Принципы общения

Как общаться с глухими

Жестовая речь, дактильная азбука, чтение с губ и письмо — таковы простейшие способы преодоления помех, создаваемых глухотой. Выбор того или иного способа зависит, как правило, от цели и условий общения с глухими.

Мы отмечали, что на улице при встрече с незнакомыми людьми, в магазине, в метро или автобусе чтение речи с губ является единственным средством общения. Но в полутемном зале театра или на собрании, когда расстояние от сцены до глухого зрителя велико, пользоваться этим способом трудно, а иногда невозможно. В таких условиях преимущества на стороне жестовой речи, дополняемой дактильной азбукой. Этот способ общения требует специальных переводчиков. Он остается не-заменимым и, пожалуй, единственным при обучении глухих в техникумах или институтах.

Скорость восприятия и передачи речи у людей с нормальным слухом сравнительно велика. Дикторы радио читают свои тексты со скоростью 700—800 букв в минуту. При средней протяженности слов русского язы-ка семь букв, такая скорость соответствует произнесению 100 слов в минуту. Скорость передачи и восприятия дактильной азбуки по крайней мере вдвое меньше этой величины. Она лежит в пределах 300—400 букв в минуту. Такова же скорость восприятия речи по губам и лицу говорящего. Любопытно, что эта величина — 300—400 букв в минуту — была получена советскими педагогами для русского языка и независимо от них американскими исследователями — для английского (21).

Общение при помощи письма происходит медленно. Впрочем, здесь следует различать два последовательных действия — запись и восприятие (прочтение письма глухим или слышащим).

Рукописное письмо осуществляется со скоростью 80—120 букв в минуту (12—18 слов). Эта величина примерно в 7 раз меньше скорости чтения текстов дикторами радио. Прочтение заранее подготовленной записки, текста, отпечатанного на машинке, или субтитров к кинофильмам происходит со скоростью, заметно превышающей скорость дикторской речи. Чтение «про себя» много быстрее. Для людей с завершенным средним образованием оно составляет 1600 и даже 2000 букв в минуту.

Мы привели эти сведения не только по соображениям' общего характера. Чтение тоже должно быть отнесено к безмолвному разговору. Известна великая роль

книг в становлении интеллекта слышащих. Но свободное общение с книгами вдвое, втрое важнее глухим. Телевизор и звуковые кинофильмы никак не могут заменить книгу: слишком большой урон в информации доставляет неслышащим утрата звукового сопровождения.

Остановимся еще на одном показателе — времени, необходимом для освоения того или иного способа общения глухих. С этой точки зрения три способа, с которыми мы познакомились, должны быть расположены в следующей последовательности: дактильная азбука (наименьшее время), жестовая речь, чтение с губ и лица говорящего (наибольшее время).

Как мы уже отмечали, дактилирование — наиболее простой и доступный способ общения. Грамотный осваивает этот способ за несколько дней, а

упражнения на протяжении месяца позволяют добиться вполне приемлемой скорости передачи информации глухому.

Сложнее обстоит дело с жестовой речью. Вместо знаков, отображающих 33 буквы русского алфавита, здесь даже для простого разговора на бытовые темы надо знать около 200 жестовых образов. Чаще всего переводчиками, в совершенстве владеющими такой речью, работают близкие родственники глухих. Освоение жестовой символики с раннего детства позволяет таким людям правильно и быстро переводить речь окружающих. Чтение с губ говорящего является, пожалуй, самым трудным, но тем не менее важным и необходимым способом.

Квалифицированные переводчики, как правило, пользуются всеми тремя способами одновременно. Основой является жестовая речь, дополняемая по необходимости дактилированием и одновременным проговариванием слов без голоса. Такой способ перевода обеспечивает наряду с высокой скоростью, близкой к обычной речи, надежное восприятие сообщения.

Далеко не все педагоги и воспитатели глухих убеждены в необходимости использования трех или четырех способов общения, о которых мы рассказали.

Существует мнеьие, что раннее обучение жестам затрудняет освоение грамматики и лексики родного языка. В Советском Союзе и за рубежом есть педагоги, пропагандирующие чисто устный метод обучения. Некоторые из них запрещают своим воспитанникам пользоваться жестовой речью, а иногда — и дактильной.

Мы позволим себе не согласиться с этим мнением. Никто не оспаривает чрезвычайной важности овладения техникой чтения речи с губ говорящего. Но опыт показывает, что никакие запреты в школах, руководители которых придерживаются устного способа обучения, не могут остановить проникновения в среду неслышащих быстрого и удобного жестового общения. Кроме того, выпускники школ, в которых наложен запрет на жестовую речь, продолжая образование в техникуме или институте в группе глухих, все равно вынуждены осваивать этот способ, потому что только он позволяет воспринимать перевод со скоростью речи педагога. Глухие в разговорах между собой вместе с чтением с губ применяют жесты.

Мы не располагаем достаточно достоверными сведениями об относительных объемах речевой информации, которые получают глухие при помощи каждого из рассмотренных способов. Наш опыт взаимодействия с московскими глухими показывает, что более половины информации при общении друг с другом они получают языком жестов.

Когда глухой работает в коллективе слышащих, более половины информации он получает в письменном виде. Если у глухого устная речь недостаточно развита, он предпочитает отвечать на обращенные к нему вопросы тоже письменно. В клубах, на лекциях в техникумах или институтах для перевода глухим предпочтение отдается жестовому языку, сопровождаемому проговариванием без голоса.

Мы начали рассказ о «безмолвных» разговорах глухих с жестового общения. К сожалению, несмотря на широкое распространение, такому способу уделяется недостаточное внимание. Отсутствуют учебные пособия, нет кинофильмов, демонстрирующих правильные жесты. Малограмотные глухие часто используют неправильную, излишне активную жестикуляцию, их мимика иногда напоминает гримасы. Правильный язык со скупыми жестами и сдержанной мимикой может быть ясным, красивым, изящным.

Разумеется, педагоги и воспитатели при выборе последовательности обучения маленького глухого ребенка должны учитывать особенности чтения речи с губ, пальцевой азбуки и жестового языка. Но не следует отдавать предпочтение какому-либо одному из этих способов. Глухота — прежде всего тяжкое нарушение возможности общения людей. Для ее преодоления нужно использовать все возможные средства.

В США и ряде стран Западной Европы принцип использования всех способов общения с глухими получил название тотальной коммуникации. Международный конгресс обучения глухих (Гамбург, 1980) решительно высказался за использование этого принципа при обучении глухих.

Источник:
Как общаться с глухими
Жестовая речь, дактильная азбука, чтение с губ и письмо — таковы простейшие способы преодоления помех, создаваемых глухотой. Выбор того или иного способа зависит, как правило, от цели и условий
http://www.deafnet.ru/info.phtml?c=336

Принципы общения

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ КОРРЕКЦИИ НАРУШЕНИЯ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ

Большие резервы в активизации человеческого фактора кроются в характере взаимодействия людей, их взаимопонимании, умении общаться. Особую роль продуктивное межличностное общение играет в таких видах деятельности как педагогика, медицина. Здесь в процессе общения может быть создан новый вид позитивной деятельности — воспитание и перевоспитание человека, укрепление семьи, реабилитация ранее страдавших тем или иным заболеванием.

Изучая психологический механизм названной деятельности, можно отметить, что позитивный результат ее во многом зависит от совпадения целей и мотивов, например учителя и ученика, врача и пациента, консультанта и консультируемого. Помочь человеку преодолеть пассивность, вооружить его знаниями активных методов самовоздействия возможно при изучении его индивидуальных особенностей.

Как известно, крайней формой нарушения межличностного общения страдают заикающиеся. Их реабилитация по нашей методике представляет собой многоплановое корректирующее воздействие на личностные характеристики. Для развития речевой коммуникации у заикающихся разработана система приемов, направленных на рождение положительных психических состояний, их пролонгирование , формирование и закрепление.

Психические состояния отличаются как от непрерывно изменяющихся психических процессов, так и от относительно устойчивых психических особенностей личности [2]. «Категория психических состояний заполняет реально

существующий в системе психологических понятий пробел между психическими процессами и психическими свойствами личности» [8; 168]. Формирование новых «черт характера осуществляется в большинстве случаев через переходный этап психических состояний» [там же; 169].

Целью экспериментальной логопсихотерапии при заикании и является целенаправленное формирование положительных психических состояний как стойких новообразований личности.

Ниже излагаются основные принципы методики социореадаптации людей, страдающих нарушением речевого общения. В основе их комплексные исследования психических состояний и личностных характеристик заикающихся в процессе реабилитации [5], данные полиграфической регистрации (ЭЭГ, КГР, ЭМГ, ФГ и дыхание) [6], результаты обобщения практики логопсихотерапии и динамических наблюдений за испытуемыми.

Принципы имеют педагогическое, психологическое и психотерапевтическое содержание. Однако между ними нет четких границ, как нет и не может быть четких границ между внушением, убеждением и перевоспитанием [3].

Системообразующий принцип — коммуникативный. Как известно, наша речь — это прежде всего акт коммуникации, общения с партнерами. Основное в речевой коммуникации — коммуникативное состояние, которое возникает из потребности определенным образом реагировать речью в данной ситуации. В это состояние входят намерение что-то сказать своему партнеру (коммуникативное намерение), решение замысла высказывания, происходящее во внутренней речи, готовность осуществить намерение и, наконец, звуковая реализация речи — высказывание. Нарушение речевого акта у заикающихся наступает на фазе готовности к речи.

Наша методика направлена на то, чтобы вызвать у заикающихся утраченное коммуникативное состояние готовности к речи. Это достигается различными опосредствованными приемами логопсихотерапии и ее директивным вариантом — сеансом групповой эмоционально-стрессовой психотерапии.

Известно, что в коррекции речи заикающихся) в течение долгого времени применялись монологические речевые упражнения, которые оказывались нерезультативными. Как только больной вступал в речевой — диалогический — контакт с окружающими, заикание возвращалось. Мы в своей методике сочетаем готовность и возможность больного использовать диалогическую речь в различных жизненных ситуациях.

Принцип установочный, активизирующий. Среди наших испытуемых преобладают страдающие тяжелой формой нарушения речевого общения, осложненного вторичным неврозом с измененной системой отношений к себе, своему заболеванию, к окружающим. Из-за неудач предшествующих попыток вылечиться у этих людей закрепился скептицизм к продолжению лечения. Поэтому задачей логопсихотерапии является изменение их отношения к предстоящему процессу лечения. В связи с этим заикающийся, включенный в лечебную группу, должен пройти пропедевтический этап, т. е. участвовать в лечебном процессе только в качестве зрителя. В этот период он общается с ранее заикавшимися , соучаствует в сеансе эмоционально-стрессовой психотерапии, посещает открытые уроки и т.д.

Наглядная логопсихотерапия помимо прямой суггестии формирует у испытуемых убеждение в наличии средств, которые помогут им говорить не заикаясь. В результате этого еще до лечения будущие пациенты много раз воображают себя незаикающимися . Многократное воображаемое проигрывание успеха ведет к формированию психологической установки, когда состояние выжидательного внимания сменяется готовностью к определенной активности, установкой на выздоровление. В этом случае психотерапевт — последнее звено в трансформации воображения в конкретное внушение.

Таким образом принцип установочный реализуется через невербальную коммуникацию (сопереживание, внутреннее

соучастие, воображаемое проигрывание успеха).

Принцип пролонгированной готовности к восприятию «лечебного слова». Известный советский дефектолог М.Е. Хватцев и основатель первой кафедры психотерапии И.З. Вельвовский писали о том, что заикающиеся устают посещать утомительные, однообразные занятия и, как правило, не заканчивают курса лечения.

Следует отметить, что в представлении пациента, обращавшегося за психотерапевтической помощью, после предшествующих неудач новые лечебные мероприятия значимы только в том случае, если они будут нетрадиционны. Непохожесть лечебного процесса для таких пациентов имеет огромное значение.

Вот как, по словам испытуемого С.П., проявляется непохожесть в реализации названного принципа: «Во время сеанса психотерапии я на какое-то мгновение почувствовал знакомое ощущение — ощущение врача. Белый халат подчеркивал характер сеанса — это было лечение. И все-таки на лечение сеанс был не похож. Как правило, лечение проходит несколько механически. Не очень часто врача волнуют эмоциональные переживания больного. Нет, страх, боль, радость, благодарность — с этим все в порядке. Но ведь кроме этих эмоций у каждого человека есть еще и другие. Относиться к каждому человеку как к личности не так просто. Кроме всего прочего, нужно быть и самому личностью. Сеанс делал каждого личностью».

В нашей методике пролонгированная готовность к восприятию лечебного слова, иначе активное участие испытуемого в процессе лечения, заключается в поддержке и развитии психотерапевтом положительных, продуктивных психических состояний. Восприятие лечебного слова, рожденное на пропедевтическом этапе, подкрепленное основополагающим сеансом, остается столь же актуальным на каждом уроке коммуникативного поведения.

Реализации принципа внутренней готовности воспринимать лечебное слово, сохранять активность личности помогает широко используемая в методике оптимистическая модель будущего.

Принцип преемственности лечебно-педагогического процесса. Основные слагаемые логопсихотерапевтического курса в нашей методике это не отдельные технические компоненты, даже если они последовательны во времени, а этапы единого процесса. Только неформальная преемственность этих этапов и каждого занятия может решить задачу пролонгирования восприятия.

Преемственность лечебно-педагогического цикла обеспечивает воспитание потребности воспроизведения полученных навыков не только во время процесса реабилитации, но и в случае профилактики рецидива. Так, формула внушения: «Поддерживай свое здоровье в «солнечный день», т. е. когда ты благополучен» остается после окончания курса лечения ведущей.

Непосредственно сам сеанс эмоционально-стрессовой психотерапии позволил поставить вопрос о тех психических состояниях заикающихся, которые развертываются в невербальный, «немой» для них период. Вследствие этого стало понятно, что внушение в состоянии бодрствования (внушение наяву) резко сокращает сроки коррекции, реабилитации и обучения из-за созданных психотерапевтом специфических психических состояний испытуемых, которые играют предваряющую роль в создании перелома, «взрыва» в лечении — готовности говорить в экстремальных условиях. Предшествующие психические состояния создали феномен обратной связи обучения, когда позитивная проверка педагогического процесса раскованной речи своей и других осуществляется тут же, в зале, при людях.

Немалую роль играет здесь эффект параллельной эмпатии зала, настрой на заведомо позитивный прогноз лечения, внутренняя готовность зрителей не только принять успех, но и поддержать его собственным эмоциональным подъемом.

«приспосабливание» больных друг к другу, обоюдное заимствование положительных психических качеств, взаимопомощь создают гомфотерный коллектив (от греч . « г омфо » — сколачивать, сбивать), обладающий высокой жизнеспособностью и эффективностью.

Принцип воспитания интрогенного поведения. Данный принцип основан на теоретическом положении Д.Н. Узнадзе о направленности поведения. Внутренняя потребность в самом процессе деятельности характерна для интрогенного поведения в отличие от экстрогенного , направленного на цель вне самой деятельности.

Интрогенное поведение, свойственное детям, могут проявлять и взрослые. Чувство удовольствия у них может вызывать не результат активности, а сам ее процесс [10].

По нашему мнению, проблема лечебного перевоспитания не может быть решена без увлеченности процессом деятельности. Интрогенное поведение психотерапевта — это безусловно увлечение самим процессом перевоспитания, обучения, коррекции. Увлеченность делом, по словам Д.Н. Узнадзе, сближает такое поведение с игрой. Однако открытость, доверие, непосредственность, освобожденные пластические качества, свойственные детям, сочетаются здесь с жизненным опытом и интеллектом взрослого. Вот почему мы путем разработанных нами специальных упражнений («слоговый теннис», «волейбол», «лыжи», «гипнотизер» и др.) переключаем внимание заикающихся с речевого акта на его игровую сторону и тем самым снимаем излишнюю ответственность за речевой результат. Им необходимо почувствовать удовольствие в открывшейся возможности спонтанного речевого творчества.

Известно, что речевой акт относится к непроизвольно управляемым системам. Физические действия управляются произвольно. «Разрушенный в части непроизвольно управляемой системы речевой стереотип,— пишет Н.И. Жинкин ,— будет усилен нормально действующим произвольно управляемым движением скелетной мускулатуры. Это внесет не только общее, но и нужное специфическое для речи упреждение» [1; 346]. Впереди надо пустить силу, которая, как на буксире, потянет за собой переменное упреждение. В дальнейшем «буксир» можно ослабить и в конце вовсе убрать. Физические действия и являются таким буксиром [там же]. После введения игровых ситуаций занятие обычно заканчивается облегченной, спонтанной речью с шутками и смехом.

Поддерживать интрогенное поведение заикающихся в нашей методике помогает сочетание приемов имаготерапии (имаго — образ — лат.) и библиотерапии ( библио — книга — греч.). С их помощью заикающийся обучается вживаться в специально подобранный для него с лечебной целью образ художественного произведения.

Приведем высказывание испытуемой Ж.С. в связи с анализом пьесы Б. Шоу « Пигмалион »: «Запали в душу такие слова Элизы : когда ребенок попадает в чужую страну, он быстро начинает говорить на чужом языке и забывает свой. Я тоже хочу быстрее попасть в вашу прекрасную “ левитановскую ” речевую страну».

Таким образом, вызванное интрогенное поведение помогает быстрее преодолеть характерологические барьеры, стимулирует спонтанную реализацию возможностей личности, приводит к угашению патологического речевого рефлекса, увеличивает потребность в самом речевом общении.

Принцип сотворчества заикающегося и психотерапевта. Творческий подход к процессу коррекции речи и социальной реабилитации личности состоит в том, что психотерапевт так организует работу с новым материалом, что каждое предыдущее занятие спонтанно подготавливает восприятие испытуемых для последующего занятия. Субъективно это выражается в том, что бывшему заикавшемуся представляется, что новое (различные формы речи, психические состояния) родилось в нем непроизвольно, без помощи врача. Постепенно от занятия к занятию психотерапевт развивает в своих подопечных способность видеть новое, осознавать и формулировать это новое. Встречные

действия больных, их творческий вклад являются тем лечебным рубежом, на котором начинается перестройка личности, т.е. излечение. Приведем несколько конкретных примеров из разных этапов лечебного перевоспитания испытуемых. Такую работу мы назвали рефлексивным творческим диалогом.

На пропедевтическом этапе испытуемый П.А. описывает стратегию будущих занятий через анализ художественного произведения, подобранного для него (К. Паустовский. «Золотая роза»): «Паустовский говорит, что вдохновение — строгое рабочее состояние человека. Процесс лечения, если его рассматривать как творческий процесс, уже сам по себе должен доставлять радость. Буду считать занятия в группе творческим делом».

На этапе аутогенной тренировки, локальной по отношению к речевому аппарату, решая функциональную (речевую) задачу, испытуемые самостоятельно приходят к выводу о рождении особой новой формы речи, давая ей такие определения, как «речь удобная, физиологически оправданная», «речь комфорта и покоя», «речь, предполагающая пролонгированность настроения», «речь, подчиняющая внимание собеседника, завораживающая» и т.д. Такие образные определения испытуемыми отдельных этапов работы, как «дорогу осилит идущий», «песня слагает певцов по своему образцу» (нужно выбрать себе новую песню, ибо «песни слагают певцов по своему образцу»); «увлечь другого в свой полет», «солнечный день занятий», «феномен дома отдыха», «звездная стойка» и многие другие, вошли в словарный фонд методики реабилитации заикающихся.

Итак, принцип сотворчества заикающегося и психотерапевта органично пронизывает все этапы социальной реабилитации — от диагностического до коррекционного — и используется во всех приемах работы — от речевых до пантомимических. Это и проекция себя в анализах художественных произведений, и видение себя в воображаемом проигрывании успеха «сеанса», и готовность говорить в экстремальных условиях, и культивирование в себе интрогенного поведения.

Основные принципы системы социальной реабилитации заикающихся помогают дальнейшей оптимизации методики, облегчают ее внедрение в практику коррекции нарушения речевого общения.

Такие из них, как пролонгирование готовности к восприятию слова, принцип интрогенности , предупреждающий дидаскогению (нанесение психической травмы словом педагога), принцип сотворчества (который мог бы стать в некоторых случаях профилактикой невротизации детей вследствие однообразности и напряженности уроков) и некоторые другие могут быть использованы учителями, поскольку в задачи школьной реформы входят и развитие общения учащихся, и своевременная помощь ученикам, страдающим дезадаптивностью , и, наконец , помощь заикающимся, от взаимоотношений которых с товарищами и с учителями зависит благоприятный психологический климат в классе.

1. Жинкин Н. И. Механизмы речи. М., 1958. 370 с.

2. Левитов Н. Д. Проблема психических состояний // Вопр . психол. 1955. № 2. С. 16— 26.

3. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. Л., 1960. 45 с.

4. Некрасова Ю. Б. Групповая эмоционально-стрессовая психотерапия в коррекции психических состояний заикающихся // Вопр . психол. 1984. № 2. С. 75—82.

5. Некрасова Ю. Б. Динамика психических состояний заикающихся в процессе целенаправленной логопсихотерапии // Вопр . психол. 1985. № 2. с. 127—135.

6 . Васильева В. М., Воронин Л. Г., Некрасова Ю. Б. Некоторые данные о взаимоотношении речевого и ориентировочного рефлексов // Физиологические механизмы нарушения речи. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1976. С. 27—34.

7. Платонов К. К. Слово как физиологический и лечебный фактор. М., 1962. 530 с.

8. Петровский А. В. Еще раз о психических состояниях // Вопр . психол. 1966. № 1. С. 168— 169.

9. Чуприкова Н. И. Слово как фактор управления в высшей нервной деятельности человека. М., 1967. 327 с.

10. Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1964. 212 с .

Поступила в редакцию 12. I . 1985 г.

Источник:
Принципы общения
ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ КОРРЕКЦИИ НАРУШЕНИЯ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ Большие резервы в активизации человеческого фактора кроются в характере взаимодействия людей, их взаимопонимании, умении общаться. Особую
http://www.voppsy.ru/issues/1986/865/865090.htm

Успех в жизни

Темы: личностный рост, активность, счастье и богатство, свобода, смысл жизни.

Как вполне справедливо считал один известный летчик, общение – это самая большая роскошь на земле. Некоторые даже считают, что это вообще одна из главных целей в жизни. Так радикально вопрос, пожалуй, ставить не следует, но про человека можно со значительной долей уверенности сказать, что он – животное социальное.

Несоциальных животных, по правде говоря, в природе немного, если такие вообще есть. Социальны даже амебы, но человеку разумному умение социализироваться позволило достичь тех цивилизационных вершин, гордиться которыми на современном уровне развития цивилизации он считает достойным.

Человек делает попытки общения даже до момента появления на свет, а когда обнаруживает, что его окружает великое множество иных существ, начинает, как губка, впитывать все доступные методы и приемы. При этом роль родителей чрезвычайно велика, и важно всячески способствовать тому, чтобы малыш гармонично вписался в общество и в социальном смысле стал его достойным членом. Впрочем, неумелое воспитание – скорее даже, чем практически полное его отсутствие – способно серьезно навредить росткам навыков общения, развитием которых управляет мощный инстинкт.

Но с некоторого момента, у кого-то раньше, у кого-то позже, роль родительского очага в формировании личности в значительной степени отодвигается на второй план, и человеку приходится решать свои проблемы самостоятельно. А корень большинства проблем – в общении, в дружеском, бытовом, деловом.

Учитесь властвовать собой

Части людей, которых условно называют экстравертами, общение необходимо как воздух, и налаживание контактов с другими у них происходит легко и естественно. Но эта же самая открытость, направленность вовне, порою играет с ними и злую шутку. Не всегда, не при всех обстоятельствах, не в любом коллективе приемлемо сокращение дистанции, попытка поставить себя в информационный и эмоциональный центр происходящего. И здесь важно умение личности осознавать производимый ею эффект, умение себя контролировать и перенаправлять.

Другие, интроверты, наоборот – более сосредоточены на себе, на своих мыслях и ощущениях. В некоторых случаях дело доходит до проявлений, сходных с симптомами аутизма, – причем в зрелом уже возрасте, когда о врожденных проблемах речь едва ли идет. Казалось бы, это плохо соотносится с социальным взаимодействием, но считать так было бы ошибкой. Без интровертов общество так же не могло бы существовать, как не было бы электрического тока без зарядов противоположного знака. Однако полный уход от реальности, с деградацией социальных навыков, может оказаться в прямом смысле губительным для человека – не только как личности, но даже физически.

Поэтому в условиях существующей социальной иерархии, борьбы за власть, психологических сдержек и противовесов и прочих обстоятельств важно четко понимать свою роль и свои возможности и уметь этой ролью и этими возможностями управлять, развивая их с учетом некоторых базовых принципов. Таковых можно выделить, например, тринадцать.

Тринадцать принципов, тринадцать составных частей

1. Во-первых, самодостаточность и самостоятельность. Это не только внутреннее ощущение, но и сознательные или несознательные проявления эмоциональной и энергетической независимости и целостности, способности не завязываться на окружающих. Есть очень хорошее, хотя и немного устаревшее, слово «самость».

2. Во-вторых, конфликтность. Не в обывательском смысле скандальности, а в смысле стратегии и тактики поведения в конфликтных ситуациях, из которых, строго говоря, и состоит процесс общения. Как и посредством каких чаще всего встречающихся приемов человек склонен вести себя при столкновении интересов? В чем состоят общие условия и претензии? Некоторое понимание ответов на эти вопросы можно получить, если скачать презентацию по психологии общения.

3. Далее – комфортность, то есть ощущение уюта и устроенности, безопасности и спокойствия, доступности необходимого и т.п. – все, что мы обычно вкладываем в это понятие. Способен ли человек выносить психологически дискомфортные условия, как долго, за счет чего и какой ценой? Что является наиболее частой причиной дискомфорта?

4. Способность выражать чувства и эмоции у разных людей разная, и необходимость в такого рода проявлениях в разных обстоятельствах тоже разная. Насколько человек осознает это свое свойство? Насколько выраженность или невыраженность его ему мешает или помогает? Просматриваются ли какие-либо варианты для улучшения контроля за эмоциональными проявлениями или, напротив, их стимуляции?

5. Самоуважение, забота о себе, любовь к себе. За нередко не естественными, а заученными правилами о том, что необходимо кого-то уважать, о ком-то заботиться и даже кого-то любить нередко забывают о необходимости делать все это в отношении себя самого. Причем во всех проявлениях, включая такие, например, как в отношении тела или кошелька.

6. Любопытство не только погубило кошку, оно сделало ее кошкой. В немалой мере это относится к интеллектуальной и эмоциональной сфере человека. Важно также проявлять и даже культивировать интерес к партнерам, собеседникам и коллегам, стараться отыскивать в них положительные на ваш взгляд черты.

7. Не всегда идут на пользу открытость и искренность, поэтому важно отдавать себе отчет, когда и в какой мере их нужно проявлять. А проявлять их нужно стараться по максимуму, но в рамках дозволенного, в пределах собственного комфорта и того расстояния, которое приемлемо для противоположной стороны.

8. Умение принимать других такими, какие они есть, без попыток что-то в них изменить, в чем-то переубедить. Это сложная и многогранная задача, при решении которой надо также следить за тем, чтобы в процессе перцепции вольно или невольно не стать субъектом влияния. Что подразумевает достаточный уровень самоконтроля и личностной целостности.

9. Комплементарность, то есть способность взаимного дополнения (а не умение делать комплименты, хотя это тоже) позволяет повысить продуктивность общения во всех обстоятельствах. Здесь, как в пазлах, важно подстроить свои выпуклости и выемки под выемки и выпуклости партнера.

10. Бывает, однако, что какие бы ни прилагались усилия для налаживания контакта, сделать это в приемлемой мере не удается. Возможно, речь идет о проблеме сочетаемости, даже на физиологическом уровне, которая может оказаться в принципе непреодолимой.

11. Личное пространство человека должно быть неприкосновенно, внутри должен быть угол, где царит полная тишина. В этой тишине можно обрести свой эмоциональный, духовный, душевный стержень, чему во многом способствуют медитативные практики. Преподаваемые непременно опытным и авторитетным учителем. Просто книжки не всегда здесь помогут, а недогуру могут серьезно навредить.

12. С понятием личного пространства тесно связана дистанция, которая для каждого своя и с которой непременно следует считаться. Важно также и то, какова динамика при изменении этой дистанции, чтобы не нарушались суверенные душевные границы собеседника. Это своего рода правила игры, одни из важнейших правил общения.

13. Последним, но одним из первых по значимости, базовых принципов общения является умение посредством него реализовывать имеющиеся цели и решать поставленные задачи, которые возникают перед личностью в силу присущих ей способностей, сложившейся ситуации и достигнутого человеком положения в социуме.

Задача вселенского масштаба

Эти тринадцать принципов должны быть прежде всего осознаны и примерены на себя, а далее их полезно накладывать на других, чтобы в должной мере учитывать характер и возможную реакцию окружающих. Нужно понимать, когда и к чему эти принципы применимы, чтобы в каждой конкретной ситуации выбирать правильный психологический инструмент.

Только в случае должным образом выстроенного общения, при котором учитываются интересы и особенности наибольшего числа сторон, можно добиться внутреннего комфорта, создать условия для саморазвития, а также успешно решать возникающие конфликты и достигать намеченного.

Речь идет не только о личностном или ситуационном прогрессе, а о прогрессе вселенского масштаба, ведь в результате познания человека себя, взаимодействии его с окружающими – природа в целом, ярким проявлением которой является человек, осуществляет самопознание.

Источник:
Успех в жизни
Темы: личностный рост, активность, счастье и богатство, свобода, смысл жизни. Как вполне справедливо считал один известный летчик, общение – это самая большая роскошь на земле. Некоторые
http://www.yourfreedom.ru/bazovye-principy-psixologii-obshheniya/

Этические принципы общения

К числу собственно этических принципов общения относятся:

альтруизм (бескорыстие, готовность пожертвовать своим интересом в пользу другого человека); добродетельность (способность строить отношения с другими людьми с позиции добра и блага); эгоизм (предпочтение в общении с людьми собственных личных интересов);

аскетизм (самоотречение, отказ от жизненных наслаждений ради достижения какого-либо идеала); героизм (поведение, связанное с решением исключительных по масштабам и сложности общественных проблем или преодолением экстремальных ситуаций);

стоицизм (самоотречение, строгое выполнение моральных требований как основного долга в отношениях с людьми);

квиетизм (пассивно-созерцательное и безразличное отношение ко всему происходящему); утилитаризм (достижение наибольшей выгоды и пользы, потребительство);

подвижничество (стойкое перенесение трудностей и препятствий, самопожертвование); конформизм (приспособленчество, некритическое следование стандартам и стереотипам поведения, отказ от личностной позиции);

пробабилизм (моральная беспринципность, оправдание антигуманистических действий); самоотверженность (добровольный отказ от собственных интересов ради интересов других людей, самопожертвование);

требовательность (предъявление высоких требовании к выполнению морального долга, признание ответственности за его выполнение) и др.

Общение обычно рассматривается как одна из наиболее значимых форм взаимодействий между людьми, основанная на потребности в другом человеке. Общение отличается от коммуникации (предполагает не только обмен информацией, но и более глубинные личностные контакты) и объединяет разнообразные способы сотворчества различного уровня и интенсивности (совместные действия, переживания, обмен мыслями и т.д.).

Проблема общения анализируется в различных ракурсах (психологический, правовой и т.д.). Этический аспект общения связан с исследованием его в качестве нравственной ценности, что предполагает рассмотрение его проявлений через призму добра и зла, в соотнесении со смыслом морали. Полифункциональность общения (самовыражение, подтверждения бытия Я с помощью Другого, нравственное развитие и др.).

В многочисленных классификациях форм общения (прямое — косвенное, межличностное — межгрупповое и др.) для этики наибольшее значение имеет прямое и межличностное общение. Выявление нравственного статуса общения связано с его количественными и качественными параметрами, которые предопределяют восприятие общения в качестве положительно или отрицательной моральной ценности (например, избыточность контактов — «бегство от других»; неполноценность общения — отказ от него). Наиболее важные нравственные основания общения: духовное «родство» — взаимопонимание — возможность диалога; бескорыстность (признание самоценности другого) — терпимость; значимость другого (интерес, уважение, любовь) — стремление сохранить контакт; моральная совместимость (созвучие основных ценностных ориентации). Серьезная дисгармония в количественных и качественных проявлениях общения актуализирует проблему одиночества.

Самые значимые формы общения, в которых наиболее определенно обнаруживается его нравственный смысл, — дружба и любовь.

Таким образом, общение — это взаимодеятельность, базирующаяся на потребности человека в человеке. Это не только (и не столько) роскошь (А. де Сент-Экзюпери), сколько необходимость, первичное условие бытия человека как человека и его включенности в социум и культуру. Общение осуществляется с помощью диалога, цель которого — установление понимания между людьми.

Источник:
Этические принципы общения
Этические принципы общения
http://abccba.ru/abc65.php

(Visited 7 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Действие для девушки в вк Вопросы для девушки в игре - Правда или действие -… (1)

Виды социальных ролей Виды социальных ролейЛатинское слово persona , сегодня обозначающее личность, в… (1)

Открыта всему новому Аффирмации от Луизы Хей Сегодня уже ни для кого не… (1)

Как убедить жену вернуться Как заставить жену вернуться после разводаЕще Шекспир в свое время… (1)

Навязчивые ритуалы Навязчивые действия, навязчивые движения и ритуалыНавязчивые действия, навязчивые движения или… (1)

COMMENTS