Любовная зависимость у мужчин

Любовная зависимость

Любовная зависимость – это сильная страсть, зависимость от человека. Любовная зависимость не является видом любви. Она является одним из видов созависимости, таким же как зависимость от наркотиков, алкоголя, виртуальных гаданий или игровых автоматов.

Несмотря на это, многие люди принимают зависимость за любовь. И они искренне считают, что боль – это свойство любви, хотя на самом деле это свойство зависимости. Собственно, это одна из главных трудностей в лечении любовной зависимости: пока свою душевную боль человек воспринимает как проявление своей любви, он от нее избавляется не хочет. Потому что настоящая любовь стоит страданий!

Существуют несколько форм любовной зависимости.

Созависимые люди имеют трудности с тем, чтобы признать наличие зависимости и зачастую предпочитают удерживать свои представления о том, что такое любовь. А она у них равна страданию.

Мы цепляемся за эти прежние чувства, даже если они приносят нам страдания, так же, как алкогольно– и наркозависимые люди цепляются за наркотик, понимая, что губят себя. даже если на уровне логики мы и осознали, что не стоит пытаться вернуть партнера, что эти отношения счастья не приносят, этого недостаточно. Потому, что на уровне эмоций мы все еще хотим вернуться в прежние отношения, несмотря на то, что поведение партнера явно не говорит об уважении и любви к нам. Таким образом, происходит раздвоение человека: «умом все понимаю, а сделать с собой ничего не могу».

Почему же «не могу»? Потому, что не умею контролировать свои чувства, не умею держать себя в руках. Не раз мы слышали: «Верь сердцу, оно не обманет». А на самом деле чувства обманчивы (об этом читайте в статье Пьяный командир, или Куда нас заводят чувства). Кстати, психологическая зависимость тяжелее протекает у женщин, в частности, потому, что женщины более, чем мужчины, подвержены влиянию чувств, более склонны отдаваться им полностью.

Кроме того, прежние чувства к партнеру, нас покинувшему, значительно подкрепляются разного рода страхами. Точнее будет сказать, что страхи и захлестывающие нас чувства взаимно усиливают друг друга, это замкнутый круг. Страх будущего, страх перемен, боязнь одиночества, боязнь неизвестности и неопределенности…

Страхи, в том числе страх реальности – это разновидность навязчивых мыслей. Они мешают нам жить и быть счастливыми. Поэтому нам важно отделить себя от этих мыслей, осознать, что эти страхи, эти рассуждения – не мои. Они пришли извне, и нам вовсе не нужно принимать их. С ними, напротив, нужно бороться. Об этом читайте в статье Психологические и духовные методы преодоления навязчивых мыслей.

Учиться постоянно контролировать чувства разумом. Не позволять эмоциям вернуть себя к прежнему нездоровому и крайне необъективному отношению к ситуации, и при «атаке» эмоций рассудком возвращать себя к уже сформированному (см. пункты 1 и 2) трезвому взгляду на положение вещей. Для этого необходимо бороться с навязчивыми мыслями, и нередко придется буквально насильно переключать свое внимание на нечто более приятное и «правильное» (это индивидуально).

Очень хорошее средство контроля эмоций рассудком – это «разговор» разумного человека с чувственным (имеются в виду два человека, живущие в каждом из нас). Разумный задает вопросы чувственному, тот пытается ответить. Неожиданностью для нас самих может стать то, что ответить, скорее всего, будет нечего – таким образом, эмоциональный человек сам будет вынужден признать свое поражение, то есть разум одержит верх над эмоциями, а этого мы и добиваемся.

Пример: Почему я думаю, что ушедший супруг ко мне вернется? Есть ли для этого какие-либо логические обоснования? Ответ: НЕТ. Тогда зачем же я на это рассчитываю и думаю об этом 90% времени? Можно также вести подобный дневник, записывать в него свои мысли, навеянные эмоциями, и рассматривать их логическим взглядом.

Любовь — это прекрасно. Но часто за нее принимают совсем другое чувство — любовную зависимость. К сожалению, она так же распространена, как, например, алкогольная. Только от нее не призывают лечиться, а слагают о ней песни и пудрят мозги зрителям телевизионных ток-шоу. Для начала определим главное отличие любви и любовной зависимости. Любовь не парализует жизнь человека, она — радость. Это основной симптом. Есть ли любимый рядом или он улетел на два года в Антарктиду — он существует на свете, и это уже здорово. Любовь не мешает делать карьеру и радоваться жизни. Когда человек любит, он хорошеет, стройнеет, молодеет, волосы вьются, глаза горят. Он, конечно, жаждет видеть своего возлюбленного рядом с собой. Но не перестает хотеть еще чего бы то ни было в жизни. Что как раз свойственно для любовной зависимости, когда на любимом/любимой сходится клином белый свет: «жить без него/нее не могу, делать ничего не могу. По сути, это то же самое, что и алкогольная, наркотическая или игровая зависимость. Только вместо наркотика — живой человек. И если его нет рядом, пиши пропало. «Влюбленный» (вы скоро поймете, почему это слово мы взяли в кавычки) худеет (или толстеет — кто как), выглядит изможденно, начинает болеть. У него самая натуральная ломка. И он делает все, как наркоман-алкоголик, только чтобы увидеть «любимого». Звонит по 50 раз на дню, караулит у подъезда, пишет письма, навязывается. Но главный симптом: любовная зависимость — это всегда боль и страдание, даже когда «любимый» рядом — все равно боль. Это физическое влечение к объекту страсти, желание буквально склеиться с ним и не отпускать его никуда и никогда. Кстати, если внимательно послушать песни о любви, то окажется, что все они как раз не о любви, а о. правильно, о любовной зависимости. А почему? Все просто: в песнях чем больше страсти, тем лучше. Тихая, спокойная и радостная любовь на этом фоне просто скучна. В ней, как говорят профессионалы, «нет темы для песни». Отличить зависимость от любви, кстати, еще можно и по творчеству. «Зависимые» пишут о том, как им плохо и тяжко жить без любимого, как хочется умереть от любви и пр. Нормальные влюбленные пишут о том, как им хорошо от того, что в их жизнь пришло такое светлое чувство.

Зависимость вспыхивает сразу и очень ярко. Зависимый не доверяет любимому. Он боится, что его бросят. Все на нервах, на страданиях. При этом зависимый зло про себя подмечает недостатки любимого человека. И вообще немного злится на него. Но стремится к нему всеми силами. Чтобы отдать тому все. Готов принести себя в жертву, лишь бы тот оценил и одарил взглядом. Любовная зависимость, кстати, тоже иногда бывает взаимной: когда оба зависимы друг от друга. И однажды они начинают ненавидеть друг друга за эту несвободу.

Существует психологическая «группа риска» людей, потенциально подверженных любовной зависимости. Эти люди не способны или не хотят принимать решения, пока не посоветуются с окружающими. Им тяжело быть в одиночестве. В отношениях они часто боятся, что их бросят. Чрезмерно чувствительны к критике, готовы подчиняться другим людям и соглашаться с ними из желания понравиться. Потому что очень боятся отвержения. Они недостаточно уверены в себе, склонны приуменьшать свои достоинства и зацикливаться на своих недостатках. Скорее всего, имеют еще какую-то зависимость: алкогольную, наркотическую, пищевую, игромании, от табака.

Самый лучший ответ.

В «зависимых обществах», таких как Япония, человек обучается подчинению в вертикальной системе власт.

Возьмите один человеческий объект фертильного возраста. Если вы мальчик, берите девочку, если девочк.

В силу наличия старшей сестры, второй половинки и собственной наблюдательности я многое знаю о женщи.

Если вы страдаете от несчастной любви, не надо искать проблемы в детстве. Это все равно, что ключи и.

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

Любовная зависимость у женщин. Взаимосвязь любовной аддикции и отношения с отцом.

И пусть жизнь будет, может быть трудна,

Мне нужно в жизни только постоянство.

Пусть мое утро начинается с тебя!

Впервые о том, что любовь может носить характер зависимости, было написано С. Пилом и А. Бродски в книге «Любовь и зависимость»: «Сопоставление выглядит странным. И всё же, в этом нет ничего странного, поскольку аддикция имеет настолько же большое отношение к любви, как и к наркотикам. И этот вид аддикции столь же деструктивен и намного более распространён, чем другие…»

ЛА имеет значимый характкр, она не так очевидна как другие зависимости, но, вместе с тем, ей подвержено огромное количество как женщин, так и мужчин.

Для партнеров это тяжело -быть в созависимых отношениях. Нет автономности, нарушены внешние и внутренние границы.Отуствует реальная оценка реальности.

Короленко Ц. П. отмечает, что существует три вида аддикции, соприкасающихся друг с другом. К ним относятся любовные, сексуальные аддикции и аддикции избегания.

Любовная аддикция – это аддикция отношений с фиксацией на другом человеке. Такие отношения, как правило, возникают между двумя аддиктами – любовным аддиктом и аддиктом избегания.

Аддикция избегания – проявляется в уходе от интенсивности в отношениях со значимым для себя человеком.

На уровне сознания у аддикта избегания находится страх интимности. Аддикт избегания боится, что при вступлении в интимные отношения он потеряет свободу, окажется под контролем. На подсознательном уровне – это страх покинутости. Налицо амбивалентность отношений с любовным аддиктом – они важны, но он их избегает, не раскрывает себя в этих отношениях. Существует предположение, что подобная ситуация является следствием ситуаций из детства, когда ребенок проявлял себя, но потерпел неудачу в личных отношениях, приобрел травмы развития, после чего близость и сохранение себя в отношениях стали для него практически невозможными.

1. Любовная зависимость – это аддикция, сформированная на базе межличностных отношений, и от любви ее отличает полное бессилие человека перед объектом зависимости, отсутствие личного контроля над ситуацией, защитная система отрицаний происходящего и уход от реальности в мир фантазий и иллюзий, а также постоянное прогрессирование зависимости.

2. Причины формирования эмоциональной зависимости лежат в неполноценных детско-родительских взаимоотношениях, выражающихся в недостатке любви и поддержке ребенка от родителей, в осуждении, игнорировании, негативных оценках, отсутствии внимания к проблемам ребенка, которые родителям кажутся просто несущественными и т.д.

Рассмотрим признаки любовных аддикций, описанные Ц.П. Короленко.

1. Много времени и внимания уделяется человеку, на которого направлена аддикция. Мысли о «любимом» доминируют в сознании, становясь сверхценной идеей. Есть черты навязчивости с насильственностью, от которой чрезвычайно трудно освободиться.

2. Аддикту свойственно находиться во власти переживания ожиданий, которые, по сути, абсолютно невозможны в отношении другого человека, без критики к своему состоянию.

3. Любовный аддикт не думает о себе, не заботится, забывает о своих потребностях в рамках зависимых отношений.

Описывая процесс любовной аддикции, Егоров А.Ю. выделяет в нем несколько этапов:

1. Период, при котором интенсивные эмоциональные переживания проживаются как положительные. Этап знакомства: аддикт избегания производит необходимое впечатление на любовного аддикта.

2. Развитие фантазирования. Происходит связь ранее имевшихся фантазий с реальным объектом, что несет радость и чувство освобождения от неприятных ощущений жизни как неинтересной и серой. Любовный аддикт проявляет все большую требовательность к партнеру, что способствует отходу аддикта избегания из отношений.

3. Развитие осознания того, что в отношениях не все в порядке. На каком-то этапе любовному аддикту приходится признать, что его покидают. Появляются явления отнятия, для которых характерны депрессия, дистимия и безразличие. Начинается анализ произошедшего с целью вернуть все назад. Отношения разрушаются, но в будущем могут быть восстановлены либо с прежним, либо с другим партнером.

В отношениях аддиктов отсутствуют здоровые внутренние и внешние границы, без которых невозможны интимность между партнерами, признание права на собственную жизнь. Это приводит к тому, что они обвиняют друг друга в нечестности, используют сарказм, преувеличения и оскорбления.

. Особенности аддиктивного поведения у женщин (на примере любовной аддикции)

Чаще всего у зависимых женщин наблюдаются следующие признаки:

— поведение характеризует навязчивое стремление что-то объяснить мужчине и вообще «быть рядом»;

— перепады настроения от отчаяния к надежде, погруженность в воспоминания, в которых «все было хорошо»;

— происходит тотальное искажение чувства собственного достоинства.

Самооценка при этом может быть разной: от низкой до высокой. Такое поведение напрочь лишает женщину равновесия, центра тяжести. Она уже не понимает, что для нее самое ценное: ее работа, дети, подруги, здоровье? Потому что мужчина, от которого она зависит, стал абсолютной доминантой, главной темой ее жизни.

Р. Норвуд определила характеристики женщин, которые «любят слишком сильно», следующим образом:

1. Жизнь в неблагополучной семье, где эмоциональные потребности не удовлетворялись.

2. Получив в детстве мало настоящего тепла и ласки, они стараются удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежными и заботливыми, особенно по отношению к мужчинам, которые, вроде бы, нуждаются в этом.

3. Поскольку они так и не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки, они остро реагируют на знакомый тип эмоционально недоступного мужчины.

4. Страшась ухода мужчины, они готовы на все, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

5. Они готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся в любых взаимоотношениях.

6. Их самооценка держится на критически низком уровне.

7. Во взаимоотношениях с мужчинами они гораздо теснее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.

8. Их не привлекают добрые, надежные, стабильные, мужчины. Женщины находят таких «славных парней» скучными.

9. Они могут быть эмоционально, а иногда и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи.

«Неблагополучными семьями» Норвуд называет такие:

— злоупотребление алкоголем и/или другими наркотиками (скрытое или явное);

— излишества в поведении, такие, как чрезмерное пристрастие к еде, работе, уборке, игре, денежным тратам, диетам и так далее;

— физическое насилие над супругом и/или над детьми;

— неподобающее сексуальное поведение одного из родителей по отношению к ребенку, варьирующее от развращения до инцеста;

— постоянные споры и напряженность;

— длительные периоды времени, когда родители не разговаривают друг с другом;

— родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;

— родители соревнуются друг с другом или с детьми;

— один из родителей не может наладить отношения с другими членами семьи и поэтому усердно избегает их, в то же время обвиняя их в замкнутости;

— чрезмерно жесткие требования к доходам, религиозному воспитанию, работе, распорядку дня, слепая увлеченность сексом, телевидением, работой по дому, спортом, политикой и т.д.

П. Меллоди был описан феномен «токсической любви», связанной с детским травматическим опытом «брошенного». П. Меллоди называет эту психическую боль, связанную с отвержением, «болью брошенного ребенка». В дальнейшей жизни она отзывается переживанием и аккумуляцией чувств страха, гнева, стыда, пустоты, недостаточной любви к себе и принятия себя. Становясь взрослым, человек с инфантильной травмой отвержения создает такие отношения, в которых стремится избавиться от первичного страха. Один из механизмов защиты у таких людей – механизм фантазирования. Это мечта об избавителе. Для девочек и женщин – это рыцарь, который придет и полюбит, придаст жизни смысл. Эти фантазии могут возникать просто как грезы в течение от 10 минут до двух – трех часов, или же выступать как жизненный сценарий женщины, которому она следует всю свою жизнь.

Созависимые отношения иногда усложняются наличием у партнера химической аддикции. При этом женщина находится в постоянной тревоге, погружена в страхи и отчаяние. Со временем ее состояние переходит в глубокую депрессию. Иногда женщины живут с алкоголиками и наркоманами из поколения в поколение, тем самым продолжая «спасать» сначала своего отца, а затем и мужа, что обречено на провал в связи с тем, что только сам человек способен осознать зависимость и отказаться от нее.

Подобным женщинам сложно, а порой даже невозможно построить отношения с нормальным мужчиной. Они не способны увидеть и принять иные формы поведения, кроме постоянного контроля за мужем и своих страданий. Любовная зависимость имеет трудности в коррекции, потому что она затрагивает ценностно-смысловую сферу жизни женщины.

Обратимся теперь к роли отца в жизни женщины, склоннной к ЛА.

Активный отец играет важную роль в эмоциональной жизни и развитии ребенка, поощряя его автономию и независимость, в первую очередь, от матери. Присутствие отца не столь гарантированно как матери, он является для ребенка скорее фигурой «извне», не присутствующей постоянно.

Игры отца с ребенком в начале его второго года жизни довольно типичны, инструментальны и подвижны, что соответствует растущей активности малыша, интенсификации эротических чувств, содействует укреплению телесного чувства Я и поощряет исследование пространства.

Розенфельд пришел к выводу, что отцовская роль заключается в расшифровке опыта младенца, в контейнировании детских примитивных страхов, в придании эмоциональной связности ощущениям и, тем самым, структурировании внутреннего мира ребенка.

Для здорового развития эго ребенка критически важной становится положительная идентификация с отцом (независимо от пола). Вовремя подфазы воссоединения, когда ребенок испытывает противоречивые чувства, сепарационную тревогу и регрессивную тягу к беспомощному младенческому состоянию, отец обеспечивает чувство реальности и стабильности. Согласно Абелену, задача сепарации от матери просто не решается без некоего не материнского объекта, к которому может обратиться ребенок, и наилучшим объектом такого рода становится отец, имеющий особые отношения с матерью.

Значение и особенности отношений отца с дочерью.

Ранний контакт с отцом важен для девочки. Если папа наравне с мамой участвует в жизни дочери с самого рождения, девочка равномерно познаёт и мужской и женский способ бытия. В первые годы жизни девочка постигает существующие вокруг неё отношения, впитывает их в себя, и то, как она взаимодействует с другими, отражает то, что она видит в родительской семье. Сознание, кому принадлежат власть и авторитет, определит, как будет она относиться к себе самой. Девочки расцветают, если родители на равных принимают важные семейные решения.

Отец призван передать дочери опыт общения с мужчиной добрым и любящим для того, чтобы выросшая девочка привнесла этот опыт в партнерские отношения.

По мере взросления значе­ние отца для дочери возрастает. Им необходимо уважение, принятия; быть услышанной и понятой. Они чувствуют себя униженными, если отец настроен критически, сверх рационально, сдержано или раздражается при выражении ими чувств. Эмоциональная жизнь в этот период особенно обострена, и дочерям важно почувствовать, что они могут поделиться с отцом, который доступен и открыт, и получить поддержку. Для девочки в возрасте от восьми до двенадцати лет край­не важно соответствовать отцовским ожиданиям.

По мере взросления меняется и стиль общения с отцом. Девочкам в переходном возрасте хочется войти в «отцовский мир». Их интересует то, чем занимается отец, им хочется почувствовать себя принятыми отцом. Что повышает самооценку, развивает в девочке компетентность и чувство уверенности в себе.

Р. Кэмпбелл отмечает, что половая идентичность девочки есть одобрение себя самой как достойной представительницы женского пола. В возрасте (13-15 лет) она должна получить признание своей значимости как будущей женщины от отца. Он способствует формированию у дочери позитивной самооценки, выражая одобрение ее действиям, способностям, внешности.

ошибкой, которую может совершить отец в этот период жизни дочери – отвернуться от неё, потому что он и сам не знает, как справиться со своей собственной реакцией на её растущую сексуальность. При этом дочери нужно, чтобы именно отец подтвердил, что изменения, происходящие в ней, нормальны, что он не перестаёт ее любить.

В возрастном периоде 13-17 лет отец должен изыскать возможность, сказать ей: «Ты стала юной женщиной, и я горжусь тобой. Меня радуют наши тесные отношения, и я всегда готов поддержать тебя в поисках жизненного пути. Я всегда с тобой».

Любовь и тесный контакт с отцом убеждают девочку-подростка в том, что отец одобрительно относится к её приближающейся женской зрелости. Благодаря его сердечной и физической заботе девочка узнаёт, что мужская сила может быть доброй, любящей, честной, нежной, заботливой и справедливой. Она учится отличать мужчину, который её уважает и заботится о ней, от того, который хочет только манипулировать и пользоваться ею.

Взрослым дочерям необходимо, чтобы отцы верили в их успех, по какому бы пути они ни пошли, выбрав профессиональную карьер, семью или отважившись сочетать и то, и другое.

Девушки, не имея в детстве опыта общения с людьми противоположного пола, со всеми их достоинствами и недостатками, взрослея, пытаются найти того, кто бы соответствовал созданному ими идеальному образу отца.

Оказавшись в ситуации отчуждения и непринятия со стороны отца, девочка бессознательно запечатлеет ситуации как травматические; в детстве она не имела возможности заставить отца "не покидать" ее, поэтому повзрослев она одержима стремлением восстановить чувство своей значимости с партнером, при невозможности же, это может привести к чувству страха в отношении с партнером, на базе которого возникнут другие эмоциональные нарушения, ведущее к неадекватной самооценке, потребности контроля, трудности в установлении границ, тревожности и, как следствие зацикливание на объекте привязанности, ложного восприятия реальности, «потери себя», вплоть до клинических проявлений, таких как депрессия, невроз навязчивых состояний и прочих психосоматических нарушений ( язва желудка, аритмия, ВСД,и др.)

Итак, рассматриваемые отношения «отец – дочь» у женщин, имеющих склонность к любовной аддикции, отношения с отцом носят более отчужденный и негативный характер, чем у женщин, не имеющих склонности к любовной зависимости, у которых, напротив, они наполнены любовью, принятием, поддержкой на каждом возрастном этапе, начиная с самого детства.

Интересующие вас статьи будут выделены в списке и выведены самыми первыми!

О любовной зависимости

Начнем с того, что человек по своей природе – существо зависимое. Сама потребность зависеть от кого-то заложена в нас уже с рождения, и сопровождает нас на протяжении всей жизни. И вопрос не в том, как изменить эту природу, как перестать быть зависимым. Вопрос в следующем: раз уж мы все равно зависимы, и не можем стать полностью независимыми, то, может быть, у нас есть шанс хотя бы выбрать тот «объект»,от которого зависим – выбрать так, чтобы жить счастливо?

Посмотрим, что происходит, если мы впадаем в зависимость от людей, вещей, обстоятельств и т.п. Подобная психологическая зависимость аналогична наркотической. Пока человек не начал употреблять наркотик, он живет, условно говоря, более или менее «хорошо». Употребляя наркотик первый, второй раз, он получает от него удовольствие, «кайф», впадает в эйфорию. Достаточно скоро человек начинает привыкать к наркотику, и для достижения того же состояния кайфа ему требуется все большая и большая доза… Спустя некое довольно непродолжительное время организм адаптируется к наркотику настолько, что перестает испытывать эйфорию даже при значительной дозе. Теперь человеку требуется наркотик не для кайфа, а просто для того, чтобы нормально себя чувствовать; организм уже не может функционировать на адекватном уровне без очередной дозы – без нее ему просто плохо, начинается ломка.

Психологическая зависимость, к сожалению, очень часто принимается за любовь. Важно понять, что любовь и зависимость – это не просто разные, а практически противоположные по своей сути явления.

Если же мы по-настоящему любим кого-то, то мы не станем лезть к нему в душу, куда нас никто не звал; мы не станем пичкать его тем, что нам кажется благом, а узнаем у него самого, что именно ему нужно; в случае отказа от нашей помощи, от нашего «блага» мы не обидимся и не расстроимся, а примем его спокойно, без тени обиды – ведь мы же не себе хотели как лучше, а любимому, и если он по каким-то причинам не принимает наш дар, то мы признаем, что это его право. И если мы ПО ЛЮБВИ приносим в жертву свою жизнь, то мы никогда не ждем ничего в ответ, даже благодарности, мы делаем это ради счастья партнера – как мать в случае опасности готова, не задумываясь о себе, броситься на смерть ради своего дитя.

Разрыв отношений с тем, кого мы по-настоящему любим, переживается спокойнее и безболезненнее, чем разрыв зависимых отношений: ведь мы же желаем партнеру счастья, пусть даже и не с нами. Раз так сложилось, что ему со мной плохо, а с кем-то лучше – то я его отпускаю, хоть мне и тяжело без него; может даже и с радостью отпускаю – лишь бы он был счастлив. И никакой нездоровой зависимости тут уже нет места.

Кроме того, зависимость часто проявляется в кумиротворении – это еще одно ее отличие от любви. Человек хочет испытывать определенные приятные эмоции, и он творит себе кумира – объект, перенеся на который все свои чувства, он может нафантазировать практически любые чувства в ответ. Он хочет представлять себе, что любим – и он выбирает себе человека, из которого делает кумира, строит целую паутину иллюзий об особенном отношении кумира к себе, о его исключительной любви… и сам начинает искренне в это верить, обманываться своими же фантазиями. Он многое для этого кумира готов сделать, но в обмен ему необходимо растворяться в кумире, сливаться с ним в некоем душевном экстазе. Если же происходит разрыв отношений, то человек всего этого лишается, и вполне естественно, что пережить такой разрыв крайне трудно.

Таким образом, если посмотреть на содержание отношений, а не на их форму, становится ясно, что зависимость не имеет практически ничего общего с настоящей любовью.

Чтобы понять природу психологической зависимости, стоит задуматься: а от чего на самом деле мы зависим? От партнера – или от своих чувств по отношению к нему, от того нереального, искаженного мира, в котором мы живем, который построен нашими чувствами, и в первую очередь – нашими чувствами по отношению к этому партнеру, тем, что мы обычно называем любовью? (и что вряд ли таковой является). И не потому ли, что мы зависим от этого нереального мира, мы так цепляемся за свою «любовь», несмотря на то, что ничего, кроме страданий, она нам уже не приносит? Мы боимся, потеряв прежние чувства, разрушить этот мир. А он нам дорог, мы в нем привыкли жить, нимало не задумываясь.

Выйти из кризиса, в который мы таким образом попали, мы не можем, потому что, во-первых, как правило, не понимаем его причин. Нам причина кризисного состояния видится в том, что нас бросили. А на деле причина в ином: мы боимся, да и просто не умеем составить трезвый взгляд на партнера и на всю ситуацию, и поэтому не понимаем, что прежние отношения в том виде, в котором они существовали, нам просто не нужны.

А во-вторых, даже если на уровне логики мы и осознали, что не стоит пытаться вернуть партнера, что эти отношения счастья не приносят, этого недостаточно. Потому, что на уровне эмоций мы все еще хотим вернуться в прежние отношения, несмотря на то, что поведение партнера явно не говорит об уважении и любви к нам. Таким образом, происходит раздвоение человека: «умом все понимаю, а сделать с собой ничего не могу».

Почему же «не могу»? Потому, что не умею контролировать свои чувства, не умею держать себя в руках. Не раз мы слышали: «Верь сердцу, оно не обманет». А на самом деле чувства обманчивы (об этом читайте в статье Пьяный командир, или Куда нас заводят чувства). Кстати, психологическая зависимость тяжелее протекает у женщин, в частности, потому, что женщины более, чем мужчины, подвержены влиянию чувств, более склонны отдаваться им полностью.

Кроме того, прежние чувства к партнеру, нас покинувшему, значительно подкрепляются разного рода страхами. Точнее будет сказать, что страхи и захлестывающие нас чувства взаимно усиливают друг друга, это замкнутый круг. Страх будущего, страх перемен, боязнь одиночества, боязнь неизвестности и неопределенности… и все эти страхи базируются на одном основном – страхе реальности.

Как же образуется этот замкнутый круг? Мы боимся действительности – такой, какая она на самом деле. Мы не хотим ее принять – потому, что не умеем себя вести в ней, не ориентируемся в ней. Мы чувствуем себя неуютно, неуверенно в реальном мире, и поэтому всячески стараемся уйти от действительности, вместо того, чтобы принять ее, изучить законы ее функционирования и следовать им. Мы хватаемся за свои иллюзии, за свое чувственное восприятие жизни, и в первую очередь за свои прежние чувства к ушедшему партнеру. Так страхи подкрепляют наши чувства.

Но и чувства, в свою очередь, тоже подкрепляют страхи следующим образом. Неконтролируемые чувства, в первую очередь гордость, властвуют нами. Под их влиянием мы живем в искаженном мире, они мешают нам сформировать трезвый взгляд на мир и на себя. Этот нереальный мир нам крайне дорог, мы чувствуем себя в нем, как рыба в воде, ведь чтобы жить в нем, нам не надо трудиться над собой, надо просто отдаться своим эмоциям и плыть по течению. В результате мы впадаем в зависимость от этого нереального мира, поэтому мы боимся его потерять, мы боимся реальности. Круг замкнулся.

Это аналогично тому, как алкоголик боится протрезветь, боится возврата к реальности. Причем он зависим не от какого-то конкретного алкогольного напитка, а от своего состояния опьянения – ему совершенно все равно, что пить, лишь бы напиться и не сталкиваться с действительностью. Поэтому часто человек, излечившись от алкогольной зависимости, впадает в какую-то другую зависимость, например, в игроманию.

Страхи, в том числе страх реальности – это разновидность навязчивых мыслей. Они мешают нам жить и быть счастливыми. Поэтому нам важно отделить себя от этих мыслей, осознать, что эти страхи, эти рассуждения – не мои. Они пришли извне, и нам вовсе не нужно принимать их. С ними, напротив, нужно бороться. Об этом читайте в статье Психологические и духовные методы преодоления навязчивых мыслей.

Итак, страхи и вышедшие из-под контроля неадекватные эмоции, существуя в симбиозе, пускают глубокие корни в нашей душе. Вместе они успешно питают разного рода нездоровые зависимости, такие как сексуальная зависимость, зависимость от неверных стереотипов поведения, сформировавшихся в течение нашей жизни, зависимость от общественного мнения, от собственного самолюбия, от денег, от престижности своего «статуса», от разного рода удовольствий и т.д. Думаю, не будет ошибкой сказать, что именно зависимости от всего земного, временного православие называет страстями. Они управляют нами, про них мы нередко говорим: «Это сильнее меня». О нашем рабстве страстям писал апостол Павел: «Желание добра есть во мне, но чтобы делать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7, 18-19).

По словам великого знатока человеческой души, святителя Феофана Затворника, «больше всего тиранят сердце страсти. Не будь страстей, встречались бы, конечно, неприятности, но они никогда не мучили бы так сердца, как мучат страсти… Эти злые страсти, когда удовлетворяемы бывают, дают радость, но кратковременную, а когда не бывают удовлетворяемы, а, напротив, встречают противное, то причиняют скорбь продолжительную и несносную».

Чтобы избавиться от психологической зависимости, необходимо бороться со страстями. Только таким путем можно придти к истинной свободе, стать полноценным, сильным человеком, который сам управляет своей жизнью, а не сетует, что его же собственные чувства держат его в плену и не дают ему быть счастливым. Это путь духовного роста, воспитания и совершенствования своей души, начало и основа которого – трезвение, то есть формирование и поддержание трезвого, адекватного взгляда на мир и на себя. Чем более трезво мы смотрим на себя и на ситуацию, тем менее мы зависим от этой ситуации, от своих чувств, от партнера… и тем меньше вещей могут нас вывести из состояния душевного равновесия. И тем больше мы зависим от Бога.

Если мы вернемся к вопросу выбора – от кого зависеть? – поднятого нами в начале статьи, то ответ на него представляется таким: мы можем предпочесть либо зависимость от людей, вещей, обстоятельств… либо зависимость от Бога. Третьего не дано: либо зависимость от временного, преходящего, либо зависимость от вечного. Причем чем больше мы зависим от людей, тем меньше мы зависим от Бога, тем меньше нас интересует Бог и Его о нас мнение. И наоборот: чем больше мы зависим от Бога, чем больше мы живем ради Него, стремимся угодить именно Ему – тем меньше мы зависим от всего остального, тем меньше нашему счастью угрожают перипетии судьбы.

И напротив. Все знают, насколько несчастен малыш, лишенный матери, лишенный той самой зависимости, о которой мы сейчас говорили. Воспитываемый чужими, безразличными к нему людьми, он быстро перестает доверять кому-либо, он рано взрослеет, он нередко и сам не умеет любить. Потому что его никто по-настоящему не любил… Да, такой ребенок или подросток нередко «свободен» и в немалой степени независим – никто не говорит, во сколько ему приходить с улицы, никто не запрещает курить и пить пиво, никто не заставляет поступать в ВУЗ… Но счастлив ли он, будучи столь «независим»? ответ очевиден…

Зависимость человека от Бога аналогична этой зависимости малыша от матери. Разница в том, что Бог любит нас больше, чем самая заботливая мать любит свое дитя. Потому, что Бог совершенен, и Его любовь совершенна. Она в высшей степени жертвенна – до смерти, смерти на кресте.

Неслучайно сквозь всю христианскую философию красной нитью проходит образ человека как овцы и Христа как пастыря (пастуха), который «полагает жизнь свою за овец». Овца может пастись на хозяйском пастбище, послушно идти за пастухом туда, куда он ее ведет, доверять ему и, разумеется, полностью зависеть от него. Однако, пользуясь своей свободой, овца может выбрать иной путь и сбежать из стада. Тогда она, разумеется, перестанет зависеть от пастуха, зато будет зависеть от всего остального, от чего ранее не зависела: от погоды, от диких животных, от наличия пропитания… Как эта овца, каждый из нас делает свой выбор сам.

Интересно, что в православии человек именуется «РАБОМ БОЖИИМ», И это не ругательно, а естественно. И в тоже время Евангелие говорит “Не делайтесь рабами человеков” (1 Кор. 7:23). То есть Евангелие прямо указывает на правильный выбор. К сожалению, мы делаем его в пользу того, что бы быть рабом человека. Может, стоит поменять наш выбор в пользу Бога?

Зависимость от Бога – это единственный вид зависимости, который не заставляет нас страдать, а напротив, приводит нас к настоящей радости. И это единственное, чем мы можем вытеснить из своей души всевозможные патологические зависимости, ведь, как мы уже говорили вначале, не зависеть ни от кого человек не может. На первый взгляд парадоксально, но именно в зависимости от Бога человек обретает истинную свободу.

Пока человек находится в круге порочных зависимостей, он только лишь считает себя свободным, не замечая подчас, насколько он связан. По словам святителя Феофана, «страсти… быв изгнаны, оставляют человека настоящим человеком, тогда как присутствием своим портят его и делают из него лицо, во многих случаях худшее животных. Когда они владеют человеком и человек любит их, то они так сродняются с естеством человеческим, что, когда действует по ним человек, кажется, будто он действует от своего естества. Кажется так потому, что человек, подчинившись им, действует по ним самоохотно и даже убежден бывает, что иначе нельзя: природа».

Не узнаем ли мы себя в этих словах? Именно так мы, гонясь за призрачной свободой «хотеть и иметь», повинуясь, подчас слепо, гедонистическому подходу к жизни, впадаем на самом деле в зависимость, то есть достигаем противоположного результата: думая, что обрели свободу, связываем себя сильнейшей зависимостью. При этом чаще всего мы не осознаем своего рабского положения, подчинения своим же собственным потребностям и прихотям. Так, добровольно мы лишаемся самого ценного – свободы. Возможно, серьезный душевный и духовный кризис – подходящее время, чтобы задуматься: если я имею свободу, то есть то, чего я всегда хотел, то почему же мне так ПЛОХО?

Не потому ли, что истинная свобода заключается вовсе не в возможности удовлетворить подавляющую часть своих потребностей, а в свободе от диктатуры необузданных чувств, в возможности управлять своими поступками разумно, а не по велению прихоти, которая сегодня одна, завтра другая? Зависимость от Бога дает нам именно такую свободу, свободу непреходящую, не зависящую от обстоятельств. Если мы по-настоящему свободны, то нас уже не терзают страхи, о которых мы говорили выше. Встав на путь трезвения, воспитания своей души, мы постепенно искореняем страсти, мучающие нас, и взращиваем вместо них положительные качества, столь необходимые – не кому-то, а в первую очередь нам самим. Не Богу, а нам нужны наши добродетели, ведь они украшают и оздоравливают нашу собственную душу, делают нас таким образом счастливее, спокойнее и радостнее. Упрощенно говоря, «механизм» таков:

· мы учимся трезвению и боремся со своими страстями – далее–

· мы видим мир адекватно, без искажений и без иллюзий – далее–

· мы принимаем обстоятельства нашей жизни (на которые не можем повлиять) такими, какие они есть, не впадая в депрессию – далее–

· мы избавляемся от страхов, т.к. у нас нет основного, порождающего другие, страха – страха реальности – далее–

· укротив страсти и избавивишись от страхов, мы подрубаем корни наших нездоровых зависимостей – далее–

· вместо нездоровых зависимостей, мы оказываемся в зависимости от Бога – далее–

· мы обретаем истинную свободу и, таким образом, становимся гораздо счастливее.

Думаю, именно этого и желает каждый из нас.

Примером людей, которые были по-настоящему независимы от всего преходящего, принимали действительность такой, какая она есть, не теряя спокойствия духа, которых ничто не могло расстроить и вывести из состояния истинной гармонии и покоя души – могут служить православные святые, в частности, преподобный Сергий Радонежский, благоверный князь Димитрий Донской, новомученики и исповедники Российские… У них стоит нам поучиться: добровольно предавая себя в волю Божию, находясь в полной от Него зависимости, они были совершенно свободны от нездоровых зависимостей, в болоте которых увязаем мы.

И если говорить о наших отношениях с любимыми, то их тоже можно – и нужно – строить на другой основе, чем мы привыкли. Мы привыкли строить их на стремлении к удовлетворению своей потребности быть любимыми, то есть по сути дела, на эгоизме. Но развивая отношения таким образом, мы в итоге приходим не к настоящей любви, а к нездоровой зависимости от партнера, более сильной или менее сильной. (Мы зависимы от партнера потому, что он удовлетворяет нашу потребность быть любимыми. Если же он перестает эту потребность удовлетворять, то мы попадаем в тяжелый кризис – ведь мы именно эту потребность выбрали в качестве основы).

Итак, нам необходимо выздоравливать от зависимости и стремиться к истинной свободе, к жизни с Богом.

Задумаемся: а нужно ли нам заново изобретать велосипед – пытаться выработать некий новый способ избавления от зависимостей – если все уже придумано и опробовано, проверено опытом веков? Не проще ли обратиться к этому опыту, ведь даже если нам не понравится, мы ничего не потеряем. Хотя если мы всей душой примем этот бесценный опыт и добросовестно будем работать над собой, нам больше ничего не понадобится.

Итак, какие шаги необходимо предпринять для излечения от психологической зависимости?

1. Сосредоточиться на реальности: сместить акценты с собственных чувств на действительность, на фактическое положение дел. Рассуждая логически, составить трезвый взгляд на ситуацию и на себя в ней. Об этом более подробно можно прочитать в вышеупомянутой статье Пьяный командир, или Куда нас заводят чувства.

2. Отдельно выделим необходимость формирования разумного, трезвого взгляда на бывшего партнера и отношения с ним. Это весьма существенно. Нужно анализировать поступки партнера, обращать внимание не на его слова, а на его дела, и на этой основе составлять о нем мнение. Стоит задуматься над словами Евангелия: «Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый. Ибо всякое дерево познается по плоду своему». (Лк. 6, 43-44).

Важно понять, что Евангелие этими словами не призывает нас осуждать человека, ставить на нем клеймо «ПЛОХОЙ!», а говорит о другом – о трезвом взгляде на человека, о четком признании его недостатков и достоинств. Видение отрицательных сторон человека вовсе не освобождает нас от заповеди о любви к нему, напротив, приводит нас к тому, чтобы наша любовь стала истинной, настоящей, а не слепым поклонением кумиру, которого сами возвели на трон.

Итак, крайне важно, трезво взглянув на бывшего партнера, не осуждать его и не впадать в ненависть – а именно такой соблазн подстерегает нас в ситуации зависимости. Отдаться ненависти с той же безоглядностью, как прежде «любви» (страсти) – проще всего, но делать так не стоит. Именно про эти страстные и нездоровые чувства говорят, что от одного до другого – всего шаг. Это действительно так – мы не умеем контролировать эмоции рассудком, поэтому нам проще всего поменять одну страсть-поводыря на другую, возненавидеть так же сильно, как прежде «любили» (то есть думали, что любим. Если бы любили по-настоящему, то конечно не возненавидели бы, ведь «Любовь никогда не перестает»). Отдаться новой страсти – ненависти – удобно, привычно, не надо думать. Но все же нужно всеми силами избегать ее, она разрушает нашу душу.

3. Учиться постоянно контролировать чувства разумом. Не позволять эмоциям вернуть себя к прежнему нездоровому и крайне необъективному отношению к ситуации, и при «атаке» эмоций рассудком возвращать себя к уже сформированному (см. пункты 1 и 2) трезвому взгляду на положение вещей. Для этого необходимо бороться с навязчивыми мыслями, и нередко придется буквально насильно переключать свое внимание на нечто более приятное и «правильное» (это индивидуально).

Очень хорошее средство контроля эмоций рассудком – это «разговор» разумного человека с чувственным (имеются в виду два человека, живущие в каждом из нас). Разумный задает вопросы чувственному, тот пытается ответить. Неожиданностью для нас самих может стать то, что ответить, скорее всего, будет нечего – таким образом, эмоциональный человек сам будет вынужден признать свое поражение, то есть разум одержит верх над эмоциями, а этого мы и добиваемся.

Пример: Почему я думаю, что ушедший супруг ко мне вернется? Есть ли для этого какие-либо логические обоснования? Ответ: НЕТ. Тогда зачем же я на это рассчитываю и думаю об этом 90% времени? Можно также вести подобный дневник, записывать в него свои мысли, навеянные эмоциями, и рассматривать их логическим взглядом.

4. Необходимо простить бывшего партнера. Как мы говорили выше, ни в коем случае не надо впадать в ненависть. Если мы возненавидим человека, мы не сможем избавиться от зависимости в отношении этого человека, просто эта зависимость примет новые формы. Пока мы не прощаем партнера, мы продолжаем быть с ним связаны – нашими обидами. А любая более или менее серьезная связь – это опять же зависимость.

Нужно стремиться к христианскому отношению к покинувшему нас человеку, несмотря на то страдание, которое он нам причинил. Хорошо бы молиться за него, по мере сил.

Важно проанализировать все, что произошло, и найти СВОИ собственные ошибки, и попросить прощения у партнера за них, а также провести «работу над ошибками» – чтобы не повторять их больше.

Кроме того, постараемся понять того, кто нас бросил. Да, он в чем-то (может быть, очень во многом) неправ, но будем относиться к нему не враждебно и со злобой, а как к одержимому страстями, больному душой.

НО это не значит, что мы должны потакать его порокам, унижаться перед ним. Важно – понять человека и простить его, но избавиться от страстного отношения к нему (будь то ненависть или то, что мы считаем любовью). Наше отношение к нему должно быть, как мы говорили, трезвым, не искаженным ни в сторону ненависти, ни в сторону рабской привязанности.

Вот путь выздоровления от психологической зависимости – путь духовного развития, воспитания своей души. Идти по нему, безусловно, нелегко; но на нем нас ожидают не только трудности, но и радости, причем радости настоящие, по сравнению с которыми все прежние удовольствия – не более чем фальшивка в сравнении с золотой монетой… Радости, ради которых действительно стоит жить.

Статья помогла? Поддержите работу сайта!

Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Как вернуть любовь?
Как простить измену?
Советы кризисного психолога
Они пережили расставание
Любовная зависимость
Советы кризисного психолога
Как пережить развод?

Чтобы пережить развод, необходимо избавиться от «комплекса жертвы»

Чтобы сохранить любовь, нужно трудиться

Зависимость – подмена любви

Если муж пьет. Муж-алкоголик
Как пережить расставание?
Они пережили расставание
Если муж пьет. Муж-алкоголик
Советы кризисного психолога
Как простить измену?
Гадание и приворот на любовь
Как пережить развод?

© «Пережить.Ру». 2006-2017. Группа сайтов «Пережить.Ру».

Источники:
Любовная зависимость
Психологос энциклопедия практической психологии
http://www.psychologos.ru/articles/view/lyubovnaya-zavisimost
Любовная зависимость у женщин 1
Любовная зависимость у женщин. Взаимосвязь любовной аддикции и отношения с отцом. И пусть жизнь будет, может быть трудна, Мне нужно в жизни только постоянство. Пусть мое утро начинается
http://www.b17.ru/blog/37037/
О любовной зависимости
Во-первых, любовь приносит радость, а зависимость – либо страдания, либо мучительное, отравляющее кратковременное наслаждение, подобное наслаждению наркомана. Во-вторых, любовь жертвенна, а зависимость всегда замешана на эгоизме…
http://www.perejit.ru/main/zavisimist?id=174

COMMENTS