Навязчивости при шизофрении

Лечение навязчивости, неврозов, тиков у детей в Пятигорске, КМВ, Ставропольский край

Лечение навязчивости, неврозов, тиков у детей в Пятигорске, КМВ, Ставропольский край

Навязчивости – это непроизвольно возникающие непреодолимые чуждые личности больного мысли, представления, воспоминания, сомнения, страхи, влечения, движения и пр. При этом сохраняется критическое отношение к ним и попытки борьбы с этими проявлениями.

Навязчивые состояния характеризуются непроизвольным и непреодолимым возникновением мыслей, представлений, сомнений, страхов, влечений, двигательных актов. Появление навязчивостей субъективно неприятно, происходит при сохраняющемся (в отличие от бреда) понимании болезненности этих нарушений и критическом к ним отношении.

Навязчивые идеи – непроизвольно возникающие мысли, содержание которых не несет адекватной информации, что критически оценивается пациентом, который контролирует свое поведение.

Навязчивые сомнения – навязчивые мысли с мучительной неуверенностью в правильности и завершенности своих действий. Преобладают неотвязные мысли о правильности обычно уже принятых решений или совершенных действий (заперли дверь, выключил ли газ). Больные постоянно стремятся проверить себя, при этом практически не успокаиваясь.

Навязчивые действия – навязчивости, связанные с непреодолимым стремлением совершать какие-либо действия или движения. Навязчивые действия совершаются против желания, напоминают естественные, но утратившие свой смысл жесты и движения. Больные с такими привычными, повторяющимися движениями могут трясти головой, словно проверяя, хорошо ли сидит головной убор, производить движения рукой, как бы отбрасывая мешающие волосы, расправлять складки одежды и др.

Навязчивые представления – навязчивости, связанные с назойливо возникающими одними и теми же представлениями.

Навязчивые припоминания – навязчивости, связанные со стремлением вспоминать какие-либо сведения, даты, имена без какой-либо необходимости.

Навязчивые страхи (фобии) разнообразны по содержанию. Чаще всего наблюдаются боязнь открытых пространств и закрытых помещений (агорафобия, клаустрофобия), страх транспорта, страх возможности выполнения каких-либо привычных функций (глотание, мочеиспускание, половой акт и др.), связанный с тревожными опасениями неудачи. Наряду с этим нередко отмечаются страх публичных выступлений, боязнь покраснеть (эрейтофобия), проявить неловкость или замешательство в обществе, а также разнообразные нозофобии (кардиофобия, канцерофобия, боязнь сойти с ума и др.). Иногда наблюдается боязнь возникновения навязчивых страхов (фобофобия).

Навязчивые ритуалы – навязчивые движения и действия, имеющие значение заклинания и носящие защитный характер. Ритуалы обычно выступают совместно с фобиями, навязчивыми сомнениями и опасениями для предупреждения мнимого несчастья (например, гибели близких) или преодоления навязчивого сомнения (например, сомнения в благополучном исходе предстоящих на службе мероприятий). При этом в определенном порядке совершается ряд навязчивых действий – движение лишь по определенным маршрутам, использование при поездках в транспорте только головных вагонов и т. п. Выполнение ритуала обычно сопровождается чувством облегчения.

Навязчивости наблюдаются при неврозах, шизофрении, органических заболеваниях ЦНС.

Основными видами навязчивостей у детей и подростков являются:

Навязчивые страхи (фобии);

Навязчивые движения и действия.

В зависимости от преобладания тех или других условно могут быть выделены две разновидности невроза: невроз навязчивых страхов (фобический невроз) и невроз навязчивых действий (обсессивный невроз). Однако часто встречаются навязчивые состояния смешанного характера.

При неврозе навязчивых страхов содержание фобий зависит от возраста ребенка.

У детей более младшего возраста преобладают навязчивые страхи заражения и загрязнения, острых предметов (особенно иголок), закрытых помещений.

У детей старшего возраста и подростков доминируют страхи болезни и смерти (от удушья, от остановки сердца и т.о.), страх подавиться при еде, страх покраснеть, навязчивый страх речи (у заикающихся). Страх за свое здоровье нередко переносится на близких и выступает в форме страха за здоровье родителей

Особую разновидность фобического невроза у подростков представляет невроз ожидания, который характеризуется тревожным ожиданием и страхом неудачи при выполнении какого-либо привычного действия, а также нарушением этого действия при попытке его выполнить. К проявлениям невроза ожидания у детей старшего возраста и подростков относится так называемый страх устных ответов в классе, который сопровождается невозможностью связно изложить материал при вызове к доске, несмотря на то, что они хорошо подготовились. Явления невроза ожидания нередко присоединяются в качестве вторичных расстройств к другим невротическим нарушениям (например, к невротическому заиканию и энурезу, невротической бессоннице).

Симптоматика невроза навязчивых действий у детей и подростков выражается преимущественно в виде разнообразных навязчивых движений и действий. В дошкольном и младшем школьном возрасте преобладают элементарные навязчивые движения — навязчивые тики, а также относительно простые навязчивые действия.

Характер навязчивых тиков весьма разнообразен, чаще всего это мигания, наморщивание лба или носа, подергивания плечами, респираторные тики («шмыгание» носом, «хмыкание», покашливание и т.п.). Внешне сходные непроизвольные движения часто наблюдаются у детей младшего возраста при различных расстройствах.

Навязчивые тики возникают на основе различных целесообразных защитных движений, чаще рефлекторных (мигательный рефлекс при попадании и глаз инородного тела или при конъюнктивите; наморщивание лба при низко спускающихся волосах, облизывание губ при их сухости, вздергивание плечами и откидывание головы при появлении пугающего объекта перед лицом и т. п.), хотя в дальнейшем они утрачивают первоначальный защитный характер;

У больного с навязчивыми тиками имеется потребность в повторении навязчивого движения, связанная с эмоциональным напряжением, которое усиливается при задержке этого движения;

Навязчивые движения осознаются больными (исключая детей раннего и преддошколыюго возраста) как чуждые, болезненные, как «дурная привычка»;

Дети школьного возраста часто стесняются своих навязчивых тиков, стараются скрыть или замаскировать их;

Навязчивые тики не имеют признаков неврологической локальности (например, в виде четкого преобладания с одной стороны), которые нередко наблюдаются при неврозоподобных тиках резидуально-органического происхождения;

Навязчивые тики значительно усиливаются при волнении и в психотравмирующих ситуациях, в то время как в случае соматического заболевания они либо не меняются, либо даже ослабевают;

Тики навязчивого характера, как правило, сочетаются с различными невротическими расстройствами, включая навязчивые страхи, опасения и др;

Применение психотерапевтических мероприятий при навязчивых тиках часто дает эффект, тогда как при неврозоподобных тиках любого происхождения большинство видов психотерапии (исключая аутогенную тренировку) малоэффективно.

Лечение навязчивых состояний должно быть всегда комплексным – медикаментозная терапия в сочетании с психотерапией.

В зависимости от того, в рамках какого психического расстройства наблюдаются навязчивости, разрабатывается тактика терапии.

Установление правильного диагноза приводит к правильному, адекватному лечению, и тем самым к полному здоровью.

Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом.

Создание и продвижение сайтов студия «Веб-мастер кмв»

Источник:
Лечение навязчивости, неврозов, тиков у детей в Пятигорске, КМВ, Ставропольский край
Навязчивости – это непроизвольно возникающие непреодолимые чуждые личности больного мысли, представления, воспоминания, сомнения
http://dockmv.ru/nevroz_detey

Мир Психологии

Шизофрения (англ. schizophrenia; от греч. schizo — расщепляю, раскалываю + phren — душа) — психическое заболевание, которое протекает хронически в виде приступов или непрерывно, приводит к характерным однотипным изменениям личности с дезорганизацией психических функций. В качестве единого заболевания это расстройство было выделено нем. психиатром Э. Крепелином (1896), который назвал его «dementia praecox» (раннее слабоумие). Рос. психиатр В.Х. Кандинский (1887) описал подобное заболевание под названием идеофрения, а С.С. Корсаков (1891) — под названием дизнойя. Название «шизофрения» дал швейцарский психиатр Э. Блейлер.

Риск заболевания Ш. особенно высок в подростковом возрасте (в 3-4 раза выше, чем на протяжении всей остальной жизни). На возраст 10-19 лет приходится 31-32 % дебютов Ш.; риск заболевания у мальчиков в 1,5 раза выше, чем у девочек.

Клинические проявления шизофрении очень разнообразны. При ней могут наблюдаться почти все известные в психиатрии симптомы и синдромы, что обусловливает трудности диагностики Ш. В наибольшей степени при Ш. поражаются эмоциональная и волевая сферы. Заболевание сопровождается нарастающей эмоциональной холодностью к близким людям, безразличием к окружающим, утратой прежних интересов и влечений. У некоторых больных наблюдается одновременное существование 2 против. эмоций (эмоциональная амбивалентность), двойственность стремлений, побуждений и действий (амбитендентность). Вначале возникает уплощение, притупление эмоций, а затем развивается эмоциональная тупость. Больные некритичны к своему состоянию. Для больных Ш. характерно отрицат. отношение к воздействиям внешней среды, отгораживание от внешних впечатлений и противодействие идущим извне стимулам; нарушается механизм вероятностного прогнозирования.

Мышление при Ш. характеризуется разорванностью (отсутствием логической связи в суждениях). Это проявляется и в речевой разорванности, когда семантическая разорванность проявляется при синтаксической сохранности речи. В случае, когда страдает и синтаксическая сторона речи, говорят о «словесном салате», «словесной окрошке». разорванность мышления часто проявляется вместе с неистощимым напором при отсутствии потребности в собеседнике или слушателе — симптом монолога. В менее выраженных случаях наблюдается «соскальзывание» мыслей — лишенный логики переход от одной мысли к др. Нарушение мышления наблюдается и в форме резонерства — бесплодных рассуждений. Снижение памяти отсутствует. При приступе Ш. наблюдаются бред и галлюцинации. Симптоматика Ш. в детском и подростковом возрасте в целом совпадает с симптоматикой у больных зрелого возраста.

шизофрения характеризуется прогредиентностью протекания, т.е. нарастанием и усложнением симптоматики. Заболевание может протекать с обострением и ослаблением (ремиссии) симптоматики. В период ремиссии может не наблюдаться никаких психических нарушений, больной трудоспособен и хорошо адаптирован. (Ю.В. Гущин)

Словарь практического психолога. С.Ю. Головин

Шизофрения — психическое заболевание, многообразное в проявлениях и характерное раздвоением личности, замыканием в себе, нарушением контакта с другими людьми и внешним миром.

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

шизофрения — син.: Болезнь Блейлера. Эндогенное хроническое психическое заболевание, проявляется чаще у молодых. При Ш. характерно «расщепление», распад личности (по греч. schizo – расщепление, phren – душа, рассудок). Клиническая картина характеризуется большим полиморфизмом.

Характером психотической симптоматики определяется форма Ш. Принято выделять, в частности, такие ее формы: параноидная, гебефренная, кататоническая, простая, недифференцированная. Течение Ш. может быть непрерывным, ремиттирующим эпизодическим с нарастающим дефектами психического состояния. Описал швейцарский психиатр Е. Bleuler (1857–1939).

Оксфордский толковый словарь по психологии

Шизофрения — общее обозначение ряда психотических расстройств с различными когнитивными, эмоциональными и поведенческими проявлениями. Этот термин был введен Эженом Блейлером, который предложил его в 1911г. взамен термина dementia ргаесох. Буквально он означает расщепление психики, и он был выбран Блейлером потому, что это расстройство, как казалось, отражает расщепление или диссоциацию между функционированием чувств или эмоций, с одной стороны, и функционированием мышления или познания – с другой. То есть «расщепление» здесь горизонтальное, а не вертикальное; последнее приводит к появлению множественной личности, определенно другого психиатрического синдрома. Хотя имеется несколько различных форм шизофрении, обнаруживающих различия в этиологии и имеющих разные прогнозы, некоторые черты считаются отличительными особенностями их всех:

  • а) деградация с предыдущих уровней социального, когнитивного и профессионального функционирования;
  • б) начало до средних лет (приблизительно 45-50-летнего возраста);
  • в) продолжительность, по крайней мере, в течение шести месяцев;
  • и наиболее явный признак – (г) паттерны психотических свойств, включая расстройство мышления, причудливый бред, галлюцинации (обычно слуховые), распад образа Я и утрата адекватного восприятия действительности.

Граница, отделяющая шизофрению от других расстройств, очень расплывчата, и дифференциальный диагноз проблематичен. См. статьи пограничная шизофрения, шизоаффективное расстройство, шизоидное личностное расстройство, шизофреноформное расстройство, шизотипное личностное расстройство. Обратите также внимание, что хотя многие авторы убеждены, что существует относительно прямая (хотя все еще, в значительной степени, неизвестная) нейрохимическая причина этого расстройства, то, что имеется органическое психическое заболевание, не указывается как диагностический признак. Имеются веские доказательства семейных паттернов возникновения шизофрении, что позволяет предположить генетическую предрасположенность индивидов к этому расстройству.

Ряд терминов использовался и используется в качестве эквивалентов шизофрении, включая шизофреническое расстройство, шизофреническая реакция и шизофренический психоз.

Источник:
Мир Психологии
психическое заболевание, которое протекает хронически в виде приступов или непрерывно, приводит к характерным однотипным изменениям личности
http://www.persev.ru/shizofreniya

Навязчивости при шизофрении

* Публикуется по изданию:

Петрюк П. Т. К изучению клиники простой формы шизофрении // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2011. — № 2. — С. 67–73.

Простая форма шизофрении — нечастое психическое расстройство с преимущественно негативными шизофреническими симптомами, симптомами первого ранга по K. Schneider [13]. Шизофрения данного типа развивается обычно в более позднем возрасте, чем кататоническая и гебефреническая, но раньше, чем параноидная, преморбидно у лиц с контрастными особенностями характера или у робких, пугливых, застенчивых, инфантильных. Она характеризуется постепенным развитием неадекватного поведения и социальной отгороженности, а также неуклонным снижением работоспособности. Чаще эта форма шизофрении начинается постепенно, течение её вялое, медленное, непрерывно-прогредиентное, наступление ремиссии и прекращение процесса разграничить практически невозможно, однако то и другое не исключено, на что указывают многочисленные отечественные и зарубежные исследователи [11, 12, 14–34].

В. Н. Краснов [11] указывает, что при простой форме шизофрении отмечают медленное развитие (на протяжении не менее 1 года) трёх признаков:

  1. Отчётливое изменение преморбидной личности, проявляющееся потерей влечений и интересов, бездеятельностью и бесцельным поведением, самопоглощённостью и социальной аутизацией.
  2. Постепенное появление и углубление негативных симптомов, таких как выраженная апатия, обеднение речи, гипоактивность, эмоциональная сглаженность, пассивность и отсутствие инициативы, бедность вербального и невербального общения.
  3. Отчётливое снижение социальной, учебной или профессиональной продуктивности.

При этом галлюцинации или полно сформированные бредовые идеи любого вида отсутствуют, т. е. клинический случай не должен отвечать критериям любой другой формы шизофрении или любого другого психического расстройства. Данные за деменцию или другое органическое психическое расстройство отсутствуют.

А. П. Чуприков, А. А. Педак, А. Н. Линёв [23] подчёркивают, что мышление у больных простой формой шизофрении формальное, аморфное; наблюдаются задержки, исчезновение, наплывы, чувство открытости, неподчиняемости мыслей. Отмечаются неопределённые ипохондрические жалобы. Возможны неврозоподобный и психопатоподобный варианты течения, простое депрессивное запустение в определении E. Kraepelin [4]. В дальнейшем наблюдается постепенное нарастание явлений психического автоматизма и апатико-абулического синдрома («падение энергетического потенциала») вплоть до простого шизофренического дефекта [23].

В случае ухода в область грёз и фантазий больные обычно заняты мировоззренческими проблемами, пронизанными мистицизмом, контрастирующими представлениями, разрушением «идеалов». Бедность и дисгармония эмоционального чувства с годами перерастает в эмоциональную тупость. Продуктивная симптоматика в виде отрывочных несистематизированных бредовых идей, транзиторных псевдогаллюцинаций, кратковременных эпизодов возбуждения, кататонических застываний бывает как бы вкраплена в нарастающие дефицитарные расстройства, которые никогда не определяют клиники простой формы шизофрении [22]. Их философские рассуждения бессмысленны и схоластичны. Возникает тенденция к соскальзыванию на побочные ассоциации. Больные отмечают нарушение единства своего «Я». «Во мне живут два человека. Один говорит «делай», другой не разрешает». Наряду с этим отмечается довольно заметное притупление высших эмоций [15].

Бредовые расстройства и галлюцинации обычно не отмечаются, симптоматика имеет не столь отчётливый психотический характер как при гебефренной, кататонической и параноидной формах шизофрении.

Вместе с этим, как отмечает П. Г. Сметанников [10], продуктивная психотическая симптоматика у больных простым типом шизофрении возможна в начале заболевания и обычно весьма скудная: в виде кратковременных галлюцинаторных эпизодов и нестойких бредовых идей преследования, отношения, особого значения. В дебюте заболевания она выявляется на короткое время (2–3 недели) и затем редуцируется. Впрочем, в ряде случаев возможны отдельные редкие (исчисляемые днями) «всплески» такой продуктивной симптоматики, существенно не отражающейся на поведении больных. В большинстве же случаев всё ограничивается лишь дебютными продуктивными расстройствами и далее заболевание течёт непрерывно на протяжении многих лет, проявляясь лишь собственно-шизофренической симптоматикой, и завершается специфическим для этого психического расстройства слабоумием, исходным состоянием.

Своеобразием простого типа шизофрении, как видно из её описания, в отличие от других типов шизофрении, является отсутствие продуктивной симптоматики, которая в своей основе, в своих патогенетических механизмах (наряду с собственно патологическим) содержит и защитные тенденции (фазовые состояния, охранительное торможение и др.). Отсутствие продуктивной симптоматики при простом типе шизофрении свидетельствует о безусловном доминировании в патогенезе болезни у таких пациентов собственно-патологических церебральных расстройств и о полной капитуляции в их ЦНС (при развитии заболевания) защитных приспособительных реакций. Не случайно эта форма заболевания является самой злокачественной, всегда ведёт к ослабоумливанию (в той или иной степени) и имеет лишь один — непрерывно-прогредиентный тип течения [10].

В ICD-10 указанная рубрика сохранена в связи с её продолжающимся использованием в некоторых странах, а также неопределённостью в данных о природе её связей с шизоидными расстройствами личности и шизотипическими расстройствами.

Диагностика простого типа шизофрении достаточно затруднительна, поскольку требует установления в клинической картине больных медленно прогрессирующего развития характерных для резидуальной шизофрении негативных симптомов (уплощение аффекта, утрата побуждений и т. д.), но без сведений о наличии галлюцинаций, бреда или других проявлений более раннего психотического эпизода. При этом в клинической картине должны фигурировать существенные изменения поведения, проявляющиеся выраженной утратой интересов, бездеятельностью и социальной аутизацией.

A. Kalinowski [37] выделяет следующие диагностические критерии простой формы шизофрении: а) снижение активности и инициативы; б) ограничение интересов; в) аутизм; г) нарушение контакта с окружающими людьми, вплоть до самоизоляции; д) формальные расстройства мышления; е) обеднение (побледнение) и неадекватность эмоций; ж) проявления амбивалентности; з) отсутствие чувства психической болезни (критики).

При вялом течении простой формы шизофрении изменения личности наступают постепенно и характеризуются в первую очередь падением психической активности, бедностью аффекта, нарушением приспособления к окружающей среде, снижением уровня притязаний, аутизацией, склонностью к резонёрству.

Грубо прогредиентный тип течения встречается реже. Для него характерен быстрый психический распад. Предшествуют ему нарастающее падение «энергетического потенциала» в понимании K. Conrad [42], эмоциональная тупость, непродуктивность, часто явления «метафизической интоксикации».

А. Г. Петровой [38] была установлена зависимость между уровнем сохранности критики со стороны больного к изменениям, происшедшим с его личностью, и тяжестью процесса. Так, у больных с вялым относительно благоприятным типом течения простой формы шизофрении сохранились критическое отношение к болезни и довольно адекватные эмоциональные реакции на неё. У больных с более прогредиентным типом течения процесса имелось лишь «чувство болезни», относившееся, по преимуществу, к соматической сфере. И, наконец, у больных с грубо прогредиентным, наиболее злокачественным типом течения совершенно отсутствовали эмоциональная реакция на болезнь и критическое к ней отношение.

Комплексное исследование больных с простой формы шизофрении с изучением ряда безусловных рефлексов (зрачковый компонент ориентировочной реакции, некоторых широко кортиколизованных вегетативных реакций) и процессов отвлечения и обобщения позволило А. Г. Петровой [38] на общем фоне преобладания реакции торможения установить ряд специфических особенностей простой формы: почти полное отсутствие фазовых явлений, высокая степень торможения безусловнорефлекторных реакций в сравнении с условнорефлекторными и речевыми. Знаменательно то, что характер и общая направленность патологических сдвигов были наиболее отчётливо выражены у больных с полным отсутствием критического отношения к болезни. Данный автор полагает, что выделенные ею клинические группы простой формы шизофрении можно с известным основанием считать стадиями болезни независимого от того, как долго они длятся.

Поскольку психопатологические состояния при простом типе шизофрении довольно трудно поддаются терапии, необходимо учитывать, что приклеивание ярлыка шизофрении может принести больному больше вреда, чем пользы, поэтому необходимо соблюдать осторожность при постановке данного диагноза. Тем более, что простую шизофрению E. Kraepelin [46] относил к редким формам и предполагал, что она может быть начальным этапом развития других форм шизофрении. K. Leonhard [47] и K. Jaspers [48] ставили под сомнение её существование, а T. Bilikiewicz [49] наоборот, считал простую форму шизофрении часто встречающейся и служащей основой для развития других форм заболевания. Вышеизложенные противоречивые данные не позволили американским психиатрам включить её в качестве подтипа шизофрении в национальную классификацию DSM-IV-TM [7].

Следовательно, клиническая картина, течение, острота и тяжесть и простой шизофрении, как и шизофрении в целом, чрезвычайно разнообразны, что зависит от многих этиологических и патогенетических факторов, определяется взаимодействием наследственной отягощённости, условий воспитания, типа и структуры личности, актуальной ситуацией возникновения психоза, образования, профессии, жизненного опыта, семейного положения и других факторов, что нуждается в дальнейшем тщательном исследовании.

Источник:
Навязчивости при шизофрении
* Публикуется по изданию: Петрюк П. Т. К изучению клиники простой формы шизофрении // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2011. — № 2. — С. 67–73. Простая форма шизофрении —
http://www.psychiatry.ua/articles/paper385.htm

Обсессивный синдром: формы проявления и диагностика болезни

Обсессивный синдром: формы проявления и диагностика болезни

Обсессии при разных неврозах сопровождаются тяжелым аффективным самочувствием (состоянием), определяющимся слабостью перед ними. Часто пациенты не понимают, от чего им труднее: от навязчивых мышлений или от волнений беспомощности во время одоления этих мышлений.

А. В. Снежневский (1983) навязчивые явления делит на следующие формы: образные, чувствительные (часто крайне тяжелым содержанием) и отвлеченные (безразличные по своему содержанию). К образной форме относятся навязчивые воспоминания, кощунственные мысли (контрастные представления), навязчивые сомнения, навязчивые опаски невозможность выполнения первичных действий и др., к отвлеченной — навязчивое воспроизведение в памяти забытых имен, фамилий, определений, бесплодное навязчивый-счет, мудрствование («умственная жвачка») и др.

Навязчивые состояния разделяют на моторной (компульсии) сферах, эмоциональной (фобии) и навязчивости в интеллектуальной. Это разделение можно считать условным, так как в той или иной степени в каждом навязчивом явлении содержатся и движения, и страхи, и навязчивые мысли, тесно взаимосвязанные. Примером этому могут послужить пациенты, страдающие тяжелыми формами невроза навязчивых состояний. У таких пациентов иногда вырабатываются защитные действия (поступки) различного характера в виде так называемых ритуалов.

Навязчивые явления типа «умственной жвачки» проявляются в навязчивых сомнениях и мышлениях, сопровождающих различные занятия пациентов. Зарождаясь при выполнении различных занятий интеллектуального характера, они вынуждают пациентов вернуться к одним и тем же мыслям, много раз проверять исполненную работу, пересчитывать, перечитывать, доводя до состояния усталости, утомления.

Навязчивые сомнения иногда могут проявляться неуверенностью в верности и законченности разных действий с непрерывным стремлением проверять их выполнение. Так, больные много раз проверяют, выключен ли утюг, заперта ли дверь и т.д. В то же время настоящие (реальные) события в значительно меньшей мере притягивают их интерес.

Навязчивый счет (аритмомания) иногда имеет при неврозах и самостоятельное, не зависимое значение, но все же чаще встречается в фобическом синдроме, приобретая охранительно-ритуальный характер. Например, пациент почти всегда пересчитывает какие-нибудь предметы (ступени, оконные переплеты, производит в уме счетные операции, ножки стульев и др. (обсессивно фобические расстройства)), чтобы не заболеть какой-нибудь опасной болезнью (например, раком). К отмеченным, безразличным по своему содержанию навязчивым явлениям относится также повторение в памяти разных забытых имен, дат, навязчивое припоминание названий (ономатомания).

Навязчивые воспоминания, как правило, выражаются в непреодолимо появляющемся в сознании пациента воспоминании, чаще всего относящемся к пенхотравмирующей ситуации, явившейся основанием невротического срыва, или каких-нибудь досадных событий в прошлом.

Навязчивые движения, или действия при неврозах иногда встречаться самостоятельно либо чаще входят в сложное строение фобического синдрома и выдаются в качестве ритуалов. Навязчивый характер могут иметь как легкие, простые движения (например, постукивания и др.), так и более сложные движения, действия (строгая последовательность чего-либо, например, последовательность в определенном порядке вещей на письменном столе или точно распланированный по часам день т.д.). В случаях тягостных форм неврозов, включая невроз навязчивых состояний, пациенты не только сами делают ритуальные действия, но и вынуждают делать их и своих близких, родных.

Сложные навязчивые двигательные ритуалы часто имеют характер «очистительного», защитно-охранительного акта (например, мытье рук при мизофобиях).

Описываемые в группе навязчивых движений тики в виде стереотипно повторяющихся непроизвольных подергиваний мышц, обычно относящихся к лицевой мускулатуре, и часто встречающийся при неврозах блефароспазм могут иметь невротическое происхождение, но в ряде случаев требуют тщательной дифференциальной диагностики с органическими заболеваниями центральной нервной системы, местными гиперкинезами иного происхождения и др. При этом, по мнению многих авторов, усиление клинических проявлений гиперкинеза при эмоциональном напряжении, иногда рассматриваемое как доказательство невротической природы симптома, как правило, наблюдается и при гиперкинезах органического происхождения.

Следует отметить, что если в одних случаях больной вопреки желанию вынужден совершать определенные логически не мотивированные движения и действия, так как это приводит к успокоению, то в других случаях все усилия его направлены на то, чтобы не производить каких-либо действий.

Наряду с более частыми обсессивными явлениями в виде навязчивых действий в клинике неврозов встречаются симптомы, выражающиеся в навязчивом опасении невозможности произвести какое-либо действие. Такого рода навязчиво возникающее опасение характерно для синдромов дезавтоматизации вегетативных функций, проявляющихся в нарушениях дыхания, глотания, мочеиспускания. В последнем случае это, например, невозможность помочиться в присутствии посторонних.

Обсессии в изолированном виде при неврозах встречаются относительно редко. Авторы, признающие невроз навязчивых состояний в качестве самостоятельной формы, описывают обсессивные явления чаще в рамках этого невроза. Те же клиницисты, которые не выделяют невроз навязчивости, считают обсессивные симптомы достаточно типичными для больных неврастенией.

У больных с различными формами «>неврозов могут встречаться самые разнообразные навязчивые симптомы. Для больных неврастенией характерны навязчивые мысли ипохондрического содержания, фиксации которых могут способствовать различные неприятные соматические ощущения. В навязчивом симптомокомплексе при истерии больше демонстративности, ухода от трудностей, «бегства в болезнь», чем собственно переживаний навязчивостей. Отмечается эмоциональная насыщенность этих состояний. А. М. Свядош (1982) предлагает относить к истерическим только те навязчивости, в основе которых лежит механизм «условной приятности или желательности болезненного симптома». Навязчивые мысли при истерии встречаются значительно реже. Иногда у больных истерией наблюдаются навязчивые представления, достигающие яркости галлюцинаций (как правило, зрительные и слуховые).

Навязчивые двигательные ритуалы чаще имеют место у больных неврозом навязчивых состояний и истерией, реже — при неврастении.

В большинстве случаев обсессивные проявления в изолированном виде встречаются при психопатиях (психастенической или ананкастической), а также процессуальных заболеваниях и органических поражениях головного мозга.

Вопросы дифференциальной диагностики навязчивых состояний при неврозах и шизофрении (в особенности вялотекущей, неврозоподобной ее форме) нередко представляют значительные трудности.

Д. С. Озерецковский (1950) полагает, что при шизофрении следует различать навязчивые состояния, несущие несомненную эмоциональную окраску (наличие которой, по мнению автора, является следствием психастенического тревожно-мнительного характера, выявляющегося у больных шизофренией), и навязчивые состояния, которые принципиально отличаются от первых отсутствием эмоциональной окраски и которые следует расценивать как шизофренические симптомы.

Относительно меньшее значение при дифференциальной диагностике имеют такие признаки, как степень критического отношения к навязчивым явлениям, наличие борьбы с ними.

В случае маниакально-депрессивного психоза психогенно обусловленные навязчивые состояния возникают обычно в депрессивной фазе; они тесно связаны с началом приступа и исчезают с окончанием его.

Многими авторами навязчивости описываются при энцефалитах. У этих больных могут быть настоящие навязчивые состояния, обусловленные реакцией тревожномнительной личности на заболевание энцефалитом, а также в связи с более сложными психогениями, сопутствующими органическому заболеванию. Вместе с тем собственно навязчивые образования при энцефалитах характеризуются некоторыми особенностями, которые обычно подчеркиваются в литературе: насильственной непреодолимостью, доминированием, стереотипностью, часто — внезапностью наступления; правильнее относить их не к навязчивым, а к насильственным явлениям.

Определенными особенностями характеризуются контрастные навязчивости у больных с органическими заболеваниями головного мозга.

Компонент навязчивого побуждения граничит у них с насильственностью.

Насильственный характер носят также двигательные акты у больных с постэнцефалитическим паркинсонизмом, ничего общего не имеющие с навязчивыми компульсиями (обсессивно компульсивное расстройство личности).

У больных эпилепсией необходимо различать симптоматику в рамках особых состояний, которые связаны с нарушениями в области влечений и не могут быть отнесены к истинным навязчивым состояниям: наплывы мыслей, насильственные стремления, насильственные влечения. Они характеризуются кратковременностью, выраженной аффективной насыщенностью, почти насильственной непреодолимостью, отсутствием связи с психической травматизацией.

М. Ш. Вольф (1974) отмечает у больных эпилепсией навязчивую потребность в перемещении, удалении или разрушении отдельных предметов, а также появление навязчивых, часто бессмысленных словосочетаний, отдельных фраз, обрывков воспоминаний или мучительных сомнений, смысл и значение которых больные плохо осознают и не в состоянии точно передать.

В то же время у больных эпилепсией, как и при других, нервно-психических заболеваниях, могут наблюдаться и навязчивые явления, психогенно обусловленные, отличающиеся в период ослабления нервной деятельности особой торпидностью.

Источник:
Обсессивный синдром: формы проявления и диагностика болезни
Обсессивно фобический синдром: как он проявляется
http://nevrozov.ru/obsessivnyj-sindrom.html

(Visited 7 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Что написать парню на месяц отношений 1 месяц отношенийСегодня ровно месяц,Как мы с тобою вместе.Хочу тебя… (2)

Как быть строгим с девушкой Как вести себя в отношениях с девушкойЧто такое отношения между… (2)

Как защитить себя от протекания Как не протечь во время месячных?Женщины вынуждены испытывать множество неудобств… (2)

Девушке не хватает общения Девушке не хватает общения Главная проблема многих молодых людей при… (2)

Культура педагогического общения Культура педагогического общенияПедагогическое общение - это многоплановый процесс организации, установления… (1)

COMMENTS