Навязчивая идея психиатрия

Навязчивые идеи

Краткий толковый психолого-психиатрический словарь . Под ред. igisheva . 2008 .

Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС . Майк Кордуэлл . 2000 .

Смотреть что такое «Навязчивые идеи» в других словарях:

Навязчивые идеи — такие представления или мысли, которые появляются в сознании и настойчиво удерживаются в нем против желания субъекта. Они не только мешают свободному течению мыслей, но влияют также на волевую деятельность. Например, довольно распространенный вид … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Навязчивые идеи — непроизвольно возникающие неправильные мысли. Сопровождаются критичным к ним отношением, но невозможностью избавиться … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Навязчивые идеи (обсессии) — (obsession) стойкие мысли, идеи, импульсы или образы, которые являются повторяющимися и назойливыми и вызывают тревогу … Общая психология: глоссарий

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ — НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ, психопато логич. явления, характеризующиеся тем, что определенные содержания многократно возникают в сознании больного, сопровождаясь тягостным чувством субъективной принудительности. Больной отдает себе полный отчет в… … Большая медицинская энциклопедия

Навязчивые состояния — – неадекватные или даже абсурдные и субъективно тягостные мысли, представления, побуждения, страхи и действия, возникающие помимо или вопреки воле пациентов, при этом значительная часть из них осознаёт их болезненную природу и нередко пытается им … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Навязчивые явления — навязчивые состояния, ананказмы, обсессии, идеи, воспоминания, страхи, влечения, возникающие у человека упорно, неодолимо, зачастую тягостные для личности, не сопровождающиеся утратой принадлежности к своему «Я»; навязчивыми могут быть и… … Большая советская энциклопедия

идеи навязчивые — идеи, от которых больной не может избавиться, несмотря на понимание их объективной необоснованности … Большой медицинский словарь

навязчивые психические состояния (навязчивые явления, идеи, ананказмы, обсессии) — тягостные мысли, идеи, воспоминания, страхи и побуждения к действию, неожиданно возникающие у человека помимо его воли, неодолимо приковывающие к себе все его Я . Н.п.с. наблюдаются при неврозах и у здоровых людей при переутомлении, чрезмерном… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Идеи навязчивые — Один из видов навязчивых состояний. Характеризуются непроизвольным, и даже вопреки воле, возникновением, отсутствием видимой связи с содержанием мышления. Они воспринимаются больным как чуждые, но не могут быть устранены волевым усилием.… … Толковый словарь психиатрических терминов

Идеи навязчивые — неконтролируемые мысли, воспоминания, представления, умственные действия чуждого, непонятного, бессмысленного и не связанного с реальностью содержания, по отношению к которым пациенты большей частью сохраняют сознание их неуместности и/ или… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Источник:
Навязчивые идеи
Краткий толковый психолого-психиатрический словарь . Под ред. igisheva . 2008 . Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС . Майк Кордуэлл . 2000 .
http://psychology.academic.ru/4340/%D0%9D%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D1%87%D0%B8%D0%B2%D1%8B%D0%B5_%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%B8

Сверхценные идеи

Сверхценные идеи были выделены как самостоятельный симптомокомплекс К. Вернике в 1882 году. Это мысли или комплексы их, возникающие в связи с той или иной реальной ситуацией, но в дальнейшем доминирующие над другими в течение длительного времени и занимающие не свойственное их действительному значению преобладающее положение в сознании больного благодаря тому, что они сильно затрагивают эмоциональную сферу. Наличие подобных идей сопровождается значительным эмоциональным напряжением.

По своему содержанию, как полагает, например, В. А. Гиляровский (1938), это представления, которые особенно затрагивают личность и обнаруживают тенденцию застревать в сознании. Они оказывают большое влияние на все течение мыслей. По существу они не представляют ничего странного, нелепого и психологически понятны. По определению О. Бумке (1929), это мысли или целые комплексы их, приобретающие на долгое время благодаря своему чувственному тону преобладание над всеми другими. По содержанию и в особенности по своему значению для личности они могут быть чрезвычайно разнообразными.

В некоторых случаях могут возникать сверхценные идеи собственной исключительности. Например, человек, который пишет стихи и, может быть, удостаивался за это какой-то похвалы, начинает далее писать с особым увлечением и напором, полагая, что он чрезвычайно талантлив, гениален. В связи с такими представлениями он и вести себя начинает определенным образом, подчеркивая свою незаурядность. Непризнание же этого окружающими он расценивает как проявление недоброжелательности, зависти. Такие сверхденные идеи собственной значительности могут возникать и в отношении других, также явно переоцениваемых способностей — музыкальных, художественных и пр.

В практике врача-психиатра часто наблюдается развитие так называемых ипохондрических сверхценных идей. В подобных случаях какое-либо незначительное, банальное расстройство (например, обострение колита, ринита и др.) в глазах больных начинает принимать характер серьезного заболевания, которое может вызвать самые неблагоприятные последствия. В связи с этим подобные больные начинают очень энергично лечиться. Они продолжают лечение даже тогда, когда симптомы болезни исчезли. Подобные больные используют самые разные методы лекарственной и нетрадиционной терапии, применяют массаж, используют особые растирания, проводят курсы «уринотерапии» и др., несмотря на рекомендации врачей прекратить лечение в связи с отсутствием даже минимальных признаков какого-либо расстройства.

Сверхценные идеи отличаются от бреда толкования тем, что в их основе лежат реальные факты и события, тогда как для интерпретативного бреда объяснения с самого начала его возникновения характерны ошибочные умозаключения, так называемая кривая логика. Бредовые идеи представляют собой результат патологического сдвига во всем мышлении. В отличие от навязчивых мыслей сверхценные идеи характеризуются тем, что содержание их далеко не случайно. В соответствии с этим сверхценные идеи не представляются больным насильственными, чуждыми их сознанию идеями, от которых хочется избавиться. Наоборот, сверхценные идеи кажутся больным вполне естественными, побуждающими к тому, чтобы отдаться им.

Сверхценные идеи со временем при благоприятных условиях постепенно исчезают, в то время как бредовые идеи имеют тенденцию к усложнению, генерализации, поведение больных при этом становится нелепым, некорригируемым. В некоторых случаях возможен переход сверхценных

идей в бредовые через состояния, которые К. Бирнбаум (1915) обозначил как сверхценный бред. Однако в этих случаях речь уже идет о бреде, который характеризуется выраженной эмоциональной напряженностью, наличием «понятных» связей между фабулой бреда и событиями, на фоне которых формируется бред.

Фундаментальное и оригинальное исследование проблемы сверхценных идей провел в нашей стране В. М. Морозов (1934), поэтому его работу, проиллюстрированную яркими клиническими примерами, далее (до конца этой главы) мы приводим полностью.

По определению Вернике, сверхценная идея — это «воспоминание о каком- либо особенно полном аффекта переживании или о целом ряде подобных, связанных между собой переживаний». Они приобретают одностороннее господство как известные доминирующие круги представлений. Содержание их может быть очень разнообразно в зависимости от характера переживания. Например, они могут развиться после смерти родственника, неправильного судебного приговора и т. д. По Вернике, в отличие от навязчивых представлений и аутохтонных мыслей, они не воспринимаются как чуждые сознанию, больные рассматривают их как выражение своей собственной личности, считают их разумными и обоснованными.

Вернике различал нормальные и болезненные сверхценные идеи. Главное различие он видел, во-первых, в соответствии мотива и вызванного им аффективного переживания и, во-вторых, в возникновении других психотических симптомов и именно добавочных бредовых идей, «объясняющих бредовых представлений» (Erklarungswahnvorstellungen). Вследствие этого часто сложное содержание возникшей психотической картины не соответствует вызвавшей ее простой причине, и в силу этого ухудшается прогноз. По Вернике, сверхценная идея может быть начальной стадией прогрессирующего острого или подострого психоза, включая прогрессивный паралич. Сверхценная идея

может даже вызвать особую болезненную форму, особый бредовой психоз Zircumscripte Autopsychose). Описанные Вернике в «Grundriss der Psychiatrie» случаи относятся, по-видимому, к настоящим бредовым идеям.

Этим даны два самых существенных, неразрывных между собой качества сверхценной идеи: 1) сильнейшая аффективная окраска по сравнению со всеми остальными мыслями и представлениями и как бы «монополизирование аффекта в пользу одного содержания»; 2) как следствие этого, господствующее центральное положение, которое занимает сверхценная идея во всей душевной жизни и деятельности субъекта.

Другим существенным моментом является отграничение сверхценных идей от навязчивых представлений. Ряд авторов сближали те и другие (Ашафенбург, Циен, Гитциг). Навязчивая идея обычно является чуждой для сознания больного, носит паразитирующий характер. Больной относится к ней критически (по крайней мере, в спокойном состоянии), пытается с ней бороться. Она проникает в сознание, нарушает течение мыслей насильственно, принудительно, против воли больного. Сверхценная идея рассматривается больными как выражение своего собственного «я», идентифицируется с его личностью, является для него близкой и понятной, не носит характера

чуждости. Сверхценную идею тоже не следует смешивать с комплексами в смысле Юнга и Блейлера. Кречмер показал это с большой убедительностью. В настоящей работе мы приводим часть собранных нами случаев.

«Случай 1. Больная П-ва, 43 лет, замужняя, колхозница, малограмотная. Поступила в психиатрическую клинику 1-го Московского мединститута 15 ноября 1931 года, выписалась 16 апреля 1932 года. Отец умер от рака легких. Раздражительный, грубый, властный, деспотичный, бил жену и детей. Религиозный, трудолюбивый. Тетка по отцовской линии по характеру была похожа на отца. Мать умерла в 73-летнем возрасте. Общительная, отзывчивая, живая, веселая. Два брата общительные и веселые. Один брат — расчетливый, аккуратный, раздражительный, настойчивый.

Психический статус: ориентирована, легко вступает в контакт, обстоятельна; считает, что она больна, но по вине мужа, из-за того, что он живет с невесткой и переменил свое отношение к больной; считает себя обиженной, оскорбленной, говорит, что все время грустит, плачет; говорит, волнуясь, временами на глазах появляются слезы. Считает, что ее ревность подтверждается тем, что муж ласково относится к невестке. «Эта мысль меня все время мучает». Думает, что невестка чем-нибудь приворожила мужа и устроила так, чтобы он был дерзок с больной. Ищет внимания, помощи у врача, несколько назойлива, настроение подавленное; считает, что она не поправится.

Физический статус: среднего роста, астенического телосложения, видимые слизистые бледны, тургор кожи несколько понижен. Стойкий красный дермографизм. Тремор пальцев вытянутых рук. Со стороны легких и органов брюшной полости особых изменений нет. Границы сердца — норма. На основании сердца акцентуация II тона. Периферические артерии слегка жестковаты. Пульс 75 ударов в минуту. Кровяное давление по Рива-Роччи 135/80 мм рт. ст. Черепно-мозговые нервы — норма. Зрачки одинаковые, реакция на свет живая. Коленные и ахилловы рефлексы повышены. Менструации в настоящее время нормальны.

В клинике тосклива, тревожна, ищет помощи, часто обращается к врачу, настаивает, чтобы ей давали больше лекарств, охотно общается с больными и рассказывает им о себе. Содержание высказываний однообразно; жалуется, что ее мучает ревность. Постепенно начинает поддаваться разубеждению, временами высказывает сомнение в правильности своих подозрений. Просит помочь ей помириться с мужем. Выписана с некоторым улучшением. Стала спокойней, допускает, что ее подозрения могут быть необоснованы.

Катамнез со слов родственницы в декабре 1932 года: больная поправилась, мужа теперь не ревнует, работает по хозяйству у себя в деревне».

Личность больной можно охарактеризовать как ограниченную и примитивную, близкую к эпилептоидному кругу, в то же время с выраженными астеническими компонентами. На этой почве психогенно возникает сверхценная идея ревности, около трех лет заполняющая сознание больной. Она понятна из ситуации и личности больной, является наиболее сильной в аффективном отношении и преобладает над всеми ее мыслями. Эта идея стойка, ограничена одним и тем же кругом представлений, стабильна, мало изменяется, как бы инкапсулирована на протяжении всех трех лет. В то же время больная допускает сомнение в ее верности, поддается частичному разубеждению и психотерапии. Сверхценная идея нашей больной является вместе с тем доминирующей.

«Случай 2. П-ов, 48 лет, женатый, бывший заведующий селекционным отделом опытной сельхозстанции. Поступил в психиатрическую клинику 1-го Московского мединститута 20 ноября 1930 года, выписался 1 февраля 1931 года.

Отец умер 65 лет от прогрессивного паралича. Деспотичный, властолюбивый, человек долга, общительный. Мать умерла 38лет. Остроумная, очень веселая, добрая, великодушная, развитая; тетка по матери умерла 70 лет. Раздражительная, замкнутая, ревнивая. Сестра больного умерла 50 лет. Настойчивая, решительная, с наклонностью к философии.

Физический статус: среднего роста, правильного телосложения, удовлетворительного питания, мышечная сила выше средней. Каких-либо резких отклонений от нормы со стороны сердца нет. Тоны сердца несколько глуховаты, пульс 84 удара в минуту. Arteriae radialis несколько жестки. Кровяное давление по Рива-Роччи 130/75 мм рт. ст. Зрачки правильной формы, реакция на свет живая. Черепно- мозговые нервы — норма. Резкое повышение коленных и ахилловых рефлексов. Тремор вытянутых пальцев рук.

В клинике ипохондричен, жалуется на бессонницу и слабость, часто лежит в постели, навязчив, старается каждому врачу рассказать о своем состоянии, часто просит пощупать пульс. Недоволен клиникой и лечением. Уверяет, что врачи ошибаются в отношении его; просит назначить радикальное лечение; часто просит снотворное, тогда как на самом деле спит хорошо. С больными общается охотно. Временами высказывает те же жалобы, но как-то менее убежденно. С увлечением доказывает свою точку зрения на селекцию, забывает все свои болезненные ощущения. Когда отвлекается от своих болезненных мыслей, становится даже бодрым, подвижным; однажды в шутку боролся с одним из больных и оказался более сильным, чем остался очень доволен. Выписан без заметного улучшения».

«Случай 3. Больная Б-ва, девица, 29лет, учащаяся Вхутеина. Поступила в психиатрическую клинику 1-го Московского мединститута 21 апреля, выписалась 30 мая 1932 года.

Дед по отцу прямой, честный, вспыльчивый. Убил свою жену, после того как узнал, что она имела связь до замужества. Отец убит в 1905 году. Общительный, веселый, энергичный, очень добрый. Мать общительная, раздражительная, добрая. Брат убит в 20 лет. Бесстрашный революционер, занимался изобретательством. Энергичный, смелый, деликатный, ласковый, застенчивый.

Психический статус: ориентирована, в контакт вступает легко; живо, обстоятельно, заикаясь от волнения, рассказывает о себе. Душевнобольной себя не считает. В клинику поступила для освидетельствования своего здоровья. Чутко реагирует на слова и тон собеседника, временами резка, с гордостью говорит, что она не сдастся, еще поборется, постарается завоевать жизнь. Не намерена ни в чем уступать и должна добиться своего. «С комнатой я была уже у цели, только работай». Говорит, что никогда не простит тем жильцам, которые ее преследуют и будет добиваться их осуждения. Со слезами на глазах говорит, что не занимается сейчас живописью, т. е. самым главным для нее, и даром упускает время. Против районного психиатра, констатировавшего у нее душевное заболевание, ничего не имеет. Он мог ошибиться; бывает мысль, что некоторые врачи клиники хотят выручить этого психиатра и замять все дело.

Физический статус: ниже среднего роста, астенического телосложения, пониженного питания, вес при поступлении 42 кг, видимые слизистые бледные. Сердце и легкие нормальны. Селезенка и печень увеличены. По вечерам температура до 37,5. Диагноз терапевта: малярия (?). Со стороны нервной системы ничего патологического.

В клинике своим пребыванием довольна; считает, что отдохнет здесь; говорит, что врачи оказывают ей много внимания. В то же время недоверчиво относится к части врачей, так как думает, что кто-то из врачебного персонала хочет замять все дело для того, чтобы выгородить районного психиатра, объявившего ее душевнобольной. Судебный процесс с жильцами желает во что бы то ни стало довести до конца. Постоянно говорит об этом. С большим интересом относится к жизни отделения. Часто резка и груба с больными. Ссорится с некоторыми из них; жалуется, что они ее обижают. Наблюдательна, дает неплохие характеристики некоторым больным. Выписана без заметного улучшения».

По Бирнбауму, эти вторичные бредовые образования могут быть даже, в свою очередь, самостоятельными, бредообразующими центрами. Мы избегаем в данном случае термина «бредовой», потому что говорить об одновременном сосуществовании у одного и того же субъекта сверхценной идеи и ее бредовых дериватов не представляется правильным и плодотворным и терминологически неверно. Речь всегда будет идти о воздействии сверхценной идеи как самостоятельного образования на все мысли, представления и поведение субъекта, что и наблюдается в нашем случае.

Неоднократно делались попытки различать сверхценные идеи как по содержанию их, так и по отношению к личности носителя. Бумке, учитывая содержание, особенности аффективной окраски и свойства самой личности, делит их на активные (третий случай) и пассивные (первый и второй случаи), причем указывает, что они могут переходить одна в другую. Штранский делит их на объективные (где нет связи с эгоистическими интересами личности) и субъективные. Иоссман прибегает к трехчленной классификации: 1) имеющие предметом общественные отношения; 2) выражающие отношение личности к обществу (профессия, правовая жизнь); 3) имеющие отношение только к собственной личности больного (ипохондрия).

В литературе приводилось много разновидностей носителей сверхценных идей; различного рода фанатики, участники сект, отдельные ученые и изобретатели, сутяги, ревнивцы, ипохондрики.

В клинической картине паранойи как в понимании Крепелина, так и в понимании Кречмера во всей группе параноических психопатий вообще постоянно встречаются сверхценные идеи.

Необходимо отметить значение истощающих нервную систему факторов (переутомление, инфекции, интоксикации), а также роль церебрального артериосклероза, инволюции и возрастных изменений психики. Все эти факторы, ослабляя устойчивость психики, могут способствовать более легкой фиксации сверхценных идей.

Кроме реакций и развитий у психопатов сверхценные идеи наблюдаются и при прогредиентных болезненных процессах, при эпилепсии и шизофрении. В этих случаях речь будет идти или о комбинации, о существовании у одной и той же личности процесса и душевной реакции на этот процесс, или о реакциях страдающего болезненным процессом субъекта на те или

другие психические травмы, или о психологическом развитии уже дефектной, измененной процессом личности. При клиническом анализе каждого такого отдельного случая мы должны строго различать два ряда симптомов: один ряд симптомов, вызываемый болезненным процессом, и другой ряд симптомов, обязанный или реактивному состоянию на этот процесс или реакциям и психологическому развитию уже дефектной, измененной личности. Этот второй ряд симптомов будет определяться особенностями личности больного, типом психопатии и характером воздействующих на него эмоциональных травм.

По нашему мнению, разница между патологическими и нормальными сверхценными идеями условна. По своей структуре, по своим психическим механизмам, по своему действию и те и другие близки. Свойство самой личности, особенности конституциональной почвы, наличность сильно действующих психических факторов определяют стойкость, эффективность сверхценной идеи, перерастание ею рамок обычного поведения, конфликты со средой».

Источник:
Сверхценные идеи
Паталогия мышления Навязчивые расстройства Бред Сверхценные идеи Сверхценные идеи были выделены как самостоятельный симптомокомплекс К. Вернике в 1882 году. Это
http://www.psyportal.net/350/sverhtsennyie-idei/

Сверхценные идеи: реальность, которая превращается в мифы и мифы, которые становятся реальностью

Сверхценные идеи: реальность, которая превращается в мифы и мифы, которые становятся реальностью.

Сверхценные идеи напоминают лабиринты и зеркала, в которые мы все иногда заглядываем в определенных значимых ситуациях. Каждый человек очень дорожит своими чувствами, здоровьем, репутацией и всем иногда хотелось бы знать, о чем думает собеседник.

Изначально каждый живет по своему сценарию и у любого есть свои убеждения, которые покажутся странными для другого человека.

Каждый человек обладает своими сверхценными идеями: для кого-то важен порядок на рабочем столе, а кто-то слишком болезненно реагирует на шутки со стороны друзей и начинает подозревать их в неискренности или агрессии. Все — яд, дело только в дозе; все люди имеют свои сверхценные идеи, но не все умеют с ними жить.

Сверхценные идеи возникают тогда, когда человек начинает погружаться в переживания такого рода. Если человек обладает природной подозрительностью в общении с людьми, ему может показаться, что он точно знает мысли окружающих и с помощью логического мышлении создаст яркую историю о том, что же именно говорят за его спиной. Люди часто создают мифы, а затем живут в них, даже не подозревая об этом.

Например, синдром хронического неуспеха: человек внутренне ориентирован на неудачу и интуитивно выбирает наихудший вариант развития событий в собственной жизни. Он как бы программирует судьбу, это случается вследствие внутреннего ощущения безаппеляционной истины (сверхценная идея правоты). Человек точно знает, что мир вращается не в ту сторону, истина существует одна, и он ее постиг.

Сверхценные идеи по сути своей либо гипертрофированные природные потребности и инстинкты: страхи, убеждения и ценности, которые проецируются во внешний мир, либо слишком острое и болезненное восприятие реальности, которая контрастирует с представлениями человека.

Сверхценные идеи, возникают вследствие сильных чувств, переживаний и эмоциональных потрясений: чувства обиды, слепой любви и ревности, или вследствие непризнания и борьбы. Также может возникать неадекватное поведение, на фоне интенсивных психических переживаний и в силу большой эмоциональной заряженности.

Следует определить понятие «сверхценная идея» — глубокое убеждение или чувство, которое человек ценит, которым он дорожит сильно и безоценочно, стремится подтверждать и развивать свою идею.

Яркая отличительная черта, отличающая сверхценные идеи от бреда или синдрома навязчивых состояний — парадоксальная логичность. Личность, несущая в себе сверхценную идею справедливости, например, становится чрезвычайно осторожной в изложении своих мыслей и постоянно прислушивается к информации, которая поступает. Общаясь, находит, что в самом сообщении или интонации собеседника была неискренность или еще хуже обман, оскорбление или упрек. Важно то, что личность находит вполне рациональные аргументы неправоты собеседника и часто может заставить его чувствовать себя виноватым. Лишь после многократного повторения таких ситуаций присутствие сверхценной идеи становится очевидно для людей, окружающих такого человека.

Сверхценные идеи — это не только ошибочные, но и односторонние суждения или группы суждений, которые вследствие своей резкой аффективной /чувственной/ окраски начинают доминировать и управлять личностью. Мир как бы делится на черное и белое: то, что совпадает со сверхценной истиной и то, что противоречит ей. Интересно, что сверхценные идеи возникают вследствие потребности личности в них. Это определенный сценарий или план, какой должна быть жизнь, человек сам создает для себя очень жесткие рамки и затем боится заглянуть за пределы, которые были созданы.

Сверхценные идеи можно классифицировать как сильную защиту от внешней нестабильности жизни. Мир имеет множество красок, оттенков и полутонов, сильные личности видят много оттенков и им это нравится. Чем неустойчивей личность, тем сложнее ей воспринимать разнообразие, оно тревожно и неконтролируемо, а когда сверхценная идея полностью сливается с личностью остается только черное и белое, хорошее и плохое. Формально механизмы мышления при сверхценных идеях не нарушаются, однако логика мышления становится парадоксальной [1].

На начальных стадиях формирования сверхценных идей, путем веских логических доводов, нередко с большим трудом, все же удается убедить субъекта в ошибочности его суждения. Однако, после того, как идея поглощает личность, чужие доводы могут быть только ошибочными.

Сверхценные идеи, как правило, образуются вследствие эмоционального потрясения и взаимодействия со средой. На интенсивность формирования сверхценных идей влияют завышенные ценности. Ценности можно разделить на три основных уровня:

  • завышенные ценности;
  • «акцентуированные» (гиперактуализирующиеся в соответствующих условиях) ценности;
  • ценности-cоответствия общепризнанным нормам.

По характеру взаимодействия личности со средой различают 3 варианта взаимодействия личности и ситуации, завершившегося образованием синдрома сверхценных идей.

Первый вариант — завышенные ценности, которые присутствуют на протяжении длительного периода жизни и в определённых ситуациях трансформируются в сверхценные идеи. Ситуации, в которых сверхценные идеи актуализируются, как правило, имеют завышенное значение только для самой личности, окружающим же искренне непонятны причины настолько болезненных реакций.

К таким личностям относятся в основном глубоко психопатические личности (патологические ревнивцы, «вечные» ипохондрики, «борцы за правду» и другие).

Поскольку все люди разные, причины их поведения тоже разнообразны. В этой группе так же выделяют подгруппы:

Личности со сверхценными идеями внутренне дисгармоничны, их ценности дисгармоничны также и в реальном мире таким людям крайне неуютно. Патологические ценности и гипертрофированные оценки, которыми в последующем руководствуется личность, не могут приносить ни желаемых результатов, ни быть приняты обществом.

Второй вариант — сверхценные идеи являлись результатом взаимодействия личности с легко ранимыми («акцентированными») ценностями и субъективно значимой психотравмой [2].

У таких личностей отмечаются отдельные психопатические черты в определенных ситуациях, но всё же они способны строить свою жизнь и контролировать идеи в определенных жизненных ситуациях. Сверхценная идея проявляется лишь при сочетании субъективных ценностей и определенной ситуации. Сверхценные идеи таких личностей, являются следствием эмоционального нарушенного оценивания ситуации.

Третий вариант — сверхценные идеи вызываются объективно травмирующей ситуацией, своеобразно переработанной человеком до гиперболизированных оценок. Идеи актуализируются при реальной или мнимой угрозе личности. Однажды пережитое сильное эмоциональное потрясение влияет на жизнь, восприятие и поведениe личности в дальнейшем. Любое схожее событие вызывает сильные эмоции.

Так же важна форма проявления таких идей: выделяют мыслительные и эмоционально-образные сверхценные идеи.

Эмоциональную основу идеи составляет страсть — сильное, устойчивое и длительное чувство, которое, тем не менее, можно логически объяснить или хотя бы охарактеризовать. Поведение, связанное со сверхценной идеей, большей частью стеничное, целеустремлённое, планируемое, незначительные перемены становятся стрессовыми [1]. В отдельных случаях с помощью логических доводов возможно снизить важность идеи.

Вторая форма («аффективная») отличается ярко проявляющейся напряжённостью переживаний и очевидностью их доминирования [1]. Личность как бы поглощается идеей, и даже не пытается объяснить природу и важность идеи. Подкрепление идеи происходит при помощи воображаемых образов и предположений. Приводимые доводы ситуативны, непостоянны, а порой и противоречивы. Рассуждениями отчётливо управляет «эмоциональная» логика. Аргументами выступают сиюминутные эмоции, чувственные переживания при этом факты учитываются редко или искажаются. Ошибочность и противоречивость ярко проявляются в выводах, каких-либо суждениях. Поскольку ключевым фактором являются эмоции, убеждения весьма неустойчивы, периоды уверенности в истине сменяются неустойчивыми убеждениями, которые провоцируют страхи и ощущение беспомощности, неуверенности и потерянности, затем цикл повторяется.

Сверхценные идеи нередко переходят в навязчивые идеи. Навязчивыми идеями называются представления и мысли, непроизвольно вторгающиеся в сознание больного, который понимает всю нелепость их и в то же время не может с ними бороться [1].

Сверхценные идеи также неотъемлемый компонент синдрома навязчивых состояний. В состав этого синдрома, наряду с навязчивыми мыслями, входят навязчивые страхи (фобии) и навязчивые влечения к действиям.

Сверхценные идеи нарушают психическое равновесие и создают напряжение, которое личность затем пытается снять с помощью своеобразных ритуалов в форме повторяющихся навязчивых действий. Человек оправдывает необходимость и логичность своей сверхценной идеи и страдает от синдрома навязчивых состояний, которые приносят ему дискомфорт.

Сверхценные идеи характеризуются четырьмя основными факторами:

Сверхценные идеи — это искусственно созданная реальность с множеством лабиринтов. Большинство сверхценных идей — это защита от проблемы выбора, потребности в самостоятельности, страх перед общепризнанными рамками и боязнь быть не таким как все. Иногда это даже может стать способом бегства от себя, что даже может удасться. Однако следует помнить, что выход из одного лабиринта часто является входом в другой. Интересно так же то, что сверхценные идеи часто бывают отражением тени, которая была открыта Карлом Густавом Юнгом. Высокопорядочные люди, склонные к морализированию, часто подавляют агрессию в обществе и выражают ее через поучение других, проявляя агрессию к «инаковерующим».

Так же подозрительность, мнительность и недоверие часто проявляются у людей неуверенных в себе — они проецируют свою неуверенность на других. Однако возможен и противоположный аспект: возможно, человек сам склонен к обсуждению чужих поступков и ждет того же от окружающих.

Сверхценные идеи — результат совокупности множества факторов и стечений как психологических феноменов, так и индивидуальных свойств человека. Все люди совершенно различны и каждый относится к определенному психотипу со своими чертами характера. Характерологические черты свойственны всем людям и в соответствии с ними в определенных жизненных ситуациях могут возникнуть определенные сверхценные идеи. Таким образом, каждому типу личности соответствует определенный тип сверхценных идей. Выделяют такие личностные радикалы — основные пути взаимодействия личности со средой.

На характер сверхценных идей влияет так же ведущий радикал характера.

Можно выделить такие характерологические радикалы и соответствующие им сверхценные идеи:

1. Истероидный радикал — личность обладает слабой нервной системой, высокой переключаемостью внимания и интересов. Высокая потребность в признании, склонность к артистизму, ярким и экстравагантным поступкам. Людям такого характера характерно: стремление во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих и отсутствие объективной правды как по отношению к другим, так и к самому себе (искажение реальных соотношений) [5]. Ясперс охарактеризовал такое поведение как — «стремление казаться больше, чем это на самом деле есть».

Одни события оцениваются для него очень важно и тонко другие же остаются незамеченными. Такие личности реагируют не на объективные факты, а на те детали, которые интересны только им.

Крайне тонко и остро воспринимая одно, личность истероидная оказывается совершенно нечувствительной к другому; добрый, мягкий, даже любящий в одном случае человек обнаруживает полнейшее равнодушие, крайний эгоизм, а иногда и жестокость в другом; гордый и высокомерный, он подчас готов на всевозможные унижения; неуступчивый, упрямый вплоть до негативизма, он становится в иных случаях согласным на все, послушным, готовым подчиниться чему угодно; бессильный и слабый, он проявляет энергию, настойчивость, выносливость в том случае, когда это потребуют от него законы, господствующие в его психике. Эти законы все же существуют, хотя мы их и не знаем и они нелогичны [4].

2. Эпилептоидный радикал — обладает постоянным эмоциональным напряжением. Вследствие такого напряжения стремится все контролировать и управлять. Характеризуются раздражительностью, вплоть до ярости. Могут присутствовать навязчивые страхи, тоска и т.д. Очень активны, напряженно деятельны, настойчивы и даже упрямы, в общении — эгоистичны, нетерпеливы и крайне нетерпимы к мнениям других, резко реагируя на любые возражения. Их мышление инертно, вязко, новый опыт не воспринимается. Стремятся занимать позицию лидера. Им свойственны такие чувства как: крайняя раздражительность, доходящая до приступов ярости, во-вторых, приступы расстройства настроения (с характером тоски, страха, гнева).

Сверхценные идеи заключаются в постоянной борьбе за свои интересы, потребности и права. Важно отметить, что требования всегда логичны и не терпят ни малейшей критики. Такой человек всегда за что-то борется и всегда четко видит врага — если же его нет, он его придумает.

В борьбе за свои воображаемые права такой человек часто проявляет большую находчивость: очень умело отыскивает себе сторонников, убеждает всех в своей правоте, бескорыстности, справедливости и иной раз, даже вопреки здравому смыслу, выходит победителем из явно безнадёжного столкновения, именно благодаря своему упорству и мелочности. Но и потерпев поражение, он не отчаивается, не унывает, не сознает, что он не прав — наоборот, из неудач он черпает силы для дальнейшей борьбы. Сверхценные идеи логичны — такой человек способен увлечь людей за собой ради собственной выгоды.

4. Эмотивный радикал — наименее подвержен сверхценным идеям, поскольку психика такого человека очень подвижна. Любое незначительное событие увлекает его. Склонен, к пространственному мышлению. Чаще всего это веселые, открытые и даже простодушные люди. Эмоциональная переключаемость выражается в том, что малейшая неприятность омрачает их душевное расположение и приводит их в глубокое уныние, хотя и ненадолго, новая информация в корне меняет настроение. Хотя их настроение не меняется без причины, поводы могут быть чрезвычайно незначительны. На эмотива может действовать и дурная погода, и резко сказанное слово, и воспоминание о каком-нибудь печальном событии, и т.д.

Они обыкновенно прекрасно уживаются в создаваемых другими рамках хорошо налаженной жизни, но зато чрезвычайно быстро теряются в условиях, требующих находчивости и решительности, очень легко давая патологические реакции на неприятные переживания, хотя сколько-нибудь выводящие их из душевного равновесия [4]. Важно отметить, что несмотря на легкость переключения внимания такие личности все же глубоко и тяжело переживают сильные эмоциональные потрясения. На фоне посттравматических состояний (катастрофы, аварии, потери близких и т.д.) также могут возникать сверхценные идеи.

5. Шизоидный радикал — творческие и оригинальные личности со своеобразным мышлением. При общении с таким человеком часто возникает ощущение, что он либо знает какую-то тайну или просто живет в каком-то другом мире и просто без особого интереса присутствует в этой реальности. Оригинальность и аналитический склад мышления заставляет личность постоянно анализировать внешние факторы, собственные переживания и их взаимодействие. Такие личности склонны к формированию далеко идущих выводов, правил, они живут в соответствии со своим оригинальным порядком.

Личность, будучи отчужденной от действительности, в то же время находится в постоянном и непримиримом внутреннем конфликте с самим собой. В поведении таких людей обращают на себя внимание непоследовательность и недостаточность связи между отдельными импульсами. Им сложно находится в общепризнанных рамках. Данным персонажам так же свойственна «аристократическая» сдержанность, а то и просто чопорность — и это не прихоть, в некоторых случаях это выработанное в течении жизни умение, защита и средство держать других людей на расстоянии во избежание разочарований, которые. неизбежны при близком общении. Это люди крайностей, не знающие середины — «все или ничего, они недоверчивы и подозрительны, они склонны к преувеличениям, в своих симпатиях и антипатиях большей частью проявляют капризную избирательность и чрезмерную пристрастность.

6. Гипертимный радикал — люди обладающие данным радикалам, как правило, в хорошем настроении подвижны и часто весьма одарены. Они обладают, гибким мышлением их психика многосторонняя. Часто душевно добры и отзывчивы. Это люди, быстро откликающиеся на все новое, энергичные и предприимчивые. К сожалению, у каждой медали две стороны: внешний блеск сливается с большой поверхностью и неустойчивостью интересов, которые не позволяют вниманию надолго задерживаться на одном и том же предмете, общительность переходит в чрезмерную болтливость, в работе им не хватает терпения, они склонны к построению воздушных замков. Так же их общение крайне неустойчиво — их обещаниям нельзя верить. Многие из них авторитарны и не приемлят противоречия их сиюминутным желаниям Многие сильно себя переоценивают. Остроумны, но часто пользуются своим умом задевая окружающих.

7. Тревожный радикал — характеризуется наибольшим спектром сверхценных идей. К ним можно отнести и ипохондрические переживания связанные со здоровьем и мнительные переживания о том, что про них думают окружающие, страх ответственности и попросту страх принятия себя. Таким личностям трудно себя проявлять и отстаивать свое мнение.

Такие люди, как правило, постоянно чем-то расстроены, озабочены чем-то, жизнь кажется бессмысленной, во всем они отыскивают только мрачные стороны. Их прирожденный пессимизм способен омрачить любое событие. Они просто не способны радоваться событиям так как постоянно помнят о том что все конечно и о трудностях которые предстоят, прошлое же доставляет только угрызения совести по поводу действительных или мнимых ошибок, сделанных ими. Чрезвычайно осторожны. Они чрезвычайно чувствительны ко всяким неприятностям, кроме того, какое-то неопределённое чувство тяжести на сердце, сопровождаемое тревожным ожиданием несчастья, преследует постоянно многих из них. Некоторые опасаются будущего, другие же не могут отпустить прошлое. Такие люди часто мысленно возвращаются к давно ушедшим и незначительным для большинства людей других типов событиям и винят себя в них.

Постоянное чувство вины и самобичевание приводит к крайней подозрительности. Соответственно, им часто кажется, что окружающие относятся к ним с презрением, смотрят на них свысока. Это заставляет их сторониться других людей, замыкаться в себе. Иной раз они настолько погружаются в свои самобичевания, что совсем перестают интересоваться окружающей действительностью, делаются к ней равнодушными и безразличными [4]. Вечно угрюмые, мрачные, недовольные и малоразговорчивые, они невольно отталкивают от себя даже сочувствующих им лиц. Однако, если все же удается создать теплую и сочувствующую атмосферу то они могут стать приветливыми и отзывчивыми. К сожалению, такие люди неспособны находится в таком состоянии продолжительное время. Оставив веселое общество, они снова принимаются за мучительное копание в своих душевных ранах.

Наиболее характерны для них сверхценные идеи, связанные с подозрением окружающих в обсуждении его персоны, страх перед будущим, как таковым, склонность интерпретировать все происходящее в наихудшем свете., Иногда подчас они стремятся изменить и даже сверхкомпенсировать свою «неполноценность», причем именно в тех сферах жизни (например, в общении), неудачи в которых переживаются ими особенно остро.

Какими бы не были идеи, они всегда изменяют и начинают управлять личностью. Можно предположить, что внутренняя свобода дает определенный иммунитет от формирования сверхценных идей — разумеется, данное утверждение не относится к реальным психотравмирующим событиям. Чтобы не погрязнуть в однотипных убеждениях, можно использовать технику А. Адлера для развития всестороннего мышления. Для этого не нужно много усилий — стоит лишь вспомнить какое-либо событие или диалог и придумать, как можно больше противоположных вариантов причин, почему все было именно так, а не иначе. Это упражнение интересно тем, что открывает совершенно новые взгляды на обыденные вещи. Чем разнообразнее становится жизнь, чем больше вариантов позволит себе увидеть человек, тем меньше для него будут значить идеи абсолютной истины в противоречии.

  1. Брагин Р. Б. Психопатологические формы сверхценных идей // Краткие тезисы докладов Тамбовской областной научно-практической конференции психиатров. — Тамбов, 1977. — С. 62–63.)
  2. Брагин Р. Б. О механизмах образования сверхценных идей // Неврология и психиатрия: Республиканский межведомственный сборник. — Киев: Здоров’я, 1972. — Вып. 2. — С. 175–178.
  3. Брагин Р. Б. К взаимоотношению сверхценных и бредовых идей // Тезисы научной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Петра Борисовича Ганнушкина (29–30 июня 1975 г.). — М., 1975. — С. 121–123.
  4. psylist.net
  5. Ганнушкин,«Избранные труды». typelab.ru

© Публикуется с любезного разрешения автора

Источник:
Сверхценные идеи: реальность, которая превращается в мифы и мифы, которые становятся реальностью
Сверхценные идеи — их сущность, причины возникновения
http://psyfactor.org/lib/ideas3.htm

(Visited 2 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Прохождение детектора лжи Как пройти детектор лжи: может ли полиграф ошибиться? Знать правду… (1)

Половое влечение у девочек Девочкам о мальчиках и наоборот… Мужчины и женщины отличаются друг… (1)

Если у мужчины корявый почерк что это значит Определение по почерку характера человека Чтобы безошибочно определить особенности человека… (1)

Любовь на расстоянии текст Shami, Дима Карташов - Любовь на расстоянии текст песниShami, Дима… (1)

Как женщина передает энергию мужчине? И как мужчина… Женщина создана природой, чтобы дарить мужчине творческую энергию созидания Женщина… (1)

COMMENTS