Навязчивые вопросы

Вопрос № 682 Ребенок — зациклился — на одном и том же

Здравствуйте, Ольга Сергеевна!

Нет, я не скажу, что это «беда небольшая», во-первых, потому, что подобное навязчивое поведение усложняет жизнь вам, во-вторых, потому что оно усложняет жизнь и самому мальчику. Отвечая на прошлый ваш вопрос? я сосредоточилась на общем развитии эмоциональной сферы ребенка, не придав должного значения теме навязчивого поведения вашего сына.

Для начала попробуйте всё-таки поменять сложившиеся стереотипы, мягко, предлагая другие варианты (для начала аналоги, по сути те же самые, то есть мультфильм, но другой). Если это не получится, то попробуйте предложить то же самое, но сделать чуть иначе – например, посмотрим мультик, но без звука (ты все равно его уже сто раз видел и не смотришь внимательно) и пр.

Главная ваша задача – путем таких экспериментов понять, то ли это просто игра и ребенок привык повторять одно и то же, то ли это реальные навязчивые действия, которые служат для ребенка гарантом спокойствия. Если переживания «отмены» сильны, если повторение алгоритма действительно является способом успокоиться, снять тревожность, и ничего другое не мыслимо, пока не будут воспроизведены все ритуалы, то вам с сыном стоит обратиться за очной консультацией к психологу, работающему с навязчивыми действиями, чтобы он помог вашему мальчику от этого избавиться.

Источник:
Вопрос № 682 Ребенок — зациклился — на одном и том же
Бесплатная консультация для родителей — Психолог — Ответ консультанта на вопрос пользователя Ребенок "зациклился" на одном и том же. В ответе упоминаются: Отношения с родителями,5 — 6 лет,Навязчивые действия,Эмоции
http://detinform.ru/consults/psikholog-vopros-682-rebenok-zaciklilsja-na-odnom-i-tom-zhe

Навязчивые мысли, страхи

Вы можете задать вопрос другим психологам

Вы можете задать вопрос другим психологам

То, как складываются наши отношения с окружающими, зависит от нас ровоно на половину. И, похоже, что Ваша половина вклада в отношения не соостветствуйет целям, которые Вы перед собой ставите. Исходя из того, что Вы пишете о повторяющихся событиях в Ваших отношениях с мужчинами: неженатые пропадают, хотят Вашего внимания только женатые, я предполагаю, что в таком развитии событий есть Ваш вклад.

Конечно, разобраться, каков он можно лишь на индивидуальной встрече. Но предположить я попробую. Вы пишете, что Вам в детстве не хватало тепла и ласки и от мужчины Вы хотите именно этого. Но далеко не все мужчины готовы это дать на первых встречах. И как правило неженатые или не бывшие женатыми мужчины «раскачиваются» дольше. Ведь одно дело поухаживать, пофлиртовать, заняться сексом. А другое дело, тепло, ласка, нежные чувства. Все это как правило предполагает ответственность. У женатых есть такой опыт, раз, а во-вторых, сообщением о наличии жены, они как бы снимают с себя эту ответственность за Вас. Ведь они Вам сказали, что расчитывать на серьезные отношения не приходится. А Вы как будто ждете, что мужчина возьмет на себя ответственность за то, чтобы Вы были обласканы, обогреты и счастливы. Ан нет. Это Ваша задача — позаботиться о себе. Это только гипотеза. Возможно, у Вас все по-другому.

Если Вам интересно поискать сопосбы изменения сложившейся ситуации, буду рада помочь Вам.

С уважением, Анастасия Уманская.

Вы можете задать вопрос другим психологам

Здравствуйте, Регина! 25 действительно не 95, даже если учесть, что все подружки уже повыскакивали замуж. Сейчас в целом возраст вступления в брак увеличился, и чем более зрелая личность, тем это заметнее. Вместе с тем, Вы правы, постоянные мысли о замужестве, чрезмерная нацеленность на результат могут лишать Вас легкости, свободы и уверенности, необходимой в общении. Попробуйте (сначала на силе воли) расширить свои собственные горизонты, выберете сферы, помимо профессии и семьи, которые могут Вас увлечь: спорт, туризм, фотография, танцы, флористика, что угодно, лишь бы Вас это вдохновляло. Чем более интересной будет Ваша личная жизнь, тем больше интереса Вы будете вызывать у других.

Ответов на сайте: 5119 Проводит тренингов: 1 Публикаций: 55

Регина, «День сурка», кстати, очень психологический, философский фильм. У человека была возможность «работать» над своими разнообразными качествами, он научился смотреть на окружающих по-иному. Финал-то — классный!

Вы многое знаете и чувствуете сами (про нехватку любви в родительской семье), про страх отношений (с женатыми безопасно), страх одиночества (взят из истории рода скорее всего), не отработанный страх разрыва отношений (первый опыт с неженатым «пережила очень тяжело»). Важно работать с психологом очно. А так — как будто сбили температуру, а причину болезни-то не выяснили.

Источник:
Навязчивые мысли, страхи
На вопрос: Навязчивые мысли, страхи. Устала плакать., отвечают психологи с высшим психологическим образованием
http://www.all-psy.com/konsultacii/otvet/3838/

Навязчивые расстройства

Навязчивые расстройства, прежде всего навязчивый страх, описывались еще врачами древности. Гиппократ (V в. до н.э.) привел клинические иллюстрации подобных проявлений.

Врачи и философы античности относили страх (фобос) к четырем главным «страстям», от которых происходят болезни. Зенон Китайский (336—264 годы до н.э.) в своей книге «О страстях» определил страх как ожидание зла. К страху он причислял также ужас, робость, стыд, потрясение, испуг, мучение. Ужас, по Зенону, есть страх, наводящий оцепенение. Стыд — страх бесчестия. Робость — страх совершить действие. Потрясение — страх от непривычного представления. Испуг — страх, от которого отнимается язык. Мучение — страх перед неясным. Основные виды навязчивых расстройств клинически были описаны уже гораздо позднее.

В 30-х годах XVIII века Ф. Лepe (F. Leuret) описал страх пространства. В 1783 году Мориц (Moritz) опубликовал наблюдения навязчивого страха заболеть апоплексией. Более детально некоторые виды навязчивых расстройств даны у Ф. Пинеля в одном из разделов его классификации под названием «мания без бреда» (1818). Б. Морель, считая эти расстройства эмоциональными патологическими феноменами, обозначал их термином «эмотивный бред» (1866).

Р. Крафт-Эбинг в 1867 году ввел в обращение термин «навязчивые представления» (Zwangsvorstellungen); в России И. М. Балинский предложил понятие «навязчивые состояния» (1858), которое быстро вошло в лексикон отечественной психиатрии. М. Фальре-сын (1866) и Легран дю Солль (1875) выделили болезненные состояния в форме навязчивых сомнений с боязнью прикосновения к различным предметам. Впоследствии стали появляться описания различных навязчивых расстройств, для обозначения которых вводились различные термины: idees fixes (неподвижные, закрепившиеся идеи), obsessions (осада, одержимость), impulsions conscientes (сознаваемые влечения) и другие. Французские психиатры чаще пользовались термином «обсессии», в Германии утвердились термины «ананказм», «ананкасты» (от греч. Ananke — богиня рока, судьбы). Курт Шнайдер полагал, что ананкастические психопаты чаще других проявляют тенденцию к выявлению навязчивостей (1923).

Первое научное определение навязчивостей дал Карл Вестфаль: «… Под именем навязчивых следует подразумевать такие представления, которые появляются в содержании сознания страдающего ими человека против и вопреки его желанию, при незатронутом в других отношениях интеллекте и не будучи обусловленными особым эмоциональным или аффективным состоянием; их не удается устранить, они препятствуют нормальному течению представлений и нарушают его; больной с постоянством признает их за нездоровые, чуждые ему мысли и сопротивляется им в своем здоровом сознании; содержание этих представлений может быть очень сложным, часто, даже большей частью, оно бессмысленно, не находится ни в каком очевидном соотношении с прежним состоянием сознания, но даже самому больному оно кажется непонятным, как бы прилетевшим к нему из воздуха» (1877).

Сущность данного определения, исчерпывающего, но достаточно громоздкого, в последующем не подвергалась принципиальной обработке, хотя дискуссионным считался вопрос об отсутствии сколько-нибудь значительной роли аффектов и эмоций в возникновении навязчивых расстройств. В. П. Осипов как раз этот тезис К. Вестфаля считал не вполне точным, но все же отмечал, что мнение В. Гризингера и других компетентных ученых совпадало с мнением К. Вестфаля. Д. С. Озерецковский (1950), изучивший эту проблему достаточно основательно, определял навязчивые состояния как патологические мысли, воспоминания, сомнения, страхи, влечения, действия, возникающие независимо и вопреки желанию больных, притом неодолимо и с большим постоянством. В последующем A. B. Снежневский (1983) дал более четкое обозначение обсессий, или навязчивых расстройств.

Суть обсессий заключается в принудительном, насильственном, неодолимом возникновении у больных мыслей, представлений, воспоминаний, сомнений, страхов, стремлений, действий, движений при осознании их болезненности, наличии критического к ним отношения и борьбы с ними.

В клинической практике навязчивые расстройства разделяют на те, которые не связаны с аффективными переживаниями («абстрактные», «отвлеченные», «индифферентные») и на аффективные, чувственно окрашенные (A. B. Снежневский, 1983). В первой группе «нейтральных» по отношению к аффекту навязчивых расстройств раньше других описаны часто встречающиеся явления «навязчивого мудрствования». Автором их выделения является В. Гризингер (1845), давший и особое обозначение такому феномену — Grubelsucht. Термин «навязчивое мудрствование» (или «бесплодное мудрствование») В. Гризингеру подсказал один из его больных, который постоянно думал о различных не имеющих никакого значения предметах и считал, что у него развивается «мудрствование совершенно пустого характера». П. Жане (1903) называл это расстройство «умственной жвачкой», а Л. дю Солль — «душевной жвачкой» (1875).

В. П. Осипов (1923) привел яркие примеры такого рода навязчивых расстройств в виде непрерывно возникающих вопросов: «почему земля вертится в определенном направлении, а не в противоположном? Что было бы, если бы она вертелась в обратном направлении? Так же жили бы люди или по-другому? Не были бы они другими? Как бы они выглядели? Почему этот лом четырехэтажный? Если бы он имел три этажа, жили бы в нем те же самые люди, принадлежал бы он тому же хозяину? Был бы он того же цвета? Стоял бы он на той же улице?» С. С. Корсаков (1901) ссылается на клинический пример, который приводил Легран дю Солль.

«Больная, 24 лет, известная артистка, музыкант, интеллигентная, очень пунктуальная, пользуется прекрасной репутацией. Когда она находится на улице, ее преследуют такого рода мысли: «Не упадет ли кто-нибудь из окошка к моим ногам? Будет ли это мужчина или женщина? Не повредит ли себе этот человек, не убьется ли до смерти? Если ушибется, то ушибется головой или ногами? Будет ли кровь на тротуаре? Если он сразу убьется до смерти, как я это узнаю? Должна ли я буду позвать на помощь, или бежать, или прочесть молитву, какую молитву прочесть? Не обвинят ли меня в этом несчастье, не покинут ли меня мои ученицы? Можно ли будет доказать мою невиновность?» Все эти мысли толпою овладевают ее умом и сильно волнуют ее. Она чувствует, что дрожит. Ей хотелось бы, чтобы кто-нибудь успокоил ее ободряющим словом, но «пока никто еще не подозревает, что происходит с ней»».

В некоторых случаях подобные вопросы или сомнения касаются каких-либо весьма ничтожных явлений. Так, французский психиатр Ж. Байарже (1846) рассказывает об одном больном.

Описанные феномены, как видно из примеров, определяются появлением у больных, вопреки их желанию, бесконечных вопросов случайного происхождения, вопросы эти не имеют никакого практического значения, они часто неразрешимы, следуют один за другим, возникают навязчиво, помимо желания. По образному выражению Ф. Мешеде (1872), такие навязчивые вопросы проникают в сознание больного подобно ввинчиванию бесконечного винта.

Навязчивый счет, или аритмомания, — это навязчивое стремление точно считать и удерживать в памяти количество пройденных шагов, количество встреченных по дороге домов, столбов на улице, прохожих мужчин или женщин, количество автомобилей, стремление складывать их номера и др. Некоторые больные разлагают на слоги слова и целые фразы, подбирают для них отдельные слова с таким расчетом, чтобы получилось четное или нечетное количество слогов.

Навязчивые репродукции или припоминания обозначаются термином ономатомания. Этот феномен был описан М. Шарко (1887) и В. Маньяном (1897). Патология при таких расстройствах выражается в навязчивом стремлении припоминать совершенно ненужные термины, имена героев в художественных произведениях. В других случаях навязчиво воспроизводятся и вспоминаются различные слова, определения, сравнения.

Один больной С. С. Корсакова (1901) иногда среди ночи должен был разыскивать в старых газетах имя лошади, выигравшей когда-то приз, — так сильна у него была навязчивая мысль, связанная с припоминанием имен. Он понимал абсурдность этого, но не успокаивался, пока не находил нужное имя.

Контрастные представления и хульные мысли также могут приобретать навязчивый характер. При этом в сознании больных возникают представления, противоположные их мировоззрению, этическим установкам. Против воли и желания больных им навязываются мысли о нанесении вреда близким людям. У лиц религиозных возникают мысли циничного содержания, навязчиво привязывающиеся к религиозным представлениям, они идут вразрез с их нравственно-религиозными установками. Примером «абстрактных» навязчивостей ирреального содержания может служить следующее клиническое наблюдение С. И. Консторума (1936) и его соавторов.

Навязчивые сомнения, описанные М. Фальре (1866) и Леграном дю Соллем (1875), близки к навязчивым страхам. Это чаще всего сомнения в правильности своих действий, правильности и завершенности своих поступков. Больные сомневаются, заперли ли они двери, потушили ли свет, закрыли ли окна. Опуская письмо, больной начинает сомневаться, правильно ли написал адрес. В таких случаях возникают многократные проверки своих действий, при этом используются различные способы для сокращения времени перепроверок.

В ряде случаев возникают сомнения в форме навязчивых представлений по контрасту. Это неуверенность в правильности совершаемых поступков с тенденцией действовать в противоположном направлении, реализующаяся на основе внутреннего конфликта между равнозначимыми, но либо недостижимыми, либо несовместимыми желаниями, что сопровождается неодолимым стремлением освободиться от невыносимой ситуации напряжения. В отличие от навязчивостей повторного контроля, при которых превалирует «тревога назад», навязчивые сомнения по контрасту формируются на основе актуальной тревоги, они распространяются на события, происходящие в настоящее время. Сомнения контрастного содержания формируются как изолированный феномен вне связи с какими-либо другими фобиями (Б. А. Волель, 2002).

Примером навязчивых сомнений по контрасту считают, например, неразрешимость ситуации «любовного треугольника», так как пребыванию с возлюбленной сопутствуют представления о незыблемости семейного уклада, и, наоборот, нахождение в кругу семьи сопровождается тягостными мыслями о невозможности расставания с объектом привязанности.

С.А. Суханов (1905) приводит пример из клиники навязчивых сомнений, описывая одного гимназиста, который, приготовив уроки к следующему дню, сомневался, хорошо ли он все знает; тогда он начинал, проверяя себя, вновь повторять выученное, делая это несколько раз за вечер. Родители стали замечать, что он до самой ночи готовится к урокам. При расспросе сын объяснил, что у него отсутствует уверенность в том, что все сделано как надо, он все время сомневается в себе. Это послужило причиной обращения к врачам и проведения специального лечения.

Яркий случай подобного рода описал В. А. Гиляровский (1938). Один из наблюдаемых им пациентов, страдавший навязчивыми сомнениями, три года лечился у одного и того же психиатра и в конце этого периода, придя к нему на прием другой дорогой, стал сомневаться, не попал ли он к другому врачу с такой же фамилией и именем. Чтобы успокоить себя, просил врача три раза подряд назвать свою фамилию и три раза подтвердить, что он — его пациент и что лечится именно у него.

Особенно часто и в самой разнообразной форме встречаются в практике навязчивые страхи, или фобии. Если простые фобии, по Г. Гофману (1922), — чисто пассивное переживание страха, то навязчивые фобии — страх или вообще отрицательная эмоция плюс активная попытка к устранению последней. Навязчивые страхи чаще всего имеют аффективную компоненту с элементами чувственности, образности переживаний.

Дисморфофобия (Е. Morselli, 1886) — страх телесных изменений с мыслями о мнимом внешнем уродстве. Типичны частое сочетание идей физического недостатка с идеями отношения и снижением настроения. Отмечается тенденция к диссиммуляции, стремление к «коррекции» несуществующего недостатка (дисморфомания, по М. В. Коркиной, 1969).

Навязчивые действия. Эти расстройства проявляются по-разному. В некоторых случаях они не сопровождаются фобиями, но иногда могут развиваться вместе со страхами, тогда их называют ритуалами.

Ритуалы — навязчивые движения, действия, возникающие при наличии фобий, навязчивых сомнений и имеющие, прежде всего, значение защиты, особого заклинания, предохраняющего от беды, опасности, всего того, чего больные боятся. Например, чтобы предотвратить несчастье, больные при чтении пропускают тринадцатую страницу, с целью избежать внезапной смерти избегают черного цвета. Некоторые носят в кармане «оберегающие» их предметы. Один пациент перед выходом из дома должен был три раза хлопнуть в ладоши, это «спасало» от возможного несчастья на улице. Ритуалы настолько разнообразны, насколько разнообразны навязчивые расстройства вообще. Выполнение навязчивого ритуала (а ритуал есть не что иное, как навязчивость против навязчивости) облегчает состояние на какое-то время.

Навязчивые влечения характеризуются появлением, вопреки желанию больного, стремления совершить какое-либо бессмысленное, иногда даже опасное действие. Часто такие расстройства проявляются у молодых матерей в сильном желании причинить вред своему младенцу — зарезать или выбросить из окна. В таких случаях больные испытывают чрезвычайно сильное эмоциональное напряжение, «борьба мотивов» доводит их до отчаяния. Некоторые испытывают ужас, представляя, что будет, если они исполнят то, что им навязывается. Навязчивые влечения, в отличие от импульсивных, обычно не выполняются.

Источник:
Навязчивые расстройства
Паталогия мышления Навязчивые расстройства Бред Сверхценные идеи Навязчивые расстройства, прежде всего навязчивый страх, описывались еще врачами древности.
http://www.psyportal.net/354/navyazchivyie-rasstroystva/

Фобии, страхи, навязчивые состояния и их лечение

Вспоминается давний случай из врачебной практики, когда ко мне, тогда молодому ординатору-хирургу, на прием пришел еще не старый, пышущий здоровьем человек, начавший с порога перечислять симптомы недуга, казалось бы, позволяющие тотчас написать на обложке истории болезни страшный диагноз – «рак». Помнится, я направил пациента на все мыслимые по тем временам исследования и назначил дату следующего визита. Но едва за ним закрылась дверь, как пожилая медсестра, сидевшая со мной на приеме, с улыбкой сказала: «Это наш старый знакомый, — и, заметив мой вопросительный взгляд, добавила: — Он страдает канцерофобией и считает, что у него рак. Но его много раз обследовали в больнице – он совершенно здоров…»

Парадоксальность фобий заключается в том, что люди, подверженные им, чаще всего прекрасно осознают бессмысленность своих страхов. Вестфаль писал о подобных состояниях, что они: «. появляются в сознании человека против и вопреки его желанию, при незатронутом в других отношениях интеллекте, их не удается устранить, они выступают на первый план, препятствуют нормальному течению представлений и нарушают его, больные всегда признают их болезненными, чуждыми их мыслям и пытаются оказать им сопротивление. »

Американский психиатр Гарри Стэк Салливан (1892-1949 гг.) считал, что разобраться в причинах, порождающих тревогу и страх, можно, только тщательно изучив отношения ребенка с ближайшими людьми. Так, между матерью и ребенком возникают особые эмоциональные отношения, которые Салливан называл эмпатией, то есть вчувствованием. Если ребенок растет боязливым, значит, что-то неладно в его отношениях с матерью. И дело не только в недостатке родительского внимания и материнской любви. Если мать боязлива, ребенок тоже становится пугливым. Это бывает так часто, что даже возникли предположения о том, что боязливость и страхи передаются по наследству, но всестороннего научного подтверждения эта гипотеза не получила.

Распространенной фобией является страх потерять привязанность любимого человека. В основе этого страха, как правило, лежит глубинная неуверенность в себе, прошлый негативный опыт. Так, брошенный супруг с особым страхом и ревностью следит за всеми своими последующими возлюбленными, памятуя былую семейную катастрофу.

Источник:
Фобии, страхи, навязчивые состояния и их лечение
Фобии, страхи, навязчивые состояния и их лечение
http://natural-medicine.ru/stati/2424-fobii-straxi-navyazchivye-sostoyaniya-i-ix.html

(Visited 12 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Что написать парню на месяц отношений 1 месяц отношенийСегодня ровно месяц,Как мы с тобою вместе.Хочу тебя… (2)

Как быть строгим с девушкой Как вести себя в отношениях с девушкойЧто такое отношения между… (2)

Как защитить себя от протекания Как не протечь во время месячных?Женщины вынуждены испытывать множество неудобств… (2)

Девушке не хватает общения Девушке не хватает общения Главная проблема многих молодых людей при… (2)

Культура педагогического общения Культура педагогического общенияПедагогическое общение - это многоплановый процесс организации, установления… (1)

COMMENTS