Домашнее насилие над женщинами, как бороться с тираном

Дом для мамы

Не молчи

Кризисный центр помощи женщинам и детям находится на улице Дубки, 9а. Вместе с детьми мамы здесь могут остаться на неделю или даже на два месяца — зависит от ситуации. Прийти в себя после семейной драмы помогут врачи и психологи. Здесь же можно получить юридическую консультацию и оформить потерянные документы.

. 27-летняя Лариса, мать-одиночка пятерых детей, пришла сюда в начале лета. Женщина рассказала леденящую душу историю, как практически каждый день подвергалась физическому насилию со стороны своего сожителя Андрея. Терпение иссякло, когда он начал угрожать жизни и здоровью детей. Признавать отцовство мужчина не спешил, о регистрации в столице тоже не позаботился. Деньгами семью не баловал, постоянной работой себя не утруждал. Зато семейными доходами, которые только и состояли из социальных выплат и пособий, распоряжался направо и налево. В итоге у Ларисы денег не всегда хватало даже на еду для детей.

Специалистов Кризисного центра такими историями не удивить. Они сразу взялись за наведение порядка. Составили план работы с семьей по выходу из кризиса. Женщину с детьми разместили в уютной комнате с современной мебелью и санузлом, где они почувствовали себя, наконец, в полной безопасности. Питалась семья в столовой. Детишки днем занимались в игровой, встречались с психологами. Вместе с курсом реабилитации семья получила и социально-правовую помощь. В судебном порядке было установлено отцовство Андрея. С него взыскали алименты.

Помогают сейчас в центре и 51-летней москвичке Ирине, которая пришла вместе с 15-летней дочкой Ольгой. Жену отец девочки не трогал, а вот ребенка «воспитывал» от души. После очередной ссоры, закончившейся сотрясением мозга и многочисленными ушибами лица и тела подростка, Ирина с Ольгой оказались в травмпункте. Тогда и решили домой не возвращаться, а отправиться в центр. После бесед с Ириной специалисты выяснили, что супруг всегда был жесток к детям. Изначально применял силу к сыну, пока тот не уехал учиться в другой город, а после переключился и на дочь. Атмосфера в семье накалялась, тем более что девочка-подросток не молчала и говорила отцу о непозволительном поведении. Почему молчала мать? Противостоять мужу не могла из-за страха разозлить его еще больше. Так и жила долгие годы с горьким чувством вины перед детьми.

В центре маму и дочку оставили на четыре месяца. Составили план реабилитации, а также перспективный план действий всех членов семьи на год. После проведения индивидуальных занятий с психологом и арт-терапии с другими ребятами эмоциональное состояние девочки стабилизировалось. Она начала нормально спать, с аппетитом есть. С удовольствием участвует в общественной жизни школы. Успешно прошла государственную итоговую аттестацию. А чтобы поменьше видеться с отцом, уехала учиться в один из колледжей Санкт-Петербурга. Ирина работает в Москве, снимает комнату у знакомой за символическую плату и планирует разменять совместную с мужем квартиру — центр помогает ей в этом.

Работа лечит

Домашнее насилие, распад семьи, отсутствие средств к существованию и крыши над головой. Проблем бывает много. В центре находят подход к решению каждой. Сюда обращаются и женщины за 60, натерпевшиеся от родственников. Принимают даже без документов, понимая, что, спасаясь, иногда люди вынуждены бежать в одном халате и тапках. При необходимости в центре можно получить и медицинскую помощь. В программу реабилитации, которую составляют для каждой женщины и ее детей, входят пилатес, детская аэробика, массаж, процедуры физиотерапии. А еще в центре можно забыть о пережитом с помощью творчества. Занятия входят в курс арт-терапии. Самые эффективные — с бумагой в различных техниках, например торцевание или квиллинг. В творческой мастерской происходит настоящее волшебство с помощью чувств, которые открываются у мам и их детей. «Совместное творчество помогает рассмотреть нюансы взаимоотношений матери и ребенка, если между ними был конфликт, он постепенно сходит на нет. Нередко отцы настраивают детей против матерей, в подобных случаях арт-терапия помогает ребенку разобраться, кто был прав», — рассказала Марина Дьякова, специалист по реабилитационной работе отделения стационарного обслуживания. Она безошибочно определяет настроение ребенка по гамме выбранных им красок: «Если мрачное настроение, на картине темные тона. Но спустя всего неделю краски светлеют, и дети уходят домой с хорошим настроением».

Можно здесь пройти и курс физиотерапии, в которую входит галотерапия — процедура пребывания в соляной комнате. Два-три приема — и к женщинам возвращается душевное спокойствие. Подчеркнуть внутренние перемены после реабилитации помогает парикмахер. А для кого-то смена имиджа — это призыв к изменению всей своей жизни.

С чистого листа

— Он попросил прощения, и я вернулась, — так в итоге отвечают 70 процентов женщин, побывавших в центре. Его директор Наталья Завьялова объясняет, что им сложно перебороть себя и решиться на новую жизнь: «Мы выясняем, чего хочет женщина: развестись, переехать или найти работу. Были случаи, когда мы помогали с профессиональным переобучением. Но если человек не желает меняться, его никто не заставит сделать это».

Но тридцать-то процентов решаются на перемены! То есть каждая третья! По словам Завьяловой, с каждым годом москвички становятся самодостаточнее, все меньше боятся говорить о домашнем насилии. Ежедневно в центр по разным вопросам обращаются более 100 человек. В течение года — около 15 тысяч москвичей, в том числе мужчин.

Кто придет на помощь?

Московская служба психологической помощи работает круглосуточно, обратиться за помощью можно по телефону 051 (с городского), 8 (495) 051 (с мобильного).

В Кризисном центре помощи женщинам и детям принимают звонки ежедневно (кроме воскресенья) по телефонам: 8 (499) 977-20-10 и 8 (499) 492-46-89.

Домашнее насилие над женщинами, как бороться с тираном
rg.ru

Домашнее насилие над женщиной со стороны мужа-тирана

В ситуации домашнего насилия может оказаться любой член семьи, муж, жена, ребенок, бабушка, дедушка и т.д. Чаще всего жертвой является жена, а насилие над ней совершает муж, поэтому в этой статье речь идет про домашнее насилие над женщиной со стороны мужа.

Виды домашнего насилия

Физическое насилие — прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда. К этому виду насилия относятся не только серьезные побои, но и определенная «манера общения», когда на непонравившееся высказывание вы получаете в ответ пощечину, пинок или сильный шлепок. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Сексуальное насилие. Смысл такого насилия заключается в том, что партнер (чаще всего мужчина) заставляет свою вторую половину заниматься сексом под принуждением. При этом сексуальное насилие очень часто идет рядом с физическим.

Эмоциональное (психологическое) насилие — это прежде всего унижение, оскорбление. Контроль поведения, ограничение свободы, изоляция, ограничение круга общения жертвы, «промывание мозгов», допрос, шантаж, угрозы причинения физического насилия. Эмоциональное насилие может происходить в форме постоянной и безапелляционной критики и понижение самооценки женщины. Определить психологическое насилие зачастую бывает очень сложно. Некоторые манипуляторы, шантажисты и любители угроз приводят в замешательство своих спутниц жизни, делая такую культуру общения нормой. Но стоит отметить, что сначала все начинается с психологического насилия, а после того, как домашний деспот понимает, что всецело и полностью внушил жертве свои о ней представления, ему может показаться этого мало. Поэтому вслед за эмоциональным насилием чаще всего следуют физические издевательства.

Если произошел один инцидент насилия и у мужчины был веский повод чтобы не сдержаться, то может быть он и не склонен в целом к насилию, но если такие ситуации повторяются и повод зачастую высосан из пальца, то значит рядом с вами домашний тиран и он уже не изменит свое поведение в дальнейшем.

Причины домашнего насилия со стороны мужа

Причиной того что муж будет склонен к домашнему насилию по отношению к жене, могут послужить следующие факторы:

  • Родительская модель поведения, в его семье было нормально что отец унижал мать
    Обычно «домомучители» с детства пребывали в неблагополучной семье и сами становились жертвами насилия. Взрослый человек, который с детства испытывал на себе жестокость считает что он в праве быть жестоким к другим людям, в особенности к близким людям. Он как бы бессознательно стремиться отыграться на них за свои беды.
  • Патриархальный уклад жизни родительской семьи, или общая патриархальная культура, в которой вырос муж. Например, в некоторых мусульманских странах, у женщин гораздо меньше прав чем у мужчин. Женщины должны беспрекословно слушаться мужа и за неповиновение их ожидает наказание
  • Абсолютная убежденность в том, что партнер, подвергающийся насилию, жаждет быть жертвой и неспособен прекратить отношения. Ощущение что у женщины нет выбора, что она не способна как то сопротивляться или уйти из семьи
  • Сильный страх измены, патологическая ревность и от этого желание полностью контролировать женщину. Постоянные сцены ревности без повода нередко говорят о том, что мужчина является тираном. При этом он может подозревать свою возлюбленную во всех грехах, запрещать общение с противоположным полом и т. д.
    Высокая тревожность или беспокойство, вызванное возможностью утраты своей доминирующей позиции.
  • Высокий уровень стресса, вызванный экономической нестабильностью либо бытовыми неурядицами.
  • Систематическое чрезмерное употребление спиртосодержащих напитков либо алкоголизм.
  • Наличие психопатического расстройства личности, характеризуемое неприятием установленных социальных норм, импульсивностью, повышенной агрессивностью, неумением образовывать свои привязанности. Садистические наклонности.

Влияние домашнего насилия на психологическое состояние женщины

При постоянном психологическом или физическом давлении на человека его состояние, поведение и мышление начинают меняться, чтобы как то адаптироваться к этому давлению. Сначала, как правило, идет попытка отстоять свои права, свои границы, или попытка избежать контакта с тираном, но если это не получается сделать, то чтобы как то адаптироваться, остается только как то покорится воле тирана. Постепенно подавляется собственная воля человека, поведение становится ориентированным на то чтобы лишний раз не вызвать гнев тирана, не сказать чего то лишнего, не сделать чего то лишнего. Это может перерасти в зависимость от тирана, т.е. женщина не сможет себе представить как она будет жить без своего деспотичного мужа, потому что своя воля и свои интересы сильно подавлены. Жертва начинает считать, что рядом с тираном она в большей безопасности чем без него (Так называемый “Стокгольмский синдром”). То есть вариант ухода от тирана уже вообще не рассматривается. Жертва не представляет как она будет жить если “потеряет” своего тирана.

Кроме этого женщина живет в постоянном сильном психологическом стрессе. От этого у нее большое внутреннее напряжение и высокий уровень тревоги. Она как бы постоянно находится в опасности. Это может привести к различным тревожным расстройствам, например, паническим атакам. Также это может вызвать депрессию и различные психосоматические болезни.

Как видите если долго терпеть насилие над собой происходят очень сильные изменения в психике, поэтому важно как можно раньше отстоять свои права или покинуть тирана, иначе через какое то время из-за вышеуказанных изменений на это просто не будет сил. Также очень важно вовремя распознать когда идет насилие со стороны мужа, чтобы противостоять этому. При некотором опыте можно распознать тирана еще в начале знакомства.

Как распознать мужчину тирана на раннем этапе отношений

Распознать тирана можно еще в начале знакомства и не доводить дело до серьезных отношений с ним. Чаще всего это брутальный, серьезный мужчина, склонный к власти и доминированию. У него могут быть такие особенности:

  • Отсутствие уважения к профессии и месту работы избранницы. Называя род занятий подруги глупым, низкооплачиваемым или иными выражениями, мужчина показывает свое истинное отношение к ней.
  • Неуважение к семье девушки. Любые обидные слова и пошлые шутки в отношении родителей, братьев и сестер являются очень неблагополучным сигналом.
  • Отсутствие уважения к женщинам в целом. Менталитет нкоторых мусульманских народов таков, что женщина это второй сорт, она должна во всем слушаться своего мужчину.
  • Немотивированная, беспричинная ревность. Многим женщинам нравится, когда их ревнует избранник, потому что при этом они чувствуют себя востребованными и желанными. Но не стоит обольщаться. Ревнивец будет пытаться оградить свою вторую половинку от внешнего мира, запрещая работать и каким-либо образом контактировать с обществом и друзьями. Если вы видите, что все вышеперечисленное подходит под описание личности вашего избранника, то стоит призадуматься, не связали ли вы свою жизнь с домашним тираном? И не стоит путать настоящую любовь с чувством собственности и желанием полностью обладать человеком.
  • Контроль над личным временем и пространством девушки. Вся жизнь невесты такого человека расписана по минутам, хотя сам он может без предупреждения исчезать на несколько суток.
  • Ваш партнер не в состоянии признать свою вину. Если вы замечаете, что в любом вопросе или споре человек никогда не признает себя виноватым, даже если ему приводят крайне убедительные доводы, то, скорее всего, виноватым будет всегда кто-то другой, а в большинстве случаев вы сами. А тех, кто провинился и никак не хочет отвечать за последствия, принято наказывать, поэтому на такой почве с легкостью растет насилие.
  • Просмотр гаджетов и чтение личной переписки. И в целом всяческое игнорирование личных границ. Если утрировать то такой человек относится к девушке как к своей собственности, а у собственности нет личных границ и права голоса.

Опять же не каждый брутальный и доминирующий мужчина является тираном. И тут важно на ранней стадии правильно оценить человека. Сделать это самостоятельно достаточно сложно, так как захлестывают любовные чувства и фантазии о прекрасном будущем муже. Поэтому лучше всего обратиться за помощью в оценке к профессионалу, нашему психологу Ведерникову Евгению, у него большой опыт в этой области.

Что делать если муж – тиран?

По печальной статистике в каждой четвертой современной семье встречаются случаи домашнего насилия.В нашей стране на эту проблему многие социальные службы смотрят «сквозь пальцы», а представители правоохранительных органов чаще всего вообще не откликаются на призывы о помощи, говоря о том, что в бытовых скандалах вообще участвовать не собираются. По факту жертва после получения телесных повреждений должна обратиться в правоохранительные структуры лишь для того, чтобы снять побои, а затем уже обратиться в суд. Но на практике до этого не всегда доходит, поскольку многие люди боятся своих домашних обидчиков или свято верят в то, что их избили в последний раз. Увы мужья склонные к насилию в абсолютном большинстве случаев просто не в состоянии изменить свое поведение, поэтому зачастую лучшее решение проблемы – это как можно быстрее расстаться с таким мужем.

Домашнее насилие над женщинами, как бороться с тираном
chuvstvuju.ru

Наука против тиранов. Как юридически бороться с домашним насилием

Разгоревшиеся год назад споры по поводу принятия закона о борьбе с домашним насилием в последнее время несколько поутихли. Сегодня в тренде другие темы _ тот же коронавирус, к примеру. Но проблема «кухонных тиранов» никуда не исчезла – наоборот, как говорят, в период самоизоляции она еще больше обострилась. Можно ли ее решить законодательными средствами? Об этом обозреватель нашей газеты Михаил РУТМАН поговорил с руководителем Центра изучения проблем домашнего насилия профессором кафедры уголовного права юрфака СПбГУ Владиславом ЩЕПЕЛЬКОВЫМ.

ФОТО Maurizio Gambarini/DPA/ТАСС

– Согласитесь, Владислав Федорович, что домашнее насилие – тема вечная. В том или ином виде существовало оно во все века и во всех странах. Почему же о нем вдруг так активно заговорили лишь в последние годы?

– На самом деле специалисты начали говорить об этой проблеме гораздо раньше. Еще в конце прошлого века ее с криминологических позиций изучал профессор СПбГУ Дмитрий Анатольевич Шестаков, которым написан ряд трудов. Я в первый раз услышал о ней в 1999 году, когда попал на семинар в Нижнем Новгороде, организованный нашими коллегами из США. Признаюсь, мы смотрели на них с некоторым удивлением – нам казалось, что есть темы и поважнее. Обменялись с американцами мнениями, признали, что это явление достаточно распространенное. Но вот адекватной оценки – по крайней мере с нашей стороны – проблема не получила.

Вернулись мы к ней лишь в прошлом году, когда СПбГУ выиграл конкурс на заключение госконтракта с Государственной думой на проведение экспертно-аналитического исследования по теме «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений в России и за рубежом: законодательное регулирование и практика правоприменения». С июля по сентябрь мы провели исследование, включавшее в себя социологический опрос и сравнительный анализ законодательства шести зарубежных стран, в том числе и США. Подобные законы появились там в 1990-е годы. Процесс их принятия запустили борцы за права женщин, которые чаще всего и становятся жертвами семейного насилия.

Результаты опроса, проведенного по всей России, показали, что проблема актуальна и для нас. Из 1600 респондентов в той или иной степени в течение года подвергались домашнему насилию около 2,5%. В масштабах государства это огромное количество людей. А число преступлений, регистрируемых в связи с подобными деяниями, очень мало. Основная масса их находится «под водой». Разумеется, чтобы детально разобраться с данным явлением, трех месяцев было мало. Вот тогда и возникла мысль сделать эту тему предметом постоянного внимания. Ведь у нас в Университете есть не только юристы, но и социологи, и психологи, что позволяет провести междисциплинарный анализ проблемы. Так появился наш центр.

– Полагаю, что вам как юристу ближе законотворческий аспект. Противники закона заявляют: у нас есть Уголовный кодекс, а там написано и про побои, и про истязание, и про вред здоровью разной степени тяжести. Что еще нужно?!

– Уголовный кодекс направлен на то, чтобы наказать за преступление. А закон о домашнем насилии призван его предупредить. Вот, например, сегодня позвонит в полицию женщина: «Меня бьет муж». Полиция приедет, отвезет их обоих в отделение. Она там напишет заявление, мужа, возможно, задержат. Потом его отпустят, он вернется домой, и с большой степенью вероятности все начнется сначала. Уголовная ответственность если и наступит, то через какое-то время, и, скорее всего, она не будет связана с лишением свободы. Вероятнее всего – условное наказание.

А обсуждаемый закон предполагает возможность судебного приказа о запрете насильнику на какое-то время проживать вместе с жертвой. Именно такая мера предусмотрена аналогичными законами многих стран.

– А куда, интересно, изгнаннику надо будет деваться?

– Этот вопрос я задал американцам в 1999 году. Ведь часто те, кого подвергают подобной мере, – это люди пьющие, без постоянного источника дохода, не имеющие другого жилья. Если дело, например, происходит в Якутии, где зимой на улице температура за минус 40, то такой человек, изгнанный из дома, наверняка замерзнет. Мой собеседник, американский судья, сказал: «У нас такой проблемы нет. Все находят, где жить. Главное, что мы человека сразу не отправляем в тюрьму».

У нас, понятно, так не получится. В больших городах, наверное, еще можно найти какие-то общежития, где будут свободные места. Но на периферии это чаще всего нереально. И пока мы не решим вопрос с «резервным» жильем, подобную меру вводить нельзя. Так же, как и применяемое за границей введение «зоны безопасности» – запрет насильнику приближаться на определенное расстояние к жертве. Технически это обеспечить можно, но при проживании в одной квартире осуществить, понятно, нереально.

– А вы не допускаете, что предлагаемые меры безопасности могут быть предметом злоупотреблений? За госсчет какому-то пьянице и бездельнику предоставляют крышу над головой – чем ему плохо-то!

– Такая опасность, конечно, есть. В законопроекте, который сейчас обсуждается в Федеральном собрании, предлагается, например, применять отселение в случае экономического насилия. С этим я категорически не согласен. Молодожены, допустим, в порыве ссоры начинают бить тарелки, а я как налогоплательщик обязан за это платить? На Западе неприемлемым для совместного проживания считается психологическое насилие. Муж, кормилец семьи, запрещает жене заниматься ее любимым делом. Я, признаюсь, не готов ратовать за его отселение в подобной ситуации. Другое дело, когда психологическое давление представляет собой угрозу физической расправы. Здесь уместно поставить вопрос о применении мер безопасности.

– Но что-то полезное, на ваш взгляд, зарубежный опыт нам может дать?

– Практика применения законов о домашнем насилии в тех странах, где они были приняты, имеет плюсы и минусы. Тамошние юристы утверждают, что с домашним насилием бороться стало легче, однако есть и недовольные. В частности, вызывает много нареканий произвол при изъятии детей из семьи ради спасения их от насилия со стороны родителей. И в этой части, думаю, зарубежный опыт для нас вряд ли приемлем.

– Но у нас ведь тоже такое случается.

– Да – как крайняя мера, применяемая при явной опасности для жизни или здоровья ребенка. И, конечно, эти ситуации нуждаются в законодательном регулировании. Нужно учитывать, что взрослый человек может принять решение со своим насильником расстаться, и ему для этого специальный нормативный акт не требуется. Ребенок же такой возможности лишен, и ему защита нужна. Превентивные меры государство должно принять. Даже предварительный анализ подобных дел показывает, что часто при отсутствии каких-либо сдерживающих факторов насильник начинает все больше распоясываться. За одним ударом следует другой, третий.

– Удар удару рознь. Оппоненты закона недаром называли его «законом о шлепках» – дескать, за легкий полушутливый удар ребенку по мягкому месту нерадивый воспитатель-папаша может загреметь в тюрьму, оставив семью без кормильца.

– И в этом опасении, будем откровенны, есть немало здравого смысла. Я специально опросил своих коллег – применяли ли к ним в детстве подобные методы воспитания и используют ли они их сами в отношении своих детей. И многие признались честно – да, получали от родителей шлепки. Конечно, иногда на них за это обижались, но ничего, выросли нормальными людьми. Бывало, и своих детишек шлепали, ну и ничего такого.

Разумеется, во избежание неприятностей лучше бы исключить такие воспитательные меры. Но надо все же отличать их от реальных проявлений грубого насилия, угрожающих жизни, здоровью и наносящих его жертвам тяжелые психологические травмы.

– Кто и по каким критериям это будет определять и как оградить людей от произвола исполнителей?

– В своем исследовании мы попытались выработать базовые подходы, которые позволяют ориентироваться в более-менее очевидных ситуациях. Для того чтобы дать рекомендации для более сложных случаев, необходимы дополнительные исследования.

Сформулировали мы и предложения по изменению практики применения уголовного законодательства. Иногда для оценки одной и той же ситуации при рассмотрении дел о семейном насилии разные суды используют до трех разных подходов.

– В какой стадии сейчас находится законопроект?

– Насколько я знаю, обсуждение его отложено. И это разумно – в том виде, в котором его собирались обсуждать, он абсолютно неприемлем.

– Но работа вашего центра продолжается?

– Да, конечно. Наша цель – создание социально-правовой технологии по предотвращению домашнего насилия. К работе привлечены не только преподаватели, но студенты и аспиранты СПбГУ. В этом году опубликован один из мониторингов правоприменения по ст. 156 УК РФ – «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». В рамках практики студентов проведены мониторинги применения и других статей УК. Всего проанализировано около тысячи приговоров, в частности, по убийствам на семейно-бытовой почве. Криминологическая часть исследования отвечает на вопросы, кто был преступник и кто жертва, в каком состоянии совершались преступления и т. д. В юридической части рассматриваются квалификация деяния, назначение наказания, судебные ошибки. Сейчас идет обработка результатов. До конца года работа должна быть закончена.

Домашнее насилие над женщинами, как бороться с тираном
spbvedomosti.ru

Руководство от бездействия: что нужно делать, если вы стали жертвой домашнего насилия

Европейский суд по правам человека встал на сторону россиянки, пострадавшей от домашнего насилия, и постановил выплатить ей €20 000 и возмещение юридических расходов. Пострадавшая Валерия Володина смогла инициировать лишь уголовное дело о нарушении неприкосновенности частной жизни из-за публикации интимных фотографий, которое вскоре было закрыто. Девушка обращалась в полицию в течение двух лет, но так и не смогла добиться помощи от правоохранительных органов. В результате ей пришлось сменить имя и уехать из страны. ЕСПЧ отметил, что власти не осознают всей серьезности проблемы домашнего насилия, сложившейся в России.

По статистике, каждый год в России около 12 000-14 000 женщин гибнут в результате домашнего насилия. Получается, от насилия в российской семье каждый час умирает одна женщина.

Эти печальные цифры связывают прежде всего с декриминализацией насилия. За побои в семье теперь нужно лишь уплатить штраф из семейного бюджета. В результате закон не только не защищает женщин от мужа-тирана, но и лишает денег ее саму и ее детей. Неэффективность этого вида наказания признал даже глава МВД Владимир Колокольцев. «Более чем в 70 % случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания. Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях — накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — цитирует его слова пресс-служба МВД.

Россия осталась единственной страной в Европе, где нет закона об уголовной ответственности за домашнее насилие. В Новой Зеландии даже предоставляется оплачиваемый отпуск жертвам домашнего насилия, а в России традиционно засела фраза: «Когда убьют, тогда и приходите».

И это не просто слова. Речь идет о случае, когда женщина из Орла позвонила в полицию с просьбой вызвать наряд, так как ее избивал ее бывший сожитель. Приехавшая полиция решила не вмешиваться в конфликт, а вместо этого пригрозила ответственностью за ложный донос. Старшая участковая Наталья Башкатова с неохотой реагировала на жалобы женщины на угрозы от сожителя и сообщила, что в следующий раз на место выезжать не станет. «Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем. Не переживайте». Через сорок минут женщину убил сожитель. Сейчас прокуратура просит признать участковую виновной по статье «Халатность» и назначить наказание в виде четырех лет лишения свободы.

Сейчас широкую огласку получило дело сестер Хачатурян. Девочки убили своего отца, потому что он несколько лет их насиловал и контролировал каждый их шаг. Обращения в полицию заканчивались лишь беседами участкового с главой семейства. Получается, в нынешних реалиях у женщин, подвергающихся насилию, есть два пути — ждать, пока домашний тиран сам убьет ее или убить его самой.

Согласно исследованию Медиазоны, 80% убийств, совершенных женщинами, связаны именно с защитой от домашних тиранов.

В абсолютном большинстве случаев домашнему насилию подвергаются женщины. Однако есть и исключения. В прошлом году в Великобритании 22-летнюю девушку приговорили к 7,5 года тюрьмы за домашнее насилие над своим 22-летним парнем, страдавшим гидроцефалией. В течение девяти месяцев она издевалась над ним, поливала его спящего кипятком, наносила удары ножом, взламывала его телефон, запрещала ему общаться с родными.

Согласно исследованию от 2018 года Всемирного Банка Women, Business and the Law, Россия находится в группе стран, где женщина хуже всего защищена от насилия. В эту группу вместе с РФ входят Гаити, Федеративные Штаты Микронезии, Мьянма и Узбекистан.

Чтобы изменить ситуацию с насилием, необходима не только реформа органов полиции, но и изменение правосознания граждан в целом. Сейчас участковые воспринимают жалобы на мужа-насильника как некий семейный конфликт, в котором супруги сами разберутся. Когда Маргарита Грачева, муж которой отрубил ей кисти рук, обратилась в полицию с заявлением о том, что супруг ей угрожал ножом — участковый лишь провел с ним профилактическую беседу.

Что делать, если вы подверглись домашнему насилию?

Обращайтесь в травмпункт или иное медучреждение, где вам снимут побои. Врачу подробно расскажите обо всех болезненных ощущениях. Вам будет выдана справка с описанием всех повреждений. Медработники также обязаны уведомить дежурную часть полиции о вашем обращении.

Если вы не можете обратиться в медучреждение (например, серьезные травмы), вызывайте скорую. Обязательно сфотографируйте все ваши повреждения.

Далее обращайтесь в любое отделение полиции. В заявлении укажите все случаи применения насилия к вам, были ли свидетели этих ситуаций, укажите их контакты, носит ли насилие систематический характер. В конце напишите просьбу возбудить уголовное дело и привлечь виновного к ответственности. Сотрудники полиции обязаны принять у вас это заявление. Предоставьте копию справки о телесных повреждениях, а также фото, если есть такая возможность. После принятия заявления вам выдадут на руки талон с номером (КУСП). В дальнейшем о движении дела можно будет узнавать по этому номеру.

Если же вы боитесь за свою жизнь, вызывайте полицию немедленно по телефону 02, 112. Сотрудники полиции опросят вас и насильника, вы сможете составить заявление на месте. Полиция обязана его принять.

Очень часто женщины не уходят от супругов-тиранов из-за финансовой составляющей. Их можно понять: на что кормить и одевать маленьких детей женщине в декрете? Но в таком случае следует помнить, что, по статистике, большинство детей, которые росли в обстановке домашнего насилия, сами становятся либо жертвами, либо абьюзерами.

Если вы приняли решение уходить от мужа-тирана, для начала нужно подготовить «план отступления».

1. Найдите место, где вы будете чувствовать себя в безопасности. Это может быть квартира родственников, друзей. Лучше, чтобы муж не знал об этом месте.

Если же вам некуда пойти, в Москве существуют кризисные центры, готовые помочь женщинам в трудной ситуации.

«Кризисный центр помощи женщинам и детям» — М. Тимирязевская +7 (499) 977-17-05

Филиал «Надежда» М. Войковская +7 (499) 729-51-81, +7 (499) 492-26-81 Часы работы: круглосуточно

Филиал «Специализированный дом ребенка «Маленькая мама» М. Славянский бульвар +7 (495) 442-24-84,+7 (495) 442-40-85 Часы работы: круглосуточно

Кризисный центр «Дом для мамы» М. Площадь Ильича +7 (495) 678-75-46, +7965-262-98-78

Центр помощи «Китеж» +7 (916) 920-10-30

Кризисные центры предоставляют жилье, психологическую помощь, юридическую поддержку. В некоторых центрах есть курсы, (например, курсы парикмахера, бухгалтера), которые позволяют женщинам приобрести новую профессию и быстрее выйти на работу.

2. Уничтожьте все вещи, которые могли бы подсказать насильнику, где вы находитесь.

3. Оповестите соседей, чтобы в случае криков, шума в вашей квартире они немедленно вызывали полицию.

4. Сообщите родственникам или друзьям, которым доверяете, что вы подверглись домашнему насилию.

5. Соберите «тревожный чемодан» — сумку с вещами первой необходимости, лекарствами документами и деньгами, которых должно хватить на первое время самостоятельной жизни.

6. Скачайте специальное приложение для телефона, например SILSILA. Там предусмотрена специальная кнопка — отправка сообщения с местоположением жертвы насилия одним нажатием заранее выбранному контакту.

Многие женщины считают, что насилие, случившееся один раз, не повторится больше никогда. Но практика показывает, что это не так. Иногда распознать абьюзера невозможно. Но стоит обратить внимание, если ваш мужчина читает ваши переписки, контролирует каждый ваш шаг, не отпускает гулять с подругами, часто бывает агрессивен без повода, вспыльчив, жестоко обращается с домашними питомцами, запрещает вам с кем-то общаться из родственников, друзей, указывает, как вам одеваться.

Психологически очень тяжело вырваться из отношений, в которых присутствует насилие. Женщина будет до конца думать, что еще можно что-то исправить и все будет как прежде. Здесь главное осознать проблему и не бояться обратиться за помощью. Существуют горячие линии психологической помощи, которые помогут в трудной ситуации:

Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье: 8-800-7000-600

Центр экстренной психологической помощи МЧС России: 8 (495) 989-50-50

Московская служба психологической помощи населению: с городского телефона 051;-с мобильного телефона 8-495-051

Центр «Сёстры» +7 (499) 901 02 01 (по будням с 10 до 20)

В настоящий момент в России нет закона, предусматривающего уголовную ответственность именно за домашнее насилие. Однако в Уголовном кодексе предусмотрены следующие статьи: 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», 112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», 116 «Побои» и 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Проблема в том, что женщины редко доводят дело до суда. Кто-то надеется сохранить семью, а у кого-то нет сил и средств собирать доказательства, взаимодействовать с государственной машиной правосудия.

Общество также давит на жертв насилия. Предполагается, что все лишения и тяготы надо терпеть ради детей (у них же должен быть отец). Да и к тому же женщина без мужчины в российском обществе часто воспринимается как неполноценная. «Однозначно с ней что-то не так».

Профилактика домашнего насилия — это сложная и кропотливая работа. Если вас кто-то ударит на улице, вы вряд ли еще встретитесь с этим человеком, кроме как в суде или в полиции. А вот с домашним насильником женщине приходится каждый день разговаривать, завтракать, спать в одной постели. Это накладывает дополнительный отпечаток на психику жертвы, не дает ей мысленно даже выйти за пределы ежедневной рутины, где насилие — нормальное явление.

России необходимо как минимум перенять иностранный опыт — ввести охранные ордера, которые бы запрещали домашнему тирану приближаться к женщине. Нужно больше кризисных центров, в регионах их очень не хватает, для этого необходимо дополнительное государственное финансирование.

В Израиле существуют специальные реабилитационные центры для мужчин. В России тоже можно было бы создать такие учреждения, позволяющие мужчинам справляться с агрессией, куда бы их отправляли по решению суда.

Также необходимо четкое закрепление понятия домашнего насилия, ведь оно включает в себя не только физическое насилие, но и психологическое, экономическое и сексуальное.

Нужно менять правосознание граждан, широко обсуждать тему домашнего насилия в прессе, показывать, что об этом говорить не стыдно и важно. Ведь согласно недавнему исследованию агентства «Михайлов и партнеры. Аналитика», 63% россиян уверены, что женщины сами провоцируют мужчин на насилие своим видом и поведением, а это очень печальная статистика.

www.forbes.ru

COMMENTS