Аспекты общения

Аспекты делового общения

Деловое общение это взаимодействие между людьми, направленное на достижение определенной цели или необходимого результата. Как правило, это взаимодействие происходит в деловой среде, и принимает формы переговоров, вызова на ковер к начальству, обсуждения новых идей или стратегии развития и т.п. Отличительной особенностью данного вида общения является то, что личные отношения не играют решающей роли. Как бы партнеры не относились друг к другу лично, но при ведении переговоров они обязаны прийти к общему соглашению. В противном случае сделка не состоится, что не нужно ни одной из сторон.

Психологи и исследователи данного вида коммуникаций выделяют различные аспекты делового общения, которые влияют на эффективность достижения результата.

Как известно, любое взаимодействие между людьми происходит по двум каналам: вербальному и невербальному. Психологические аспекты касаются, в основном, невербальных каналов – мимика, жесты, общее психологическое состояние человека и т.п.

Основное правило, которое необходимо соблюдать в процессе делового общения, это при помощи невербальных признаков расположить к себе собеседника. Открытая поза, прямой взгляд глаза в глаза, уверенная речь и жесты, все это производит благоприятное впечатление на собеседника и повышает шансы на успех.

С другой стороны, нужно уметь распознавать невербальные сигналы от собеседника и использовать их в свою пользу. Этим оружием всегда пользуются опытные переговорщики.

Отдельно выделяют такой аспект делового взаимодействия, как гендерные особенности человека. Данный аспект говорит о том, что процесс общения с женщинами сильно отличается от того же процесса с мужчинами. Это происходит из-за различных психологических особенностей личности, присущих разным полам. Учитывая гендерный аспект общения, можно добиться больших успехов, чем полностью их игнорируя. Например, зная, что мужчина обычно ориентирован на решение конкретных задач, в разговоре с ним лучше концентрироваться на достижении цели. Общаясь с женщиной, лучше уделить большее внимание особенностям процесса, мелким деталям и выгоде, которую получат все участники в случае положительного решения.

Рассмотренные выше аспекты очень важны, и их необходимо помнить и учитывать. Однако не стоит забывать об этической стороне взаимоотношений между людьми. Как бы опрятно человек не выглядел, как бы уверенно он не выражался, но, если его собеседник чувствует дискомфорт и негатив, то вряд ли диалог закончится положительно. Основные принципы этичного поведения в деловых кругах это: ответственность, пунктуальность, грамотность, доброжелательность и др.

Обращая внимание на перечисленные выше аспекты, любой человек повысит свои шансы на успех, будь то в бизнесе или на работе. Профессиональные навыки это конечно важно, но умение коммуницировать с людьми позволяет ярче проявить свои способности и наиболее полно раскрыть свой потенциал.

Источник:
Аспекты делового общения
Деловое общение это взаимодействие между людьми, направленное на достижение определенной цели или необходимого результата.
http://www.delopis.ru/909-aspekty-delovogo-obscheniya.html

Аспекты общения

Телекоммуникации с помощью компьютерных сетей — принципиально новый пласт социальной реальности. Психологические исследования в этой области ведутся сравнительно недавно, преимущественно в рамках зарубежной психологии. Из исследований, проведенных в России, можно привести только работу А. Е. Войскунского «Общение, опосредованное компьютером», в которой рассматривается общение в локальной сети в сравнении с реальным общением. В этом исследовании также упоминается о том, что общение в локальных сетях отличается не только от реального общения (т. е. общения, не опосредованного компьютером), но и от общения в глобальных сетях по ряду параметров; то есть, общение в глобальных сетях обладает определенной спецификой. Данный реферат посвящен выделению специфических характеристик взаимодействия (рассматриваемого в широком смысле) в Интернете.

Все названные формы общения, в связи с его опосредованностью компьютером, обладает такой характеристикой, как анонимность, которая имеет целый ряд последствий.

Другое важное следствие физической непредставленности человека в текстовой коммуникации — возможность создавать о себе любое впечатление по своему выбору. «В виртуальной среде вы вообще можете быть кем хотите, выглядеть как угодно, быть существом любого пола по выбору, словом, у вас нет ограничений характерных для материального мира» (Kelly, 1997). Kelly также приводит поговорку: «В Интернете никто не знает, что вы — собака» (Kelly, 1997). Анонимность общения в Интернете обогащает возможности самопрезентации человека, предоставляя ему возможность не просто создавать о себе впечатление по своему выбору, но и быть тем, кем он захочет. То есть, особенности коммуникации в Интернете позволяют человеку конструировать свою идентичность по своему выбору.

Действительно, в текстовой коммуникации в Интернете люди часто создают себе так называемые «виртуальные личности», описывая себя определенным образом. Виртуальная личность наделяется именем, часто псевдонимом. Псевдоним называется «nick» (от «nickname» — псевдоним) или «label» — «лейбл», «ярлык». Из «ников», встречаемых на IRC, можно составить целую портретную галерею. Есть здесь литературные персонажи (Папа Карло, Муми-Тролль, Саруман, Мага, несколько Остапов Бендеров, Винни-Пухов и Гендальфов), есть откровенно панковские (Мразь, Психи, Прикол), есть богатый животный мир (Коза, Собака30, Овчарка, Микроб), есть социальные статусы (Бонвиван, Эмигрант, Магнат, Сержант), есть термины бытовой и вычислительной техники (РСТ38бис, int21h, Холодильник). Разумеется, преобладают имена собственные и производные от них клички: целое полчище Олегов и Олежек, Тань и Татьян, Максов, Максимов и Максиков, Ирочек, Ирин и Иришек» (Паравозов,1997).

Тот факт, что в Интернет люди создают себе некие «виртуальные личности», создает дополнительные возможности для изучение идентичности. «Вопрос о том, как соотносится реальное «Я» с виртуальной личностью и где границы между самопрезентацией, симуляцией и самоактуализацией — основной вопрос, возникающий при рассмотрении игр с идентичностью» (Reid, 1994).

Исходя из этого, можно предположить, что люди, которые конструируют виртуальные личности, обладают низкой социальной ригидностью, а люди, которые никогда не конструируют виртуальные личности — высокой социальной ригидностью. Относительно идентичности этих двух групп людей можно сделать следующие предположения. Люди, конструирующие виртуальные личности, либо имеют большое количество референтных групп, из которых они могут свободно выйти (то есть, обладают широкой социальной идентичностью), либо же в их идентичности социальная идентичности вообще не является преобладающим аспектом, и позитивная идентичность в целом поддерживается за счет позитивной личной идентичности. Для людей, которые не склонны конструировать виртуальные личности, может быть характерна высокая степень социальной ригидности и преобладание в идентичности в целом социальной идентичности.

«Не так давно стабильность была социально ценной и культурно поощряемой. Ригидные половые роли, повторяющийся труд, надежда на то, что на одной работе или в одном городе можно оставаться всю жизнь, — все это делало последовательность (согласованность) центральным в определении здоровья. Но эти стабильные социальные сиры были разрушены. В настоящее время здоровье описываетс яскорре в терминах текучести, чем стабильности. Основное значение имеет способность меняться и приспосабливаться: к новой работе, новому направлению карьеры, новым половым ролям, новым технологиям».

Эта констатация хорошо соотносится с «текучестью» и возможностью выбора способов действия и самовыражения в Интернете (Kelly, 1997).

Явление Интернет-зависимости начало изучаться в зарубежной психологии с 1994 года. Интернет-зависимость определяется как «навязчивое (компульсивное) желание выйти в Интернет, находясь off-line, и неспособность выйти из Интернет, будучи on-line». Исследователи приводят различные критерии Интернет-зависимости.

  • Кимберли Янг приводит 4 симптома ИЗ:
  • Навязчивое желание проверить e-mail
  • Постоянное ожидание следующего выхода в Интернет
  • Жалобы окружающих на то, что человек проводит слишком много времени в Интернет
  • Жалобы окружающих на то, что человек тратит слишком много денег на Интернет

    Более развернутую систему критериев приводит Иван Голдберг. По его мнению, можно констатировать Интернет-зависимость при наличии 3 или более пунктов из следующих:

    1.1. Количество времени, которое нужно провести в Интернет, чтобы достичь удовлетворения, заметно возрастает

    1.2. Если человек не увеличивает количество времени, которое он проводит в Интернет, то эффект заметно снижается.

    2.1 Характерный «синдром отказа»:

    2.1.1. Прекращение или сокращение времени, проводимого в Интернет,

    2.1.2 Два или больше из следующих симптомов (развиваются в течение периода времени от нескольких дней до месяца):

  • Психомоторное возбуждение
  • Тревога
  • Навязчивые размышления о том, что сейчас происходит в Интернет
  • Фантазии или мечты об Интернет
  • Произвольные или непроизвольные движения пальцами, напоминающие печатание на клавиатуре.

    Симптомы, перечисленные в пункте 2 , вызывают снижение или нарушение социальной, профессиональной или другой деятельности.

    2.2. Использование Интернет позволяет избежать симптомов «синдрома отказа».

    3. Интернет часто используется в течение большего количества времени или чаще, чем было задумано.

    4. Существуют постоянное желание или безуспешные попытки прекратить или начать контролировать использование Интернет.

    5. Огромное количество времени тратится на деятельность, связанную с использованием Интернет (покупку книг про Интернет, поиск новых броузеров, поиск провайдеров, организация найденных в Интернет файлов).

    6. Значимая социальная, профессиональная деятельность, отдых прекращаются или редуцируются в связи с использованием Интернет.

    7. Использование Интернет продолжается, несмотря на знание об имеющихся периодических или постоянных физических, социальных, профессиональных или психологических проблемах, которые вызываются использованием Интернет (недосыпание, семейные(супружеские) проблемы, опоздания на назначенные на утро встречи, пренебрежение профессиональными обязанностями, или чувство оставленности значимыми другими).

    Марк Гриффитс (Griffiths, 1995) делит Интернет — зависимых на две группы, выделяя аддиктов (зависимых) первого и второго порядков. Аддикты 1-го порядка чувствуют себя в приподнятом настроении во время игры. Они любят играть группами в сети, получают позитивное подкрепление со стороны группы, когда становятся победителями и именно это является для них главным. Компьютер для них — средство получить социальное вознаграждение.

    Аддикты 2-го порядка используют компьютер для бегства от чего-либо в своей жизни, и их привязанность к машине — симптом более глубоких проблем (например, физические недостатки, низкое самоуважение и т.д.).

    В других исследованиях Интернет-зависимости было установлено, что Интернет-зависимые часто «предвкушают» свой выход в Интернет, чувствуют нервозность, находясь off-line, врут относительно времени пребывания в Интернете, и чувствуют, что Интернет порождает проблемы в работе, финасовом статусе, а также социальные проблемы (Egger, 1996). Morhan-Martin (1997), Scherer(1997), также установили, что студенты страдают от академической неуспеваемости и ухудшения отношений, и что это связано с неконтролируемым ими использованием Интернет (приводится по Янг, 1997).

    Поскольку большую часть Интернет — зависимых в исследовании Янг составили те, кто пользуется сервисами Интернет, основной частью которых является общение, то ее выводы относительно всех Интернет-зависимых касаются скорее именно этой группы людей. Хотя, исходя из данных Янг, можно выделить две совершенно различных группы пользователей: висящих на общении ради общения (91 %) и висящих на информации (9%). Но в ее исследовании такие группы Интернет-зависимых нет выделялись.

    Относительно того, какие особенности Интерната являются для них наиболее привлекательным, 86 % Интернет-зависимых назвали анонимность, 63% — доступность, 58 % — безопасность и 37 % — простоту использования.

    По данным Янг, Интернет-зависимые используют Интернет для получения социальной поддержки (за счет принадлежности к определенной социальной группе: участия в чате или телеконференции); сексуального удовлетворения; возможности «творения персоны», вызывая тем самым определенную реакцию окружающих , получения признание окружающих.

    Социальная поддержка в данном случае осуществляется через включение человека в некоторую социальную группу (чат, MUD, или телеконференцию) в Интернете. «Как любое сообщество, культура киберпространства обладает своим собственным набором ценностей, стандартов, языка, символов, к которому приспосабливаются отдельные пользователи». Включаясь в такую группу, человек получает возможности поддержки позитивного образа «Я» за счет позитивной социальной идентичности.

    По мнению Янг, будучи включенными в виртуальную группу, Интернет — зависимые становятся способными принимать больший эмоциональный риск путем высказывания более противоречащих мнению других людей суждений — о религии, абортах и т.п. В реальной жизни Интернет-зависимые не могут высказать аналогичные мнения даже своим близким знакомым и супругам. В киберпространстве они могут выражать эти мнения без страха отвержения, конфронтации или осуждения потому, что другие люди являются менее досягаемыми и потому, что идентичность самого коммуникатора может быть замаскирована.

    Анализ различных форм общения в Интернете позволяет сделать вывод о том, что Интернет благодаря его особенностям является удобным средством для изучения идентичности.

    В качестве таких особенностей различные авторы выделяют анонимность, доступность, невидимость, множественность (Turkle, 1997 Young, 1997), безопасность, простоту использования (Young, 1997).

    Благодаря этому восприятие человека человеком становится отделенным от базовых категорий социального познания, которые выражены во внешнем облике, таких, как пол, раса, возраст и принадлежность к определенному социальному слою. Это порождает два ряда феноменов: во-первых, в Интернет становится возможным конструирование виртуальных личностей; во-вторых, благодаря отличиям реального общения от виртуального становится возможной Интернет-зависимость. То, какими характеристиками обладает идентичность общающихся в Интернете людей, как она соотносится с их виртуальной идентичностью, каковы причины «игр с идентичностью» и Интернет — зависимости, нуждается в дальнейшем изучении.

    Griffiths.M. Technological Addictions. Routledge, 1995.

    Internet Behavior and addiction. http://www.ifap.ethz.ch/

    Kelly P. Human Identity Part 1: Who are you? / Netropolitan life/E-lecture from the univercity cource about the net. 1997 http://www-home.calumet.yorku.ca/pkelly/www/id1.htm

    Reid. E. Cultural Formations in Text-Based Virtual Realities/ A thesis submitted in fulfillment of the requirements for the degree of Master of Arts. Cultural Studies Program. Department of English. University of Melbourne. January 1994. http://fun91.kivikko.hoas.fi/

    Turkle Sh. Constructions and Reconstructions of the Self in Virtual Reality/ Massachusetts Institute of Technology. Idenity workshop. 1997.

    Young, Kimberly S. What makes the Internet Addictive: potential explanations for pathological Internet use./Paper presented at the 105th annual conference of the American Psychological Association, August, 1997, Chicago, IL http://www.pscw.uva.nl/sociosite/psyberspace.html

    Войскунский А. Е. Общение, опосредованное компьютером/ Диссертация . кандидата психологических наук. М., 1990.

    Волович А. С. Особенности социализации выпускников средней школы. /Диссертация . кандидата психологических наук. М., 1990.

    Лейбов Р. Язык рисует Интернет. http://inter.net.ru

    Паравозов И. Разговорчики в сетях http://inter.net.ru

    Анастасия Жичкина. Социально-психологические аспекты общения в Интернете

    Источник:
    Аспекты общения
    Телекоммуникации с помощью компьютерных сетей — принципиально новый пласт социальной реальности. Психологические исследования в этой области ведутся сравнительно недавно, преимущественно в рамках
    http://septemberfox.ucoz.ru/biblio/zgichkina.html

    Аспекты общения

    ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

    ГРУППЫ В ОРГАНИЗАЦИЯХ

    СОЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ

    КОММУНИКАЦИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ

    ЛИЧНОСТЬ И ОРГАНИЗАЦИЯ

    БУДУЩЕЕ ОРГАНИЗАЦИЙ

    Речевое общение представляет собой сложный процесс, в изучении которого можно выделить разные аспекты: собственно лингвистический (анализ тех языковых средств – фонетических, интонационных, лексических, грамматических, которые используются в коммуникации), психологический (установка общающихся друг относительно друга, их коммуникативные интенции, индивидуальные особенности поведения и т. п.), социальный. Последний аспект включает в себя статусные и ролевые различия между людьми (о понятиях социального статуса и социальной роли см. в главе 3), проявляющиеся в актах коммуникации, общественные стандарты и требования, предъявляемые к тем или иным формам речевого поведения, социальные различия между говорящими в их отношении к собственным и чужим моделям речевого поведения и т. п.

    Рассмотрим некоторые проблемы, относящиеся к социальному аспекту речевого общения.

    При исследовании речевого общения часто неявно предполагается, что человеческая среда, в которой происходит общение, однородна в социальном отношении. Между тем весьма обычны ситуации, когда коммуникация осуществляется представителями разных социальных слоев и групп. Таково, например, общение судьи, подсудимого, обвинителя, адвоката и свидетелей в зале суда, посетителей на приеме у представителей власти, в ролевых парах типа "покупатель — продавец", "врач — пациент", "хозяин квартиры – сантехник", "водитель такси – пассажир" и т. п.

    Для успеха коммуникации необходимо своеобразное взаимное приспособление участников коммуникативной ситуации. Такое приспособление может касаться: 1) набора языковых средств; 2) правил их использования в данной ситуации; 3) тактик речевого общения; 4) при контактном общении – ее невербальных компонентов (жестов, мимики, телодвижений и т. п.). Для всех четырех типов коммуникативного приспособления имеет значение различие коммуникантов по признакам "свой / чужой" и "выше / ниже" (в некоторой социальной или возрастной иерархии). Дадим краткую характеристику разных сторон речевого общения.

    1. При общении со "своим", т. е. человеком из той же социальной среды и при этом знакомым говорящему, последний более или менее свободен в выборе языковыхсредств; при общении с "чужим" происходит селекция язы ковых средств – путем переключения на стилистически более официальный регистр, самоограничений языкового репертуара (например, рабочий, общаясь с врачом или с судьей, избегает ненормативной лексики, которая обычна для его речевого поведения в общении со "своими"), а также в виде редукции сугубо индивидуальных речевых черт (слова и выражения, которые человек любит употреблять в общении с "домашними", едва ли уместны в разговорах с офи циальными лицами).

    Подобная селекция наблюдается и при общении взрослого и ребенка, начальника и подчиненного, командира и солдата и т. п.

    2. Правила использования языковых средств различаются в зависимости от того, происходит ли общение в привычной для говорящего социальной среде или в непривычной. В первом случае довольно часты отступления от нормативных форм речи (ср. семейные словечки, обороты, присловья, а также речевую специфику других малых социальных групп; см. об этом более подробно в разделе "Микросоциолингвистика" главы 4). При общении в непривычной социальной среде говорящий вынужден с большей аккуратностью следовать правилам употребления языковых средств, в противном случае его ждет коммуникативная неудача (недоумение, непонимание, отказ от общения) или своеобразные санкции со стороны тех, с кем он вступает в контакт (насмешки, осуждение, возмущение и т. п.).

    В рассказе А. П. Чехова "Новая дача" инженер Кучеров спрашивает деревенских мужиков, зачем они пускают скотину в его огород и сад, рубят деревья в лесу, перекопали дорогу. Он говорит им:

    " – Вы же за добро платите нам злом. Вы несправедливы, братцы. Подумайте об этом. Убедительно прошу вас, подумайте. Мы относимся к вам по-человечески, платите и вы нам тою же монетою".

    Из всей его речи мужики уразумели только то, что надо платить (этот глагол понят ими в конкретном, вещественном смысле):

    " – Платить надо. Платите, говорит, братцы, монетой. "

    В другой раз, встретив крестьян, Кучеров говорит раздраженно, возмущенный бессмысленностью их поступков по отношению к нему и его семье:

    «Инженер остановил свой негодующий взгляд на Родионе [старом кузнеце] и продолжал:

    – Я и жена относились к вам, как к людям, как к равным, а вы? Э, да что говорить! Кончится, вероятно, тем, что мы будем презирать вас. Больше ничего не остается.

    Придя домой, Родион помолился, разулся и сел на лавку рядом с женой.

    – Да. – начал он, отдохнув. – Идем сейчас, а барин Кучеров навстречу. Да. глядит на меня и говорит: я, говорит, с женой тебя призирать буду. Хотел я ему в ноги поклониться, да оробел. Дай Бог здоровья. Пошли им Господи.

    Степанида перекрестилась и вздохнула.

    – Господа добрые, простоватые. – продолжал Родион. – "Призирать будем. " – при всех обещал. На старостилет и. оно бы ничего. Вечно бы за них Бога молил. Пошли, Царица небесная. ».

    3. В понятие тактика речевого общения входят такие компоненты, как инициатива коммуникативного контакта, установка на общение, "иллокутивное вынуждение" (термин А. Н. Баранова и Г. Е. Крейдлина [Баранов, Крейдлин 1992]). Здесь имеется в виду согласование участниками общения коммуникативных намерений, которые они облекают в форму тех или иных речевых актов – просьбы, требования, сообщения, приглашения, обещания и т. п., – соотношение диалогических и монологических форм речи, пау-зация (в частности, допустимость / недопустимость, обязательность / необязательность, краткость / протяженность пауз) и др.

    Рассмотрим с этой точки зрения общение врача и пациента.

    В типичном случае это представители разных социальных слоев. Хотя инициатива обращения к врачу может исходить от пациента, "ведущим" в их диалоге является, несомненно, врач. Он задает вопросы, и пациент обязан на них отвечать; он приказывает: – Дышите! – Задержите дыхание! – Разденьтесь! – Лягте на кушетку! – и пациент обязан подчиняться. Врач рекомендует, запрещает, стращает возможными последствиями нарушения врачебных предписаний, и это не вызывает протеста, поскольку входит в систему ролевых ожиданий, характерных для социальной роли врача.

    Само взаимодействие "врач – пациент" с необходимостью предполагает установку на общение (с этим можно сравнить взаимодействие в паре "следователь – подследственный", где установка на общение может присутствовать только у следователя). Врач и пациент периодически меняются ролями говорящего и слушающего, и хотя в целом их общение можно характеризовать как диалог, в этом диалоге допустимы более или менее значительные по объему фрагменты монологической речи – например, когда врач составляет анамнез и выслушивает рассказ пациента обо всех его прошлых и настоящих недугах. В процессе общения врача и пациента допустимы и нормальны паузы, причем регулирует паузацию, как правило, врач – например, при выслушивании ритмов сердца, при измерении артериального давления и т. п. (ср. общение в ситуации "своей" социальной среды, когда возникновение пауз скорее спонтанно, чем вынуждаемо одной из сторон общения).

    Различия в тактиках речевого общения могут касаться также способов реализации одних и тех же языковых и па-раязыковых средств. Например, манера говорить, принятая среди представителей современного русского просторечия, в интеллигентской среде иногда оценивается как агрессивная (повышенная громкость обычной "информационной" беседы, резкость интонаций, оберучная размашистая жестикуляция, телодвижения, имитирующие те или иные физические процессы, и т. п.), тогда как с точки зрения говорящего – носителя просторечия такая манера общения агрессивной не считается. В интеллигентской среде при передаче чужого мнения или чужих высказываний не принято подражать манере говорения, которая характерна для цитируемого лица; в просторечной среде имитация чужой речи с элементами передразнивания (при отрицательной оценке того, кто имеется в виду, его действий и т. п.) – явление вполне обычное.

    4. Невербальные компоненты коммуникативной ситуации – жесты, мимика, телодвижения – более разнообразны и свободны при общении людей среди "своих". В чужой среде, и особенно при общении "снизу вверх", эти компоненты находятся под социальным контролем, который суживает рамки жестовых и мимических реакций, и под самоконтролем участников коммуникации.

    Из этой краткой характеристики разных сторон речевого общения видно, что в общем случае взрослый человек владеет некоей совокупностью социализированных, принятых в данном социальном коллективе норм общения, включающих как собственно языковые нормы, так и правила социального взаимодействия. Эти нормы обязательны для людей, живущих в данном языковом сообществе, при их речевом поведении как в социально однородной, так и в социально неоднородной среде.

    В языке существуют "зоны", в большей или меньшей мере чувствительные к влиянию социальных факторов. Например, формы обращения к собеседнику, стереотипы приветствий, прощаний, поздравлений, извинений и т. п. – словом, вся система речевого этикета в наибольшей степени обусловлена социальными характеристиками коммуникантов и ситуацией общения. При этом в разных языках и языковых сообществах действуют разные рекомендации и запреты, касающиеся употребления тех или иных этикетных формул. Эти формулы достаточно условны: на их месте могли бы быть другие языковые выражения с тою же функцией, однако традиция – культурная и языковая – закрепила в употреблении именно данные речевые формы, а не какие-либо иные, и пренебрежение условностями этикета, попытки "вольничать" с этикетными шаблонами могут вести к непониманию и конфликтам.

    Если вы начинаете общение с вашим знакомым без обычного здравствуй(те) или добрый день, то он может либо оскорбиться, либо предположить, что у вас случилось нечто, выбившее вас из обычной колеи и заставившее пренебречь формами этикета.

    Уход из гостей без прощания оценивается в русском обществе как невежливое поведение; англичане же относятся к этому иначе, и в русском языке даже существует оборот "уйти по-английски" – незаметно и потому не прощаясь (любопытно, что в английском языке то же действие обозначается словосочетанием totakeFrenchleave, т. е. ‘уйти по-французски’).

    Обращение по имени в соответствии с русскими обычаями возможно лишь к близкому или хорошо знакомому человеку. При этом обычно используется не полное, так называемое паспортное, имя, а уменьшительное: не Вячеслав, а Слава, не Екатерина, а Катя (правда, в последнее время, особенно в молодежной среде, наблюдается тенденция использовать в этой функции полную форму имени: Александр, Леонид, Святослав, однако это еще не стало общерусской нормой). У американцев принято более свободное употребление личного (и часто также уменьшительного) имени: например, коллеги по научной работе – не обязательно друзья или близкие знакомые! – могут называть друг друга Билл, Боб, Сьюзи.

    На юге США в прошлом существовали очень строгие различия между обращениями белых к черным, с одной стороны, и черных к белым – с другой. От рабов всегда требовалось обращаться к каждому из правящей социальной группы, добавляя вежливое сэр, или мистер, или мадам. К ним же обращались: бой или только по имени.

    Среди некоторых национальностей современной Индии о лице, занимающем высокое социальное положение, принято говорить, употребляя местоимение и глагольные формы множественного числа. В буквальном переводе это звучит так: Судья начали заседание; Доктор заняли место председателя. Такое лицо и о себе говорит в столь же почтительной форме: мы пошли, нас предупредили, а не я пошел, меня предупредили. С этим можно сравнить обороты, существовавшие в старом русском просторечии: Барыня кушают, Барин гневаются, а также клише, начинавшее царские постановления: Мы, милостию Божией государь и император всея Руси Николай Второй.

    Местоимение 2-го лица единственного числа, соответствующее русскому ты, используется в языке раджастхани (Индия) при дружеском обращении вышестоящего к нижестоящему или старшего по возрасту к младшему. Такое обращение возможно также в случае, когда говорящий ощущает большое интеллектуальное превосходство над адресатом (или это превосходство признается всеми членами данного социума): например, деревенский мудрец, к которому односельчане обращаются за советом и помощью, всем без исключения говорит ты, в том числе и сильным мира – богатому торговцу, землевладельцу.

    В Венгрии, по наблюдениям венгерского лингвиста академика Ф. Паппа, обращение на ты (te) широко распространено в среде интеллигенции и мало встречается у крестьян: крестьяне обращаются друг к другу на вы, даже жена мужа называет на вы (а он ее – на ты). Среди интеллигентных людей одной профессии принято обращение на ты, даже если между собеседниками большая разница в возрасте и они мало знакомы друг с другом: на ты может происходить, например, общение специалистов, впервые встретившихся на профессиональной конференции. Если жёны на ты, то и их мужья, несмотря на возможную значительную разницу в возрасте и не очень близкое знакомство друг с другом, тоже должны придерживаться этой формы личного обращения.

    У некоторых народов речевой этикет очень своеобразен и сложен. Например, в сельских районах Мексики в обращениях к собеседникам используются два местоимения 2-го лица: литературное испанское ustedи менее вежливое Ш (сравните русские Вы и ты или немецкие Sieи du). Но любопытно, что уважительное ustedиспользуется не только в официальных ситуациях и при обращении младших к старшим, но и при обращении. к собакам и кошкам, тогда как других животных называют на tu. Это связано со спецификой культурно-бытовых традиций, в которых собакам и кошкам отводится особое место: в отличие от других животных, собака и кошка постоянно находятся в доме (или при доме), они как бы члены семьи. Местоименное обращение ustedи служит своеобразным отличительным признаком такого особого положения этих домашних животных.

    Чрезвычайно разработанная система речевого этикета сохраняется по традиции в Японии и некоторых других странах Востока. У японцев существуют иерархически упорядоченные совокупности форм приветствий, рекомендаций, просьб, благодарности и т. п., использование которых зависит от социального статуса собеседника, его возраста, пола, уровня культуры и других признаков (подробнее об этом можно прочитать в книге [Алпатов 1973]).

    Еще более сложны и дифференцированы формы вежливости в таких языках, как корейский, тибетский, яванский. Корейцы, например, различают шесть рядов морфологических форм, каждая из которых связана с определенными отношениями между собеседниками: если социальное положение говорящего ниже, чем социальное положение адресата, употребляются одни формы, если выше – другие, при равенстве – третьи. Различаются по использованию этих форм виды речевого общения младшего по возрасту со старшим, женщины с мужчиной, мужчины с мужчиной и т. д. Кроме того, еще два ряда форм служат для обозначения разных отношений между говорящим и тем, о ком (или о чем) идет речь в данной ситуации.

    В тибетском языке одно и то же значение выражается по-разному, имеет ли говорящий в виду себя или кого-либо другого, к кому он относится с почтением. Например, слова и и goзначат ‘голова’, но и – почтительная форма, а go обыкновенная (о своей голове говорящий не скажет и, а только go). Так же различаются слова gongpaи sampa‘мысль’, chhabи chpu‘вода’ и некоторые другие.

    На этих примерах мы убеждаемся, что формы речевого этикета отличаются не только национальным, но и социальным своеобразием. Способ обращения к собеседнику, виды приветствий, благодарности, приглашения, прощания и т. п. зависят от социального положения обоих коммуникантов, их пола и возраста, от характера их взаимоотношений.

    Речевой этикет – лишь одна из "зон", испытывающих на себе влияние социальных факторов, регулирующих использование языковых средств. На других участках языковой системы это влияние имеет более скрытые и сложные формы. Например, оказывается, что социальные факторы не только формируют условия, в которых развивается и функционирует язык, но и входят в качестве компонентов в структуру языковых единиц.

    Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас: ( Регистрация )

    Источник:
    Аспекты общения
    Речевое общение представляет собой сложный процесс, в изучении которого можно выделить разные аспекты: собственно лингвистический (анализ тех языковых средств – фонетических, интонационных,
    http://s0ci0.ru/problemy-sociolingvistiki/86-socialnyj-aspekt-rechevogo-obshheniya.html

    Социально-психологические аспекты общения посредством Интернета

    Социально-психологические аспекты общения посредством Интернета

    СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕНИЯ В ИНТЕРНЕТЕ. 1. Основные формы общения в Интернете и их особенности.

    2. Карнавальная составляющая как один из факторов коммуникативного феномена чатов. Специфика общения в чате.

    3. Некоторые психологические аспекты специфики общения в Интернете. 4.

    Феномен Интернет — зависимости и его анализ. 1. Понятие и критерии Интернет — зависимости.

    2. Причины Интернет — зависимости. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОВЕДЕНИЯ В ИНТЕРНЕТЕ.

    ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР ОБЩЕНИЯ. 1. Социологические исследования поведения в Интернете.

    2. Виртуальное обучение настоящее и будущее. 3.

    Проблема девиантного поведения в Сети. ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ПРИЛОЖЕНИЕ Собака, сидя за компьютером, говорит своей соседке — А в Интернете никто не знает, что я собака шутка ВВЕДЕНИЕНеоспоримым фактом является то, что Интернет сегодня — это самый колоссальный источник информации, который знало человечество. Но его возможности, такие, как оперативность, быстрота и доступность связи между пользователями на дальних и близких расстояниях, позволяют использовать Интернет не только как инструмент для познания, но и как инструмент для общения.

    Можно выделить некоторые предположения об особенностях общения через Интернет 1. Анонимность. Несмотря на то, что иногда возможно получить некоторые сведения анкетного характера и даже фотографию собеседника, они недостаточны для реального и адекватного восприятия личности.

    Кроме того, наблюдается укрывание или презентация ложных сведений. Вследствие подобной анонимности и безнаказанности в сети проявляется и другая особенность, связанная со снижением психологического и социального риска в процессе общения — аффективная раскрепощенность, ненормативность и некоторая безответственность участников общения. Человек в сети может проявлять и проявляет большую свободу высказываний и поступков вплоть до оскорблений, нецензурных выражений, сексуальных домогательств , так как риск разоблачения и личной отрицательной .

    Источник:
    Социально-психологические аспекты общения посредством Интернета
    Социально-психологические аспекты общения посредством Интернета СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕНИЯ В ИНТЕРНЕТЕ. 1. Основные формы общения в Интернете и их
    http://5ballov.qip.ru/referats/preview/33959/?diplom-sotsialno-psihologicheskie-aspektyi-obscheniya-posredstvom-interneta

    (Visited 3 times, 1 visits today)
  • Популярные записи:

    как отомстить мужчине тельцу Зодиакальный гороскоп МУЖЧИНА ТЕЛЕЦ Телец любит изысканную еду и напитки,… (2)

    Женская психология любви Женская психология в любви Каждая из нас мечтает о любви… (2)

    Как записать в контактах лучшую подругу Как записать лучшего друга в телефонеКак в телефонной книге записать… (2)

    витамины для нервов Витамины ПЕНТОВИТ Лучшие витамины для нервной системы/Лето 2015: Супер Ногти… (2)

    Девушка добавляется в друзья что написать Девушка добавляется в друзья что написать добрый день,александр поскольку вы… (2)

    COMMENTS