Потребность в общении

Потребность в общении

Вопрос об истоках общения до сих пор остается дискуссионным. Вопервых, дискутируется вопрос о том, имеется ли потребность в общении (или коммуникативная потребность) как специфическая потребность, отличная от других социальных или духовных потребностей, или же за нее принимают разновидности последних. Вовторых, если потребность в общении всетаки существует, то каково ее происхождение: является ли она врожденной (базовой) или вторичной, т. е. формируется в онтогенезе в процессе социализации ребенка. Оба этих вопроса явились предметом рассмотрения в монографии М. И. Лисиной (1986). Ниже я даю краткое изложение вопроса о потребности в общении по этой книге.

Что касается первого вопроса, то большинство авторов (Н. Ф. Добрынин, 1969; А. Г. Ковалев, 1963; А. В. Петровский, 1970; М. Айнсворт [М. Ainsworth, 1964]; Е. Маккоби и Дж. Мастере [Е. Maccoby, J. Masters, 1970]; К. Обуховский, 1972) склонны считать, что потребность в общении является специфической самостоятельной человеческой потребностью, отличной от других потребностей, хотя на практике ее нередко сводят к более частным потребностям: потребности во впечатлениях (М. Ю. Кистяковская, 1970), в безопасности (А. Пейпер, 1962), в комфорте от соприкосновения с мягким теплым телом (X. Харлоу, М. Харлоу [Н. Harlow, М. Harlow, 1966]) и др. Поэтому более логичной представляется позиция Л. И. Марисовой (1978), которая говорит о иерархичной структуре коммуникативных потребностей, служащей мотивационнопотребностной основой общения. В связи с этим она выделила девять групп коммуникативных потребностей:

1) в другом человеке и взаимоотношениях с ним;

2) в принадлежности к социальной общности;

3) в сопереживании и сочувствии;

4) в заботе, помощи и поддержке со стороны других;

5) в оказании помощи, заботы и поддержки другим;

6) в установлении деловых связей для осуществления совместной деятельности и сотрудничестве;

7) в постоянном обмене опытом, знаниями;

8) в оценке со стороны других, в уважении, авторитете;

9) в выработке общего с другими людьми понимания и объяснения объективного мира и всего происходящего в нем.

В отношении второго вопроса— о происхождении потребности в общении — имеются две крайние точки зрения. Ряд ученых (А. В. Веденов, 1963; Д. Т. Кемпбелл [D. Campbell, 1965]) считают, что у человека имеется врожденная потребность в самом процессе общения.

Однако врожденность потребности в общении признается не всеми учеными (С. Л. Рубинштейн, 1946; Ф. Т. Михайлов, 1976; А. В. Запорожец, 1978; А. Н. Леонтьев, 1983). М. И. Лисина тоже считает, что эта потребность формируется прижизненно, как результат контакта ребенка со взрослыми.

В доказательство этому приводятся наблюдения, проведенные психологами над младенцами. В первые недели жизни ребенок не отвечает на обращения старших и сам к ним не адресуется (если не считать его плача, адресованного всем и никому конкретно). Но уже в возрасте двух месяцев» он способен отличить «добрую» мимику или интонацию взрослого от «злой», причем на первую у него появляется реакция оживления: поворачивает голову из стороны в сторону, открывает и закрывает рот, перебирает ручками и ножками, пытается улыбаться.

Интересный эксперимент проведен О. В. Баженовой: взрослый наклонялся над младенцем со специально отрепетированным «индифферентным» выражением лица. В первый раз экспериментатор, как правило, встречал со стороны младенца обычную реакцию оживления, но намеренно сохранял безучастный вид. Во второй или последующие разы такой эксперимент вызывал плач — младенец протестовал против «необщения» с ним.

Эти и подобные им исследования привели М. И. Лисину к выделению четырех этапов становления потребности в общении и четырех критериев, по которым можно судить об этой потребности. Первый этап и критерий — внимание и интерес ребенка к взрослому; второй этап и критерий — эмоциональные проявления ребенка в адрес взрослого; третий этап и критерий — инициативные действия ребенка, направленные на привлечение интереса взрослого; четвертый этап и критерий — чувствительность ребенка к отношению и оценке взрослого.

Однако и эти наблюдения не дают окончательного ответа на вопрос о происхождении потребности в общении, так как запаздывание проявления этой потребности у младенцев может быть связано с этапностью «созревания» мозговых структур и психики. По этому поводу М. И. Лисина ставит закономерный вопрос: не означают ли все указанные выше этапы становления потребности в общении, что она унаследована (точнее было бы — врожденная) и лишь «проявляется» после рождения ребенка?

Отвечая на этот вопрос отрицательно, она ссылается на исследование М. Ю. Кистяковской (1970), которая наблюдала, что в условиях госпитализма дети не проявляют к взрослым ни внимания, ни интереса даже по истечении 23 лет жизни. Но стоило педагогу наладить взаимодействие с ребенком, как в течение короткого времени удавалось далеко «продвинуть» его по пути развития, сформировать активное отношение к людям и окружающему миру. Все это можно принять, если рассматривать только потребность детей в общении со взрослыми для познания этих взрослых и самих себя через взрослых (что соответствует пониманию потребности общения М. И. Лисиной). Неясно, однако, а как обстояли у этих детей дела с общением Друг с другом (по данным М. И. Лисиной, такая потребность возникает в два года), с животными.

При этом М. И. Лисина считает, что основной функцией общения является организация совместной с другими людьми деятельности для активного приспособления к окружающему миру, в том числе и для его преобразования.

В связи с этим вряд ли стоит искать причину прижизненного формирования потребности в общении только в совместной деятельности. Тогда надо признать, что у младенцев потребности в общении быть не может (как и у животных), так как совместная деятельность у них как таковая отсутствует. Между тем сама М. И. Лисина на основании исследований своих учеников делает вывод, что потребность в общении появляется у детей уже со второго месяца жизни.

Представление М. И. Лисиной, по существу, соответствует пониманию потребности в общении как вторичной, и возникновение ее не выходит за рамки концепции социального научения (именно так смотрят на эту потребность У. Бижу и Д. Байер, 1966: это нужда ребенка в помощи взрослого). Однако М. И. Лисина считает, что это не так. Рождение потребности в общении не сводится, по ее мнению, к надстройке новых сигналов над прежней потребностью, когда вид взрослого, звук его голоса и прикосновение напоминают ребенку о предстоящем насыщении или смене белья. В первые недели жизни у ребенка появляется именно новая, отсутствовавшая ранее потребность — в общении — для понимания себя и других. Это не корыстная нужда в полезном человеке, а (говоря словами К. Маркса) высокая духовная потребность в том величайшем богатстве, каким является другой человек, заключает М. И.Лисина.

Все это, может, и так, но не опровергает тезиса о вторичности этой потребности, на чем бы она ни базировалась. Даже если это потребность в познании себя и других, то все равно это частный случай проявления познавательной потребности. Если же понимать потребность в общении как потребность в психическом контакте, то взрослые (как и дети, животные), к которым ребенок привыкает, становятся просто средством удовлетворения потребности в контакте. А это значит, что и в данном случае потребность в общении со взрослыми — не базовая, а вторичная, наподобие потребности в ложке, вилке для удовлетворения потребности в пище.

Нужно подчеркнуть, что потребность в собственно общении, если таковая все же существует, — это только одна причина общения как вида активности человека. Через процесс общения человек удовлетворяет потребность во впечатлениях, в признании и поддержке, познавательную потребность и многие другие духовные потребности.

Не случайно поэтому выделение в зарубежной психологии такого собирательного понятия, как «мотив аффилиации», содержание которого отнюдь не однородно. Это потребности: контактировать с людьми, быть членом группы, взаимодействовать с окружающими, оказывать и принимать помощь.

Кстати, мотив общения понимается М. И. Лисиной по А. Н. Леонтьеву — как объект общения, т. е. мотивом у нее выступает другой человек, партнер по общению; критика такого понимания мотива дана мною выше (см. раздел 3. 2). Правда, почти тут же она пишет, что мотив — это опредмеченная потребность и что мотивы вырастают из потребностей, ведущими из которых являются: потребность во впечатлениях, в активной деятельности, в признании и поддержке.

Потребность в общении выражена у разных людей неодинаково, в связи с чем говорят об экстра и интровертах. Однако, по данным Л. С. Сапожниковой (1973), однозначная связь между стремлением к общению и экстра и интровертностью не выявляется.

По ее же данным, стремление к общению подростков связано с уровнем притязаний. Улице адекватным уровнем притязаний стремление к общению выражено умеренно, улице неадекватным уровнем — либо повышенное, либо пониженное. У девочек, независимо от уровня притязания, стремление к общению более выражено, чем у мальчиков.

Рассматривая потребность человека в эмоциональнодоверительном общении (аффилиации), И. В. Кузнецова (1999) выделяет две тенденции — надежду на аффилиацию (ожидание отношений симпатии, взаимопонимания при общении) и боязнь отвержения (страх того, что общение будет формальным). Сочетание этих тенденций дает четыре типа мотивации общения:

¦ высокая надежда на аффилиацию, низкая чувствительность к отвержению; в этом случае человек общителен вплоть до назойливости;

¦ низкая потребность в аффилиации, высокая чувствительность к отвержению; в этом случае потребность в поддержке, понимании остается неудовлетворенной и человек уходит в мир своих переживаний;

¦ низкие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; в этом случае человек предпочитает одиночество;

¦ высокие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; у человека возникает сильный внутренний конфликт: он стремится к общению и в то же время избегает его.

И. В. Кузнецова показала, что слабая потребность в аффилиации в сочетании с сильным мотивом достижения ведет к предпочтению деловых качеств партнера, в то время как сильная потребность в аффилиации, сочетающаяся с низким мотивом достижения, ведет к предпочтению дружеских отношений. Наибольших результатов в групповой работе достигают лица с сильной потребностью в аффилиации и с высоким мотивом достижения.

Как показано О. А. Тырновой (1996) ведущими мотивами общения являются: у девушек — желание поделиться различными мыслями и переживаниями, а также любопытство; у юношей — общность интересов и дел.

Источник:
Потребность в общении
Вопрос об истоках общения до сих пор остается дискуссионным. Вопервых, дискутируется вопрос о том, имеется ли потребность в общении (или коммуникативная потребность) как специфическая потребность,
http://psyera.ru/potrebnost-v-obshchenii_7537.htm

Потребность в общении

Психология общения. Энциклопедический словарь. — М.: Когито-Центр . Под общей редакцией А. А. Бодалева . 2011 .

Смотреть что такое «Потребность в общении» в других словарях:

Потребность в общении — потребность человека, принимающая формы: потребности ребенка в контакте с матерью; потребности подростка в понимании; потребности юноши в уважении; потребности пожилого человека в почтении и др. См. также: Социальные потребности Человеческое… … Финансовый словарь

потребность в общении — сущ., кол во синонимов: 1 • аффилиация (7) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

Потребность — Потребность, нужда  внутреннее состояние психологического или функционального ощущения недостаточности чего либо, проявляется в зависимости от ситуационных факторов[1]. Ярким примером может служить жажда  острое чувство потребности в… … Википедия

ПОТРЕБНОСТЬ В ДЕТЯХ — ПОТРЕБНОСТЬ В ДЕТЯХ, одна из социальных потребностей личности, определяющая специфику репродуктивного поведения. В качестве социально психол. свойства человека характеризует стремление социализир. индивида, вступившего в брак, обзаводиться тем… … Демографический энциклопедический словарь

ПОТРЕБНОСТЬ — (NEED) Это понятие используется в двух смыслах. (1) В рамках теории индивидуальной мотивации действия людей объясняются их потребностями. Хотя можно признать существование определенных базовых физиологических потребностей в пище, сне, крове,… … Социологический словарь

ПОТРЕБНОСТЬ — состояние недостатка в ч. л., состояние, стимулирующее деятельность, направленную на восполнение этого недостатка, одна из отличительных черт всякой жизнедеятельности. П. могут испытывать организмы, индивиды, соц. группы, организации, предприятия … Российская социологическая энциклопедия

Аффилиативная потребность — потребность в общении, в эмоциональных контактах, стремление быть среди других людей … Психология человека: словарь терминов

Речь человека в общении — Использование речи в устном или письменном О. открывает перед людьми широкие возможности. Они реализуются в передаче разнообразной информации, налаживании межчеловеческих отношений, раскрытии личностных способностей, качеств и потребностей… … Психология общения. Энциклопедический словарь

Уединение в общении — добровольное пребывание вне О. с кем либо. У. как феномен социальной жизни человека, тесно связанный с О., фиксировалось в трудах многих мыслителей (М. Бахтина, И. Канта, Б. Рассела, Ж. Ж. Руссо и др.), исследователей (И. С. Кона, Н. Д. Левитова … Психология общения. Энциклопедический словарь

Гендерные различия в общении — Различия между мужчиной и женщиной интеллектуальные, эмоциональные существуют, но они скорее носят качественный, а не количественный характер. Мужчины и женщины по разному воспринимают окружающую действительность, по разному ее оценивают.… … Психология общения. Энциклопедический словарь

Источник:
Потребность в общении
Психология общения. Энциклопедический словарь. — М.: Когито-Центр . Под общей редакцией А. А. Бодалева . 2011 . Смотреть что такое «Потребность в общении» в других словарях: Потребность в
http://communication_psychology.academic.ru/772/%D0%9F%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C_%D0%B2_%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8

Успех в жизни

Темы: личностный рост, активность, счастье и богатство, свобода, смысл жизни.

Принято говорить, что человек существо социальное. Но что это значит на самом деле? Неужели если не вращаться в обществе и не общаться с различными людьми, мы потеряем своё человеческое естество, перестав быть самими собой? На самом деле всё не так страшно, как может показаться. Данное высказывание говорит о том, что человеку для полноценного развития требуется постоянно общаться с себе подобными, иначе он попросту сойдёт с ума. Потребность в общении ставят наравне с потребностью пить, есть и дышать, и хотя оно менее значимо в физиологическом смысле, в плане формирования человеческой психики общению нет равных. Известны случаи, когда ребёнка «воспитывали» животные, и, несмотря на то, что человеческий интеллект во много раз превышает животный, ребёнок, подрастая, оставался на уровне развития стаи.

Иными словами, если его воспитывали обезьяны, то он перенимал все их повадки, способы общения и конкуренции. Даже манеру передвижения, а речевой аппарат использовал лишь для того, чтобы издавать звуки, которые издают обезьяны. Аналогичная ситуации была и среди волков и такие случаи не единичны. Иными словами, если с ребёнком просто перестать общаться, то он перестанет развиваться и будет перенимать поведение тех существ, которые его окружают. Причём, как правило, перевоспитанию такие люди уже не поддаются, да и людьми их можно назвать лишь по биологической принадлежности, так как интеллектуально они не более, чем животные.

Именно по этой причине потребность в общении считается одной из основных для человека и как в воспитании, так и в обучении человека принято использовать именно вербальные техники, которые помогают развить речь и её восприятие. Но давайте взглянем на вопрос с другой стороны и предположим, что бы случилось с человечеством, если бы мы потеряли возможность использовать речь. Этот пример довольно наглядно показывает почему именно возможность вербального общение и язык, как средство общения, помогают развивать наш интеллект. Ведь если бы мы не могли общаться друг с другом, и не имели бы языка для общения, мы бы попросту не могли мыслить теми категориями, к которым мы привыкли, и наше мышление вернулось бы на уровень кроманьольцев, которые, не обладая речью, воспринимали информацию в виде образов, делясь ей с помощью жестов и наскальных рисунков.

Источник:
Успех в жизни
Темы: личностный рост, активность, счастье и богатство, свобода, смысл жизни. Принято говорить, что человек существо социальное. Но что это значит на самом деле? Неужели если не вращаться в
http://www.yourfreedom.ru/potrebnost-v-obshhenii/

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

COMMENTS