих между различными группами.

В основе межгрупповых отношений лежит межгрупповое восприятие многообразных социально-психологических связей, возникающих между социальными группами.

Специфика межгруппового восприятия:

1) в объединении индивидуальных представлений в некоторое целое, качественно отличное от составляющих его элементов;

2) в длительном и недостаточно гибком формировании межгрупповых представлений, обладающих устойчивостью к внешним влияниям;

3) в схематизации и упрощении возможного диапазона сторон восприятия другой группы.

Одним из феноменов межгруппового взаимодействия является межгрупповая дифференциация – социально-психологические процессы межгруппового восприятия, сравнения и оценки, связанные с установлением различий между своей и другими группами.

Межгрупповая дифференциация состоит из двух взаимосвязанных процессов:

1) внутригруппового фаворитизма (от лат. favor – благосклонность) – это социально-психологическое явление, характеризующееся осознанием членов собственной группы (аутгруппа), как «своих» и оказание им содействия, психологической протекции, в противовес членам другой группы (ингруппы);

2) межгрупповой дискриминации (от лат. discriminatio – различение) – это социально-психологическое явление, характеризующееся стремлением к недооценке или пониженной оценке успехов и переоценке неудач других групп, по сравнению с собственной группой.

Согласно теории социальной идентичности Г.Тэджфела и Д.Тернера причиной данных феноменов является серия когнитивных процессов:

1) социальная категоризация – упорядочивание социального окружения путем распределения социальных объектов по группам, имеющим сходство по значимым для индивида критериям;

2) социальная идентификация – отнесение самого себя к определенной социальной категории и переживание своей групповой социальной принадлежности;

3) социальное сравнение – установление различий социальных групп.

Другим феноменом межгруппового взаимодействия является межгрупповая интеграция, представляющая наличие между группами таких связей и зависимостей, которые способствуют их объединению, взаимосодействию. Интеграция способствует более успешной реализации функций, как своей группы, так и той более широкой общности, в которую включены обе взаимодействующие группы.

Феномены межгрупповой интеграции:

1) групповая аффилиация – это отношения между группами, которые предполагают, что одна из них является составной частью другой, т. е. взаимодействие групп разнопорядкового масштаба и объема. Малая группа, поглощенная большой функционирует по законам первой;

2) групповая открытость состоит в стремлении группы получить информацию и влияние извне, вследствие чего она подвергается различного рода воздействиям и оценкам со стороны других групп. Она способствует обновлению группы и соблюдению баланса процессов дифференциации и интеграции. Чем благополучнее группа, тем более она открыта;

3) межгрупповая толерантность – терпимость к другим группам;

4) межгрупповая референтность – стремление к достижению уровня значимой внешне группы, которая выступает в качестве носителя определенных ценностей и норм.

Процессы межгрупповой дифференциации и интеграции сосуществуют в любой группе. Преобладание процесса дифференциации в результате излишней закрытости ведет группу к стагнации (застою), доминирование процесса интеграции в результате излишней открытости приводит к потере группой социальной устойчивости.

Межгрупповое общение

6.2. Межгрупповое и внутригрупповое общение

Возможен процесс «иррадиации А.», т. е. переноса его на те сферы жизнедеятельности, где право данной личности на авторитетное влияние не проверялось. В том же случае, когда индивид признается авторитетным лишь в одной из сфер жизнедеятельности и не выступает в кач. такового в других, в социальной психологии принято говорить о «спецификации А.». При этом спецификация А. в реально функционирующих малых группах наиболее ярко проявляется в условиях многоплановой групповой деятельности, а иррадиация А. – в условиях жестко структурированной групповой монодеятельности, что нередко приводит к высокой степени персонализированности элиты в сознании деперсонализированной осн. части членов общности. Авторитет является одним из 3 факторов (наряду с аттракцией и властными полномочиями), характеризующих «значимого другого».

Внутригрупповая идентичность – это этап идентификации субъекта с самим собой или подгруппой, группой, связанный с относительно устойчивым ощущением и переживанием субъектом своей принадлежности к опр. группе. В социальной психологии выделяют межличностную идентификацию, персональную и социальную идентичности. В последнее время исследуют групповую идентичность как разновидность социальной идентичности или как самост. вид идентичности. Социальная идентичность связана с социальной категоризацией себя и других и предполагает самоопределение человека в терминах принадлежности к одним группам вместе с эмоциональным и ценностным значением, придаваемым этой принадлежности, в противоположность др. группам. Социальная идентичность отражает солидарность индивида с ключевыми характеристиками группы и является сутью коллективного самоконструирования – «мы», «нам», «нас».

Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

Взаимодействие часто осуществляется посредством использования субъектами символов – слов, объектов или действий, к-рые замещают или представляют что-то иное. В кач. символов выступают: вознаграждение и наказание, одежда, фантазии, невербальное поведение, подарки, юмор, язык, метафоры, истории, нормы, ритуалы, роли. Символическая активность взаимодействующих членов группы оказывает влияние на индивидуальное поведение и групповые процессы. Типами взаимодействия субъектов являются содействие, противодействие, уклонение от взаимодействия, а формами взаимодействия – кооперация и конкуренция. К основным стилям взаимодействия субъектов относят: доминантность-ведомость (превосходство-подчиняемость, паритетность-неравенство), дружелюбность-недружелюбность (позитивность-негативность), сдержанность-экспрессивность.

Андреева Г. М. Социальная психология: Учебник. М., 2002; Бэрон Р., Керр Н., Миллер Н. Социальная психология группы: процессы, решения, действия. СПб., 2003.

Информационное В. связано с личностным принятием и интернализацией мнений (норм) других, долговременным изменением социальных установок, ценностей, стереотипов. Это влияние имеет косвенный характер, а в основе его проявления находится неоднозначность и сложность объективной ситуации или стимула, а также трудности, связанные с физич. тестированием реальности. Субъектом информационного В. чаще выступает меньшинство, а объектом – большинство. Меньшинство стимулирует оригинальное, творческое мышление и, тем самым, вызывает более серьезные изменения в сознании людей, чем большинство.

Одним из заметных эффектов В. в процессе внутригруппового О. является групповая поляризация – усиление первоначальных мнений и предпочтений членов группы, т. е. проявление их в более радикальной форме. Напр., групповая дискуссия усиливает установки людей по отношению к признанию виновным или невиновным подсудимого, разрешению или не разрешению абортов, феминизму, справедливости и др. Мера и тенденция проявления этого эффекта зависит от начальной точки позиции группы на психол. шкале. Если в группе изначально отсутствует какое-то доминирующее мнение, то в дискуссии его сдвиг будет незначительным. Если в группе есть одно или неск. умеренных мнений относительно чего-то, то в процессе дискуссии эти мнения станут более выраженными.

Лернер Д. Социальное влияние. СПб., 2003; Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

Внутригрупповое общение: динамика. Универсальным источником динамики О. в малой группе являются противоречия, к-рые интенсифицируют взаимоотношения и взаимодействия, социально-перцептивные и аффективные процессы. Универсальным механизмом динамики О. в группе являются процессы интеграции и дезинтеграции. На динамику О. в группе и подгруппе влияние оказывает их внеш. О.: содержание взаимодействия и мера полезности результата взаимодействия. Процесс взаимопроникновения и слияния официальных групп сдерживается их социальной целостностью, основанной на организационном предписании и формальных границах. В неофициальных группах такой сдерживающей преграды нет. В случае внеш. дезинтегративного О. группы (межгрупповая конкуренция или конфликт) активность группы усиливается и оказывается направленной вовне.

В условиях относительной социальной изоляции группы (напр., группа заключенных) ее активность направлена прежде всего внутрь себя, что обуславливает выраженность границ и закрытость подгрупп, их высокую активность и противопоставление друг другу. Здесь имеет место высокая интенсивность внутригрупповой активности, внутр. дезинтеграция группы и усиление интеграции внутри подгрупп. Закономерности влияния внеш. О. группы на внутригрупповое О. проявляются на уровне О. неформальных подгрупп. Регулярная неэффективность подгруппы (проигрыши в конкуренции, конфликте с др. подгруппами) приводит к усилению дезинтегративности внутри подгруппы и, в конечном счете, к ее частичному или полному распаду.

Сидоренков А. В. Динамика неформальных подгрупп в группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2004.

Наиболее полно влияние субъектности группы на О. проявляется в экстремальных ситуациях. Соответствие О. требованиям экстремальной ситуации достигается за счет высокого уровня развития ведущего параметра группы – направленности ее активности. В целях выживания группы изменяется тактика и стратегия О., благодаря к-рым проявляется высокая и устойчивая мотивация на достижение хороших результатов; происходит быстрое и полное включение индивидов в совместную деятельность как на уровне принятия ее целей, мотивов и задач, так и на уровне практического содействия их реализации.

Функции неформальных подгрупп по отношению к своим членам: информирование, оказание поддержки в реализации индивидуальных целей и удовлетворении социальных потребностей, обеспечение безопасности по отношению к внеш. среде, обеспечение безопасности внутри группы, нормирование и регуляция, адаптация. Функции неформальных подгрупп по отношению к группе в целом: упорядочение и стабилизация внутригрупповой активности, реализация целей групповой деятельности, организация и координация активности группы, контроль, нормирование и регуляция.

Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

А. многих полноправных членов в группе осуществляется также посредством их включения в подгруппы, если группа не предоставляет возможности ее членам для удовлетворения индивидуальных целей и потребностей. Как правило, А. индивидов внутри подгрупп протекает более быстро и является более полной, чем их А. по группе в целом. Чем более закрыта подгруппа по отношению к группе, тем более процесс А. члена подгруппы будет осуществляться через свою подгруппу. В открытой подгруппе процесс А. ее членов будет осуществляться не только через свою подгруппу, но и через группу в целом.

Горбатенко А. С. Социально-психологические детерминанты включения нового индивида в группу // Вопр. психологии. 1982. № 3; Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности. Ереван, 1988; Петровский А. В. Развитие личности. Возрастная периодизация // Психология развивающейся личности / Под ред. А. В. Петровского. М., 1987; Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

Группа: общение и влияние. Влияние (В.) имеет место в коактивных и интерактивных малых группах. В коактивных группах изучается В. присутствия др. людей на продуктивность внеш. предметной и внутр. психич. деятельности индивида, а также на его эмоционально-волевую сферу. Основными эффектами такого влияния являются социальная фасилитация и ингибиция. В интерактивных группах В. возникает в процессе внутригруппового О., а крупными аспектами его изучения выступает В. большинства на меньшинство, В. меньшинства на большинство, В. власти.

В настоящее время накоплен большой массив разных, иногда противоречивых фактов, так что трудно однозначно обозначить специфику влияния меньшинства и большинства. Поэтому во внимание принимаются разл. промежуточные переменные. Факторы В. большинства: а) характеристики большинства (единство мнений, восприятие большинства как единого целого, статус и численный состав большинства); б) социально-демографические (пол, возраст, статус) и индивидуально-психол. (неуверенность, тревожность, зависимость и др.) характеристики представителей меньшинства; в) мотивация членства в группе (позитивная) и уровень ее привлекательности (групповая аттракция) для представителей меньшинства; г) ситуационные переменные (неоднозначность ситуации, несоответствие между индивидуальной и групповой нормой).

Факторы В. меньшинства: а) категоризация большинством меньшинства как находящегося внутри, а не вне группы; б) стиль поведения меньшинства (устойчивость и последовательность в выражении своей позиции, гибкий стиль ведения переговоров, единство мнений и сплоченность); в) использование меньшинством убедительных аргументов; г) отсутствие «нормативных фильтров», используемых большинством для интерпретации позиции и поведения меньшинства; д) соответствие идей меньшинства основополагающим нормам и ценностям, духу времени; е) взаимодействие меньшинства и большинства в приватных, а не публичных условиях; ж) наличие у меньшинства опыта сопротивления позиции большинства; з) присоединение к меньшинству сторонников из числа большинства.

Важный вопрос заключается в том, кого рассматривать в кач. большинства и меньшинства. В экспериментальных исследованиях обычно выступают искусственно созданные множества лиц, к-рые действуют по инструкции в лабораторных условиях.

Тернер Д. Социальное влияние. СПб., 2003; Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

Взаимовлияние индивида и группы детерминировано позицией индивида в социально-психол. структуре группы. Напр., влияние устойчивой подгруппы на своих членов сильнее, чем влияние др. подгрупп или «самост.» членов. «Самост.» члены группы, ориентированные на какую-то подгруппу, более подвержены ее влиянию, чем влиянию всей группы.

Андреева Г. М., Богомолова Н. Н., Петровская Л. А. Зарубежная социальная психология XX столетия: Теоретические подходы. М., 2001; Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

Совместимость и сработанность являются относительно самостоятельными эффектами О. Напр., люди могут испытывать друг к другу антипатию, но в то же время могут демонстрировать относительно высокий уровень сработанности. Совместимость актуальна в группах, в к-рых индивиды находятся в дружеских и интимных отношениях (напр., семья), совместно проводят много времени (арктическая экспедиция) или жизнедеятельность к-рых связана с экстремальными условиями и замкнутым пространством (экипаж космического корабля). Сработанность имеет значение прежде всего для групп, совместная деятельность к-рых является социально значимой и предполагает связанные задачи, взаимозависимость и взаимоответственность, а также высокую «цену» ошибки и результата. Наиболее существенными факторами проявления совместимости и сработанности являются размер и структура, а также доверие и идентичность.

В нек-рых случаях совместимость или сработанность на одном уровне может компенсировать несовместимость или несработанность на др. уровне. Напр., сходство социальных ценностей и установок (социально-психол. уровень) может в нек-рой степени сдерживать напряженность в отношениях, обусловленную несовместимостью типов темперамента (психол. уровень).

Обозов Н. Н. Межличностные отношения. Л., 1979.

С 1980-х гг. сплоченность группы стали рассматривать как многомерный конструкт. В соответствии с такой идеей разработано неск. моделей Г. с. В четырехфакторной модели (В. Видмеер, Л. Брэули и А. Кэррон), первоначальной созданной относительно спортивных групп, выделено 2 измерения сплоченности с 2 конструктами в каждом: 1) групповая интеграция (индивидуальные представления о сходстве членов, целостности группы) индивидуальная привлекательность группы (мотивация оставаться в группе); 2) инструментальное основание (стремление достигать организационных целей) и социальное основание (мотивация к развитию и поддержанию социально-эмоциональных отношений в группе).

Трехфакторная модель (С. А. Карлесс и К. Д. Паола) определена на основе проверки предыдущей модели применительно к рабочим группам. Она включает в себя следующие измерения: инструментальная сплоченность, социальная сплоченность, индивидуальная аттракция группы. Двухфакторная модель сплоченности (К. Боллен и Р. Хоул) включает 2 измерения: индивидуальное чувство принадлежности к группе и ощущение моральной связанности с членами в группе. На основе такой модели разработана Шкала Восприятия Сплоченности (Perceived Cohesion Scale, PCS). В микрогрупповой модели (А. В. Сидоренков) выделено 2 вида сплоченности: деятельностная (ДС) и социально-психол. (СПС), к-рые рассматриваются, во-первых, в срезе отношений между членами группы вообще, а во-вторых, в контексте отношений между неформальными подгруппами, между представителями подгрупп и не включенными в подгруппы членами.

Донцов А. И. Проблемы групповой сплоченности. М.: МГУ, 1979; Сидоренков А. В., Мондрус А. Л. Подходы к пониманию сплоченности малой группы // Северо-Кавказский психол. вестник. 2007. № 5/1.

М. Ю. Кондратьев, В. А. Ильин

Существует неск. типологий К.: конструктивный и деструктивный, реалистический и нереалистический, мотивационный и когнитивный. Конструктивный К. выполняет позитивные функции и проявляется, когда: а) цели и потребности конфликтующих индивидов или подгрупп не противоположны целям, ценностям и нормам группы; б) групповая социально-психол. структура является гибкой. Деструктивный К. связан с негативными функциями и проявляется в тех случаях, когда: а) цели и потребности конфликтующих субъектов радикально расходятся с целями и нормами группы; б) групповая структура является жесткой. Реалистический К. возникает из-за наличия у субъектов конкурентных целей и фрустрации по поводу невозможности реализации собственных целей. Нереалистический К. обусловлен необходимостью разрядки напряжения, по крайней мере, для одного из субъектов.

К. интересов определяется мотивационными факторами и ситуацией, в к-рой цели каждого члена не совпадают с целями других. Когнитивный К. проявляется тогда, когда цели всех членов группы совпадают, но позиции их различны. В малой группе существует неск. уровней проявления К.: 1) межличностный К.: между индивидами внутри неформальных подгрупп, между членами разных подгрупп, между членами подгрупп и «самост.» членами группы, между «самост.» членами группы; 2) микрогрупповой К.: между индивидом и неформальной подгруппой; 3) межмикрогрупповой К.: между неформальными подгруппами в группе; 4) групповой К.: между индивидом и группой в целом. При межмикрогрупповом К. ослабевают межличностные К. внутри подгруппы. Однако регулярно неэффективное взаимодействие подгруппы порождает и усиливает межличностные К. внутри нее.

Коузер Л. Основы конфликтологии. СПб., 1999; Рубин Д., Пруйт Д., Ким С. Х. Социальный конфликт: эскалация, тупик, разрешение. СПб., 2002; Сидоренков А. В. Неформальные подгруппы в малой группе: социально-психологический анализ. Ростов-н/Д, 2003.

Г. н. делятся на кодифицированные и т. наз. резидуальные. Первые представляют собой официальный свод правил, регламентирующих поведение индивида в той или иной социальной группе либо ситуации, и имеют четко опр. источник происхождения (законодательные органы государства, администрация предприятия и т. п.). Резидуальные же нормы или правила – это нормы, регулирующие деятельность человека, «но остающиеся при этом некодифицированными и неэксплицированными, к-рые управляют теми сторонами человеческого поведения, к-рые не охвачены формальными, аналитически выверенными и упорядоченными социальными нормами» и к-рые характеризуются 2 основными критериями: 1) большинство людей согласны с этими правилами; 2) эти правила остаются незаметными до тех пор, пока не происходит их нарушение» (С. Милграм).

Доверие в группе – избирательное отношение одного субъекта к другому, основанное на оценке нек-рых качеств другого, готовности опр. образом взаимодействовать с ним и на ощущении личной безопасности (благополучия) от взаимодействия. Доверие (Д.) наряду с референтностью и идентичностью представляет собой базовый феномен отношений между субъектами. Д. включает в себя 3 компонента: а) когнитивный – убежденность в наличии – отсутствии опр. качеств у объекта доверия; б) эмоционально-оценочный – позитивная – негативная оценка характеристик объекта доверия; в) поведенческий – готовность опр. образом взаимодействовать с объектом доверия. Имеется ряд особенностей проявления Д. в группе. Во-первых, межличностное Д. по всем видам чаще и сильнее проявляется внутри подгрупп, чем по группе в целом, что представляет собой явление асимметрии межличностного Д. в групповой структуре.

Межличностное Д. может быть: а) непосредственным и персонифицированным; б) опосредованным и деперсонифицированным. В первом случае доверие индивида к каким-то членам группы зависит от их личностных характеристик (порядочность, компетентность, последовательность, лояльность, открытость). В свою очередь, ключевыми характеристиками субъекта, определяющими его Д. к другому, является базовая установка на доверие – недоверие и опыт О. (в целом и с объектом доверия). Во втором случае Д. индивида к каким-то членам группы опосредовано Д. своей подгруппы к этим членам и/или Д. к подгруппам, к к-рым принадлежат эти члены группы.

Д. членов к своей подгруппе определяется тем, насколько подгруппа способна выполнять свои функции: оказание поддержки в реализации индивидуальных целей и обеспечение безопасности внутри группы. Д. подгруппы к своим членам зависит от норм и ценностей подгруппы, опыта ее жизнедеятельности. Уровни проявления Д. в группе находятся в динамической связи, что зависит от особенностей взаимодействия группы/подгруппы с внеш. контекстом (интеграция, дезинтеграция, относительная социальная изоляция) и меры полезности результата взаимодействия (эффективн ость-неэффективность). Так, межгрупповая интеграция (напр., кооперация) может снижать актуальность для членов группы группового и микрогруппового Д. В случае дезинтегративного взаимодействия группы с др. группой (конкуренция или конфликт) будет преобладать групповое Д., а менее выражено будет межличностное и микрогрупповое Д.

Сидоренков А. В., Сидоренкова И. И. Особенности доверия к другим в малой группе // Северо-Кавказский психол. вестник. 2007. № 5/1; Шо Р. Б. Ключи к доверию в организации: Результативность, порядочность, проявление заботы. М., 2000.

Межгрупповое общение

Группа как совокупный субъект общения.

Проблематика межгрупповых отношений в отечественной и зарубежной психологии.

Специфика межгруппового восприятия и понимания

Процессы межгрупповой дифференциации и интеграции

Рассматривая малую группу как значимый фактор формирования социальной психики, необходимо установить, выступает ли она в качестве общности людей, позволяющей далее определять ее как «совокупный субъект общения».

Понятие «совокупный субъект» относится прежде всего к общности людей, занятой совместной деятельностью. Как подчеркивает Б. Ф. Ломов, группа это не совокупность субъектов, а именно «совокупный субъект», обладающий системой качеств, несводимых к простой сумме качеств входящих в нее индивидов.

Совместная деятельность служит основанием формирования группы как совокупного субъекта общения.совместная деятельность это важнейший фактор влияния на межгрупповые отношения – ее исследованием занимался В. Хановес, участник международной экспедиции.

Ее участники отличались друг от друга по национальности, возрасту, культуре, религии, политическим взглядам и т. д.

За время экспедиции группа делилась на подгруппы три раза. На первом этапе совместной деятельности, когда напряжение было слабым, группа разделилась на две подгруппы по признаку общительности. Межгрупповые отношения изменились, как только экспедиция стала сталкиваться с трудностями, требующими максимального приложения сил. Наблюдалось появление трех подгрупп, образование которых было связано с отношением к работе. Когда экспедиция подходила к концу, межгрупповые отношения вновь изменились: деление на подгруппы по уровню культуры.

Выводы В. Хановеса: совместная деятельность – лучший способ узнать друг друга, особенно если деятельность протекает в экстремальной ситуации. Ни расовые, ни возрастные, ни социальные различия не играют существенной роли в отношениях между людьми. Исключение – культурный уровень.

В экстремальной ситуации группа делится на микрогруппы несколько раз в зависимости от обстоятельств и личностных особенностей субъектов взаимодействия.

Совместная деятельность, по аналогии с индивидуальной, имеет структуру, которая включает следующие компоненты:

— конкретные задачи (поэтапное решение которых приближает

совокупный субъект к общей цели);

— общий мотив (который побуждает индивидов к совместной

— совместные действия (решение оперативных и достаточно простых задач);

Совместная деятельность служит первичным интегративным фактором малой социальной группы как совокупного субъекта общения, а другим фактором — ее организованность. Организованность — это способность группы сочетать разнообразие мнений и форм индивидуального поведения его участников с единством действий, направленных на достижение общей цели.

А. С. Чернышев выделяет следующие психологические характеристики организованности: — ясность целей и задач для всех членов группы, степень принятия и осознания каждым индивидом общей цели;

— способность индивидов к согласованным действиям при решении общегрупповых задач;

— степень самостоятельности группы в принятии решений при организации совместной работы;

— четкое распределение обязанностей между членами группы;

— степень развития индивидуальностей;

— установление отношений сотрудничества между лидерамиорганизаторами и исполнителями;

— сближение деловых и эмоциональных составляющих межличностных отношений.

К другим факторам, характеризующим группу как совокупный субъект общения, можно отнести:

Три названных фактора чаще всего рассматриваются как равнозначные или как составляющие одного из них групповой сплоченности.

Проблематика межгрупповых отношений представляет особый интерес для современной социальной психологии. Первой работой в отечественной социальной психологии, посвященной проблематике межгрупповых отношений, стала книга В. С. Агеева «Психология межгрупповых отношений», опубликованная в 1983 г. и подробно проанализированная затем Г. М. Андреевой. В. С. Агеев определяет основные модификации межгруппового общения:

(1) межгрупповое взаимодействие в сфере культуры (этнокультурный аспект межгруппового взаимодействия);

(2) межэтническое межгрупповое взаимодействие (этносоциальный аспект межгруппового взаимодействия);

(3) межгрупповое взаимодействие в профессионально-трудовой сфере (социально-профессиональный аспект межгруппового взаимодействия);

(4) межгрупповое взаимодействие в сфере взаимоотношения полов (полоролевой аспект межгрупповых взаимодействий).

Эмпирические данные, собранные исследователями в последние годы, дают основание расширить этот перечень, внеся в него

(5) социально-политические межгрупповые взаимодействия;

(6) социально-территориальные межгрупповые взаимодействия;

(7) социально-национальные межгрупповые взаимодействия.

Примером исследований межгруппового взаимодействия могут служить исследования межгрупповой агрессии в концепции Г. Лебона, негативных установок на другую группу в работе Т. Адорно, враждебности и страха в психоаналитических теориях и т. д.

В концепции социальной идентичности Г. Тэджфела и Д. Тернераосновной акцент делается на проявлении психологических и групповых процессов. Психологические процессы (категоризации, социального сравнения, сохранения и укрепления положительной «Я-концепции») придают групповому поведению свою уникальную форму, проявляющуюся в деперсонализации, этноцентризме и относительной одинаковости. А социальные процессы, связанные с борьбой групп за распределение власти, доминирование и материальные блага, определяют содержание группового поведения.

Социальная идентичность осознание индивидом своей принадлежности к конкретным социальным группам вместе с эмоциональной и ценностной значимостью этого членствадля самой личности. Другими словами, это понятие включает три компонента: когнитивный — осознание принадлежности к груп­пе, ценностный — положительная или отрицательная оценка этого факта, эмоциональный — переживание факта принадлеж­ности и его оценки: любовь или ненависть. При этом непремен­ным психологическим условием возникновения и существова­ния группы является высокий уровень совпадения и единообра­зия профилей этих компонентов у членов группы.

Основными элементами теории социальной идентичности, позволяющими описать и объяснить процесс формирования группы и особенности межгрупповых отношений, являются понятия «социальная категоризация», «социальное сравнение», категории «Я-концепция» и «социальная структура» и отношения доми­нирования — подчинения.

Социальная категоризация— это когнитивный процесс упо­рядочивания и группировки индивидом социальных объектов и явлений путем их распределения на группы («категории»), имею­щие сходство по значимым для индивида критериям (в системе его действий, намерений и установок). Следст­вием процесса категоризации является социальная идентичность как результат самоопределения, установления индивидом своего «социального лица». Социальная категоризация и самоопределе­ние сопровождаются процессом социального сравнения.

Для выявления условий, при которых индивидуальное поведение людей разворачивается по логике межгрупповых взаимодействий и превращается в унифицированное поведение представителя группы, разработчики теории привлекли объяснительный потенциал «Я-концепции».Именно социальная часть «Я-концепции», определяет принадлежность индивида к группе (или группам), его «социальное лицо», обеспечивает одинаковость и координацию группового поведения.

Последним элементом теории социальной идентичности является концепция статусной социальной структуры групп и представление о возможной динамике межгрупповых отношений в условиях группового доминирования—подчинения. Статусная структура групп — это иерархия статусных отношений реальных групп в социуме. И эта иерархия зачастую обуславливает конкуренцию групп за ресурсы, права и власть. Группы, занимающие в структуре более доминантное, властное положение, стремятся сохранить «статус-кво», установить свою систему ценностей и идеологию. Членство в подчиненных группах потенциально несет в себе возможность отрицательной социальной идентичности, особенно если приняты или навязаны ценности доминирующей группы.

Для членов групп с более низким статусом существует два способа поддержания и сохранения положительной идентичности в зависимости от субъективных систем убеждений — социальная мобильность и социальное изменение.

Принцип социальной мобильностивключает в себя положение о том, что границы групп проницаемы и индивиды могут переходить из одной группы в другую по счастливой случайности или прилагая целенаправленные усилия. Это убеждение индивида в том, что он может сам значительно повысить свой социальный статус. В реальной жизни подчиннную группу в массовом порядке покинуть практически невозможно.

Наоборот, принцип социального измененияолицетворяет убежденность индивида в том, что границы между группами непроницаемы, что он «заключен» в данную группу, не может перейти из нее в другую и свое положение он может изменить только как член группы, — только если вся группа в целом изменит свое положение в системе межгрупповых отношений.

Именно в межгрупповом уровне, а не в индивидуально-психологическом, кроются причины таких социально-психологических феноменов, как предрассудки, групповые стереотипы и т. п. Сами же эти феномены выступают скорее как следствия межгрупповых отношений, а не их причины.

Вместе с тем в западной социальной психологии проблема межгрупповых отношений традиционно ставится и решается именно как проблема межгрупповой враждебности. Проявление негативных установок по отношению к другим группам, определяемое терминами «межгрупповая дискриминация», «межгрупповая враждебность», понимается как универсальная социально-психологическая закономерность, являющаяся обратной стороной проявления позитивного отношения к собственной группе (внутригрупповой фаворитизм, при­верженность к группе членства).

Понимание группы как субъекта социальной перцепциивыводит на новый уровень анализа социально-перцептивных процессов, сравнения межличностного и межгруппового восприятия.

Группа как объект восприятияобладает динамическими характеристиками, отличающими ее от динамических характеристик индивида — объекта межличностного восприятия. В общем случае группе присуща большая устойчивость, консервативность, поскольку объектом межгруппового восприятия выступает не один человек. Формирование воспринимаемого образа группы — более сложный процесс, так как в него включается и индивидуальный жизненный опыт каждого члена группы и опыт жизни группы как целостного субъекта жизни и деятельности.

Процесс межгруппового восприятия характерен распространением социальных стереотипов, зависящих от общей, профессиональной и национальной культуры групп. По мнению Г.М. Андреевой, в случае межгруппового познания стереотип помогает быстро и достаточно надежно категоризировать, классифицировать воспринимаемую группу, т.е. отнести ее к более широкому классу явлений. В этом качестве стереотип полезен, поскольку «экономит внимание» и позволяет быстро «схватить» существо группы. Однако негативное содержание стереотипа о другой группе способствует формированию межгрупповой враждебности, поскольку происходит поляризация оценочных суждений. Особенно жестко эта закономерность проявляется в нашей стране на фоне обострения социально-региональных и межнациональных конфликтов.

Изучение социально-перцептивных феноменов на межгрупповом уровне позволяет утверждать: чем больше благоприятных условий для контактов между группами, чем дольше они взаимодействуют и обмениваются индивидами, тем выше удельный вес реальных черт в содержании стереотипов. Понимание деятельностной опосредованности межгрупповых социально-перцептивных феноменов является решающим для объяснения их природы и в большей мере требует включения факторов совместной деятельности в анализ межгрупповых отношений.

Принцип деятельности вносит существенный вклад в выявление средства, при помощи которого может быть снята межгрупповая дискриминация и преодолен внутригрупповой фаворитизм. Таким средством выступает совместная деятельность групп. Так, на уровне малых групп может быть усовершенствован поиск оптимальных форм сотрудничества, на уровне больших групп — сняты некоторые вопросы межэтнических отношений.

Установлено, что оценка восприятия складывается в зависимости от цели деятельности. Общая цель (групповая стратегия) ведет к более адекватной социальной оценке всех участников в отличие от индивидуальной цели. При коллективной постановке цели процесс восприятия улучшается по сравнению с односторонней или указанной свыше. При предоставлении помощи другой группой взаимные восприятия уравниваются. Просьба о помощи в случае успеха своей группы приводит к положительному мнению о ней другой группы, однако в случае неудачи оно не становится более отрицательным.

Установлено, что в случае устойчивой неудачи группы в ней ухудшается качество межличностных отношений: уменьшается число связей по типу взаимной симпатии, возрастает число негативных выборов, прослеживается повышение числа конфликтов. В качестве косвенного результата в исследованиях обнаружено, что сам интерес к проблемам межличностных отношений более интенсивно выражен в «неуспешных» группах. Это служит показателем того, что недостаточная объединенность группы совместной деятельностью понижает ее результативность: внимание членов группы сосредоточивается не столько на взаимоотношениях, связанных с делом, сколько на межличностных «разборках». Установление подобного «переноса» может служить диагностическим показателем уровня группового развития, сплоченности и управляемости коллектива’.

Многие авторы выделяют в социально-психологических явлениях процессы дифференциации и интеграции. Однако содержание этих процессов применительно к характеристике межгрупповых отношений нуждается в уточнении.

Понятием «межгрупповая дифференциация» обозначаются социально-психологические процессы межгруппового восприятия, сравнения и оценки, связанные с установлением различий между своей и другими группами. В. С. Агеев определяет этим понятием такие процессы и явления, в которых проявляется тенденция к выделению собственной группы в качестве некоторой самостоятельной целостности, обладающей специфическими свойствами. Понятие межгрупповой дифференциации является одним из центральных в теории межгрупповых отношений Г. Тэджфела и Дж. Тернера.

Термином «межгрупповая дифференциация» обозначается, с одной стороны, установление различий между своей и другой группой, с другой — дифференциация психологических отношений к своей и другой группе. При этом содержание явления межгрупповой дифференциации однозначно свяывается с такими феноменами, как межгрупповой конфликт, внешнегрупповая враждебность, внутригрупповой фаворитизм и др.

Процессы межгрупповой дифференциации исследуются и в отечественной социальной психологии. Так, Б. Ф. Поршнев (1979) рассматривает психологические процессы внутригруппового уподобления и внешнегруппового обособления и различения в качестве универсальных механизмов формирования психологической общности группы. Тенденцию к межгрупповой дифференциации как одного из этапов процесса образования коллектива отмечает Л. И. Уманский. Вместе с тем утверждение об универсальной природе внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой враждебности вызвало у российских психологов (по крайней мере в советский период) серьезные сомне­ния. Так, по мнению Б. Ф. Поршнева, категория «они» вовсе не подразумевает вражду и войну. При этом особенности протекания процессов межгруппового обособления и различения ставятся в зависимость от характера общественных отношений.

Таким образом, понятие межгрупповой дифференциации охватывает по меньшей мере два специфичных социально-психологических процесса, связанных с установлением различий между своей и другими группами:

• процесс формирования внутригруппового предпочтения как проявление эмоциональной приверженности своей группе, являющейся необходимым условием сохранения психологического единства группы;

• процесс межгруппового сопоставления и сравнения, являющийся необходимым условием и предпосылкой согласованной совместной деятельности и межгруппового взаимодействия, какую бы форму это взаимодействие ни принимало.

Однако в отношениях между группами часто проявляются и тенденции, имеющие явно дезинтегративный характер: противоборство, конфликты, групповой эгоизм и враждебность, предубежденность и предвзятость в представлениях и оценках друг друга. Возможно также проявление тенденции к межгрупповой изоляции, когда взаимосвязи, взаимодействие и общение между группами сокращаются до минимума.

Источники:
Межгрупповое взаимодействие и его феномены
Межгрупповые взаимодействия – это совокупность социально-психологических явлений, возникающих между различными группами. В основе межгрупповых отношений лежит межгрупповое восприятие
https://psyera.ru/2834/mezhgruppovoe-vzaimodeystvie-i-ego-fenomeny
Межгрупповое общение
6.2. Межгрупповое и внутригрупповое общение Возможен процесс «иррадиации А.», т. е. переноса его на те сферы жизнедеятельности, где право данной личности на авторитетное влияние не проверялось. В
https://psy.wikireading.ru/76027
Межгрупповое общение
Группа как совокупный субъект общения. Проблематика межгрупповых отношений в отечественной и зарубежной психологии. Специфика межгруппового восприятия и понимания Процессы межгрупповой
https://studfiles.net/preview/5733958/page:15/

COMMENTS