Навязчивое состояние

Навязчивое состояние

Страх. Фобия. Навязчивое состояние. Тревога. Что это такое?

Страх — неприятное чувство ощущения риска или опасности вне зависимости от того, реальны они или нет. Страх также описывают как чувство исключительной неприязни к какому-либо состоянию или объекту (боязнь темноты, боязнь привидений и т. д.). Страх представляет собой одну из основных эмоций; ощущение устойчивых страхов называется фобией.

«Повернуться лицом к собственным страхам – значит заглянуть в темные, мрачные тайники самого себя, и не для того, чтобы почувствовать раскаяние, стыд или заняться самобичеванием, а чтобы высвободить заключенные в них потенциальные жизненные силы.» (Хосе Стивенс)

Первое знакомство с мироощущением у человека начинается с семьи. Для ребенка семья становится своеобразной психодрамой, где смешиваются любовь и ненависть, ревность и зависимость, страх и тоска. Родители, которые его любят и защищают, могут также на него напасть, покинуть, умереть, упасть духом, ругать, пытаться контролировать и т.д., поэтому ребенок порой испытывает двойственные чувства по отношению к родителям (амбивалентность). Нашей культурой и средой предписывается любить родителей, поэтому негативные впечатления находят свое выражение в фигурах ведьм, бабы-Яги, драконах и др. Предсказуемость уменьшает тревогу, страх и беспокойство, так как она подразумевает уменьшение неуверенности и беспомощности, которые являются основными факторами появления этих чувств.

Доказательством этого утверждения является то, как дети любят, чтобы им читали и рассказывали сказки, которые их вначале очень пугают, любят смотреть и слушать «страшные» истории, триллеры и ужасы. Маленькие дети и подростки смотрят фильмы ужасов, чтобы, испугавшись, вновь обрести контроль над своими страхами.

Возрастные страхи, в идеале, должны проходить по истечении определенного времени, однако у эмоционально чувствительных детей они могут трансформироваться и закрепляться. В свою очередь, реакция родителя на страх ребенка должна быть спокойно-сопереживающей. Попробуйте обсудить с ребенком его страх, попросите его описать чувства и сам страх. Чем больше ребенок будет говорить о страхе, тем лучше — чем больше он говорит, тем меньше боится.

Следует отметить, 90% всех страхов детей порождаются семьей и стойко поддерживаются ею. Главное, что нужно сделать родителям в таких случаях, — это устранять основные причины повышения общей тревожности ребенка. Для этого внимательно присмотритесь к ребенку, к самим себе, ко всей ситуации в семье в целом. Необходимо эти страхи родителям поискать в себе и с ними работать. Преодоленные страхи в себе, у детей отсеиваются автоматически.

Страх – одно из самых настоящих чувств, обмануться относительно которых очень тяжело (в отличие от других чувств, особенно по отношению к тем или иным людям). Если уж он есть, то это слишком очевидно. Перечислю лишь некоторые варианты страхов: страх пауков и змей, страх темноты, страх замкнутых пространств, страх перед агрессией, страх психических заболеваний, страх за близких людей, страх преступности, страх начальства, страх изменений в личной жизни, страх перед старостью, страх за свое сердце, страх перед бедностью, страх экзамена, страх перед снижением своего социального статуса, страх смерти, страх высоты, страх перед конкретными событиями в будущем, страх порчи, страх заболеть неизлечимым заболеванием, страх наказания, страх быть высмеянным и униженным, страх потерять расположение значимых лиц, сексуальные страхи, страх публичных выступлений, страх перед собственными мыслями.

Навязчивые страхи (фобии) – интенсивная и непреодолимая боязнь, охватывающая человека, несмотря на понимание ее бессмысленности и попытки с ней справиться.

Фобии возникают при навязчивых состояниях, относящихся к расстройствам мышления. Навязчивые состояния — это такого рода переживания, когда у человека помимо его воли возникают («навязываются») какие-то страхи, сомнения, мысли, влечения, действия. Каждому из нас знакомо навязчивое повторение каких-либо слов (так называемых «слов — паразитов»), навязчивое напевание понравившейся мелодии и т. д.

Выделяют три основных синдрома навязчивых состояний: фобический, обсессивный и компульсивный. При этом к фобиям относятся навязчивые страхи, под обсессиями понимаются навязчивые мысли (навязчивый счет, навязчивые сомнения, воспоминания, влечения и т. п.), компульсивный синдром включает навязчивые действия (например, постукивание карандашом по столу во время разговора, тики, ритуалы и пр.

Термин «фобия» происходит от греческого «phobos» — страх, ужас. Причина возникновения фобического страха часто оказывается вытесненной из сознания человека.

Не каждого страха в жизни надо пугаться и не от каждого стремиться избавиться.

Страх – это нередко проявление «инстинкта самосохранения». Тот же страх высоты, очень распространенный, является часто естественным нашим ощущением. И если вы просто «от греха» избегаете слишком сильно высовываться из окна на высоком этаже – это, что называется, «понятно и в пределах нормы». А вот если вы в результате по этому поводу ни жить, ни работать не можете выше первого этажа – вот тогда уже можно говорить о фобии как о невротическом явлении.

Во многих случаях именно страх выполняет роль своего рода защитного механизма, оберегая нас от всякой опасности, посягающей на наше благополучие. Страшась, человек становится более бдительным, способным предохранить себя от беды, спастись от надвигающейся угрозы. Итак, страх свойственен каждому человеку в какой-то степени и может исполнять защитную роль, оберегая нашу жизнь от всевозможных опасностей.

Многие проявляющиеся в жизни человека страхи на самом деле фобиями не являются. Фобия – разновидность невроза. И неверно любые страхи, даже самые внешне нелепые, априори называть фобиями. Даже если вы боитесь вроде бы не грозящих вам ничем вещей или явлений – это не фобия в полном смысле этого слова. Даже страх темноты – не фобия! Страх еще чего угодно – не фобия! Но при одном условии – если этот ваш страх не довлеет надо всей вашей жизнью, не влияет тотально на любые ваши решения, не ведет вас по жизни.

Фобии следует строго отличать от бреда. При фобическом синдроме человек ясно осознает навязчивый, болезненный характер одолевающего его страха, что является отличительной особенностью невротического уровня расстройств. В случаях бреда больной глубоко уверен в «реальности» собственного страха, критика к своему состоянию отсутствует.

Еще фобию нередко путают с так называемыми «посттравматическими стрессовыми расстройствами» – тяжёлой реакцией на психотравмирующее событие, выходящее за рамки обычного человеческого опыта. Эти страхи скорее больше похожи на «страх как проявление инстинкта самосохранения» (и лишь при определенных условиях могут перерасти в фобии). И нередко могут быть скорректированы с помощью определенных методик.

Навязчивости — это явления психической жизни, суть которых в том, что определенные содержания более или менее регулярно возникают в сознании человека, помимо его желания и воли. Навязчивыми могут быть: желания, воспоминания, мысли, страхи, действия и т.п.

При этом человек, преследуемый навязчивостями, сохраняет к ним критическое отношение, понимая всю их нелепость и чуждость его рассудку. Когда же он пытается прекратить их усилием воли, результатов это не приносит.

Навязчивости не оказывают прямого влияния на интеллектуальную деятельность и не приводят к ее снижению. Однако они ухудшают работоспособность и эффективность деятельности человека. Как правило, навязчивые состояния сопровождаются депрессивными эмоциями и чувством тревоги.

Причины подобных явлений следует искать во внутренней, не проявленной психической жизни человека, в эмоциональных переживаниях, которые либо скрыты от него самого, либо недостаточно им осознаваемы. Так, глухое чувство стыда или вины заставляет психику искать средства, способные эту вину или стыд приглушить. Возникают так называемые ритуальные действия, целью которых как раз и является уменьшение чувства вины, ее искупление.

Стоит заметить, что страдают от навязчивостей, как правило, люди, в поведении которых рассудочность явно превалирует над чувственностью. Такой человек может уверять, что он ничего не чувствует в ситуации, вызывающей очень сильные эмоциональные переживания у других людей. Подобное нарушение баланса между чувствами и разумом, игнорирование чувств и сосредоточенность на интеллектуальном опыте является благодатной почвой для разного рода навязчивостей.

Страх – это ожидание чего-то определенного, тревога – неопределенного, но ситуативного, «одноразового», а экзистенциальная тревога — ожидание постоянного присутствия в жизни непредвиденных событий. Страх и тревогу могут испытывать и животные, но экзистенциальная тревога присуща только человеку.

Различие страха и тревоги. У страха есть конкретный объект, с этим объектом можно как-то встретиться, проанализировать его, побороться с ним, вытерпеть его, как-то к нему отнестись. Со страхом жить легче, если знаешь, чего бояться. Гораздо хуже, когда не знаешь, чего бояться.

С экзистенциальной тревогой нельзя бороться, потому что нет объекта, которому надо идти навстречу, кроме бытия в целом. Если человек охвачен тревогой, он, оказывается, лишен опоры — возникает беспомощность, дезориентация, неадекватные реакции. Поэтому в состоянии тревоги человек всегда стремится к тому, чтобы строго определять объекты страха, ведь со страхом можно как-то взаимодействовать. Превращение тревоги в страх, неважно перед чем, помогает избавиться от этого ужаса. Это позволяет понять секрет популярности всевозможных триллеров, ужастиков, которые нам в больших количествах предлагают, и мы в больших количествах потребляем. Они порождают конкретные страхи, которые замещают место размытой, экзистенциальной, неустранимой тревоги и становится легче.

Есть три формы тревоги: 1)тревога судьбы и смерти, 2)тревога пустоты и утраты смысла и 3)тревога вины и осуждения. Все это формы экзистенциальной тревоги, потому что они присущи существованию как таковому. Они неустранимы. Их просто надо осознать и принять.

Вообще сама по себе тревога — это нормально, не надо бояться тревоги, не надо стараться избавиться от тревоги в процессе психотерапии.

Нормальная тревога возникает, когда человек чувствует, что его ценностям что-то угрожает, что что-то для него значимое находится под угрозой. Например, это может быть угроза физической жизни как таковой, или угроза психологической жизни, например, лишение свободы или угроза ценности, которая значима для человека, например, патриотизм, любовь к конкретному человеку и так далее. Это нормальное и во многих отношениях конструктивное чувство. Нормальная тревога, соразмерная угрозе, не нуждается в вытеснении или других каких-то формах психологической защиты. Если объективная ситуация изменяется, тревога уйдет сама. Попытка вытеснить тревогу, ее ликвидировать, попытка ее уничтожить приводит только к перерастанию тревоги нормальной в тревогу патологическую.

Тревога патологическая, или невротическая — это тревога, несоразмерная поводу, которая порождает вытеснение, подавление, другие формы конфликта. Невротическая тревога — это симптом того обстоятельства, что человеку не удалось в свое время должным образом решить жизненную ситуацию. И избавиться от невротической тревоги он может только в том случае, если научится конструктивно жить с тревогой нормальной, потому что экзистенциальную тревогу устранить невозможно. Если человек стремится вообще избежать тревоги, это ведет его к избеганию жизни вообще.

Сталкиваясь с тревогой, человек учится внутренней вере и подлинной уверенности, причем иначе этому научиться нельзя. Только таким способом личность достигает зрелости. Сама по себе тревога – это хорошо. Более высокий уровень осознания тревожности сопутствует более высокому интеллектуальному потенциалу. Никакая творческая деятельность невозможна без разрыва ожиданий и реальности, поэтому способность ощущать этот разрыв – условие одновременно и тревоги, и творчества.

Тревога сопровождает нас, когда мы делаем выбор между двумя альтернативами: выбор будущего или прошлого. В будущем всегда присутствует неизвестность. И в этом содержится неустранимый корень человеческой тревоги, потому что, выбирая направленность в будущее, мы тем самым принимаем на себя тревогу. Выбор прошлого, выбор неизменности. Когда мы выбираем прошлое, то возникает вина за упущенные возможности. Мы оказываемся перед выбором: взять на себя вину или взять на себя тревогу. И то, и другое вызывает достаточную степень дискомфорта, сопоставимую между собой. Однако эти два выбора не равноценны с точки зрения личностного развития.

Выбор прошлого — это выбор попытки законсервироваться, которая все равно не может привести, в конечном счете, к успеху. Выбор будущего, выбор неизвестности и тревоги, сопровождающей ориентацию в будущее, создает определенный потенциал, перспективы для развития личности. Преодолеть состояние тревоги и дать возможность жить человеку позволяет его мужество.

Тревога конструктивна, она делает человека готовым к неожиданностям. Отсутствие тревоги — это неготовность к неожиданностям. Только благодаря тому, что я тревожусь, я вооружен. В каком-то смысле, тревога – это наш инструмент взаимодействия с нашим будущим, настройка на него. Как говорил Гераклит: «Если ты не ожидаешь неожиданного, то не познаешь сокровенного». Это и есть тот самый страх и риск, который в каком-то смысле является общим содержанием всей нашей жизни.

Одной из основных задач нашей жизни является интеграция этого страха и риска. И задача психологов заключается в интеграции этого страха и риска в философии жизни человека, другого пути нет.

В границы психической нормы вписывается та доза тревоги, которая не разрушает, не парализует деятельность. Здесь критерии чисто функциональные. Но слишком высокий уровень тревоги разрушает нас в настоящем.

У каждого своя индивидуальная психологическая конституция, кто-то может вынести больше, кто-то меньше.

1) Не зацикливаться на отрицательных эмоциях, перекрыть их приятными воспоминаниями или занятиями, которые доставляют удовольствие. Реализовываться в тех областях, которые получаются у вас лучше всего. У каждого, даже самого робкого человека, всегда есть поле уверенности — то пространство, то время, те обстоятельства и условия, то дело, тот человек — с кем, где и когда все получается, все легко и ничто не страшно. Не нужно добиваться полного спокойствия в любой ситуации, ждать, что страх испарится, что скованность и волнение пропадут. Для деятельности как раз необходимо волнение, боевое возбуждение.

2) Бороться стоит не со страхом, а с его интенсивностью. Чем больше борется человек, желая избавиться от этих навязчивых мыслей, тем более они овладевают им. Испытывать страх присуще каждому человеку без исключения.

Страх — древнейший защитный ответ всех живых существ на опасность или на ее возможность. Как ни парадоксально, но лучший способ по-настоящему избавиться от страха – это признать, что вам бывает страшно, и научиться жить с этой мыслью. Поэтому нужно признать свой страх и даже погрузиться в него, разрешить себе бояться. И вскоре вы заметите, что его интенсивность постепенно снижается.

Травма — это приостановка в развитии, блок в нервной системе.

Здоровье — это движение, а не состояние покоя, отсутствия проблем.

Ситуация, в которой произошла фиксация страха и возникло сопротивление, содержит в себе огромный потенциал и возможность выйти на принципиально новый уровень развития.

3) Физическая активность и упражнения сжигают избыток адреналина. Психологические проблемы могут провоцироваться и самоотравлением организма, когда кишечник не чистится полновесно, когда недостает мышечной работы, чтобы вырабатывать «вещества удовольствия» — эндорфины, когда кровь недостаточно насыщается свежим воздухом.

Скрытые телесные неустройства, как и недостаточная наполненность жизни, часто оповещают о себе сбоями и разладами именно на психическом уровне.

4) Психотерапия поведения — форма психотерапии, служащая целям снижения эмоциональной восприимчивости по отношению к определенным ситуациям. В чём состоит суть метода? Страх, тревога, фобия неразрывно связаны с напряжением. Нет напряжения — не может быть и страха. Иными словами, если человек сможет расслабиться в фобической ситуации, фобия исчезнет.

Метод имеет наибольший эффект тогда, когда можно достаточно точно определить ту ситуацию (или предмет), в которой произошла фиксация страха (или стыда).

5) Депрессия и тревога возникают в значительной степени из-за того, что человек возлагает на себя бессмысленные обязанности, не обоснованные рационально.

Слишком много он должен делать, а про то, что он хочет, его не спрашивали с детства, потом он уже сам стал относиться к себе подобным образом. Невнимание к своим чувствам, подавленность самых естественных человеческих чувств ещё с детства. А душа-то – живая, просится наружу, дает о себе знать, и чем дольше происходит подавление базовых чувств, тем в более извращенном, интенсивном и неестественном виде предстанут подавленные чувства.

6) « Метод лечения неврозов Виктор Франкл назвал «парадоксальной интенцией». (Интенция — намерение, стремление.) Тот самый симптом, от которого пациент страдает и хочет избавиться, вменяется ему в обязанность, становится его заданием, его «надо».

Если человека мучает страх, парализующее волнение — перед выступлениями, например, перед полетом на самолете или перед поездкой в лифте, — психотерапевт предлагает пациенту вызывать эти страхи намеренно и как можно сильнее! Надо идти навстречу предмету своего страха, надо стараться усилить свой страх произвольно, стараться бояться. Это то отношение, которое позволяет довольно успешно, как показывает практика, справиться со страхом. Как можно выразительнее изображать, возводить в гротеск! И страх уменьшается, а затем уходит.

«Не спите ночью? — говорил Франкл пациентам с бессонницей. — Прекрасно. Старайтесь не спать! Старайтесь изо всех сил, бодрствуйте! Боритесь с мельчайшей крупицей сна! Добросовестно, честно боритесь, как делает это ребенок, когда ему интересно еще пободрствовать, поиграть, позабавиться, хотя уже наступило скучное время спать. Посмотрим, что из этого выйдет, сумеете ли вы одолеть сон.»

Пациенты Франкла, выполнявшие это назначение добросовестно, с изумлением сообщали, что после какого-то критического момента сон вдруг начинал сваливать их так быстро, как никогда — словно подземная река, наконец-то прорывшая себе русло. Так излечиваются зацикливания и неврозы.» (Из сборника «Методика лечения неврозов», Изд.МГУ, 2003 г)

7) Принятие себя. В тебе есть все хорошее и все плохое, любые качества, которые только можно представить. И совсем избавиться от своей Тени, не удастся никогда.

Признай себя единой душой — изменяющейся, развивающейся и бесконечно разной по своим проявлениям! Боязнь себя и своих проявлений навязаны ещё в детстве принятием только своего «светлого» образа. А это лишь урезанный образ реальности.

8) Вот еще один важный ответ, не рассматриваемый в научной литературе. Оказывается наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие (или недостаток) любви.

«В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение»(1Ин.4,18).

«Любовь — это лекарство от всех болезней, и это лекарство часто предписывают, но редко принимают.»(Карл Август Меннингер).

«Если вы стремитесь разрешить какую-нибудь проблему, делайте это с любовью. Вы поймете, что причина вашей проблемы в недостатке любви, ибо такова причина всех проблем.» (Кен Кэрри).

Релаксация (расслабление) несовместима со страхом и тревогой, поскольку последние связаны с напряжением, а релаксация является состоянием, противоположным напряжению. Именно поэтому столкновение с вызывающими тревогу стимулами в состоянии расслабления лишает эти стимулы способности вызывать страх. Тревога просто перестаёт возникать. Если дыхание свободно, если мышцы расслаблены и сосуды разжаты — вы уже просто не можете чувствовать страх, вы свободны. Путь к расслаблению лежит через переживание давно заглушенных зажимов и напряжений.

Источник:
Навязчивое состояние
Системные Семейные Расстановки
http://www.psyput.ru/index.php?id=209

НАВЯЗЧИВОЕ СОСТОЯНИЕ

Психомоторика: cловарь-справочник.— М.: ВЛАДОС . В.П. Дудьев . 2008 .

Смотреть что такое «НАВЯЗЧИВОЕ СОСТОЯНИЕ» в других словарях:

Навязчивое состояние — Обсессивно компульсивное расстройство МКБ 10 F42. Обсессивно компульсивное расстройство (англ. obsessive compulsive disorder букв. одержимости навязчивости расстройство; синоним: невроз навязчивых состояний) психическое расстройство, при котором … Википедия

навязчивое состояние — (син.: ананказм, навязчивость, обсессия) непроизвольное непреодолимое возникновение чуждых личности больного мыслей (обычно неприятных), представлений, воспоминаний, сомнений, страхов, стремлений, влечений, движений и действий при сохранности… … Большой медицинский словарь

Состояние Навязчивое, Обсессия (Obsession) — периодически одолевающие человека мысли, чувства или желания, которые неприятны ему и вызывают у него беспокойство, но от которых он не может никак избавиться. Несмотря на то, что навязчивое состояние начинает господствовать, человек понимает его … Медицинские термины

СОСТОЯНИЕ НАВЯЗЧИВОЕ, ОБСЕССИЯ — (obsession) периодически одолевающие человека мысли, чувства или желания, которые неприятны ему и вызывают у него беспокойство, но от которых он не может никак избавиться. Несмотря на то, что навязчивое состояние начинает господствовать, человек… … Толковый словарь по медицине

состояние навязчивое — непроизвольные, внезапно появляющиеся в сознании тягостные мысли, представления или побуждения к действию, воспринимаемые как чуждые, эмоционально неприятные. Могут проявляться в виде воспоминаний, сомнений, влечений, внешних действий. Часто… … Большая психологическая энциклопедия

НАВЯЗЧИВОЕ ПОВТОРЕНИЕ — – бессознательное воспроизведение ранее имевших в жизни человека травмирующих событий и ситуаций, определенных состояний и переживаний. Изучение неврозов навязчивых состояний и представлений привело З. Фрейда к пониманию того, что в процессе… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Состояние навязчивое — См. Расстройство обсессивно компульсивное … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

фобическое состояние — (от греч. phobos – страх, боязнь) – навязчивое неадекватное ситуации состояние страха конкретного содержания, близкое к патологическому, охватывающего субьекта в определенной (фобической) обстановке и сопровождающееся сердцебиением, обильным… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

навязчивые действия — навязчивое состояние в виде непреодолимого стремления совершать определенные движения или действия … Большой медицинский словарь

навязчивые представления — навязчивое состояние в виде непроизвольно, назойливо возникающих одних и тех же представлений … Большой медицинский словарь

Источник:
НАВЯЗЧИВОЕ СОСТОЯНИЕ
Психомоторика: cловарь-справочник.— М.: ВЛАДОС . В.П. Дудьев . 2008 . Смотреть что такое «НАВЯЗЧИВОЕ СОСТОЯНИЕ» в других словарях: Навязчивое состояние — Обсессивно компульсивное
http://psychomotor.academic.ru/10395/%D0%9D%D0%90%D0%92%D0%AF%D0%97%D0%A7%D0%98%D0%92%D0%9E%D0%95_%D0%A1%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%9E%D0%AF%D0%9D%D0%98%D0%95

Невроз навязчивых состояний

Первой вехой на пути становления клинических представлений о неврозе навязчивых состояний, после блестящих исследований P. Janet (1911), было разделение «навязчивого невроза» на невроз навязчивых состояний и психастению. S. Freud (1922) принадлежит дифференциация невроза страха и невроза навязчивости. В МКБ-8 и МКБ-9 невроз навязчивых состояний представлен в виде форм: обсессивно-компульсивного и фобического неврозов.

Большинство авторов рассматривают классические формы психастении в рамках психопатий и признают самостоятельность невроза навязчивых состояний. Не часто встречающиеся формы невротической (приобретенной) психастении вошли в МКБ-9 под шифром 300.82.

Невроз навязчивых состояний (навязчивый невроз) попадается реже, чем истерии и неврастения. Заболевание характеризуется тем, что навязчивыми симптомами практически исчерпывается вся его клиническая картина и что именно навязчивые в подобных случаях являются источником декомпенсации. При неврозе навязчивых состояний, навязчивые явления представлены очень четко. Объем сознания чаще не находят видоизменений, степень критического отношения высока, а компоненты борьбы ярко выражены.

Из всего разнообразия фобий в клиническую картину невроза навязчивых состояний обычно включаются следующие: эрейтофобия — навязчивый страх покраснения; оксифобия — навязчивая боязнь острых предметов; лиссофобия — навязчивый страх сумасшествия; агорафобия — навязчивая боязнь открытых пространств (площадей, широких улиц и др.); гипсофобия — навязчивый страх высоты; клаустрофобия — навязчивая боязнь закрытых помещений; мизофобия — навязчивый страх загрязнения; кардиофобия — навязчивый страх за состояние своего сердца.

Если некоторые из фобий при неврозе навязчивых состояний встречаются преимущественно в изолированном виде (такие, как мизофобия, эрейтофобия), то другие выступают в различных сочетаниях, причем первично возникшая фобия приводит к развитию в динамике невротического состояния вторичных, третичных и т. д. навязчивых страхов. Так, например, кардиофобия обуславливает появление клаустрофобии, агорафобии или к первично возникшей лиссофобии присоединяется навязчивая боязнь острых предметов.

Наиболее редкими симптомами невроза навязчивых состояний являются навязчивые мысли (невроз навязчивых мыслей), воспоминания, сомнения, навязчивые движения (невроз навязчивых движений), и действия (невроз навязчивых действий), которые, помимо навязчивой составляющей, характеризуются сознанием их болезненности и критическим к ним отношением.

Самая распространенная разновидность навязчивых действий — ритуалы. Ритуалы — это навязчивые действия и движения, которые сопровождаются навязчивыми страхами, опасениями и сомнениями. Следует отметить, что в широкой клинической практике нередко отмечается сочетание фобий с обсессиями, т. е. речь идет о различных вариантах обсессивно-фобичекого или фобически-обсессивного синдрома.

Клиническая картина невроза навязчивых состояний не исчерпывается лишь обсессивно-фобическими проявлениями. В ней всегда представлены и общеневротические (или, как их часто называют, неврастенические) симптомы, к числу которых относятся трудность концентрации внимания, утомляемость, нарушения сна, повышенная раздражительность и др.

При неврозе навязчивых состояний в форме невротической реакции речь идет о фобиях (чаще кардиофобиях и др.), в основе которых обычно лежит переживание страха смерти. В случае постепенного развития «>невроза (форма невротического развития) навязчивый симптомокомплекс более сложный, нередко наряду с фобиями имеются навязчивые мысли и действия. У таких больных часто развиваются ритуалы. В то время как при острых формах относительно большее значение приобретает ситуационный фактор, при формах невротического развития его роль выступает менее отчетливо; в то же время большее значение имеют особенности личности больного и условия их формирования.

По данным Л. И. Кругловой (1972), группы больных с навязчивыми состояниями политематического и монотематического содержания характеризовались по отношению ко всей выборке больных с затяжными формами неврозов (1733 человек) максимальными показателями хронизации. По всей этой группе экстенсивный показатель больных с давностью заболевания свыше 5 лет составил 65,8 %. О тяжести этих форм невроза говорят также показатели частоты их госпитализации в отделение неврозов: 45.9 % больных получили больничное лечение, в том числе 8,2 % — неоднократное.

Особенности течения невроза навязчивых состояний в отечественной литературе представлены, прежде всего, в работах Н. М. Асатиани. Она выделяет три типа его течения: первый — однократный приступ болезни, который может длиться неделями или годами; второй характеризуется рецидивами болезни, чередующимися с периодами полного здоровья; при третьем типе наблюдается непрерывное течение невроза с периодическим усилением симптоматики.

И. М. Асатиани указывает также на три стадии в течении этого невроза, отражающих тяжесть заболевания и имеющих значение для оценки поступательного и обратного развития клинической его картины. Первую стадию характеризуют навязчивые страхи, которые возникают лишь под непосредственным влиянием травмирующего раздражителя; во второй стадии навязчивые страхи возникают также в случаях одного лишь ожидания встречи с травмирующей ситуацией; для третьей стадии типично возникновение навязчивостей даже под влиянием одних лишь навязчивых представлений о возможной встрече с травмирующими обстоятельствами.

Отмечается также характерное изменение мер защиты, используемых больными для борьбы с навязчивостями. В начальном периоде это может быть только логическое самопереубеждение или мысленный уход от навязчивых страхов. В дальнейшем, при более тяжелом неврозе, больные стремятся избегать встреч с травмирующими моментами, вовлекают в свои защитные действия нередко и близких. Особенно тяжело протекает заболевание в тех случаях, когда начало невроза приходится на периоды детства, отрочества, юности, второй период зрелости и инволюции (36—65 лет). К признакам, указывающим на утяжеление «>невроза навязчивости, Н. М. Асатиани относит появление в картине заболевания навязчивых сомнений и навязчивостей по контрасту.

Н. К. Липгарт (1970) также указывает на две возможные формы борьбы больных неврозом навязчивости — активную и пассивную. При первой, которая встречается относительно реже и в самом начале заболевания, больной направляет все внимание и все свои силы на устранение навязчивого симптомокомплекса, делая все вопреки ему. При пассивной борьбе больной переключает внимание, предотвращает реализацию навязчивости или вырабатывает меры защиты — ритуалы.

Характерным для невроза навязчивых состояний изменением личности является возникновение тревожно-мнительных черт, что объясняет сближение больных неврозом навязчивости с лицами, страдающими психастенией. Больные в той или иной мере становятся тревожными, мнительными, ипохондричными, склонными к депрессивным реакциям. Однако, как подчеркивают многие авторы, указанные изменения личности чаще всего носят динамичный характер и под влиянием психотерапии в случаях уменьшения навязчивых переживаний могут существенно

ослабевать или даже исчезать.

Проведение дифференциальной диагностики невроза навязчивых состояний с другими формами неврозов требует учета клинической картины этого заболевания, а также двух других критериев — особенностей личности и специфики патогенной ситуации.

Указанные критерии, составляющие суть позитивной диагностики неврозов, весьма существенны при отграничении невроза навязчивых состояний от других заболеваний, в клинической картине которых обсессивно-фобическая симптоматика может быть значительно выраженной (психопатии, циклотимия, неврозоподобная шизофрения, органические заболевания головного мозга и др.).

Ряд авторов описывают фобические расстройства при диэнцефальной патологии. Фобии у больных с неврозоподобной формой инфекционного диэнцефалита обычно обусловлены сопутствующей психогенией. Разумеется, это не относится к состоянию страха вообще, который нередко бывает при диэнцефалитах. Чаще всего наблюдается безотчетный неопределенный страх, возникающий во время диэнцефальных кризов.

Большие трудности нередко возникают при дифференциальной диагностике между неврозом навязчивых состояний и ранним периодом медленно развивающейся шизофрении. Больные вялотекущей шизофренией (неврозоподобной, псевдоневротической, латентной, мягкой и др.), как показывают эпидемиологические исследования, составляют значительную группу среди всех больных шизофренией.

По данным В. М. Воловика (1975), невротические и психопатоподобные проявления в начальном периоде вялотекущей шизофрении установлены у 72,8 % (из 287 больных, принятых на учет диспансерами Ленинграда), а среди 434 больных, обследованных лично автором, в начале заболевания указанные расстройства отмечены в 92,4 % случаев.

Продромальный период характеризовался астеническими, невротическими, психопатоподобными, аффективными нарушениями и нейровегетативными расстройствами, отражающими срыв наиболее общих механизмов компенсации и не заключающими в себе ничего специфического. Особенно трудными в дифференциально-диагностическом плане, по данным автора, были случаи малопрогредиентной вялотекущей шизофрении, когда на протяжении длительного времени в клинической картине не появлялись «сквозные» симптомы.

На основании многолетних наблюдений инициального периода шизофрении В. М. Воловик отмечает, что ни начало заболевания в связи с актуальной психогенией, ни возникновение стойких реакций при проведении психотерапии и под влиянием ситуационных моментов не могут использоваться в качестве критериев, дающих основание исключить шизофрению. Имеющиеся здесь трудности в значительной мере обусловлены патоморфозом психических заболеваний, возрастанием роли психологических факторов в патопластике, оформлении психопатологических расстройств в инициальном периоде процессуального заболевания, особенно при вялом его течении в силу большей сохранности личности.

На основании клинико-психопатологического и клинико-анамнестического исследования 115 больных с вялотекущей неврозоподобной шизофренией Ю. И. Полищук (1986, 1988) приходит к выводу, что альтернативная постановка вопроса — невроз или эндогенный процесс — является неверной. Анализ показал, что фобии, навязчивые и другие расстройства в этих случаях являются преимущественно психогенно обусловленными. Однако их развитие и атипичные нередко проявления опосредованы патологически измененной церебральной почвой в результате малопрогредиентного эндогенного процесса. Только такое понимание этой объективно сложной проблемы, отмечает автор, предполагает более перспективное сочетание в лечении данных контингентов больных психотерапии и психотропных средств.

Источник:
Невроз навязчивых состояний
Невроз навязчивых состояний: описание заболевания
http://nevrozov.ru/nevroz-navyazchivyx-sostoyanij.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Жена хочет отстрапонить Анус на тарелочке, или как приучить мужика к страпону!Анус на… (1)

Не могу спать с мужем после любовника Great Picture27 Мощных магнитов любовницы, намертво притягивающих мужчин или ЧЕГО… (1)

Комплименты девушкам на первом свидание 10 советов для первого свидания Всю люди уникальны, а женщины… (1)

Отворот от любви Остуда на себяОстуда на себя — это эффективный способ избавиться… (1)

Алиэкспресс покупки из китая Алиэкспресс покупки из китая Описание: НАША ГРУППА С НОЯБРЯ 2012… (1)

COMMENTS