Моральное насилие в семье женщины — признаки, как избавиться

Женское насилие в семье — такое бывает? Объясняет психолог Станислав Хоцкий

— Вы 10 лет помогаете людям, которые пострадали от насилия в семье или сами стали агрессорами. К вам обращаются мужчины, которые стали жертвами домашнего насилия?

— Да, я им сочувствую и отдаю дань их смелости. Говорить об этом непросто. Но с другой стороны, хочется разобраться.

Я в этой теме уже давно и чаще работаю с мужским насилием, поэтому знаю, что нередко причиной насилия со стороны женщины является предшествующее насилие со стороны мужчины. При этом никакие причины не снимают ответственность за насилие и неважно, какого пола человек его совершил.

— Вам приходилось работать с женщинами, которые совершали насилие в отношении близких?

— Да. Большинство из них обращается по поводу насилия, которому они подвергают детей.

— Есть ли женщины, которые применяют насилие к мужьям? Когда мы говорим о домашнем насилии, то подразумеваем, что жертвами чаще всего становятся женщины и дети, есть громкие дела…

— Вообще насилие — это не только громкие истории Маргариты Грачевой или сестер Хачатурян, но и то, что происходит каждый вечер во многих семьях. И это то, к чему мы все привыкли.

Бытовое, рутинное насилие мало кто замечает.

Мужское насилие увидеть легче, потому что оно чаще всего бывает физическим.

Женщины насилие тоже совершают, но об этом мы почти не говорим.

Иногда женщины даже убивают мужей. Как правило, в таких случаях она многие годы страдала от насилия со стороны партнера, а убийство стало отчаянным актом защиты ребенка или самой себя. Это не оправдывает преступления, но отметить мотивы важно.

Подчеркну, что склонность к применению насилия определяется не столько полом, сколько наличием власти.

Мужчины боятся, что их посчитают слабыми

— Что такое насилие в семье, в вашем понимании?

— Есть разные определения, мне ближе это: насилие — узурпация свободы воли. Ключевой признак — наличие унижения. Человек может чувствовать себя униженным, даже когда другой намеренно его не унижал. Тогда для первого насилие есть, а второй считает, что его не совершал.

Например, муж и жена много лет вместе, он успешен в бизнесе, но при этом — боится глубины. А она любит море, дайвинг. Семья едет отдыхать, и она уговаривает его на погружение. Он жутко боится, но соглашается. Когда он один раз пробовал отказать, она смеялась и унижала его. Теперь представьте, что он увидит ролик на YouTube о том, что важно говорить о своих чувствах, и решится попробовать. Скажет: «Мне страшно, поэтому не хочу». Тогда она будет издеваться еще больше, потому что он сделает то, что не должен делать мужчина в ее представлении. Зная, что он не может себе позволить признаться ни в одном из страхов, она ставит его в ситуацию, в которой может им управлять.

— Это точно насилие? Может, просто семейный конфликт…

— Конфликт — это некий фон, на котором могут происходить разные вещи. Ссора — тоже фон, но обычно бесцельный, с выплеском эмоций. Конфликт или ссора могут происходить и без унижения другого, поэтому они не равны насилию.

А вот подчинение другого плюс его унижение — это и есть насилие.

— Возможно, многие мужчины не считают ситуации, подобные вашему примеру, насилием…

— Да, скорее всего, не считают. В нашей культуре быть объектом насилия — значит быть слабым, а мужчина слабым быть не должен.

Мужчины не называют подобное отношение насилием, но зачастую ощущают именно его.

Например, насилием может стать настойчивое желание женщины обсудить отношения. Ему кажется, что уже все тысячу раз обсудили. А ей все еще что-то надо проговорить.

Насилие всегда идет от сильного к слабому. И в этом примере более сильной можно считать женщину, потому что в области обсуждения чувств ее навык развит, скорее всего, лучше. И если это так, то мужчина может ощущать себя в слабой позиции, потому что понимает, что не может так же легко говорить о чувствах. Ему хочется выйти из этого разговора, но сделать это он не может. Потому что окажется тем, кто обесценивает чувства женщины.

Подавляющее большинство людей, с которыми я сталкиваюсь в работе, живут в мире, в котором «либо ты, либо тебя». Я не берусь судить, насколько это объективно — но в их реальности это так. И сказать о насилии в свой адрес для них значит признать себя слабым.

Сама подвергалась насилию, а теперь «бьет» первой

— Расскажите о женщинах, которые обращаются к вам за помощью после того, как подвергали насилию своих партнеров.

— К моему коллеге пришла клиентка с таким запросом. У нее новые отношения, и она чувствует, что угнетает своего партнера, обижает. Она не хочет этого делать, но в прошлых ее отношениях сама подвергалась насилию и чувствует, что теперь настолько напряжена и насторожена, что «бьет» первой. И она сказала: «Я хочу преодолеть тот опыт и стать более естественной и спокойной, чтобы этого человека не обижать». У нее было сильное чувство вины, потому что она понимала, что парень здесь вообще ни при чем.

Я тоже сталкивался с кейсами, когда женщина заявляла о своем насильственном поведении по отношению к партнеру. Чаще всего выяснялось, что либо в текущих отношениях она подвергается насилию, или же в предыдущих отношениях. Иногда таким пациенткам помогает психологическая реабилитация. В ряде случаев этого может быть достаточно для того, чтобы пострадавшая женщина перестала воспроизводить насилие. Хотя так бывает не всегда.

— Что нужно, чтобы человеку удалось помочь?

— Многое можно исправить, если человек этого хочет. Если он готов трудиться, узнавать о себе новое, в том числе неприятное и осуждаемое другими людьми, сталкиваться с самим собой, видеть, как и почему совершал то, что причиняло боль близким. И если на все это хватит сил, то шансы скорректировать свое поведение весьма велики.

— Неважно, мужчина это или женщина, верно?

— Когда мы говорим о консультировании, то говорить о гендере не вполне корректно. Целесообразнее рассматривать то, как человек был социализирован, воспитан, и не столь важно, каков его пол.

Например, есть люди, социализированные по мужскому типу. Им свойственны логичность мышления, решительность, стойкость, нечувствительность и прочие качества, традиционно приписываемые мужчинам. Люди с таким опытом воспитания чаще склонны решать вопрос с помощью силы, а нередко — и с помощью насилия.

Важно понимать, что сила и насилие — разные вещи. Тогда и механизм формирования насильственного поведения у них точно такой же, как и у мужчин, которые социализированы по мужскому типу. И такие женщины не редкость.

— Если они применяют насилие, то в отношении каких мужчин?

— Я бы не стал выделять тип мужчин, к которым чаще применяют насилие. Иначе это перекладывание ответственности за насилие, или виктимблейминг, как пишут в англоязычной литературе.

Но можно говорить о том, что мужчины, склонные к некоторой пассивности, с высоким уровнем тревоги, сомневающиеся в себе, имеют больше шансов на то, чтобы оказаться под насильственным воздействием. Полагаю, это справедливо и для женщин.

Он постоянно слышит: «Ты мужик или нет?»

Я думаю, в больших городах есть еще проблемы, связанные с межнациональными браками. Мигранты зависимы экономически. Я на рынке наблюдал: вместе шли мужчина и женщина, он — восточной внешности. Она что-то выбирает, покупает свинину. Он говорит: «Я не ем свинину». Она ему: «Да поговори еще. Будешь жрать, что дадут».

Но не все женщины ведут себя с позиции силы.

А если мы говорим про тех женщин, которые социализированы по женскому типу, то там преимущественно могут быть формы насилия в виде манипуляций. Как в стереотипах про то, что мужчина — голова, а женщина — шея. Когда управление идет исподволь и давление принимает форму рекомендации.

— Но рекомендация не обязательна к исполнению.

— Если это действительно рекомендация. А если это такая форма манипуляции, которая только выглядит рекомендацией? Тогда человек может не чувствовать себя свободным в том, чтобы от нее отказаться. Потому что, отказываясь, он теряет в статусе, перестает быть «настоящим мужчиной».

Пример — мужчине на работе предлагают повышение, он может стать начальником. А он не склонен к этому — ему неинтересно, для него быть руководителем — слишком тревожно, он не любит командовать. Но супруга говорит: «Ты чего, тебе же предложили!» И, отказываясь от этой должности, он понимает, что падает в глазах жены. Есть ли у него возможность отказаться? Да, но если он хочет сохранить статус в этих отношениях, то она очень призрачная.

— Это та самая узурпация воли?

— Да, потому что жена не дает ему возможности быть тем, кем он хочет быть.

Я встречал мужчину, который говорил: «Мне нравится, когда моя супруга меня подстегивает, мне так проще, я сам не решился бы, а тут она настаивает». Мы с ним долго разговаривали, и я понял, что у него есть определенный дефицит в волевой сфере. Он его осознавал и использовал внешний ресурс, в хорошем смысле этого слова, для того чтобы достигать того, чего хочет.

Но бывает по-другому. Бывают ситуации, когда мужчина действительно не хочет принимать такое решение — например, становиться руководителем. Но считает, что должен соответствовать званию мужчины, которое предполагает карьерный рост. Поэтому он готов себя насиловать и находит для себя такую спутницу жизни, которая подстегивает его в насильственной форме, постоянно ставя вопрос: «Ты мужик или нет?»

Вообще хрупкая миниатюрная девушка может быть в чем-то сильнее здорового мужика. Не физически, а внутренне. И применять насилие очень серьезно и даже изощренно.

— Почему люди попадают в подобную ситуацию насилия?

— Они сами себе не сочувствуют. И не принимают сочувствия от других. Злятся и как-то еще дают понять, что им это не нужно. Если человек сам себе не сочувствует, значит, насилует сам себя. Я думаю, такого человека легко увидеть.

Ты не идеален. Меняйся!

— Обычно никто не начинает отношения с того, чтобы управлять партнером. Есть ли какие-то красные флаги, предупреждающие об этом?

— Если человек пытается вписать другого в какую-то рамку, в свои представления о том, как надо, значит, в отношениях высока вероятность насилия.

Допустим, мы с вами встречаемся, у меня есть представление об идеальной женщине, а у вас — об идеальном мужчине, мы внешне подходим под представления друг друга. Но в какой-то момент кто-то из нас понимает, что выходит за рамки этого идеального представления. Значит, надо сделать выбор. Можно сказать: «Извини, я думал, ты идеальная, а ты — нет, я пошел искать идеальную». Или согласиться с неидеальностью.

Или же третий вариант, силой вмещать этого человека в рамку. Это насилие.

То есть само ожидание или знание, как должно быть — не насилие. Реализация этого знания против воли другого человека будет насилием.

— Почему тема насилия женщин над мужчинами почти не обсуждается в обществе? Об этом ведь не принято говорить.

— Потому что это вопрос политический. От моих коллег из женских кризисных центров, с кем мы вместе работаем, я слышу, что мужское насилие более опасно, потому что мужчины чаще применяют физическое и сексуализированное насилие. И я согласен с ними.

Да, женщины тоже совершают насилие, и я бы не сказал, что это редкость. Однако не должны ли мы обеспечить безопасность в первую очередь тех, кто в большей опасности, то есть женщин? Вопрос не праздный.

Я слышу еще один аргумент о том, что патриархальное общество тысячелетиями угнетало женщин, которым пришлось найти способ управления мужчиной и стать той самой «шеей» из пословицы. И это то, с чем я согласен. Однако дальше логика развивается так, что раз исторически мужчины угнетали женщин и продолжают это делать, то пока мы не добьемся безопасности последних, о женском насилии в адрес мужчин говорить не стоит.

Не уверен в эффективности этой стратегии, хоть и понимаю, в чем ее смысл. Вероятно, он заключается в том, что, говоря о женском насилии, мы размываем куда более выраженную и имеющую куда более трагичные последствия проблему мужского насилия в адрес женщин.

Быть может, продуктивнее было бы остановить споры о том, кто кого тысячи лет угнетал, а начать с чистого листа.

Моральное насилие в семье женщины - признаки, как избавиться
www.pravmir.ru

Моральное насилие: как выявить «психологического террориста»

Если рассматривать с научной точки зрения, то у некоторых из нас явно нарушены функции лимбической системы, отвечающей за формирование мотиваций, эмоций, поведенческих реакций. Мы, не страдающие шизофренией, вполне успешно примерили на себя симптом «эмоциональная тупость», причем адресовав эту тупость исключительно в свой адрес.
Мы говорим, что нам мучительно больно, но позволяем причинять себе боль и дальше. Мы просим чего-то не делать, поскольку это морально убивает, но продолжаем терпеть такие деяния. Мы, эмоционально тупые бабы, ведем себя так, будто люто ненавидим собственную личность. Мы проявляем готовность быть разрушенной изнутри. Мысль о том, что нужно и можно любить себя, кажется нам эгоистичной и неприемлемой.

Мы сдерживаем, а чаще подавляем такие сильные разрушающие чувства, которые ни одна адекватная личность не в состоянии выдержать. Мы проявляем героическое сострадание, мученическую терпимость, аристократическое благородство по отношению к тому, кто нас эмоционально унижает. Мы с глупым уважением и дебильной благодарностью терпим рядом с собой морального насильника. А поскольку с нами жестоко и холодно поступает самый любимый и близкий человек, то мы его прощаем, рассчитывая, что скоро все изменится к лучшему.
Цель нашей встречи – донести всем женщинам, страдающим от психологического насилия в семье, что ничего в отношениях не изменится. Напомнить, что не надо обманывать себя, рассчитывая, что дальше все будет по-другому. Потому что в сфере личных отношений не бывает «никак»: морально добивать или разрешено, или запрещено. И мужчина понимает, с кем «можно», а с кем «нельзя». То, как мы позволяем партнеру себя вести – это наш личный выбор. Поступки избранника как зеркало отражают то, что мы думаем о себе. И эмоциональный террор – правдивый показатель того, как супруг нас на самом деле воспринимает.

Страшное и неуловимое чудовище – моральный прессинг
Почему женщины мирятся с психологическим насилием? Основная причина того, что мы терпим моральный прессинг – это страх потерять отношения и боязнь одиночества. Мы содрогаемся от ужаса при мысли, что любимый нас бросит и уйдет к другой даме. Мы боимся пуще огня момент расставания и последующее за ним томительное одиночество. Обезумевшие от страха, мы цепляемся за отношения, не признавая очевидного факта, что нас унижают и уничтожают.
Жестокий партнер нутром чувствует, что никогда нас не потеряет, ведь мы целиком в его власти. В реальности наша личность не играет в его жизни важной роли. Оказывая на нас психологическое давление, мужчина самоутверждается. Путем моральных унижений слабой и беззащитной жертвы циничный человек доказывает себе, что он имеет какую-то ценность. Издевательство над беспомощной партнершей – способ замаскировать имеющиеся слабости, громадные изъяны воспитания, разъедающие страхи, уродливые недостатки характера. Используя методы психологического насилия, хищный изувер пытается заявить обществу, что он крутой чувак, достойный находиться среди таких же беспощадных зверей.

Хотя явления психологического насилия многочисленны и ужасны, эта тема неприятна и неинтересна для общества. Случаи эмоционального притеснения женщин недостаточно освещаются в средствах массовой информации, поскольку большинство представителей прессы предпочитают публиковать лишь сенсации. Правоохранительные органы редко сталкиваются с заявлениями о моральных издевательствах, потому что зафиксировать побои, нанесенные душе и сердцу, попросту невозможно. Именно из-за такого наплевательского отношения социума в некоторых семьях психологическое насилие над женщиной становится нормальным явлением, единственно возможным способом общения между мужем и женой.

Проявления и признаки психологического прессинга
Чтобы не допустить над собой моральных издевательств, необходимо выяснить, к каким способам прибегают тираны, чтобы унизить и взять под полный контроль несопротивляющуюся жертву. Методов психологического террора существует великое множество. Причем в аспекте разработки стратегий запугивания и морального уничтожения послушной марионетки, мужчины-кукловоды проявляют изобретательность и находчивость. Распространенными способами осуществления эмоционального прессинга выступают нижеперечисленные действия.
Типичный признак психологического насилия – контроль над кругом общения. Вначале мы принимаем за естественную заинтересованность мужчины его частые расспросы о том, с кем мы сегодня встречались и общались. В дальнейшем мужчина не удовлетворяется объяснениями. Он устраивает допросы о том, кто звонит по телефону. Начинает перечитывать входящие и отправленные сообщения. Инспектирует страницы социальных сетей. Требует прекратить всякие контакты с людьми, которые ему несимпатичны. Запрещает встречаться с подругами. Пресекает всякие попытки навестить родственников.

Стандартная методика, используемая при проведении эмоционального террора – «единоличное пользование». Мужчина убежден, что наша персона всецело принадлежит ему. Он требует постоянного присутствия рядом с ним. Бесцеремонно вторгается в личное пространство. Навязывает свое общество в тех ситуациях, когда его присутствие вовсе не уместно.
Распространенный вариант морального прессинга – временной надзор. В таком случае мужчина требует поминутного отчета о наших действиях. Он вынуждает отчитываться за каждую «нестыковку» по времени. Приход домой с пятиминутным опозданием является поводом для часовых выяснений причины, из-за чего мы «так поздно» пришли домой.
Традиционный метод психологического насилия – информационная цензура. Кукловод старается контролировать всю поступающую нам информацию. Он проверяет, какие сайты мы посещали. Разрешает смотреть по телевизору только одобренные им программы.

Излюбленная тактика психологического насилия, используемая семейным диктатором – вербальная агрессия. Мужчина нас оскорбляет, унижает человеческое достоинство. Он не стесняется втаптывать нас в грязь, критикует прилюдно. Высмеивает наши недостатки и дает обидные прозвища.
Один из предпочитаемых приемов при проведении эмоционального террора – прививание чувства вины. Супруг обвиняет нас во всех неудачах и неприятностях. Утверждает, что именно мы являемся серьезной помехой во всех его начинаниях. Доказывает, что из-за нас он не может занять более престижную должность или создать собственный бизнес. Говорит, что лично мы виноваты в том, что он бухает, курит траву, транжирит деньги на игровых автоматах.

Фаворит среди методов моральных издевательств – вселение чувства страха. Мужчина ведет себя конфликтно, враждебно, агрессивно. Непредсказуемость его поведения приводит к тому, что мы испытываем страх перед мужем. Панический ужас охватывает нас не только в присутствии партнера. У нас формируется тревога «вперед» – мы боимся уже тогда, когда предвкушаем, что супруг продемонстрирует жестокость и применит силу.
Любимый трюк домашних террористов, срабатывающий на сто процентов – создание системы наказаний за непослушание марионетки. За каждую провинность в карательном кодексе мужа предусмотрены негативные санкции. Воспитательные меры разнообразны: от домашнего ареста до реальных физических воздействий.
Типичное проявление психологического насилия – ограничения и контроль над использованием финансов. Если мы работаем, муж требует, чтобы вся заработная плата поступала в семейный бюджет, которым управляет он лично. Если мы пашем в роли домохозяек, супруг выдает нам на расходы не достаточную сумму денег. Он требует полной отчетности за каждую потраченную копейку. Без согласования с ним мы не можем купить даже предметы личной гигиены.

Характерный признак морального прессинга – навязывание мужчиной своего понимания качества и частоты интимной жизни. Сексуальные контакты происходят только по желанию и потребности супруга. В постели партнер не считает нужным уделять должное внимание любовным ласкам. Он показывает, что ему безразлично: нам приятно или нет. У нас возникает и утверждается мысль о том, что нашим телом попросту пользуются.
Опасный признак насилия в семье – использование мер физического воздействия. Вначале мужчина как бы играючи сильно обнимает, хватает за руки, дергает за волосы, шлепает. В дальнейшем он может дать пощечину или толкнуть. Такие действия свидетельствуют о том, что в скором будущем вероятны случаи нанесения серьезных телесных повреждений.
Уловка, к которой нередко прибегают кукловоды – угрозы причинения физического вреда самому себе. Супруг постоянно шантажирует тем, что если мы поступим против его воли, он прыгнет с моста, вскроет вены, бросится под машину. На самом деле у него нет и малейшей мысли об совершении суицида. Угрожая расправой над собой, муж рассчитывает получить полную власть над нами.

Удавшийся обман, свершенный мужем, обеспечивает ему покровительство. Родственники начинают упрекать нас, что мы нехорошие и бестолковые жены, не умеющие найти подход к прекрасному человеку. Такая внешняя поддержка приводит к тому, что мы еще больше тупеем эмоционально и утрачивает всякую способность различить: что есть добро, а что зло.
Как результат у нас возникают довольно серьезные проблемы с психикой. Мы впадаем в тяжелую депрессию и раздумываем о суициде. Нам уготована участь пасть жертвой панических страхов. По воле домашнего диктатора мы становимся вечными рабами алкоголизма или наркомании. Мы отказываемся от еды и мучаемся от анорексии. Либо обретаем волчий голод и начинаем переедать. Мы вступаем в секты и становимся религиозными фанатиками. Одним словом – потихоньку выживаем из ума и углубляем эмоциональную тупость.

Действия для прекращения эмоционального террора
Как прекратить моральные издевательства и остановить психологический террор? Только мы можем защитить себя от домашнего тирана. Чтобы осуществить это на практике, нам необходимо:

  • уважать и любить себя, как самое дорогое и бесценное существо;
  • доверять себе и своим ощущениям;
  • не притворяться, что устраивает положение марионетки;
  • не унижаться;
  • защищать свое достоинство;
  • смело говорить о своих чувствах и переживаниях;
  • осознать, что чувство вины – навязанная извне идея;
  • помнить, что мы заслуживаем счастья.
    Если возникло предположение, что мы стали марионеткой в руках кукловода, следует посмотреть на себя со стороны и оценить ситуацию трезвым взглядом. Признать, что ситуация в семье – не однократная ссора, а регулярные унижения достоинства. Отказаться от убеждений себя, что все в порядке. Отбросить иллюзии, что все изменится в лучшую сторону.
    Мы должны признать, что рискуем испытать разрушительные последствия для нашего психического здоровья. Нельзя поддаваться уговорам и обещаниям супруга, что он изменит свое отношение. Нужно оградить себя от контактов с тираном.

    Моральное насилие в семье женщины - признаки, как избавиться
    psixika.ru

    Психологическое насилие в семье

    Насилие в семье может быть физическим и психологическим. И если тема физического насилия довольно обсуждаемая, то психологический прессинг многие считают относительно безобидным. Но, по мнению специалистов, психологическое насилие опаснее физического. Оно калечит душу и разрушает личность жертвы.

    Что такое психологическое насилие

    Подвергнувшись психологическому насилию в семье, женщина часто не отдает себе отчет, что стала жертвой мужа-тирана. Психологи определяют моральное или психологическое насилие, как способ давления на эмоциональное состояние человека, который осуществляется на четырех уровнях:

    • Контроль поведения: муж-тиран полностью контролирует круг общения супруги, не терпит опозданий и отлучек из дома, всегда строго спрашивает, где была и с кем.
    • Контроль мышления: запрет на переживания и собственное мнение, навязывание установок тирана.
    • Контроль эмоций: психологические манипуляции, когда обида и «искреннее» огорчение тирана заставляет жертву чувствовать себя виноватой или обязанной поступить так, как от нее ждут.
    • Информационный контроль: муж постоянно контролирует, что читает жена, какие фильмы и передачи смотрит, на каких мероприятиях бывает.

    В отличие от временного непонимания или ссоры, тотальный контроль и постоянные придирки со стороны тирана становятся нормой отношений. В обычной ситуации при возникновении конфликта стороны стремятся его решить. Но в случае психологического насилия тиран не хочет прекращать ни конфликт, ни отношения, ведь без жертвы он не сможет самоутвердиться и компенсировать свои старые травмы. А жертва, в свою очередь, чаще адаптируется к ситуации и терпит унижение, не пытаясь что-либо изменить.

    Как распознать партнера-тирана

    Проявления психологического насилия не всегда явно выражены. Но с самого начала отношений вас должны насторожить некоторые факторы. Первым признаком является то, что даже в самом начале отношения очень эмоциональны.

    Второй признак – стремительность развития событий. Через короткое время отношения становятся серьезными, и вы уже слышите страстные признания и клятвы. А чуть позже вы услышите, как партнер критикует ваших друзей, увлечения и работу, действия и даже знания. Партнер-тиран начинает готовить почву, чтобы отгородить вас от привычного окружения и полностью взять под свой контроль.

    Под видом заботы и любви тиран будет стремиться контролировать каждое ваше действие и даже намерение. Средства могут быть самыми различными: от ехидного высмеивания до демонстрации обиды, чтобы у вас создалось чувство вины. Партнер может сам выступать в роли жертвы, но это эмоциональная зависимость, в которую вас втягивают. Звучит это примерно так: «Я все отдам ради тебя – но ты всегда будешь мне всем обязан».

    Отличить психологическую тиранию от настоящей заботы порой сложно. Психологи советуют прислушиваться к своим ощущениям. Если вы постоянно чувствуете себя виноватой перед партнером, но не понимаете, что именно не так – это верный признак психологического давления.

    Опасность психологического насилия

    На практике жертве морального насилия часто трудно найти поддержку. Со стороны тиран кажется милым и заботливым человеком, а жертва не может четко объяснить, что ее не устраивает. Если жертва начинает жаловаться и искать выход из ситуации, то родные ее обычно не понимают. Муж-тиран в свою очередь, начинает уверять жену, что у них все замечательно, как и должно быть в хорошей семье. А плохо жене из-за собственного эгоизма, неумения быть счастливой или еще по какой-либо причине.

    Опасность состоит в том, что жертва теряет здравое видение ситуации, перестает доверять своим ощущениям и начинает думать, что с ней действительно что-то не так. В это время партнер продолжает навязывать ложное чувство вины, чтобы и дальше контролировать ситуацию.

    Что предпринять

    Осознайте проблему. Не убеждайте себя, что все нормально и вы сами виноваты. Поймите, что проблема не в вас, а в партнере, который поднимает самооценку за счет таких отношений и стремится внушить вам массу комплексов и ложное чувство вины. Как только вы поняли, что рядом с вами тиран – уходите. Чем дольше вы будете терпеть, тем сильнее разрушится ваша психика, границы личности окончательно размоются и у вас не останется сил, чтобы разорвать отношения.

    Найдите поддержку. Подумайте, есть ли в вашем окружении человек, который сможет вам помочь и поддержит ваше решение в любом случае. Он должен будет выступить гарантом и обеспечить «точку невозврата». Если вы начнете сомневаться, ваш друг должен напомнить вам причины вашего решения. Без этого будет сложно выдержать давление тирана и близких людей, которых он настроит против вас.

    Вернитесь к себе прежней. Вспомните, как вы жили до этих отношений, чем увлекались, во что верили, с кем общались. Вы были тогда довольны жизнью и счастливы? Если да – не останавливайтесь и не раздумывайте! Ограничьте отношения с бывшим мужем, восстановите старые связи. Вам нужно набраться сил и вернуть собственное «я». Тиран будет предпринимать всяческие попытки вернуть вас, не поддавайтесь ни на уговоры, ни на угрозы. Только когда вы вернетесь к своей личности, сможете до конца разобраться, как вами манипулировали, трезво проанализировать все попытки давления и убрать установки, навязанные тираном.

    Моральное насилие в семье женщины - признаки, как избавиться
    ymadam.net

    Таблица унижения. Проблемы психологического давления в семье

    Среди встречающихся в семье видов насилия психологическое давление имеет свои особые черты. Самое, на первый взгляд, мягкое, оно похоже на подводный камень — его сложно заметить в бурном течении семейной жизни, но тем сильнее боль при столкновении с ним. Где находится та грань, за которой обоюдные упреки превращаются в нездоровые отношения тирана и жертвы?

    Просто ссора?

    В контексте семьи психологи выделяют две основные группы насильственного поведения: насилие физическое и психологическое. Последнее может показаться относительно безобидным, но это впечатление обманчиво. У многих наших соотечественников отсутствует четкое понимание того, что представляет собой это явление и чем оно отличается от ссор, которые случаются в любой семье. Случаи психологического прессинга в семье мало освещаются в СМИ, поскольку сенсации из них не сделаешь. Заявлений в милицию с жалобами на психологическое давление не поступает: побои с тела снять можно, а с души — нет. Но именно с него начинаются горькие семейные истории, которые можно было бы написать совсем по‑другому.

    Виды насильственного поведения представляют собой структуру по типу матрешки: одно понятие входит в другое, более широкое. Самым объемным, включающим в себя остальные виды, является как раз понятие психологического насилия. С него все начинается, и дальнейшие действия тирана становятся лишь его проявлениями, частными случаями. Во многих внешне благополучных семьях, в которых немыслимо поднять руку на женщину или ребенка, психологический прессинг становится нормой, единственным способом общения старших и младших, его и ее.

    Что же представляет собой психологическое давление? Главными действующими лицами становится пара «жертва — тиран». Поведение тирана характеризуется следующими действиями:

    • подавление у жертвы уважения к себе, чувства собственного достоинства, ценности своей личности;
    • подавление возможности самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность;
    • унижение, оскорбления, чрезмерные требования, которые заведомо нереально выполнить, за которыми следует чрезмерная критика жертвы;
    • запрет на действия и переживания, на свое мнение;
    • изоляция, запрет на общение с родственниками, друзьями, коллегами;
    • патологическая ревность;
    • вспышки гнева, которые тиран вымещает на жертве;
    • шантаж и запугивание;
    • обвинение жертвы в своих неудачах;
    • ущемление основных потребностей человека, включая психологические потребности — в безопасности, в привязанности, в свободном проявлении себя.

    Поводов для такого поведения находится множество: слишком домашний вид жены («распустилась!») или слишком праздничный («для кого это ты так вырядилась?»), ребенок плачущий или громко играющий («какая из тебя мать?»), женщина работающая («жена должна сидеть дома!») или неработающая («сидишь на моей шее!»).

    В отличие от рядовой ссоры или временной неприязни, подобные придирки могут продолжаться бесконечно. Если в конфликте, вызванном объективной причиной, стороны все же стремятся к его решению и завершению, то тиран не желает прекращать ни конфликт, ни отношения, ведь для него это своего рода зависимость — без жертвы он не сможет компенсировать свои старые травмы. Жертва же в силу своих психических особенностей часто склонна не менять ситуацию, а адаптироваться к ней. Чем больше терпит жертва, тем сильнее давление со стороны насильника, поскольку ему необходим эмоциональный ответ.

    Действия тирана довольно скоро оставляют свои следы на психике человека. Постепенно жертва теряет доверие к себе и к миру, ее восприятие себя становится все более размытым; уступчивость и угодливость, стремление все исправить в отношениях с тираном перемежаются с агрессией. В зависимости от силы и продолжительности стресса у жертвы могут появиться психосоматические заболевания, суицидальные наклонности, зависимость (наркотики, алкоголь, булимия, анорексия). Жертва не опирается на свои ощущения, не доверяет им и потому оказывается не в состоянии понять, каково ей в ситуации насилия. Отсюда большое количество пострадавших, которые не принимают никаких шагов к реальному изменению ситуации, хотя и соглашаются, что делать что‑то надо.

    Палка о двух концах

    Ничего не случается вдруг. И превращение молодого человека в домашнего тирана тоже не происходит мгновенно. Возможно лишь развитие, усугубление уже имеющихся у человека склонностей. Поэтому в истории жертвы всегда присутствует момент, когда она пропускает какой‑то важный, тревожный звонок, не хочет замечать его. Поскольку жертвами психологического прессинга чаще становятся женщины, которые уже сталкивались с подобным в родительской семье, им свойственно не доверять своим ощущениям, своей интуиции, а значит, не замечать «посланий» потенциального тирана.

    Какое бы начало ни имела история отношений жертвы и тирана, есть общие черты виктимного поведения и склонной к подобным отношениям личности. Они не только увеличивают шансы женщины стать жертвой, но и значительно затрудняют выход из причиняющих боль отношений. К предпосылкам виктимных отношений можно отнести:

    • Опыт позиции жертвы в родительской семье или прежних отношениях.
    • Встреча с тираном произошла в тяжелый для жертвы момент (конфликты в семье, расставание с предыдущим партнером, стихийное бедствие), и тиран теперь ассоциируется с выходом из кризиса. Формируются зависимые отношения, в которых жертва подсознательно воспринимает тирана как необходимый атрибут своего благополучия.
    • Комплекс спасателя у жертвы: «я спасу его от… (алкоголизма, наркомании, заблуждений, самого себя и т. д.)».
    • Комплекс мученицы, при котором жертва извлекает вторичную выгоду из сожительства с тираном, своим страданием привлекая к себе внимание и сочувствие окружающих.

    И все же в ситуации психологического давления нет сильного и слабого: можно сказать, что мы имеем дело с двумя слабыми сторонами. Только слабость каждый из них проявляет по‑разному. Для активной стороны, стороны тирана, она заключается в том, что он транслирует свой опыт, полученный в родительской семье. Так относились к нему значимые для него люди, и теперь он так относится к своим близким. Отыгрываясь на жертве в ситуации, где он может проявить власть и силу, тиран компенсирует свои болезненные переживания беспомощности и униженности. Прожить этот опыт иным путем он не в силах.

    Слабость жертвы в том, что она ведется на манипуляции тирана, ищет ему оправдания и видит причины насилия в себе. Как бы жертва ни обманывала себя, ни убеждала, что «это у семьи сложный период» или «все наладится», она все равно чувствует, что происходящее неприемлемо. Но прекратить это ей крайне тяжело. Она умеет жить именно так, приспосабливается именно к этой боли, причиняемой тираном, и как жить иначе, она не представляет. Довольно часто встречаются ситуации, когда женщины, столкнувшиеся с такого рода тиранией в родительской семье или в первом браке, не могут быть счастливыми даже с положительным во всех отношениях и любящим мужчиной. В их опыте отсутствует это состояние — безопасности и счастья.

    Жертва цепляется за некую «надежду», за которой на самом деле скрывается страх реальных перемен. Терпеть бесконечные унижения или рискнуть и прервать их — это выбор жертвы, ее ответственность. Бывают и такие случаи, когда женщине некуда уйти и не на что жить, и тогда приходится выбирать между физической безопасностью (крыша над головой и питание) и психологическим комфортом. В этой ситуации жертва не в состоянии самостоятельно изменить подобное положение вещей. Скорее всего, ей понадобится длительная помощь психолога и близких людей, потому что пока не изменится она сама — не изменится и ситуация в ее семье.

    Выход есть

    Существует множество рекомендаций, как вести себя женщинам, столкнувшимся с физическим насилием в семье. И гораздо меньше — что делать тем, кто столкнулся с психологическим давлением. Во многом так происходит потому, что в каждом конкретном случае необходима очная консультация психолога: ведь кто‑то годами действительно терпит унижения и запреты, а кто‑то называет «давлением» вполне обоснованные претензии своей половины. И все же вот несколько действенных рекомендаций, способных облегчить жертве жизнь.

    • Уважайте свои чувства и ощущения, прислушивайтесь к себе — психологический дискомфорт сегодня может превратиться в нервный срыв или психосоматическое заболевание завтра.
    • Старайтесь здраво и осознанно смотреть на ситуацию. Если тиран обвиняет вас, действительно ли это ваша вина? Какова мера ответственности самого тирана? Так ли существенно для жизни семьи то, в чем он вас обвиняет?
    • Не думайте, что поведение тирана само по себе сойдет на нет. Во время его вспышек гнева попробуйте сохранить спокойствие и не подпитывайте его своими эмоциями. Когда он успокоится, постарайтесь поговорить с ним: расскажите, что не считаете обвинения обоснованными, что его поведение для вас неприемлемо.
    • Чаще рассказывайте себе о том, кто вы, какие у вас положительные качества, какие счастливые моменты были и есть в вашей жизни, напоминайте себе о своих достижениях. Тирану свойственно беспощадно обесценивать жертву. Почаще вспоминайте, что вы — личность, которая достойна уважения к себе.
    • Категорически пресекайте попытки тирании по отношению к вашим детям. Они тоже заслуживают уважения и вовсе не должны чувствовать себя ущербными, как бы тирану ни хотелось изобразить их такими.
    • Старайтесь по возможности избежать или снизить до минимума физическую и материальную зависимость от насильника.
    • В случае затяжного психологического давления отнеситесь к нему серьезно и обратитесь за помощью, если вы не в силах изменить ситуацию самостоятельно.

    Моральное насилие в семье женщины - признаки, как избавиться
    www.matrony.ru

  • COMMENTS