45000on

Фиг всем, у меня все равно все получится

В детстве кажется, что 28 лет — это возраст послуживй старухи.

В 28 ты не понимаешь, как 40-летние ноги таскают. И зачем. Легли бы уже и лежали, чо бродить зазря, песок свой просыпать повсюду…

А потом ты сам стремительно влетаешь в этот возраст и тебе смешно вспоминать себя, того, маленького и глупого, думавшего так.

И ты понимаешь, что в 35 лет можно влюбиться, как подросток, и создать самую счастливую семью.

В 38 — построить дом, переехать, начать всё с нуля. И будет здорово.

В 40 бросить работу, без которой ты себя не мыслил два десятка лет, уехать на войну, и ни о чем не жалеть, оглядываясь назад. Ни единого дня не жалеть ни о чём.

А после 40 находить друзей. Таких, не прочитав от которых «доброе утро» — ты начинаешь нервничать и всё валится из рук. Вот уж над чем бы я посмеялась 20 лет назад!

А в 44 к тебе вдруг приходит некто из прошлого и предлагает… ну как бы вам объяснить… возглавить отряд лётчиков-истребителей, к примеру. Или построить ресторан на Северном Полюсе. Или поехать дрессировать индийских слонов. Неважно.

Ты отнекиваешься, говоришь: «Вы ошиблись, я не то, что вам надо, я не умею, вон сколько красивых и умных это умеют, зачем я вам?».

А тебе отвечают: «Попробуй. Ну попробуй. Это очень интересно!».

Ты пробуешь — и получается. Пробуешь чуть посмелее — и снова получается. А спустя неделю кто-то твоим ртом говорит: «Не спорьте, я сделаю по-другому, по-своему, я лучше знаю» — тем же людям, которых ты уверял, что не знаешь и не умеешь. И они смеются по-доброму, и снова всё получается.

И ты снова ни о чём не жалеешь, оглядываясь назад. И понимаешь, что готов оставить то, без чего ещё вчера себя не мыслил.

Лет в 60 я, наверное, стану первой космической туристкой-бабуськой. А в 80 рожу ребёнка. Ну а фигли, уж это я точно умею и у меня получается.

К чему в этой жизни можно применить слово «поздно»? Ни к чему. Пока ты сам так не будешь думать.

Источник: creu.ru

ПОЭТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Сегодня на нашей страничке стихи Валерия ЦЫГАНКОВА 1 Здравствуй, вальс, Ты опять мне навеял Дальней молодости вечера. Не беда, пусть, немного стареем. Только молодость, словно, — вчера. Кружит вальс нас с тобою по залу. В Синеглазьи твоём утонув, Помню я, как ты тихо сказала, В душу грешную заглянув: «Проводите. » Октябрь ершился. Вдоль чернильных разводов дорог Я с тобою как в вальсе кружился И расстаться уже не мог.

Когда у нас с тобой опять
Случится нежности гуденье,
Не будет времени понять, —
Останется одно хотенье.

И высота, и горечь губ,
И то, что замыкает страсти.
И каждый в этой фазе груб
И нежен, и велик отчасти.

Дай Бог, чтоб песня наших тел
Не стала коротка, а, впрочем,
Любовь, она всегда предел
И в радости, и в песне строчек.

Мне скажут, сравнивать нелепо
Глаза твои с бездонным небом
И с крыльями рук белых трепет…
Ты — Женщина. И что там лебедь…

Какое солнце, звёзд свеченье
Дают моей душе леченье.
Порой, до умопомраченья
Тобой земное увлеченье.

Ты — Женщина, и в этом слове
Соединились до предела
Холодность глаз, кипенье крови,
Души размах и нежность тела.

Соединились губ горячность,
Рук бесконечное начало.
Однажды я проснулся зрячим —
Во мне твоя любовь звучала.

И стало солнце незакатно,
И были звёзды звездопадны,
Леса под парусами мачты
Качались радостно и мрачно,

И гимн, что нашей встречей начат,
Был главным сердцем обозначен.

Чувствую тебя я клеткой каждой,
Нервом каждым сердца и души.
Ты как ток ударила однажды,
Всё перевернув, разворошив.

Обняла чудесными зарницами
И свела дороги все в одну,
И к тебе одной я стал стремиться
Как в большую новую страну.

Когда о нас с тобой не будет
Молва невольно вспоминать,
И также будут мчаться будни,
Которые нельзя понять,

Дождями будут сыпать дали
И солнечные дни кружить.
Но мы с тобой уже едва ли
Всем этим будем дорожить.

И снова за голубизною
И в стрекотание травы
Уйдёт куда-то наносное,
Что так значительно, увы.

И ветру неподвластна станет
Судьба двух любящих сердец,
И мир как проходящий странник
Благословит нас, наконец.

Мы в этом мире тленны и непрочны.
Но каждый раз, свой начиная круг,
Зависим мы и очно и заочно
От доброты и нежности подруг.

Они нас как детей кохают, нежут,
Вперёд ведут, ласкают и клянут.
Мы старимся, они же — вечно те же
В сиянии немеркнущих минут.

И если ты мужчина, ставь на карту
И взлёт души, и нежности полёт,
И женщине дари не только в марте
Душевность и вниманье. — Круглый год!

Опять мороз, опять метели шквал,
Растут сугробы, крыши побелели,
А я, поверьте, дома вечность не бывал,
Не нежился в своей земной постели.

К родимому порогу тянет вновь,
Глаза закрою — и опять как дома.
В дверях — любимая, соболью выгнув бровь,
Потянется как к самому родному.

Зачем ты перестала снится мне? —
Огонь любви сжигает моё сердце,
Я не ищу забвения в вине,
И не нужны врачующие средства,

Но, если сердце корчится в огне,
То ты хотя бы приходи во сне.

Твои листки коротких писем
И почерка желанный бисер
Так дороги, что понял я,
Что сердцем от тебя зависим.

Среди забот и суеты мирской,
В потоке одержимости людской
Я ощущаю с каждым днём ясней,
Что подружился без тебя с тоской.

Мы с тобой не к старости идём,
Мы шагаем не тропой раздора
Через рожь, под брызжущим дождём.
Мы ведём о чём-то разговоры.

Не понять, где рытвины. Скользят
Ноги в босоножках, рваных тапках.
А дождинки, падая, висят
На ершистых усиковых лапках.

Где-то колыхнуло в горизонт,
Распоров нахмуренное небо,
Глухо прокурлыкал самолёт,
Помигав фонариками слепо.

Хорошо вдвоём без никого.
Хорошо плёчом плеча касаться.
Рядом человек мой дорогой,
Будем просто так мы с ним смеяться.

Будем. Вот и подошли к реке,
Заблестевшей в золотинках нежных,
Счастливы, когда рука в руке,
В сердце благосклонность, безмятежность.

Человеку с человеку всласть
Рядом быть и чувствовать друг друга.
Есть любви особенная власть,
Что сердца привязывает туго.

Любимая! Огни автомобилей
Сомкнули нас в единое одно,
И отблески причудливо лепили
То, что из сказок знаем мы давно!

И было зимней полночи круженье
В дегтярном небе среди гроздьев звёзд,
Впечатанное наше отраженье
Вставало вставало под луною во весь рост!

Мы шли сквозь фонарей столпотворенья
По тишине, просторам, напрямки
Туда, где намечалася деревня
И слабые мерцали огоньки.

И я почти что выдохнул от боли,
И выложил, приблизившись к тебе,
О том, что эти домики и поле
Нас породнят в запутанной судьбе.

Пусть сокол выше солнца не летает,
Но я взлетел и, тишину будя,
Рассыпался по полю звёздной стаей
Как после звездопадного дождя.

Ты засмеялась, тишину пугая,
И словно птица замерла на миг,
А прядка из-под шапочки тугая
Звездой на мой скользнула воротник!

Когда опять случались встряски
И недомолвки, этих глаз
Разбушевавшиеся краски
Выплёскивали всё за раз.

Казалось, и голубизна, и сини,
Прохватывали до нутра,
И не было её красивей
В тех перепалках по утрам.

Глаза и жгли, и прожигали,
Они лукавили, и вдруг
Дорожкой лазерной стегали,
Леча неверия недуг.

Но тем и женщина прекрасна,
Что в ней Бог нашептал сполна:
И эту слабость, эту властность,
Которые пьяней вина.

И оживало, просыпалось
Великолепие всех чар,
И снова красота купалась
Как солнце в собственных лучах.

Источник: www.passion.ru

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Интимная переписка примеры писем Возбуждающее письмо любимому на расстоянииПривет, мое Солнышко! Утром прилегла отдохнуть….и… (2)

Механизмы психологической защиты Виды защитных механизмов психики человека Замечали ли вы за собой… (2)

Что чувствует девушка когда хочет парня 4.3т Мужчинам по секрету. Как понять, что женщина тебя хочет… (2)

Плюсы и минусы самоудовлетворения —… Важнейшим плюсом онанизма является возможность быстро снять напряжение и при… (2)

Почему женщины после 40 не хотят мужчину Primary Menu В этой статье автор абсолютно честно и без… (2)

COMMENTS