Исследование с использованием полиграфа

Исследование с использованием полиграфа

Кадровый отбор. Служебные расследования. Психологическая экспертиза

+7 (343) 206-77-76, 8-902-260-24-77

Центр Правды — динамично развивающаяся компания в области детекции лжи, идущая в ногу со временем, которая постоянно совершенствует качество предоставляемых услуг, учитывая спрос и потребность потенциальных клиентов.

Нашими клиентами являются как юридические, так и физические лица. Будем рады видеть Вас среди наших Клиентов!

О компании

Корпоративные клиенты

Физические лица

Психологическая экспертиза для суда

Профессионализм

наших результатов 98%

Часто получаем признательные показания в ходе проверки

выезд к клиенту

Особые условия для постоянных клиентов

Выражаем благодарность компании «Центр Правды» за плодотворное сотрудничество и значительный вклад в развитие предприятия.

Мы хорошо понимаем, что своими успехами обязаны сотрудничеству с такими компаниями, как ваша. Особо хочется отметить и поблагодарить Малявко Ивана Сергеевича и Сафарову Ксению Владимировну за высокое качество оказываемых услуг в области проведения специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа. Спасибо за сотрудничество.

Наша организация проводила ряд работ, связанных с исследованиями отношений членов коллектива к хранению коммерческих тайны. Мы получили положительный результат. Улучшился моральный климат в коллективе.

От сомнения к истине

  • Узнайте какие возможности может открывать для Вас полиграф
  • Узнайте, лжёт интересующий вас человек или говорит правду
  • Базовая стоимость проверки на полиграфе 1 человека составляет

от 2 000 до 5 000 руб.

  • Ваше спокойствие — наша цель!
  • Кадровый отбор. Служебные расследования. Психологическая экспертиза

    Заявка на звонок

    Нажимая кнопку «Отправить», я соглашаюсь с политикой конфиденциальности персональных данных и даю свое согласие на их обработку

    Заявка на звонок успешно отправлена!

    Выбор вашего города

    Мы определили ваш город, как Екатеринбург. Если это не так — вы можете выбрать ближайший к вам филиал:

    В частности, для персонифицированной работы сайта мы обрабатываем IP-адрес региона вашего местоположения.

    Психофизиологическое исследование с применением полиграфа как непроцессуальная форма использования специальных знаний (Латыпов В.С.)

    Дата размещения статьи: 26.04.2017

    Деятельность органов, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, сложная и трудоемкая. Нередко лица, проводящие расследование (следователи, дознаватели), обращаются за помощью по вопросам, выходящим за рамки их компетенции, к сведущим лицам, обладающим специальными знаниями в интересующей следствие области. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ к сведущим лицам принято относить эксперта (ст. 57) и специалиста (ст. 58), однако не следует отрицать наличие специальных знаний у переводчика (в области интересующего следствие языка), педагога, психолога и других субъектов, вовлекаемых в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, в уголовное судопроизводство.

    В современной теории уголовного процесса институт использования специальных знаний принято делить на две формы: процессуальную и непроцессуальную.

    Процессуальная форма представляет собой урегулированный нормами процессуального законодательства порядок использования специальных знаний сведущих лиц, чья деятельность в конечном итоге может служить доказательством по уголовному делу: заключение и показание эксперта (п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ) и заключение и показание специалиста (п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

    К непроцессуальной форме использования специальных знаний относятся любые, прямо не закрепленные в процессуальном законе, способы привлечения сведущих лиц. Как правило, это оказание справочно-консультационной деятельности специалиста. Неоценимую помощь они оказывают на этапе принятия решения о возбуждении уголовного дела, когда в условиях временной ограниченности властным субъектам необходимо принимать решения, а для производства судебных экспертиз, как правило, требуется значительно больше временных затрат.

    К непроцессуальной форме использования специальных знаний относится и проведение ревизионных и аудиторских проверок. Специалисты привлекаются также для оказания помощи как следователям, дознавателям, так и сотрудникам оперативных подразделений в получении информации ориентирующего характера, необходимой для проведения следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии со статьей 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» <1>.

    <1> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

    А.М. Зинин отмечает, что «специалисты оказывают помощь оперативным работникам в применении технико-криминалистических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, таких как сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, отождествление личности, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативный эксперимент» <2>.

    <2> Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: Учебник. М.: Проспект, 2011. С. 10, 11.

    В рамках проводимого исследования хотелось бы рассмотреть такой способ получения ориентирующей информации с применением технических средств, как психофизиологическое исследование с использованием полиграфа.

    Не оспаривая его значение для работы оперативных сотрудников как источника получения ориентирующей информации, предлагаем рассмотреть использование полиграфа с процессуальной точки зрения на предмет наличия доказательственного значения, полученной с его помощью в рамках расследования уголовного дела информации.

    <3> Букаев Н.М. Полиграф и гипноз: проблемы применения в уголовном процессе России // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 3. Тюмень: ТГАМЭУП, 2007; Пеленицын А.Б., Сошников А.П. О научной обоснованности применения полиграфа // Эксперт-криминалист. 2011. N 2. С. 12 — 15.

    <4> Мигачева Е.Д., Оточина И.А., Нестеренко У.А. Проблемы использования полиграфа при раскрытии преступлений // Вестник ВИПК МВД России. 2016. N 1 (37). С. 87.

    <5> Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. М., 2000. С. 117.

    <6> Фалалеев М. Чиновник на просвет // Российская газета. 2016. N 175 (7043). С. 6.

    Если использование полиграфа в рамках оперативных мероприятий вопросов не вызывает, то появляются они при попытке спроецировать использование «детектора лжи» в процессуальную плоскость, обличив это психофизиологической экспертизой. Например, А.Р. Лонщакова и А.В. Васильченко полагают, что «ввиду отсутствия закона о применении полиграфа действует принцип — раз нет запрещающего закона, то применять такие проверки можно» <7>.

    <7> Лонщакова А.Р., Васильченко А.В. К вопросу об использовании специальных психофизиологических исследований (полиграфа) при расследовании преступлений против личности // Актуальные проблемы судебно-экспертной деятельности в уголовном, гражданском, арбитражном процессе и делам об административных правонарушениях: Материалы Международной научно-практической конференции. Уфа: Уфимский центр судебных экспертиз, 2012. С. 129.

    Действительно, подтверждение этого принципа можно найти в судебной практике. Так, 31 августа 2012 г. приговором Трубчевского районного суда Брянской области 73-летняя гражданка В.Д. Селюк осуждена по части 1 ст. 105 Уголовного кодекса РФ с применением статьи 64 УК РФ к пяти годам лишения свободы. В обоснование виновности В.Д. Селюк в совершении преступления в качестве одного из доказательств суд сослался на заключение эксперта по результатам психофизического исследования С.В.Д. с использованием полиграфа <8>. И такие решения не единичны в судебной практике, но есть и противоположные.

    <8> Официальный сайт Росправосудия. URL: https://rospravosudie.com/court-bryanskij-oblastnoj-sud-bryanskaya-oblast-s/act-106987795/ (дата обращения: 24.02.2017).

    Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия от 27 мая 2013 г. вынесено решение по жалобе осужденного К.А. Полушкина и его защитника адвоката Е.А. Кильмаева на приговор Большеберезниковского районного суда Республики Мордовия от 18 февраля 2013 г. Большеберезниковский районный суд Республики Мордовия осудил К.А. Полушкина по части 1 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.А. Полушкин, выражая несогласие с приговором суда, счел его необоснованным и незаконным. Утверждал, что он не совершал преступление.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующим выводам: «Судом первой инстанции при вынесении обвинительного приговора исследованы и приведены в качестве доказательств вины Полушкина К.А. заключение психофизиологического исследования с использованием полиграфа и пояснения специалиста К.А.В., проводившего данное исследование.

    Судебная коллегия считает, что судом при проверке и оценке данных доказательств не учтено, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям статьи 74 УПК РФ.

    Согласно положениям статей 57, 74, 75 и 80 УПК РФ выводы подобного исследования нельзя признать научно обоснованными ввиду отсутствия специально разработанной достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений по определенному предмету, что влечет их недопустимость с точки зрения их полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки доказательств по уголовному делу. По данным основаниям нельзя признать допустимым и пояснения специалиста К.А.В., суть которых сводится к процедуре проведения указанного исследования и его результатов.

    Таким образом, указанные доказательства подлежат исключению из описательно-мотивировочной части приговора» <9>.

    <9> Официальный сайт Росправосудия по делу N 22-1211/13. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-mordoviya-respublika-mordoviya-s/act-107323102/ (дата обращения: 24.02.2017).

    Приведем в пример Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 августа 2011 г. N 58-Д11-13, где рассматривался на предмет правомерности приговор Железнодорожного районного суда г. Хабаровска от 27 июля 2010 г., которым А.П. Иванов осужден по части 4 ст. 111 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Судом надзорной инстанции установлено, что в нарушение положений уголовно-процессуального закона Железнодорожный районный суд г. Хабаровска признал допустимым доказательством и привел в приговоре данные, полученные с использованием полиграфа. «При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным, обоснованным и справедливым» <10>.

    <10> См. Определение Верховного Суда РФ от 2 августа 2011 г. N 58-Д11-13 // СПС «КонсультантПлюс». 2017 (дата обращения: 24.02.2017).

    Однозначного толкования результатов полиграфических исследований нет и в научных кругах. Так, Н.А. Селиванов полагает, что, «поскольку проверка на полиграфе требует применения специальных знаний и проведения соответствующих исследований, имеются все основания говорить о том, что в данном случае налицо все признаки процессуального действия, именуемого экспертизой» <11>. Безусловно, точка зрения не бесспорна. Вполне разумную позицию высказал А.Р. Белкин, заметив, что «основные требования, предъявляемые к судебным экспертизам, содержащиеся в ст. 8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности», предусматривают научную обоснованность применяемых методик, применение средств объективного контроля, то есть использование только описанных в научной литературе методов, апробированных реальной исследовательской практикой и гарантирующих достоверные результаты» <12>.

    <11> Пособие для следователей. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / Науч. ред. Н.А. Селиванов, А.И. Дворкин. М., 1999. С. 38.

    <12> Белкин А.Р. Еще раз о полиграфе, о текущем моменте и о судебной экспертизе // Библиотека криминалиста. 2016. N 6 (29). С. 83.

    Проведенное исследование позволило выделить основные сложности в признании полиграфического исследования доказательством по расследуемым уголовным делам.

    Первую группу возникающих при проведении исследования проблем следует обозначить как организационные проблемы, поскольку результат зачастую зависит именно от процедуры проведения того или иного мероприятия, от четкости и отлаженности действий всех участников процесса.

    В.Ю. Шепитько справедливо отметил: «Возможность использования специальных приборов (лайдетекторов, вариографов, полиграфов и др.). показывает динамику изменений кровяного давления, частоты пульса, уровня дыхания. и др. Такие показатели могут способствовать ориентации следователя при выдвижении предположений о ложности либо правдивости сообщаемой информации. Однако рассматриваемая «диагностика» не исключает ошибок, так как возникновение соответствующих психофизиологических реакций у допрашиваемого может быть вызвано необычностью постановки допроса, неправильной постановки следователем вопросов, пренебрежительным отношением к свидетелю или обвиняемому, демонстрацией обвинительного уклона и т.д.» <13>.

    <13> Шепитько В.Ю. Проблемные лекции по криминалистике. Харьков: Апостiль, 2012.

    <14> Драпкин Л.Я., Злоченко Я.М., Шуклин А.Е. О возможностях использования современных информационных технологий в расследовании преступлений // Вестник криминалистики. 2003. Вып. 3. С. 26 — 29.

    2. Наличие стресса, неудобство и дискомфорт, связанные с креплением датчиков на теле опрашиваемого, статичность позы на протяжении всей процедуры опроса напрямую отражаются на достоверности результатов исследования. Е.Д. Мигачева, И.А. Оточина и У.А. Нестеренко видят решение этой проблемы в «изменении подхода к креплению датчиков к телу опрашиваемого, а также снятию информации с помощью бесконтактных датчиков» <15>. Достаточно перспективное направление, на наш взгляд, апробация и внедрение которого потребуют немало времени.

    <15> Мигачева Е.Д., Оточина И.А., Нестеренко У.А. Указ. соч. С. 89.

    Вторая группа включает в себя процессуальные сложности в признании результатов проведенного исследования доказательством по уголовному делу.

    1. Отсутствие единого научно-методического подхода к проведению психофизиологических исследований с применением полиграфа. Профессор А.Р. Белкин справедливо отмечает, что «. использование полиграфа, увы, никак не может считаться строго научной и стандартизированной процедурой. Научная достоверность получаемых результатов подвергается обоснованному сомнению, а критические замечания касаются, в частности, того, что это, скорее, искусство, а не наука, ибо слишком много зависит от квалификации, опыта и интуиции специалиста-полиграфолога» <16>. Безусловно, отсутствие научно-методического подхода прямо противоречит положению статьи 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и, как следствие, психофизиологическое исследование с использованием полиграфа не может быть рассмотрено как судебная экспертиза.

    <16> Белкин А.Р. Указ. соч. С. 80.

    2. Возникают затруднения с предупреждением об уголовной ответственности эксперта-полиграфолога в соответствии со статьей 307 УК РФ за заведомо ложное заключение, поскольку процедура исследования заключается лишь в фиксации результатов полиграфа, отражающего психофизиологические реакции опрашиваемого на вопросы.

    3. Вероятностный характер результатов полиграфических исследований. А.Р. Лонщакова и А.В. Васильченко отмечают: «В силу того что. информация об обстоятельствах преступления уже успела дойти до испытуемого, эксперт-полиграфолог не может использовать методики выявления скрываемой информации, исключающих обвинение невиновного. Кроме того, зачастую из-за внешнего воздействия имеют место «накрученные» образы, меняется оценка пережитых ранее событий. Поэтому в большинстве случаев выводы специалиста-полиграфолога по проведенным психофизиологическим исследованиям выражаются в вероятной форме» <17>.

    <17> Лонщакова А.Р., Васильченко А.В. Указ. соч. С. 131.

    Итак, информация, добытая с использованием психофизиологического исследования с помощью полиграфа, в реалиях действующего процессуального законодательства и отчасти ввиду отсутствия Федерального закона «О применении полиграфа» не может являться самостоятельным доказательством по уголовному делу, но оказывает неоценимую помощь для сотрудников оперативных подразделений как ориентирующая, а само исследование не является судебной экспертизой, так как не отвечает предъявляемым законом требованиям.

    Судебная психофизиологическая экспертиза

    с использованием полиграфа

    В современной следственно-судебной практике сформировалась и успешно применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (детектора лжи). Данный вид экспертизы назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу.

    Судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа проводятся в рамках уголовного и гражданского процессов, а также по делам об административных правонарушениях. В рамках этих дел проводятся также специальные психофизиологические исследования (далее — СПФИ), когда заключение (справка) специалиста используется в соответствии со ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК), ст. 71 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК) и ст. 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП).

    В настоящее время судебная практика выработала основные требования, предъявляемые к судебным психофизиологическим экспертизам. Они содержатся в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Так, ст. 8 данного Закона предъявляет ряд требований к процедуре ее проведения: научная обоснованность применяемых методик, применение средств объективного контроля. Первое предполагает использование методов, исключительно описанных в научной литературе и апробированных в реальной исследовательской практике. Использование методов, не обладающих этими качествами, недопустимо.

    Применяемые в судебных психофизиологических экспертизах с использованием полиграфа методики основаны на мировом опыте, адаптированном к отечественной практике исследований в области СПФИ. При применении методики выявления скрываемой информации — непрямого метода (далее — МВСИ) в случае отсутствия у подэкспертного скрываемой информации на поставленный эксперту вопрос достоверность достигает 100 %. Это позволяет эксперту делать однозначные и категоричные выводы.

    При производстве судебной психофизиологической экспертизы полиграфолог оценивает психофизиологические реакции подэкспертного на те или иные визуальные или вербальные стимулы, после чего выносит суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека следов какого-либо события или его отдельных составляющих. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии подэкспертным информации о расследуемом событии.

    Согласно ст. 204 УПК к заключению эксперта должны быть приобщены: распечатки графиков физиологических реакций (полиграммы), видеозапись проведенного исследования. В заключении описывается методика проведения экспертизы и полученные реакции на вопросы. Видеозапись должна вестись таким образом, чтобы в кадр попадали подэкспертный и экран компьютера (полиграфа). Согласно ст. 8 вышеуказанного Закона осуществление видеозаписи является обязательным условием и позволяет другому эксперту проверить корректность проводимой процедуры.

    Постановка вопроса при назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа о причастности или непричастности того или иного лица к преступлению является некорректной, так как понятие причастности охватывает широкий спектр вовлеченности лица в то или иное деяние. Нельзя ставить вопросы о правдивости показаний (оценка показаний) или о совершении лицом преступления — это определяет суд. Вопрос не должен содержать в себе формулировку состава преступления.

    Фактически вопрос строится, исходя из необходимости определения наличия следов события в памяти и выявления факта сокрытия их подэкспертным. Корректным считается вопрос, который построен на действии от глаголов: видел ли, знал ли, слышал ли и т.д. Из материалов дела вычленяется ключевое обстоятельство (видел процесс преступления или его фрагмент, слышал какое-либо устное заявление другого лица, знал ли подэкспертный о том или ином обстоятельстве до какого-либо события и т.д.), которое непосредственно будет определять роль подэкспертного и его отношение к расследуемому событию.

    При отказе участника процесса (подозреваемого или обвиняемого) от участия в проведении судебной психофизиологической экспертизы следует действовать по методу доказывания «от обратного». Экспертизу назначают другим участникам процесса — потерпевшим или свидетелям, которые, как правило, не отказываются от прохождения данной экспертизы и дают согласие на ее проведение в соответствии с требованиями ст. 195 УПК.

    Противопоказанием при назначении данной экспертизы являются: наличие психического заболевания, а также алкогольной или наркотической зависимости. Поэтому при наличии достаточных данных, указывающих на наличие этих обстоятельств, целесообразно предварительно назначить подэкспертному судебно-психиатрическую или судебно-медицинскую экспертизу.

    Заключения психофизиологической экспертизы признаются в качестве доказательств по уголовным делам и выводы экспертов используются судами при постановке приговора, как обвинительного, так и оправдательного.

    Так, приговором Тушинского районного суда г. Москвы от 21 сентября 2004 года признан невиновным и оправдан ввиду непричастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, Гапоненко О. Г. Из результатов проведенной обвиняемому комиссионной психофизиологической экспертизы следует, что оружие и боеприпасы, изъятые у Гапоненко О.Г., ему не принадлежат, он их не приобретал, не хранил и не перевозил.

    И наоборот, Шатровский районный суд Курганской области при вынесении обвинительного приговора Кайгародову А.С. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, который вину свою не признал и от дачи показаний в суде на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался, указал, что заключением психофизиологической экспертизы, проведенной свидетелю Сереброву В.Л., установлено, что в момент ДТП автомобиль обвиняемого шел на обгон автомобиля КАМАЗ со скоростью более 100 км/час, что по выводу органов предварительного следствия и суда послужило причиной дорожного происшествия, повлекшего смерть четырех потерпевших.

    Вопросы назначения, проведения и процессуальных последствий судебной психофизиологической экспертизы в гражданском и уголовном процессах существенно отличаются. Это связано с законодательным закреплением обязанности доказывания. В уголовном процессе в случае отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы для подэкспертного процессуальные последствия не возникают, что соответственно создает трудности в доказывании стороне обвинения, особенно когда отсутствует возможность проведения психофизиологической экспертизы свидетелям и потерпевшим.

    В настоящее время в Российской Федерации существуют следующие государственные требования к экспертам — полиграфологам:

    • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 05. 03. 2004 года, регистрационный № ГТППК 34/36;
    • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 04. 07. 2001 года, № ГТППК 02/39.

    Перечень государственных экспертных учреждений, где проводится психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа:

    • Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ (т. 263-06-66);
    • Институт криминалистики Федеральной службы безопасности Российской Федерации (т. 290-02-00);
    • Экспертно-криминалистический центр ГУВД г. Москвы (т. 200-82-10);
    • Государственное учреждение Мордовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, г. Саранск (т. 8-834-2-35-71-36);
    • Государственное учреждение Тамбовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, г. Тамбов (т. 8-4752-72-13-45).

    Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД России № 2(128) 2006г.

    Источники:

    Исследование с использованием полиграфа
    исследование с использованием полиграфа Кадровый отбор. Служебные расследования. Психологическая экспертиза +7 (343) 206-77-76, 8-902-260-24-77 Центр
    http://1pravda.ru/
    Психофизиологическое исследование с применением полиграфа как непроцессуальная форма использования с
    Психофизиологическое исследование с применением полиграфа
    http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/23849
    Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа
    Рекомендации МВД по использованию полиграфа
    http://psyfactor.org/lib/poligraf.htm

    (Visited 7 times, 1 visits today)

    Популярные записи:

    COMMENTS