Навязчивость — что это в психиатрии, виды и признаки в отношениях

Навязчивость — что это в психиатрии, виды и признаки в отношениях

«Сумашедшие живут за высоким забором, а идиоты ходят по улице толпами»
«Невезучие», режиссер Франсис Вебер

Мы живем во времена, когда истерики и затяжные депрессии стали для многих обыденным явлением. Каждому из нас знакомо состояние, когда близкие люди ведут себя неадекватно или сами страдаем от бессонницы, всю ночь перекручивая в голове одну и ту же навязчивую мысль. А ведь это и есть признаки предпсихотического состояния: тревожность, бессонница, нежелание жить, истерика, нападение на других, попытка суицида и резкие смены настроения. Для того, чтобы выявить отклонения в психике, надо наблюдать человека в условиях стационара в течение 30 дней, а в некоторых случаях, чтобы поставить диагноз шизофрения требуется обследование пациента в течение 6 месяцев.

Психическое заболевание — это не только шизофрения, к ним также относятся неврозы, психозы, мания, панические атаки, паранойя, деменция и биполярное расстройство. В свою очередь, каждое психическое отклонение подразделяется еще на несколько видов. Считается, если ситуации, которые у людей вызывают острые стрессовые реакции: истерику, плач, нападение, нервную дрожь и другие агрессивные действия, направленные на других или на себя, носят эпизодический характер и проходят спустя некоторое время, то они не мешают жить и не являются отклонением от нормы.

Однако часто бывает так, что после обследования врач никаких психических расстройств у пациента не выявляет, а он спустя некоторое время совершает жесткое спланированное убийство или наносит вред здоровью себе или окружающим. Это явное отклонение в психики и чтобы не стать жертвой такого больного, очень важно иметь некоторые представления о том, как проявляются признаки психических отклонений и как вести себя при общении или даже проживании вместе с ними.

В наше время многие люди вынуждены жить вместе или по соседству с алкоголиками, наркоманами, неврастениками и престарелыми родителями, больными деменцией. Если углубляться в тонкости их ежедневной жизни можно с легкостью прийти к выводу, что абсолютно психически здоровых людей просто нет, а есть только недообследованные.

Постоянные скандалы, обвинения, угрозы, рукоприкладства, нежелание жить и даже попытки суицида — это первые признаки того, что с психикой участников подобных конфликтов не в порядке. Если подобные поведения человека повторяется из раза в раз и начинают оказывать влияние на личную жизнь других людей, то речь идет о психическом заболевании и требует обследования у специалиста.

Отклонения в психике в первую очередь проявляются в том, что у человека меняется восприятие мира и изменяется отношение к окружающим его людям. В отличие от здоровых, люди имеющие отклонения в психике, стремятся удовлетворить только свои физические и физиологические потребности, их не волнует, как их неадекватное поведение отразится на здоровье и настроении окружающих. Они хитры и внимательны, эгоистичны и лицемерны, безэмоциональны и изворотливы.

Очень трудно понять, когда близкий вам человек проявляет чрезмерный гнев, агрессию и необоснованные обвинения в ваш адрес. Немногие способны сохранить спокойствие и принять неадекватное поведение близкого человека связанное с нарушениями психики. В большинстве случаях люди думают, что человек издевается над ним, и пытаются применить «воспитательные меры» в виде нравоучений, требований и доказательств невиновности.

Со временем психические заболевания прогрессируют и могут сочетать в себе бредовые, галлюцинаторные и эмоциональные расстройства. Проявления зрительных, слуховых и бредовых галлюцинаций проявляются в следующем:
— человек разговаривает сам с собой, смеется без видимой причины.
— не может сосредоточиться на теме разговора, всегда имеет озабоченный и встревоженный вид.
— слышит посторонние голоса и видит кого-то, что вы воспринять не можете.
— относится враждебно к членам семьи, особенно к тем, кто его обслуживает. В более поздних стадиях развития психического заболевания больной становится агрессивным, нападает на окружающих, намеренно разбивает посуду, мебель и другие предметы.
— рассказывает истории неправдоподобного или сомнительного содержания о себе и близких.
— опасается за свою жизнь, отказывается от еды, обвиняя близких в попытке отравить его.
— пишет заявления в милицию и письма в различные организации с жалобами на родственников, соседей и просто знакомых.
— прячет деньги и вещи, быстро забывает, куда их положил и обвиняет других в краже.
— подолгу не моется и не бреется, в поведении и внешнем виде присутствует неаккуратность и нечистоплотность.

Зная общие признаки психических отклонений очень важно понять, что психическое заболевание приносит страдания, прежде всего, самому больному, и только потом его близким и обществу. Поэтому совершенно неправильно доказывать больному, что он ведет себя аморально, обвинять или упрекать его в том, что он не любит вас и ухудшает вашу жизнь. Безусловно, психически больной человек — это беда в семье. Однако к нему надо относиться как к больному человеку, и реагировать на их неадекватное поведение с пониманием.

Нельзя спорить с больным, пытаясь доказать ему, что его обвинения в ваш адрес неправильны. Внимательно выслушайте его, успокойте и предложите помощь. Не пытайтесь уточнить детали его бредовых обвинений и высказываний, не задавайте ему вопросы, которые могут усугубить имеющие расстройства в психике. Любое психическое заболевание требует внимания со стороны близких, и лечения специалистами. Оно не должно вызывать нареканий и обвинений в эгоистичности в сторону больного человека.

Увы, от развития психических отклонений не застрахован никто. Особенно это касается тех, кто имеет наследственную предрасположенность к болезни или ухаживает за престарелыми родителями, больными деменцией. Покажите пример хорошего отношения к ним своим детям, чтобы они не повторяли ошибок своих родителей.

Навязчивость - что это в психиатрии, виды и признаки в отношениях
meduniver.com

Навязчивость — что это в психиатрии, виды и признаки в отношениях

Навязчивые состояния (Балинский, 1858), обсессии или ананкастические явления — мысли, воспоминания, сомнения, страхи, влечения, действия, движения, возникающие независимо и вопреки желанию, притом непреодолимо, и отличающиеся постоянством (Озерецков-ский, 1950). Больные относятся к ним критически, понимают их болезненный характер и бессмысленность, но освободиться от них не могут. Впервые были описаны Платтером в 1617 г. О навязчивостях, по мнению К. Schneider (1973), следует говорить в тех случаях, если «нечто» не может быть вытеснено из сознания, хотя оно представляется бессмысленным или не имеющим основания к тому, чтобы владеть сознанием. Приведем еще определение В. П. Осипова (1931): «Под навязчивыми явлениями подразумеваются такие представления и идеи, страхи или фобии и влечения, которые возникают в сознании страдающего ими человека независимо и против его желания, неожиданно и часто внезапно, припадочным образом, не находясь в видимой связи с содержанием его мышления, и от которых он часто не в состоянии освободиться, несмотря на все усилия: возникая в теснейшей связи с эмоциональной сферой больного, они не вступают в ассоциативную связь с другими элементами мышления, препятствуют правильному течению мышления и тормозят его; навязчивость явления, его болезненный характер обыкновенно сознается больным, обнаруживающим критическое отношение к явлению, и определяется как чуждый, несвойственный его мышлению».

Большинством авторов подчеркиваются следующие особенности навязчивых явлений:

— непроизвольность, непреодолимость возникновения;

— чуждость сознанию (Балинский, 1859);

— «субъективное осознание» (Rumke, 1952), то есть понимание их болезненности и наличие критического к ним отношения, по крайней мере, при неврозах и психопатиях;

— наличие постоянного ощущения тревожной напряженности и внутреннего беспокойства (Сканави, 1934);

— наличие «персеверационного принуждения» (Kepinski, 1973).

Навязчивые явления разделяются, по К. Jaspers (1923), на отвлеченные (безразличные по своему содержанию) и образные, чувственные (с аффективным, нередко крайне тягостным содержанием).

6.1. Отвлеченные навязчивости

К ним относятся бесплодное мудрствование, навязчивый счет и навязчивые репродукции.

Бесплодное мудрствование (Griesinger, 1886) или душевная, умственная жвачка (Janet, 1903). Проявляется навязчивым стремлением вновь и вновь разрешать ненужные или даже бессмысленные вопросы. Например, больной вынужден думать, почему правая рука называется именно правой, а левая — левой, какой была бы Вселенная, если она имела бы границы и — т. п. Как сообщает пациент: «Я все время вместо одного вопроса подставляю другой, на который также невозможно ответить».

Навязчивый счет (аритмомания). Выражается назойливым стремлением считать и удерживать в памяти количество пройденных шагов, встречных прохожих, столбов, автомобилей, производить в уме счетные операции, раскладывать на отдельные слоги слова и фразы и считать их.

Навязчивые репродукции. Назойливое припоминание забытых или ненужных терминов, имен, определений, эпизодов из жизни.

6.2. Образные навязчивости

К образным навязчивостям относятся фобии (страхи), навязчивые опасения, представления и воспоминания, контрастные представления и хульные мысли, а также навязчивые влечения и действия (компульсии).

Особенно часто встречаются разнообразные навязчивые страхи. К наиболее распространенным из них относятся следующие.

Агорафобия. Страх открытого пространства, нередко лишающий больных самостоятельно переходить улицы, площади. Внимание пациентов сосредоточено на себе так, что происходящего вокруг они часто не замечают. Такие больные без опасения выходят из дома только в сопровождении других лиц и, между прочим, даже детей, которые нередко сами нуждаются в помощи. Иными словами, перераспределение внимания устраняет страх. Борьба с ним, напротив, его еще более усиливает. Человек не может не думать о том, что пытается запретить себе. Существует игра, в которой запрещается думать о чем-либо, например, о хромой обезьяне. И —обычное дело —именно о ней и появляются мысли. В. Франкл предложил для устранения навязчивых явлений метод парадоксальной интенции — нужно не подавлять фобию, а заставлять себя сделать то, чего боишься. Важно при этом, чтобы парадоксальное намерение формулировалось по возможности в юмористической форме.

Оксифобия или айхмофобия. Страх острых предметов. При виде ножа, например, из-за боязни нанести им хранение себе или кому-то из присутствующих.

Гипсофобия (акрофобия). Страх высоты, связанный с тем, что неожиданно может появиться желание прыгнуть с балкона, обрыва, лестницы: «Вдруг сойду с ума и мне захочется прыгнуть».

Антропофобия. Страх толпы, идущий от боязни упасть и быть ею раздавленным.

Дисморфофобия. Страх физического уродства в сопровождении депрессии и боязни обнаружить телесный недостаток перед окружающими.

Клаустрофобия. Страх закрытых помещений («вдруг случится что-то со мной и никого не дозовешься на помощь»).

Нозофобия. Страх заболеть тяжелой болезнью: сифилофобия — сифилисом, канцерофобия — раком, лиссофобия — бешенством, кардиофобия — страх сердечного приступа и т. д.

Танатофобия — страх смерти, сидеродромофобия — езды в поезде, монофобия — одиночества, лалофобия — страх говорить у больных логоневрозом, зоофобия — боязнь животных, главным образом мелких.

Встречается страх повторения навязчивых страхов — фобофобия. Страх может быть диффузным и касаться всего окружающего — пантофобия.

Навязчивые сомнения, или болезнь сомнений (Фальре, 1980). Неуверенность в правильности и законченности совершенных действий, вынуждающая пациентов многократно проверять сделанное, что обычно не устраняет болезненных сомнений. Так, пациента в течение двух лет преследуют «сомнения, делал ли я это». Например, он помыл пол, и потом сомневается, мыл ли он его на самом деле. Он видит, что пол помыт, помнит, как он это делал, и все-таки ищет доказательств того, что это делал он сам. Иногда спрашивает об этом близких. Спустя полчаса переключается на сомнения по другому поводу: говорил ли что-то, поел, одевался ли и т. д. Пациент сравнивает свои переживания с состоянием раздвоенности личности: одно «Я» что-то делает, а второе «Я» не чувствует себя причастным к сделанному и тщетно пытается найти признаки своего участия в деятельности.

Навязчивые опасения. Неотвязные страхи, сомнения в удачном исходе предстоящих привычных действий, например, публичного выступления, управления машиной, самолетом, сдачи экзамена; страхи совершенно необоснованные, поскольку ранее такие действия выполнялись без труда. Понятно, что навязчивые сомнения легко могут распространяться и на новые, недостаточно хорошо освоенные занятия. Навязчивости могут касаться самых простых автоматизированных действий — глотания, ходьбы, половых актов, произношения слов. Появление навязчивых опасений нарушает успешное выполнение соответствующих действий вследствие того, что фиксация внимания на них приводит к дезавтома-тизации деятельности и это, в свою очередь, способствует усилению навязчивостей. Дерефлексия, то есть устранение сосредоточенности внимания на себе является необходимым условием нормального протекания автоматизмов.

Навязчивые или овладевающие представления. Не соответствующие действительности яркие представления мучительного содержания, принимающиеся на высоте болезненного состояния за реальность. Так, пациент повторно переживает яркую сцену того, как он оказался под колесами автомобиля: видит себя раздавленным, в луже крови, с раздробленными костями и черепом и т. п. Эта особенность навязчивых представлений сближает их со сверхценными и бредовыми идеями (Снежневский, 1970). В них явно видна тенденция к переходу в образный бред.

Навязчивые воспоминания. Непроизвольное появление в сознании образных детальных воспоминаний о каком-либо неприятном или порочащем больного событии часто реального прошлого. Они, как и овладевающие представления, временами с трудом разграничиваются с реальностью, приближаясь порою к бредовым конфабуляциям. Оттенок насильственности воспоминаний свидетельствует о возможности их перехода в образный ментизм.

Контрастные представления. Хульные мысли, навязчивое чувство антипатии — непроизвольное появление мыслей, представлений и чувств, содержание которых противоречит взглядам, верованиям, мировоззрению и этическим установкам. Объектом контрастных навязчивостей наиболее часто становятся дорогие и почитаемые люди, символы веры, реликвии, глубокие привязанности.

Навязчивые влечения. Стремление совершить непристойный, бессмысленный либо опасный поступок, например, броситься в одежде в воду, прыгнуть с высоты, лечь под машину, громко выругаться. Детальный расспрос позволяет установить, что больные испытывают скорее опасения перед возможностью таких поступков, чем собственно стремление их совершить. Иногда, однако, навязчивые явления становятся императивными до такой степени, что пациенты с трудом удерживаются от их осуществления или бывают вынуждены совершить заместительные действия (выкрикивать не бранные, а другие, похожие слова; направлять агрессивные импульсы на другой объект и др.). Другими словами, навязчивые влечения могут трансформироваться в импульсивные, кататонические побуждения. Это особенно важно учитывать в отношении суицидных и гомоцидных тенденций.

Навязчивые действия. Могут быть разными по генезу. Тики — первоначально преднамеренные, в каком-то смысле нужные, но ставшие затем привычными и до известной степени неодолимыми действиями: подергивания плечами, дотрагивания до носа, пощипывание мочек ушей, расчесывание и т. п. Это могут быть покашливание, хмыканье, шумное втягивание воздуха, похрюкивание — респираторные тики. Встречаются чавканье, чмокание, цокание и т. п.— оперкулярные тики. Весьма часто наблюдаются слова-паразиты, «экание» и прочий речевой мусор — вербальные тики. Это также навязчивое сосание большого пальца; онихофагия — стремление грызть ногти, трихотилломания — выдергивать волосы. Такого рода действия следует рассматривать как навязчивые лишь в том случае, если они переживаются пациентом как чуждые, вредные, болезненные. Навязчивые действия могут быть связаны также со страхами, опасениями, сомнениями. Так, при страхе заражения бесчисленное множество раз моются руки, при навязчивых сомнениях многократной проверке подвергается сделанное. В данном случае речь идет о навязчивых действиях по типу простой защиты. Другой разновидностью защитных действий от навязчивых страхов являются ритуалы — словесные формулы (заклинания), мысли (идеаторные ритуалы) и действия, совершаемые с целью предотвращения мнимого несчастья, устранения неясных страхов, тревоги, сомнений. В отдельных случаях навязчивые ритуалы становятся весьма сложными, изнурительно долгими и тогда рассматриваются как навязчивые церемонии.

Навязчивые состояния встречаются при неврозах (невроз навязчивых состояний, обсессивно-фобический невроз, невроз ожидания), психопатиях (главным образом при психастении), неврозоподобной форме шизофрении, в депрессивной фазе маниакально-депрессивного психоза, при маскированной депрессии, инволюционной меланхолии, эпилепсии, органических заболеваниях головного мозга (черепно-мозговая травма, энцефалиты), диэнцефальных и гормональных нарушениях. Клинические особенности навязчивостей зависят от характера проявляющегося ими заболевания.

Многие авторы отмечают психологическую понятность появления навязчивых страхов и ритуалов, а также отсутствие оценки навязчивостей как совершенно чуждых личности явлений при психастении (Фрумкин, 1950); Озерецковский, 1950; Rumke, 1952; Лакосина, Целибеев, 1961).

При психастении выявлена высокая частота навязчивых сомнений, бесплодного мудрствования, страхов за здоровье, а также их стойкость и отсутствие склонности к редуцированию (Ганнушкин, 1964; Асатиани, 1965; Leonhard, 1968; Muller, 1953).

Характерными особенностями навязчивостей при шизофрении являются внезапное, психологически непонятное их возникновение, быстро нарастающая нелепость, вычурность и символичность; однообразие, монотонность, инертность, стереотипизация; раннее появление странных, непонятных страхов, большая частота навязчивого мудрствования, постепенная утрата эмоциональной насыщенности, отсутствие критического отношения и борьбы с навязчивостями (Озерецковский, 1950; Морозов, Наджаров, 1956; Асатиани, 1965; Вроно, 1971; Taschev, 1970; Сухарева, 1974; Гиндикин, 1973). Такого рода навязчивости иногда обозначают криптогенными, то есть не находящимися в психологически понятной связи с внешними обстоятельствами.

Навязчивые состояния при эпилепсии (чаще всего это гомоцидные влечения) отличаются элементарностью и обычно протекают пароксизмально в рамках негрубо нарушенного сознания (Озерецковский, 1981). Навязчивые состояния, возникающие в депрессивной фазе маниакально-депрессивного психоза, развиваются на основе смешанного состояния с непременным компонентом тревоги и при отсутствии явлений идеаторного торможения. Наиболее характерны навязчивые сомнения. Психопатологические особенности навязчивостей, описанных рядом исследователей при органических заболеваниях головного мозга, черепно-мозговой травме, энцефалитах, сосудистых заболеваниях, диэнцефальных и гормональных нарушениях, ревматизме (Petrilowitsch, Baer, 1967; Lenz, 1965; Сухарева, 1974), изучены недостаточно.

Многие исследователи указывают, что по мере прогрессирования болезни навязчивости трансформируются в другие нарушения психической деятельности; двигательные автоматизмы, дереализацию, деперсонализацию, амбивалентность, слуховые галлюцинации, бред, ментизм. Это свидетельствует, очевидно, о том, что перечисленные нарушения клинически выражаются навязчивостями на ранних этапах своего развития и объясняет, вероятно, причины неоднородности психопатологической структуры навязчивых явлений.

Навязчивые явления наблюдаются в разных возрастных группах больных. Клиническая структура навязчивостей сравнительно слабо изучена у пациентов во второй половине жизни. Об этом мало данных, но это не означает, что навязчивости у пожилых больных не наблюдаются. Появление навязчивостей у детей можно отметить, начиная с двух, трех лет. Примерно до шести, семи лет дети не могут рассказать о них так, чтобы факт навязчивостей у наблюдателя не вызывал сомнений. Дети не в состоянии передать переживание невольного появления навязчивостей, чуждости их сознанию, нет у них и позиции противостояния по отношению к ним. Динамика навязчивостей в детском возрасте в целом отражает последовательность созревания механизмов нервно-психического реагирования. Так, дошкольному возрасту свойственны преимущественно двигательные навязчивости — тики (психомоторный уровень реагирования). Позже (6—10—11 лет) присоединяются эмоциональные навязчивости, навязчивые побуждения (аффективный уровень реагирования). У подростков и в юности наблюдаются также идеаторные навязчивости (идеаторный уровень реагирования). Анализ навязчивостей и их динамики в данном контексте может стать источником ценной клинической информации о взрослых пациентах.

Патофизиологические механизмы навязчивых состояний изучены И. П. Павловым (1933). По И. П. Павлову, большей части навязчивых состояний соответствует появление в коре головного мозга изолированного функционально «больного пункта» с наличием патологически инертного, застойного возбуждения. Происхождение фобий объясняется действием механизма патологической лабильности торможения. Фазовыми состояниями, в частности, механизмом ультрапарадоксальной фазы обусловлено развитие хульных мыслей и контрастных влечений. В психоанализе навязчивости рассматривают как символ задержанных сексуальных побуждений детского возраста.

ncpz.ru

Навязчивые идеи

Навязчивыми идеями называются представления и мысли, непроизвольно вторгающиеся в сознание больного, который прекрасно понимает всю их нелепость и в то же время не может с ними бороться.

Навязчивые идеи составляют сущность симптомокомплекса, который носит название синдрома навязчивых состояний (психастенический симптомокомплекс). В состав этого синдрома, наряду с навязчивыми мыслями, входят навязчивые страхи (фобии) и навязчивые влечения к действиям. Обычно эти болезненные явления не встречаются порознь, а бывают тесно связаны друг с другом, составляя вместе навязчивое состояние.

Д.С. Озерецковский считает, что в общем понятии навязчивых состояний должен отмечаться признак их доминирования в сознании при наличии в основном критического отношения к ним со стороны больного; как правило, личность больного борется с ними, причем эта борьба принимает иногда чрезвычайно мучительный для больного характер.

Навязчивые мысли иногда могут эпизодически появляться и у психически здоровых. Они связаны нередко с переутомлением, иногда возникая после бессонной ночи, и обычно носят характер навязчивых воспоминаний (какой-либо мелодии, строки из стихотворения, какого-либо числа, имени, зрительного образа и проч.).Часто навязчивое воспоминание по своему содержанию относится к какому-либо тяжелому переживанию устрашающего характера. Основное свойство навязчивых воспоминаний заключается в том, что, несмотря на нежелание о них думать, мысли эти навязчиво всплывают в сознании.

У больного же навязчивые мысли могут заполнить все содержание мышления и нарушить нормальное его течение.

Навязчивые мысли резко отличаются от бредовых идей тем, что, во-первых, больной к навязчивым мыслям относится критически, понимая всю их болезненность и нелепость, и, во-вторых, тем, что навязчивые мысли обычно носят непостоянный характер, часто возникая эпизодически, как бы приступами.

Характерным при навязчивом мышлении являются сомнения, неуверенность, сопровождаемые напряженным чувством тревоги. Это аффективное состояние тревожной напряженности, тревожной неуверенности — мнительности является специфическим фоном навязчивых состояний.

Содержание болезненных навязчивых мыслей может быть разнообразным. Чаще всего встречается так называемое навязчивое сомнение, которое в нерезко выраженной форме периодически может наблюдаться и у здоровых. У больных навязчивое сомнение приобретает весьма тягостный характер. Больной вынужден постоянно думать о том, например, не загрязнил ли он себе рук прикосновением к ручке дверей, не внес ли он в дом заразу, не забыл ли закрыть дверь или потушить свет, спрятал ли он важные бумаги, правильно ли написал или сделал то, что ему было нужно и т.д.

Вследствие навязчивых сомнений больной крайне нерешителен, например, он по многу раз перечитывает написанное письмо, не будучи уверен в том, что он не сделал в нем какой-либо ошибки, проверяет помногу раз адрес на конверте; если ему приходится написать одновременно несколько писем, то он сомневается, не перепутал ли он конвертов и проч. При всем этом больной ясно сознает нелепость своих сомнений, а вместо с тем он не в состоянии с ними бороться. Однако при всем этом больные сравнительно быстро «убеждаются», что их сомнения необоснованны.

В некоторых тяжелых случаях навязчивые сомнения иногда приводят к ложным воспоминаниям. Так, больному кажется, что он не уплатил за купленное в магазине. Ему кажется, что он совершил какую-то кражу. «Не могу различить, сделал ли я это или нет». Эти ложные воспоминания, видимо, возникают из связанной с навязчивостью бедной мыслью, но интенсивной деятельностью фантазии.

Иногда навязчивые мысли приобретают характер навязчивого или болезненного мудрствования. При болезненном мудрствовании навязчиво возникает в сознании ряд самых нелепых и в большинстве случаев неразрешимых вопросов, как, например, — кто может сделать ошибку и какую? Кто сидел в только что проехавшем автомобиле? Что было бы, если бы больной не существовал? Не повредил ли он чем-либо кому-либо? и т.п. У некоторых больных отмечается своеобразная навязчивая «скачка идей в форме вопросов» (Яррейс).

Иногда навязчивые мысли носят характер контрастирующих идей или, скорее, контрастных влечений, когда навязчиво возникают в сознании мысли и влечения, находящиеся в резком противоречии с данной ситуацией: например навязчивое стремление прыгнуть в пропасть, стоя на краю обрыва, навязчивые мысли с нелепым юмористическим содержанием во время разрешения какого-либо серьезного делового вопроса, хульные мысли в торжественной обстановке, например во время похорон и проч.

Мы уже указывали выше, что навязчивые мысли сопровождаются напряженным чувством тревоги. Это чувство тревоги может получить доминирующее значение при навязчивых состояниях, приобретая характер навязчивого страха.

Навязчивые страхи (фобии) являются весьма тягостным переживанием, выражающимся в немотивированном страхе с сердцебиением, дрожанием, потливостью и т.д., навязчиво возникающем в связи с какой-либо, часто самой обычной жизнен ной ситуацией. По своей сути это тормозные состояния со страхом при различных обстоятельствах. Сюда относятся: страх перейти через большие площади или через широкие улицы (агорафобия) — боязнь пространства; страх перед замкнутым, тесным пространством (клаустрофобия), например боязнь узких коридоров, сюда же можно отнести навязчивый страх при нахождении среди толпы людей; навязчивая боязнь острых предметов — ножей, вилок, булавок (айхмофобия), например боязнь проглотить гвоздь или иголку в пище; боязнь покраснеть (эрейтофобия), которая может сопровождаться покраснением лица, но может быть и без покраснения; боязнь прикосновения, загрязнения (мизофобия); страх смерти (танатофобия).Различными авторами, особенно французскими, описано множество других видов фобий вплоть до навязчивого страха перед возможностью появления самого страха (фобофобия).

Навязчивые страхи иногда встречаются при некоторых профессиях (профессиональные фобии), например у артистов, музыкантов, ораторов, у которых в связи с публичными выступлениями может появиться страх, что они все забудут и напутают. Навязчивые страхи часто бывают связаны с навязчивыми мыслями, например боязнь прикосновения может появиться в связи с сомнением в возможности заражения какой-либо болезнью, например сифилисом, путем прикосновения к дверной ручке и проч.

Навязчивые влечения к действиям также частично связаны с навязчивыми мыслями, а кроме того со страхами и могут вытекать непосредственно как из тех, так и из других. Навязчивые влечения к действиям выражаются в том, что больные чувствуют непреодолимую потребность совершать тот или иной поступок. После совершения последнего больной сразу успокаивается. Если больной пытается сопротивляться этой навязчивой потребности, то он переживает очень тяжелое состояние аффективной напряженности, от которого он может избавиться, лишь совершив навязчивое действие.

Навязчивые действия могут быть разнообразными по своему содержанию — они могут состоять в следующем: стремление к частому мытью рук; навязчивая потребность считать какие-либо предметы — ступеньки лестниц, окна, проходящих мимо людей и т.д. (арифмомания), читать встречающиеся на улице вывески, стремление произносить циничные ругательства (иногда шепотом), особенно в неподходящей обстановке. Указанное навязчивое действие связано с контрастирующими идеями (см. выше) и носит название копролалии. Иногда встречается навязчивое влечение к совершению каких-либо, ставших привычными, движений — кивания головой, покашливания, гримас. Эти так называемые тики во многих случаях находятся в тесной связи с навязчивыми состояниями и нередко имеют психогенное происхождение.

Ряд навязчивых поступков может носить характер так называемых защитных действий, совершаемых больными для того, чтобы избавиться от мучительного аффекта, связанного с навязчивым состоянием, больной, например, берется платком за ручки дверей, непрестанно моет руки, чтобы избавиться от тревоги; связанной со страхом заражения; проверяет определенное количество раз заперта ли дверь, для того, чтобы не испытать болезненного сомнения. Иногда больные придумывают различные сложные защитные ритуалы для того, чтобы гарантировать себя от навязчивых сомнений и страхов. Так, например, один из наших больных с навязчивым страхом смерти чувствовал себя спокойнее, имея постоянно при себе в кармане порошок камфоры на случай, если ему будет грозить остановка сердечной деятельности, или другой больной с навязчивыми сомнениями должен был непременно прочесть три раза написанное им письмо для того, чтобы гарантировать себя от ошибок, и проч.

Навязчивые мысли могут носить невротический эпизодический характер (невроз-навязчивых состояний) или же быть более постоянным хроническим явлением при психастении, как одной из форм психопатий, соответствующей, по терминологии К. Шнейдера, ананкастной форме психопатии. Правда, и при психастении отмечаются периодические обострения навязчивых состояний, особенно под влиянием переутомления, истощения, лихорадочных заболеваний и психотравматизирующих моментов. Фазность, периодичность течения приступов навязчивых состояний заставила некоторых авторов (Хейльброннер, Бонгеффер) относить синдром навязчивых состояний к циклотимической конституции, к маниакально-депрессивному психозу. Однако это не совсем так. Конечно, навязчивые идеи довольно нередко могут встречаться при депрессивной фазе маниакально-депрессивного психоза. Однако еще чаще можно наблюдать навязчивые состояния при шизофрении и особенно в начальных стадиях болезни, а также и в более поздних стадиях при вяло текущих формах шизофрении. Бывают иногда трудности дифференциальной диагностики между навязчивыми состояниями при шизофрении и ананкастной психопатией, тем более, что некоторыми авторами описывается ананкастное развитие психопатического характера на почве шизофренного дефекта. Следует также отметить, что шизофренические стереотипии и автоматизм в своих элементах персеверации имеют известное сходство с навязчивыми проявлениями — их однако следует отличать от вторичных навязчивых действий, вытекающих из навязчивых мыслей и фобий. Навязчивые состояния в виде приступов описаны были также при эпидемическом энцефалите. Навязчивые состояния наблюдались также при эпилепсии и других органических заболеваниях мозга.

Классифицируя навязчивые состояния, Д.С. Озерецковский (1950) различает: навязчивые состояния как типичные для психастении, навязчивые состояния при шизофрении, являющиеся автоматизмами, связанными с переживаниями частичной деперсонализации; навязчивые состояния могут встречаться при эпилепсии и возникать в рамках особых состояний, свойственных этому заболеванию. Наконец, навязчивые состояния при эпидемическом энцефалите и других органических заболеваниях мозга Д.С. Озерецковский рассматривает в группе особых насильственных состояний, которые следует отделять от навязчивых. Таким образом, навязчивые состояния могут встречаться при различных заболеваниях. Некоторые авторы (Кан, Керер, Яррейс) совершенно необоснованно считают, что, возможно, здесь дело идет о гомологическом наследственном предрасположении, проявляющемся под влиянием различных причин.

Многие указывали на характерологические особенности больных с навязчивыми состояниями. Это — тревожно-мнительные (Суханов), неуверенные в себе (К. Шнейдер), сенситивные (Кречмер) личности. Во всяком случае, в тяжелых затяжных случаях навязчивых состояний (там, где исключается «симптоматическая» навязчивость, связанная, например, с шизофренией или с маниакально-депрессивным психозом) дело идет о психопатической почве, в смысле тревожно-мнительного характера, составляющего основной аффективный фон навязчивых, психастенических состояний.

П.Б. Ганнушкин относит психастению к психопатиям. Основными чертами характера психастеников, по описанию Ганнушкина, являются нерешительность, боязливость и постоянная склонность к сомнениям.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006.&nbsp— 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС ®

www.rlsnet.ru

Навязчивые идеи (психиатрия): лечение в клинике

Болезнь навязчивых идей

Навязчивые идеи — один из подвидов обсессии. Болезнь навязчивых идей условно делят на подвиды, фобии относятся к интеллектуальным и моторным сферам, но зачастую при обсессии навязчивые мысли объединяются, что становится причиной постоянных панических атак.

Навязчивые мысли отличаются от обычного беспокойства по некоторым характерным признакам:

  1. Тревога возникает на уровне подсознания, непроизвольно, при этом человек сохраняет адекватность и ясность мысли.
  2. Расстройство не взаимосвязано с мышлением.
  3. Беспокойство не контролируется человеком, и не могут быть устранены волевым усилием.
  4. Заболевание сопровождается депрессивным чувством.
  5. Обсессия не отражается на интеллекте больного.
  6. Пациент полностью понимает, что у него есть психическое расстройство, и критично относится к своей проблеме.

Когда человек перестает отдавать себе отчет, что постоянное чувство тревоги вызвано психическим расстройство, навязчивые идеи перерастают в бред. Такое осложнение возникает лишь в единичных случаях, поэтому его нельзя признать типичным.

Наиболее часто навязчивые мысли носят характер сомнений, когда человек постоянно теряется в своих действиях, например, уходя из дома, переживает, выключил ли газ или воду, закрыл ли двери или сделал нужную запись. Почти всегда больной понимает, что его тревога не имеет под собой оснований, тем не менее, по несколько раз проверяет свои действия. Опытному психологу клиники «Спасение» будет несложно убедить больного в наличии психического расстройства, которое нужно контролировать и лечить, пока форма протекания обсессии не усложнилась.

Симптомы навязчивых идей

Как и при других формах психических расстройств, диагностировать навязчивые идеи — обсессию может только врач. Но есть симптомы навязчивых идей, по которым можно догадаться, что близкий человек не просто паникер, а страдает определенным заболеванием, и нуждается в помощи квалифицированных медиков:

  1. Торговля с самим собой. Больные с навязчивыми идеями искренне верят, что если многократно проверят ход своих действий, то наконец-то смогут успокоиться. Но этом мнение лишено каких-либо оснований, ведь в мозге на подсознательном уровне возникают биохимические реакции, связанные с объектом страха. Регулярные приступы тревоги убеждают пациента, что опасность реально, и причина для страха действительно есть.
  2. Ощущение потребности в выполнении каких-то ритуалов. Когда человек согласится не проверять запертую дверь каждые пару минут, если ему предложат заплатить определенную сумму — скорее всего, он просто сильнее других боится грабителей, но не страдает навязчивыми идеями. Для больного с обсесссией выполнение ритуалов сравнимо с вопросом жизни и смерти, что никак не поддается оценке деньгами.
  3. Человека сложно убедить, что его страхи не имеют логического обоснования. При ОКР — синдроме навязчивых идей, больной не может быть уверенным в чем-то на все 100%.
  4. Полное осознание проблемы. Большинство пациентов, состоящих на учете психолога по причине навязчивых идей, могут четко ответить, когда чувство тревоги посетило их впервые. Сначала у человека появляется непонятная легкая тревога, которая позже трансформируется в конкретную форму страха. Для здоровых людей подобные переживания проходят не заметно, и со временем исчезают сами по себе при устранении раздражающего фактора. Больные с ОКР не могут справиться с паникой самостоятельно, она постепенно становится частью их жизни.

Любые страхи, мучащие человека при обсессии, имеют под собой четкое основание. На руках и правда много микробов, да и от потопа никто не застрахован — при синдроме навязчивых идей все дело в интенсивности страха. Если человек может нормально жить, чувствуя иногда некую неопределенность, скорее всего, это не имеет ничего общего с ОКР. Паниковать следует, если тревога полностью поглотила мысли, и мешает нормально функционировать.

Синдром навязчивых идей

При обсесии, выражающейся навязчивыми идеями, человек отдает себе отчет в иррациональности посещающих его страхов и переживаний, но не может самостоятельно справиться с чувством тревоги. Любые попытки пресечь страхи зачастую заканчиваются провалом, больной начинает паниковать еще больше, так как понимает, что неспособен контролировать собственные мысли.

Опытному психологи клиники «Спасение» будет несложно убедить человека в отсутствии логических оснований для тревожных мыслей. Устранить синдром навязчивых идей можно, но для этого обязательным условиям считается участие квалифицированного специалиста. При отсутствии поддержки со стороны психолога тревога будет повторяться снова и снова, количество ситуаций, вызывающих панику, стремительно вырастет. Своевременное обращение к медикам позволит избежать осложнений обсессии.

Постоянные навязчивые идеи доставляют человеку дискомфорт, больной поддается тревожным мыслям, пытается исправить ситуацию, которую попросту не существует. При обсессии в форме навязчивых идей человек постоянно выполняет определенные действия — компульсии, даже если сам этого не хочет. Если у больного объединено сразу несколько навязчивых идей, ритуалы начинают отнимать слишком много времени, мешают полноценной жизни, становятся причиной комплексов.

Лечение навязчивых идей

Даже опытные специалисты не могут до конца объяснить причины формирования навязчивых идей. У психологов существует множество гипотез, однако доказать их на 100% не представляется возможным. Во внимание обязательно принимают наследственный фактор — вероятность, что человек унаследует навязчивые идеи от близкого родственника, приближается к 15%.

Навязчивые идеи рассматриваются психиатрами, как невроз, поэтому лечение расстройства соответствующее. Когнитивно-поведенческая терапия позволяет определить причины формирования внутреннего конфликта, ставшего основой обсессии и компульсий — ритуальных поступков. Разобравшись с источником тревоги, специалист поможет человеку понять, насколько его страхи лишены логических оснований. Основная задача психолога — поменять отношение пациента к причине фобий, сделать его не остро негативным, а нейтральным. Врач подскажет человеку, как правильно переживать свой страх, а не блокировать чувство тревоги, тем самым, вгоняя себя в депрессию.

Лечение навязчивых идей — длительный и непростой процесс, который нужно реализовывать только при участии компетентного специалиста. Чаще всего наряду с консультациями пациенту назначают курс приема антидепрессантов, тормозящих тревогу.

Как избавиться от навязчивых идей

Помимо основного курса лечения, психологи клиники «Спасение» дают пациентам несколько советов, которые подскажут, как избавиться от навязчивых идей быстрее:

  1. Изучить больше информации о своем расстройстве. Принятие и понимание заболевания поможет четче придерживаться тактики лечения, не поддаваться чувству тревоги при наличии минимальных раздражителей.
  2. Посещение групповой терапии. Возможность общения с людьми, страдающими подобными проблемами позволяет получить опыт и поддержку.
  3. Ведение здорового образа жизни — полноценный сон, правильное питание, четкий график дня, регулярны физические нагрузки.
  4. Не давать заболеванию доминировать. При синдроме навязчивых идей не стоит отказываться от учебы, карьеры и построения личных отношений.

Дополнительно психологи рекомендуют максимально исключить стрессовые ситуации, способные стать причиной формирования еще одной фобии.

Навязчивые идеи у взрослых

Навязчивые идеи у взрослых легче поддаются лечению, так как психика таких пациентов уже четко сформирована, кроме того, врач имеет возможность в полной мере использовать фармакологические препараты. Взрослый человек, страдающий обсессией, как правило, может сам определить свою проблему, своевременно обращаться за квалифицированной помощью. Когда невроз развивается постепенно, больные затягивают с визитом в клинику, ведь продолжают верить, что в состоянии самостоятельно справиться с проблемой. Иногда пациенты с ОКР обращаются к психологу спустя 10-15 лет с момента появления первых симптомов заболевания.

Навязчивые идеи у женщин

Как показывает практика, женщины более подвержены навязчивым идеям, чем мужчины. Причинами формирования неврозов у представительниц слабого пола выделяют такие факторы:

  • генетическая предрасположенность;
  • нарушение работы головного мозга;
  • частые стрессы;
  • индивидуальные личностные особенности.

Иногда навязчивые идеи у женщин развиваются наряду с инфекционными заболеваниями, инвалидностью и беременностью — типичными причинами формирования страхов.

Навязчивые идеи у мужчин

Мужчины испытывают повышенную ответственность перед семьей, часто устают на работе, в силу особо склада мышления редко делятся с близкими людьми тревожными мыслями. Навязчивые идеи у мужчин диагностировать сложнее, так как человек предпочитает умело маскировать симптоматику даже в кругу родственников и друзей, предпочитая затягивать обращение в клинику. Поставить диагноз навязчивые идеи мужчине можно только после проведения тщательной диагностики:

  1. Осмотр психиатра.
  2. Лабораторные и инструментальные обследования.
  3. Патопсихологические тесты.

Врач клиники «Спасение» оценит степень патологический процессов, что позволит избежать осложнений болезни на уровне физиологии при условии ведения правильного лечения.

Навязчивые идеи в пожилом возрасте

Навязчивые идеи в пожилом возрасте почти всегда сопровождаются бредом — человек становится подозрительным, любые действия окружающих он воспринимает, как попытки навредить. Иногда паранойя на фоне навязчивых мыслей подразумевает склонность к воровству. Все события, касающиеся ОКР в пожилом возрасте, чаще всего происходят в пределах квартиры, в обществе человек продолжает вести себя адекватно. У стариков есть большой риск осложнения паранойи галлюцинациями, способными сделать больного социально опасным, поэтому обращение к специалистам категорически нельзя откладывать, расценивая симптомы болезни, как возрастную норму поведения.

Навязчивые идеи у ребенка

Маленькие дети сами по себе тревожны и чрезвычайно активны, поэтому навязчивые идеи у ребенка не всегда удается диагностировать своевременно. Прямой связи между ОКР у взрослых членов семьи и детьми не существует, но повышает риск развития заболевания по генетическим причинам.

Первое, что нужно сделать при подозрениях на навязчивые идеи и ребенка — обратиться в профильную клинику и пройти комплексную диагностику. Только врач с учетом симптоматики определи, нужно ли маленькому пациенту инструментальное обследования или будет достаточно одной консультации. Если начать лечение навязчивых идей в раннем возрасте, вероятность, что болезнь станет расти вместе с человеком, минимальна. В особо сложных случаях специалист работает сразу в нескольких направлениях, сочетая психотерапию вместе с медикаментозным лечением, что позволяет добиться положительного терапевтического эффекта в кратчайшие сроки, не допустить осложнений на уровне физиологии.

Круглосуточные бесплатные консультации

Мы будем рады ответить на все Ваши вопросы!

Частная клиника «Спасение» уже 19 лет осуществляет эффективное лечение различных психиатрических заболеваний и расстройств. Психиатрия – сложная область медицины, требующая от врачей максимума знаний и умений. Поэтому все сотрудники нашей клиники – высокопрофессиональные, квалифицированные и опытные специалисты.

Когда обращаться за помощью?

Вы заметили, что Ваш родственник (бабушка, дедушка, мама или папа) не помнит элементарных вещей, забывает даты, названия предметов или даже не узнает людей? Это явно указывает на некое расстройство психики или психическое заболевание. Самолечение в таком случае не эффективно и даже опасно. Таблетки и лекарства, принимаемые самостоятельно, без назначения врача, в лучшем случае на время облегчат состояние больного и снимут симптомы. В худшем – нанесут здоровью человека непоправимый вред и приведут к необратимым последствиям. Народное лечение на дому также не способно принести желаемых результатов, ни одно народное средство не поможет при психических заболеваниях. Прибегнув к ним, Вы лишь потеряете драгоценное время, которое так важно, когда у человека нарушение психики.

Если у Вашего родственника плохая память, полная потеря памяти, иные признаки, явно указывающие на психическое расстройство или тяжелую болезнь – не медлите, обращайтесь в частную психиатрическую клинику «Спасение».

Почему выбирают именно нас?

В клинике «Спасение» успешно лечатся страхи, фобии, стресс, расстройство памяти, психопатия. Мы оказываем помощь при онкологии, осуществляем уход за больными после инсульта, стационарное лечение пожилых, престарелых пациентов, лечение рака. Не отказываемся от больного, даже если у него последняя стадия заболевания.

Многие государственные учреждения не желают браться за пациентов в возрасте за 50-60 лет. Мы помогаем каждому обратившемуся и охотно осуществляем лечение после 50-60-70 лет. Для этого у нас есть все необходимое:

  • пансионат;
  • дом престарелых;
  • лежачий хоспис;
  • профессиональные сиделки;
  • санаторий.

Старческий возраст – не причина пускать болезнь на самотек! Комплексная терапия и реабилитация дает все шансы на восстановление основных физических и мыслительных функций у подавляющего большинства пациентов и значительно увеличивает продолжительность жизни.

Наши специалисты применяют в работе современные способы диагностики и лечения, самые эффективные и безопасные лекарственные препараты, гипноз. При необходимости осуществляется выезд на дом, где врачами:

  • проводится первичный осмотр;
  • выясняются причины психического расстройства;
  • ставится предварительный диагноз;
  • снимается острый приступ или похмельный синдром;
  • в тяжелых случаях возможно принудительное помещение больного в стационар – реабилитационный центр закрытого типа.

Лечение в нашей клинике стоит недорого. Первая консультация проводится бесплатно. Цены на все услуги полностью открытые, в них заранее включена стоимость всех процедур.

Родственники больных часто обращаются с вопросами: «Подскажите что такое психическое расстройство?», «Посоветуйте как помочь человеку с тяжелой болезнью?», «Сколько с ней живут и как продлить отведенное время?» Подробную консультацию Вы получите в частной клинике «Спасение»!

Мы оказываем реальную помощь и успешно лечим любые психические заболевания!

Проконсультируйтесь у специалиста!

Навязчивость - что это в психиатрии, виды и признаки в отношениях
chastnaya-psihiatricheskaya-klinika.ru

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)

Психическое расстройство, комплекс нежелательных мыслей и страхов (обсессивность), которые приводят к патологически цикличным действиям (компульсивность). ОКР мешает повседневной жизни и вызывает значительные трудности.

Как правило, попытки игнорировать или заглушить навязчивые идеи только ухудшают состояние пациента, увеличивают страдание и беспокойство. В конечном счете, чтобы ослабить стресс, пациент совершает все более навязчивые компульсивные действия.

ОКР часто сфокусировано на определенных темах — например, чрезмерный страх заражения микробами. Чтобы ослабить страх заражения, вы можете навязчиво мыть руки, пока не потрескается кожа.

Выделяют несколько теорий:

Биологическая. ОКР может быть результатом изменений в естественной химии вашего организма или функций мозга.

Генетическая. ОКР может иметь генетический компонент, но конкретные гены, отвечающие за возникновение расстройства, еще предстоит определить.

Теория обучения. Навязчивые страхи и компульсивное поведение можно заучить, наблюдая за членами семьи, или постепенно развивать их с течением времени.

Факторы риска

Наследственная предрасположенность. Наличие родителей или других членов семьи с этим расстройством может увеличить риск развития ОКР.

Стрессовые события. Если вы пережили травмирующие или стрессовые события, риск развития любых психических расстройств может увеличиться.

Другие психические расстройства. ОКР может быть связано с другими психическими расстройствами, такими как тревожные расстройства, депрессия, токсикомания или тик.

Возраст манифестации заболевания

ОКР обычно начинается в подростковом или юношеском возрасте, но может манифестировать и в детстве. Симптомы обычно начинаются постепенно и имеют тенденцию к изменению тяжести на протяжении всей жизни. Типы навязчивых идей и переживаний могут со временем меняться и усиливаются во время стресса.

ОКР обычно рассматривается как пожизненное расстройство, с годами может иметь симптомы от легких до практически инвалидизирующих.

ОКР обычно включает в себя как обсессивные, так и компульсивные проявления, но возможно преобладание только одного состояния. Пациент может не осознавать, что его навязчивые идеи и компульсивное поведение являются чрезмерными или необоснованными, но они отнимают много времени, мешают повседневной жизни и социальным отношениям.

Симптомы обсессивности

Повторяющиеся, постоянные и нежелательные мысли, побуждения или образы, которые являются навязчивыми и вызывают беспокойство или стресс. Обычно пациент либо старается их игнорировать, либо избавиться от мыслей при помощи компульсивных ритуальных действий.

Наиболее распространенные типы обсессивного поведения:

Постоянная мнительность, неуверенность во всем;

Строгая организация своего пространства и предметов в нем, повышенная тяга к порядку;

Агрессивные или тревожные мысли о потере контроля и причинении вреда себе или другим;

Навязчивые сексуальные, религиозные и иные мысли.

Примеры симптомов обсессивности:

Постоянная дезинфекция предметов, к которым прикоснулись другие, из страха заражения;

Ощущение, что, уходя, вы забыли запереть дверь, выключить плиту или утюг;

Сильное напряжение, когда какие-либо предметы находятся не на привычном месте;

Панические мысли, не позволяющие водить машину (постоянный страх сбить пешехода);

Желание совершать какие-либо непристойные действия на публике;

Неприятные сексуальные образы.

Симптомы компульсивного поведения

Компульсивность при ОКР проявляется в патологических цикличных действиях, которые якобы помогут уменьшить беспокойство, но они дают только временное облегчение.

Наиболее распространенные типы компульсивного поведения:

Лихорадочная стирка, уборка;

Проверка и перепроверка одного и того же;

Счет, пересчитывание, математические действия в уме;

Организованность и аккуратность;

Страсть к предписаниям, планам и инструкциям;

Примеры признаков и симптомов принуждения включают:

Частое мытье рук;

Часто повторяющаяся проверка дверей, чтобы убедиться, что они заперты;

Повторение молитв, слов или фраз в уме;

Определенный порядок расставления консервных банок, кухонно посуды, книг;

Проблемы, возникающие в результате обсессивно-компульсивного расстройства, чаще всего связаны не столько со здоровьем, сколько с социальной жизнью: трудности на работе и в учебе, общее низкое качество жизни, чрезмерно длительные ритуалы и циклы действий, замедляющие повседневный ход жизни. Однако часто у пациентов с СКР развиваются:

Специфические заболевания и синдромы, такие как контактный дерматит от частого мытья рук;

Осложнения психического состояния, вплоть до суицидального поведения.

Профилактика

Не предусмотрена, однако своевременное выявление и медицинская помощь могут предотвратить снижение качества жизни.

Диагностика

Психологическая оценка. Включает обсуждение с психиатром мыслей, чувств, симптомов и моделей поведения пациента. В некоторых случаях также проводится диагностическая беседа с семьей или друзьями пациента.

Диагностические критерии для ОКР. Ваш врач может использовать критерии в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской Ассоциацией Психиатров.

Физикальный осмотр. Нужен для того, чтобы исключить другие состояния, которые могут быть причиной возникших симптомов, и выявить возможные осложнения.

Диагностические трудности

Иногда трудно диагностировать ОКР, поскольку симптомы могут быть похожи на симптомы обсессивно-компульсивного расстройства личности, тревожных расстройств, депрессии, шизофрении или других расстройств психического здоровья. Также ОКР может быть сочетанным с другим психическим расстройством.

Основная цель – взять под контроль симптомы, чтобы они не влияли на повседневную жизнь пациента. В зависимости от тяжести ОКР некоторым людям может потребоваться длительное пролонгированное лечение или курс интенсивной медикаментозной терапии.

Двумя основными методами лечения ОКР являются психотерапия и медикаментозная коррекция. Зачастую лечение наиболее эффективно при их сочетании.

Психотерапия. Наиболее эффективной считается когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Включает постепенное воздействие на пациента объекта его страхов и навязчивых идей. Целью терапии является опыт контроля за собственными мыслями и действиями.

Медикаментозное лечение. стандартное лечение ОКР включает антидепрессанты.

Кроме того, в некоторых случаях пациенту показано интенсивное лечение в условиях стационара.

navigator.mosgorzdrav.ru

Отношения: где грань между навязчивостью и открытым проявлением чувств

По словам директора владимирского агентства знакомств «Я и ты», семейного психолога, консультанта по межличностным взаимоотношениям Елены Кузнецовой, зачастую наши страхи показаться навязчивыми неоправданны. Они берутся из нашей головы от собственных комплексов: неуверенности в себе, излишней мнительности.

«Любую ситуацию мы оцениваем с высоты своей колокольни, и поэтому все наши страхи – это только наши страхи. Еще кто-то из великих сказал, что граница твоего эго – это граница твоего сознания. То есть, мы сами создаем себе проблемы и сами в себе взращиваем комплексы. И если вы по какой-то причине считаете, что вы навязываетесь человеку, то, чаще всего, вы ошибаетесь», — говорит психолог.

При этом больше всего мы боимся показать навязчивыми тогда, когда человек нам по-настоящему нравится. Это нормально – все наши страхи обостряются в тот момент, когда мы заинтересованы в отношениях, потому что не хотим потерять того, кто нам дорог. В ситуации, когда человек нам не нужен, мы ведем себя очень естественно. Мы не боимся спрашивать: «Пошлют, так пошлют», не реагируем на грубость: «Что поделать, собеседник — хам», — думаем мы. То есть не воспринимаем любую ответную реакцию визави на свой счет, как в случае заинтересованности в партнере.

Навязчивость – это…

Елена Кузнецова определила навязчивость так: незнание меры, отсутствие такта и проявление эгоизма – все в совокупности. В реальной жизни навязчивость проявляется в многократном повторении одной и той же ситуации. Причем действия совершаются стремительно, одно за одним, практически без временных промежутков.

Типичный пример. На стадии завоевания партнера женщина (либо мужчина) придумывает ситуацию, чтобы остаться с объектом обожания наедине. Например, барышня просит ее подвезти. Один раз такая ситуация «прокатывает». На следующий день эта просьба тоже может «прокатить», с учетом воспитанности молодого человека. На третий раз эта же самая просьба будет выглядеть неуместной и навязчивой, и мужчина, скорее всего, просто откажет даме.

Другой пример: женщина предлагает молодому человеку сходить в кино, но получает отказ. Дама может подумать, что она просто не нужна мужчине, и больше не станет ничего предлагать, чтобы не навязываться.

Более мудрая женщина поступит иначе. Она выдержит паузу в неделю-две и повторит предложение о совместном походе куда-нибудь. И тут два варианта: мужчина либо ответит согласием, либо откажет повторно. Во втором случае уже можно делать вывод о том, что он действительно в даме не заинтересован.

Но в вышеописанной ситуации женщина с ее предложениями не выглядела навязчивой, поскольку между ее предложениями прошло некоторое время, в течение которого она, возможно, встречалась с предметом своего интереса при других обстоятельствах, например, на работе, и видела реакцию мужчины на свою персону, могла оценить эту самую реакцию.

« Навязывание – это пакет действий, которые совершаются стремительно, то есть попытка «впихнуть» всю кампанию по завоеванию, которая должна длиться несколько месяцев, в один день. Навязывание имеет краткосрочный период», — подчеркивает психолог.

Когда вы в отношениях…

На стадии завоевания мужчины или женщины действовать надо очень тонко, чтобы не спугнуть объект страсти. Когда люди в отношениях, они чувствуют себя более уверенно, но здесь их может подстерегать другая опасность – убежденность в том, что обладание партнером дает право его жестко контролировать. Например, устраивать допросы или звонить в любое время суток.

Типичная ситуация, когда женщина и мужчина договариваются созвониться, при этом позвонить первым должен мужчина. Женщина нарушает договоренность и начинает доставать партнера звонками с заявлениями типа: «Мне надоело ждать, ты обещал мне завтра позвонить, а я решила сегодня в ночи. И вообще я до тебя пыталась дозвониться, ты не взял трубку. Я еще раз пыталась дозвониться…». Вот это классика навязывания. Важно с пиететом относиться к своему партнеру, идти на компромисс, уметь слышать любимого.

Еще пример: мужчина и женщина с утра договариваются о том, чтобы вечером сходить в ресторан поужинать. Не успели расстаться, как дама звонит: «Вечером увидимся?». Через час – опять: «Все в силе?». Еще через час: «А ты уже выбрал ресторан?» и так далее – ежечасные звонки в течение всего дня.

«Не нужно «доставать» партнера бесконечными звонками личного характера. Частые созвоны оправданы только в том случае, если вы решаете какие-то деловые вопросы», — констатирует Кузнецова.

Психолог также отмечает, что всегда важно внимательно следить за реакцией партнера – как быстро он ответил, например, на ваш звонок или сообщение.

«Женщины очень любят растаскивать фразеологию. Мужчины часто по своей природе отвечают кратко. И здесь барышне надо постараться все делать дозировано, дожидаться реакции партнера. Например, она проявила инициативу, что-то спросила, мужчина должен ей ответить. После этого, если у женщины остались еще какие-то вопросы, она должна продумать, вовремя ли она звонит партнеру, может, стоит отложить разговор, потому что ее мужчина еще на работе, и не расположен к личным беседам. Все эти моменты надо тонко чувствовать и учитывать», — советует консультант по межличностным отношениям.

Про мужскую навязчивость…

Чаще всего навязчивыми называют женщин, завоевывающих мужчин. Представителей сильного пола, настойчиво завоевывающих пассию, причисляют к лику героев. Это объясняется нашим менталитетом и воспитанием.

Исторически сложилось так, что русский мужчина – инициатор отношений, а женщина должна быть прославлена своей скромностью, отмечает Кузнецова. Так уж повелось, что дама, как существо более слабое, сидит у окна и ждать своего принца, который после того, как встретит возлюбленную, должен за ней некоторое время ухаживать и дарить лютики-цветочки. А если барышня не падает в объятья принца, то для мужчины – нормально проявить настойчивость и добиться расположения женщины.

Впрочем, представители сильного пола также бывают навязчивы. На стадии завоевания это может проявляться в том, что они категорически не хотят слышать отказ и продолжают напирать даже после того, как женщина уже несколько раз открытым текстом сказала, что не хочет отношений.

Навязчивость - что это в психиатрии, виды и признаки в отношениях
vlad.aif.ru

Синдромы в психиатрии

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Общая картина психических болезней состоит из отдельных признаков (симптомов), которые рассматриваются в совокупности друг с другом. Такие сочетания признаков называются синдромами. Синдромы в психиатрии – это важная составляющая для постановки правильного диагноза. Для удобства классификации и распознавания психических расстройств специалисты выделили ряд наиболее распространенных симптомокомплексов, которые мы вкратце и рассмотрим.

К кому обратиться?

Общая характеристика

Для постановки правильного диагноза характеристика синдрома играет очень большую роль. Несмотря на то, что при других заболеваниях наиболее важно определить причину патологии, в психиатрии это не столь актуально. В большинстве случаев определить причину психического расстройства не представляется возможным. Исходя из этого, акцент ставится на определении ведущих признаков, которые затем объединяются в типичный для болезни синдром.

К примеру, для глубокой депрессии характерно появление мыслей о самоубийстве. При этом тактика врача должна быть направлена на внимательное отношение и, в буквальном смысле, надзор за больным.

У больных шизофренией основным синдромом считается противоречие, или схизис. Это означает, что внешнее эмоциональное состояние человека не совпадает с его внутренним настроем. Например, когда пациенту радостно, он горько плачет, а когда ему больно, он улыбается.

У больных эпилепсией основным синдромом считается пароксизмальность – это внезапное появление и такое же резкое угасание симптомов болезни (приступа).

Даже международный классификатор заболеваний – МКБ-10 – основан не столько на психиатрических заболеваниях, сколько на синдромах.

Список основных синдромов в психиатрии

Синдромы, связанные с галлюцинациями и бредом.

  • Галлюциноз – наличие разнообразных галлюцинаций, имеющих отношение либо к слуху, либо к зрению, либо к тактильным ощущениям. Галлюциноз может протекать в острой или хронической форме. Соответственно, при слуховом галлюцинозе пациент слышит несуществующие звуки, голоса, обращенные к нему и принуждающие к какому-либо действию. При тактильном галлюцинозе заболевшие чувствуют какие-то несуществующие прикосновения к себе. При зрительном галлюцинозе больной может «видеть» то, чего на самом деле нет – это могут быть неживые объекты, либо люди или животные. Часто такое явление можно наблюдать у слепых пациентов.
  • Синдром паранойи – это первичное бредовое состояние, отображающее окружающую действительность. Может являться начальным признаком шизофрении, либо развиваться в виде самостоятельного заболевания.
  • Галлюцинаторно-параноидальный синдром – это разноплановое сочетание и наличие галлюцинаций и бредового состояния, имеющих общий патогенез развития. Разновидностью такого синдрома является психический автоматизм Кандинского-Клерамбо. Пациент настаивает на том, что его мышление или умение двигаться ему не принадлежит, что кто-то извне автоматически управляет ним. Другой разновидностью галлюцинаторно-параноидального синдрома является синдром Чикатило, представляющий собой развитие в человеке механизма, который начинает руководить его поведением. Нарастание синдрома происходит в течение продолжительного времени. Зародившийся в пациенте дискомфорт дает толчок к совершению садистских преступлений на почве сексуальной слабости или неудовлетворенности.
  • Синдром патологической ревности – это одна из форм навязчивых и бредовых идей. Данное состояние подразделяют ещё на несколько синдромов: синдром «существующего третьего» (с действительно присущей ревностью и страстью, переходящими в реактивную депрессию), синдром «вероятного третьего» (с навязчивыми состояниями, связанными с ревностью), а также синдром «воображаемого третьего» (с бредовыми ревностными фантазиями и признаками паранойи).

Синдромы, связанные с нарушением интеллектуального развития.

  • Синдром слабоумия, или деменции – устойчивая, трудно компенсируемая потеря умственных способностей, так называемая интеллектуальная деградация. Пациент не только отказывается и не может познавать новое, но и теряет ранее приобретенный уровень интеллекта. Слабоумие может быть связано с некоторыми заболеваниями, такими как церебральный атеросклероз, прогрессивный паралич, сифилитическое поражение головного мозга, эпилепсия, шизофрения и пр.

Синдром, связанный состоянием аффекта.

  • Маниакальный синдром – характеризуется такой триадой признаков, как резкое усиление настроения, ускоренное протекание представлений, двигательно-речевое возбуждение. Как следствие, наблюдается переоценка себя, как личности, возникает мания величия, эмоциональная нестабильность.
  • Депрессивное состояние – напротив, характеризуется сниженным настроением, замедленным протеканием представлений и двигательно-речевой заторможенностью. Наблюдаются такие эффекты, как самоуничижение, потеря стремлений и желаний, «темные» мысли и угнетенное состояние.
  • Тревожный депрессивный синдром представляет собой сочетание депрессивного и маниакального состояния, которые чередуются друг с другом. Может возникать двигательный ступор на фоне повышения настроения, либо двигательная активность одновременно с мыслительной заторможенностью.
  • Депрессивный параноидальный синдром может проявляться как сочетание признаков шизофрении и прочих психотических состояний.
  • Астенический синдром характеризуется повышенной усталостью, возбудимостью и нестабильностью настроения, что особенно заметно на фоне вегетативных нарушений и расстройств сна. Обычно признаки астенического синдрома затихают под утро, проявляясь с новой силой во второй половине суток. Зачастую астению тяжело отличить от депрессивного состояния, поэтому специалисты выделяют сочетанный синдром, называя его астено-депрессивным.
  • Органический синдром – это сочетание трех симптомов, таких как ухудшение процесса запоминания, снижение интеллекта и невозможность сдерживания аффектов. Данный синдром имеет ещё одно название – триада Вальтер-Бюэля. На первом этапе состояние обнаруживает себя общей слабостью и астенией, нестабильностью в поведении и снижением работоспособности. Интеллект пациента внезапно начинает понижаться, круг интересов сужается, речь становится бедной. Такой больной теряет возможность запоминать новую информацию, а также забывает то, что было записано в памяти ранее. Зачастую органический синдром переходит в депрессивное или галлюцинаторное состояние, иногда сопровождаемое приступами эпилепсии или психозами.

Синдром, связанный с нарушением двигательных и волевых функций.

  • Кататонический синдром имеет такие типичные симптомы, как кататонический ступор и кататоническое возбуждение. Такие состояния проявляются поэтапно, один за другим. Данный психиатрический синдром обусловлен патологической слабостью нейронов, когда вполне безобидные раздражители вызывают у организма избыточную реакцию. Во время ступора пациент вялый, не проявляет интереса к окружающему миру и к себе. Большинство больных просто лежат, уткнувшись в стенку, на протяжении многих суток и даже лет. Характерен признак «воздушной подушки» пациент лежит, и при этом его голова поднята над подушкой. Возобновляется сосательный и хватательный рефлексы, которые присущи только грудным детям. Зачастую в ночное время проявления кататонического синдрома ослабевают.
  • Кататоническое возбуждение проявляется как двигательным, так и эмоциональным возбужденным состоянием. Пациент становится агрессивным, негативно настроенным. Мимика на лице часто двухсторонняя: например, глаза выражают радость, а губы стиснуты в порыве злости. Больной может либо упорно молчать, либо неудержимо и бессмысленно говорить.
  • Люцидное кататоническое состояние происходит в полном сознании.
  • Онейроидное кататоническое состояние проявляется с угнетением сознания.
  • Неврастенический синдром (тот же астенический синдром) выражается в слабости, нетерпении, истощенном внимании и расстройствами сна. Состояние может сопровождаться болями в голове, проблемами с вегетативной нервной системой.
  • Ипохондрический синдром проявляется избыточным вниманием к своему организму, состоянию здоровья и комфорту. Пациент постоянно прислушивается к своему телу, беспричинно посещает врачей и сдает большое количество ненужных анализов и исследований.
  • Истерический синдром характеризуется чрезмерной самовнушаемостью, эгоизмом, воображаемостью и эмоциональной нестабильностью. Такой синдром типичен при истерических неврозах и психопатиях.
  • Психопатический синдром представляет собой дисгармонию эмоционального и волевого состояния. Может протекать по двум сценариям – возбудимости и повышенной заторможенности. Первый вариант подразумевает излишнюю раздражительность, негативное настроение, стремление к конфликтам, нетерпение, предрасположенность к алкоголизму и наркомании. Для второго варианта характерна слабость, вялость реакции, гиподинамия, снижение самооценки, скептицизм.

При оценке психического состояния пациента немаловажно определение глубины и масштаба обнаруженных симптомов. На основании этого синдромы в психиатрии можно разделить на невротические и психотические.

ilive.com.ua

COMMENTS