О моей жизни, о борьбе с болезнью — история больного шизофренией

10 страшных историй о том, каково это жить с шизофренией

Админчег Muz4in.Net 26.10.2016, 22:35 Тэги

У кого какие проблемы. У кого с психикой, у кого со зрением. Но в любом случае нужен врач. Лечение катаракты на Украине — http://visium.com.ua/ для тех кому надо, советую сохранить в закладки.

Истории о шизофрении похожи на страшилки, однако от последних их отличает то, что они являются реальными и гораздо страшнее, нежели какой-нибудь придуманный призрак. Шизофреники – это люди, которым приходится жить с этим ужасным диагнозом. И очень часто они оказываются в ловушке собственного разума.

1. Автопортреты – Брайан Чернли

Брайан Чернли последний год своей жизни провёл, экспериментируя с различными дозами лекарственного препарата, который он принимал для того, чтобы избавиться от шизофрении. В течение этого времени он рисовал автопортреты. Для каждого из своих творений он писал поясняющую записку, в которой излагал собственные мысли. Эти записки показывают, какие мучения разума приходилось терпеть Чернли.

На первой картине Брайан нарисовал довольно реалистичный портрет самого себя. Во время создания второй он добавил вибрации, которые символизировали мысли, переполнявшие его голову. «Человек наверху читает мои мысли», – эти слова Чернли написал в поясняющей записке ко второму автопортрету.

Вскоре после этого Брайан разрезал себе палец и брызнул кровью на полотно для того, чтобы показать свою душевную боль. Он часто рисовал с себя с гвоздём во рту или голове, который символизировал то, как ему трудно давалось нормальное общение с другими людьми.

Следующая его картина представляла собой разноцветную полоску, нарисованную красными, жёлтыми, коричневыми и фиолетовыми красками. После того как Брайан закончил работать над своим последним автопортретом, он совершил самоубийство. Это была своего рода предсмертная записка, оставленная Чернли миру.

2. Остров кукол – Дон Хулиан Сантана Баррера

На острове, расположенном к югу от Мехико, деревья украшают сотни кукол без голов и конечностей. Дон Хулиан Сантана Баррера начал вешать куклы на деревья после того, как нашёл в реке тело утонувшей девочки. Кукла утопленницы плавала неподалеку от того места, где был обнаружен её труп. Дон Хулиан Сантана Баррера забрал куклу и повесил её на дерево в память о маленькой девочке.

В скором времени кукла начала разговаривать с ним. Он был убеждён, что ею завладел дух погибшей девочки. Она хотела, чтобы Хулиан Сантана Баррера украсил деревья ещё большим количеством кукол. Баррера считал, что все куклы были одержимы духами мёртвых детей, которые хотели пообщаться с ним.

Сегодня остров превратился в туристическую достопримечательность. Деревья, растущие на нём, завешаны сотнями различных кукол, которые когда-то не давали покоя разуму Барреры.

3. Каннибализм – Винс Ли

Винс Ли стал печально известным на весь мир после того, как убил ножом и съел невинного человека, Тима Маклина, в автобусе компании «Greyhound Lines». По словам Ли, он ехал в автобусе и внезапно услышал голос Божий, который сказал ему, что пассажир Маклин был воплощением сил зла. Ли запаниковал и начал бороться с демоном, плодом своего воображения.

Когда на место происшествия прибыли полицейские, Ли сказал им: «Я должен остаться в автобусе навечно». Он был убеждён в том, что Бог не позволит ему уйти. Он не помнил, как осквернил тело Маклина, и отказывался верить в произошедшее.

Когда Ли предоставили исчерпывающие доказательства, какой-то части его разума пришлось осознать плачевную реальность и ужас поступка. На протяжении всего судебного заседания Ли постоянно повторял одни и те же слова: «Я сожалею о случившемся и признаю свою вину. Пожалуйста, убейте меня».

4. Лица – Эдмунд Монсель

Во время Второй мировой войны польский художник Эдмунд Монсель прятался от нацистов на чердаке дома своего брата; он очень боялся того, что его могут найти и убить. Даже после того как закончилась война, он отказывался выходить на улицу и с кем-либо общаться.

Монсель считал, что Бог избрал его в качестве Своего посланника. Во время галлюцинаций Монсель любил рисовать картины. На первой из них изображён Иисус Христос и дьявол, стоящий перед ним. В скором времени, он стал рисовать на своих картинах всё большее количество человеческих лиц. Монсель утверждал, что с пустых стен чердака на него постоянно смотрят глаза самого Христа.

Монсель умер спустя двадцать лет после окончания Второй мировой войны. За этот период времени он нарисовал около 400 картин.

5. Тени – Карен Мэй Соренсен

«Имейте в виду, что в моих произведениях искусства присутствует Тень», – говорится на сайте Карен Мэй Соренсен. «За личностью каждого человека скрывается Тень. Я сделала так, чтобы моя Тень показалась на свет».

Почти всё своё время Соренсен проводит дома, рисуя картины и страдая от шизофрении. Она сравнивает себя с монахом в келье, где есть только одно единственное окно во внешний мир, однако оно находится слишком высоко, и увидеть то, что за ним, не представляется возможным. Монах, по словам Соренсен, не может увидеть внешний мир, однако у него есть возможность «свободно бродить по своим внутренним просторам и разговаривать с Богом».

Работы Соренсен показывают, что в её мире доминируют изображения сексуального и фаллического характера, включая насильственные действия, совершённые недоброжелательно настроенными людьми. «Существует некая угроза, – пишет Соренсен о собственном сексуальном опыте, – и страх».

6. Рисование пальцами – Мэри Барнс

При попытке найти способ избавиться от шизофрении Мэри Барнс познакомилась с Джозефом Бёрком, учеником влиятельного психолога Р. Д. Лэинга. При помощи Бёрка Мэри проходила курс регрессионной терапии, чтобы получить доступ к воспоминаниям из своего прошлого. Бёрк ввёл женщину в состояние инфантильности, не ожидая, что это может зайти слишком далеко.

Во время сеансов Мэри доходила до безумия и обмазывала фекалиями стены комнаты, а также собственное тело. Бёрк никак не мог повлиять на её поведение, поэтому спустя некоторое время он подарил ей краски и попросил использовать их вместо экскрементов. Он обнаружил, что при помощи окрашенных пальцев женщина рисовала невероятные картины, образы которых она видела в своём сознании.

7. Пожизненные галлюцинации – Джэньюари Шофилд

Джэньюари Шофилд начала испытывать галлюцинации с седьмого дня своей жизни. На свой третий день рождения она гонялась по комнате за невидимой кошкой по кличке «400», пытаясь убедить всех, что животное было настоящим.

В скором времени она приобрела сотни воображаемых друзей и потеряла всех настоящих. Джэньюари стала агрессивной по отношению к окружающим. Она била своих родителей и младшего брата – иногда до крови. Позднее она заметила, что если не терроризировала людей вокруг, то кошка 400 её царапала.

По словам Джэньюари, крысы боялись её младшего брата, поэтому она всегда прогоняла его. Однажды она даже попыталась съесть его, приговаривая при этом: «Пока-пока, Бодхи. Я люблю тебя».

Родителям Джэньюари пришлось поселить Бодхи и его сестру в разные комнаты. С тех пор девочка немного успокоилась. По словам её отца, «всё, что нужно – это ударить Джэньюари один раз, чтобы она прекратила слышать голоса, а кошка 400 её не царапала».

8. Самоубийство – Ричард Самнер

Ричард Самнер был художником, который рисовал живописные пейзажи до тех пор, пока его разум не начала мучить шизофрения. Ричард больше не мог нормально работать и функционировать в обществе. Семья Самнера всячески поддерживала его, однако ему это не нравилось. Его сестра пояснила: «Он не хотел, чтобы его жалели, и считал себя нахлебником».

Ричард впал с тяжёлую депрессию. Будучи крайне подавленным и не желая быть обузой своей семье, он отправился в лес и приковал себя наручниками к дереву. Таким образом он хотел совершить суицид в надежде, что там, в лесу, его никто не спасёт. Тем не менее, спустя некоторое время он освободил себя от наручников и вернулся домой.

Ричард делал так неоднократно. В последний раз он не смог дотянуться до выброшенного ключа. Как бы он ни старался высвободиться, у него ничего не получалось. От упорных попыток на дереве остались глубокие засечки, а руки Ричарда были изодраны в кровь. В конечном счёте, он смирился со своей участью…

Три года спустя его скелет у дерева был найден женщиной, которая гуляла в лесу со своей собакой.

9. Воздушный станок – Джеймс Тилли Мэтьюз

Во время наполеоновских войн Джеймс Тилли Мэтьюз находился в лондонском приюте для умалишённых. По его словам, в мире было полным-полно магнитных шпионов и машин, которые оболванивали людей, убеждая их в необходимости войны.

Джеймс называли машину для промывания мозгов «воздушным станком». Ему казалось, что один из них пытался завладеть его мозгом. Как и многие шизофреники, Джеймс считал, что существует некая внешняя сила, влияющая на его мозг.

Также, по мнению Джеймса, воздушный станок посылал лучи и газы для промывки мозгов политикам его родной страны. Он нарисовал невероятно точную схему машины, которая была создана для того, чтобы погрузить мир в хаос. Джеймс утверждал, что ею управляет «Женщина в перчатках».

10. Рисование котов – Луи Уэйн

Луи Уэйн, скорее всего, был доведён до безумия собственными котами. Он провёл всю свою жизнь в их окружении. Уэйн, однако, не знал о том, что кошачьи экскременты содержат паразит под названием Токсоплазма, который способен вызывать галлюцинации – как при шизофрении.

Луи очень любил рисовать котов и продолжал это делать даже тогда, когда его мозг начал деградировать. Он не мог остановиться, поскольку это был единственный источник дохода его семьи.

Когда ситуация усугубилась, искусство, создаваемое Луи, изменилось. Его картины из реалистичных превратились в психоделические.

О моей жизни, о борьбе с болезнью - история больного шизофренией
muz4in.net

Как и сколько живут с шизофренией

По данным Всемирной организации здравоохранения, 24 миллионам человек, которые сейчас живут в разных странах мира, поставлен диагноз шизофрения.

Это тяжелое хроническое заболевание, расстройство умственной деятельности, дебют которого настигает человека в возрасте от 15 до 35 лет. Страдающим им людям кажется, что их мысли кто-то контролирует, а окружающие плетут заговор против них. Больные слышат голоса, которые руководят ими. Это страшит, заставляет замыкаться в себе, тревожится. Носители шизофрении могут часами сидеть молча, не двигаясь и глядя в одну точку. С виду они кажутся вполне нормальными, пока не заговорят. У некоторых ситуация настолько сложная, что заботиться о себе они не могут.

Специалисты не в полной мере разобрались, что является причиной этого недуга, а также не научились его полностью излечивать. Однако сейчас существуют средства, способные дать надежду как больным, так и членам их семей, которые ослабляют симптомы заболевания и позволяют нормально жить и работать.

Течение заболевание

  1. Начало. У человека внезапно возникают или нарастают постепенно необоснованные страхи, тревога, астенические расстройства, растерянность, снижение настроения.
  2. Дальнейшее течение. Клинические проявления продолжаются на протяжении нескольких лет, периоды обострений перемежаются ремиссией.
  3. Конечное состояние.

У больного сначала долгое время наблюдаются так называемые позитивные симптомы: бред, галлюцинации, двигательные нарушения, расстройство мышления. На их фоне понемногу начинают нарастать негативные проявления, связанные с поведением и эмоциями. Речь становится вялой и скудной, голос – монотонным, исчезает мимика. Человек перестает получать удовольствие от того, что его раньше радовало, у него исчезает способность планирования и выполнения намеченных дел, он не соблюдает правила гигиены.

Страдают и когнитивные способности: больной не в состоянии усвоить информацию, принять решение, сконцентрироваться, запомнить что-либо.

Течение психического расстройства может быть непрерывным, периодическим (самым благоприятным) и приступообразно-поступательным. То есть, жизнь шизофреника состоит из периодов обострений и ремиссий.

Прогнозы

Как уже упоминалось, на данный момент нет способов вылечить это психическое расстройство полностью. Но есть и хорошие данные: до 30% больных долгие годы чувствуют себя нормально, так как период улучшения состояния у них стабильный и длительный.

Вовремя начатое лечение, в котором используются фармакологические препараты, помогает купировать приступы, уменьшить их количество, ослабить или вовсе устранить симптоматику.

Современные психотропные препараты сократили неблагоприятные течения шизофрении в 3 раза, а рецидивы у тех, кто их принимает, сокращаются в 2 раза.

Длительные периоды ремиссии, поддерживаемые медикаментозно, позволяют больному находиться в семье и обществе, работать и т. д., то есть вести нормальный образ жизни. Поэтому существует очень много людей, которые перенесли всего один приступ и, благодаря врачам, сохранили прежний уровень существования.

У ряда пациентов, к сожалению, развивается хроническая форма шизофрении. Для нее характерны частые приступы, которые становятся все тяжелее. Человек теряет социальную адаптацию, работоспособность.

Существует и еще одна третья категория шизофреников. У них рецидивы происходят периодически, с отрезком в несколько месяцев или лет. В промежутке между ними они могут восстановить обычные навыки и жизнедеятельность.

Следует понимать, что при этом психическом заболевании необязательно сильно страдает личность. Глубокая ее деформация возможна лишь при тяжелых формах, когда больной не способен выполнять простые действия и общаться.

Реабилитация

При получении диагноза «шизофрения» и прохождении лечения необходимо осознание, что это хроническое заболевание. Теперь придется постоянно принимать поддерживающие лекарства, защищающие от приступов.

Ни в коем случае нельзя сокращать дозировку, назначенную психиатром, и самостоятельно отменять препарат даже при очень хорошем самочувствии.

Кроме этого, в период ремиссии необходима реабилитация пациента, цель которой – адаптация в новом состоянии. Она предполагает участие близких людей.

Современные тенденции психотерапевтического лечения в своей основе имеют следующую концепцию. Больной – это целостная личность со своими особенностями и взглядами на мир. Он имеет право на полноценную жизнь.

В задачу психотерапевта входит снять симптомы и обучить пациента самостоятельно решать жизненные проблемы, взаимодействовать с обществом, социально адаптироваться. Специалист мотивирует шизофреника на то и другое, пользуясь такими методами:

  • индивидуальным – часто в виде ролевых игр, когнитивной терапии. Индивида убеждают не слушать голоса, обучают проверки соответствия реальности и ощущений, как стряхнуть с себя апатию. Он получает понятие, насколько важно принимать препараты и другие навыки;
  • семейным – вырабатывается тактика отношений между больным и его близкими, сглаживания эмоционального напряжения и терпимости. Родные должны владеть полной информацией о болезни, уметь убеждать больного принимать препараты и контролировать этот процесс и т.д.;
  • групповым – моделируются ситуации, имеющие место быть в повседневной жизни, прививаются навыки нормального поведения.

После реабилитации человек может продолжать работать, как и прежде, но нагрузка должна быть снижена. Если же трудовые навыки потеряны, можно овладеть другой профессией, требующей выполнения несложных задач.

Продолжительность жизни

Вопрос о том, сколько живут люди с шизофренией, волнует и самих больных, и их родственников.

Это зависит от готовности больного бороться с болезнью, уровня социальной адаптации и наличия другого тяжелого заболевания.

Недавно в CMAJ, журнале канадской медицинской ассоциации, опубликована статья, в которой утверждается, что необходимо тщательное наблюдение за носителями шизофрении. Ее автор, Пол Курдяк, работающий в университете Торонто, вместе с коллегами изучил более полутора историй болезней и провел анализ статистики смертности за 20 лет в провинции Онтарио. Они выяснили, что в период с 1993 по 2012 год умерло почти 31 тыс. людей, страдающих этим психическим расстройством.

По данным исследователей, даже учитывая вредные привычки, рацион и финансовое положение, шизофреники живут меньше остальных людей на 9 лет. И все упомянутые двадцать лет ситуация не менялась.

Курдяк сотоварищи считают, что причина такой ситуации кроется во многих причинах. Такие больные не занимаются спортом и плохо питаются. На сопутствующие хронические заболевания шизофреники особо не обращают внимания и не стремятся их лечить – этому способствует разрушенная психика.

Доказано: психическое расстройство и смертность тесно связаны. А если не начать лечение, то вовремя, то это грозит сокращением жизни на 10–15 лет.

Специалисты утверждают, что показатель смертности среди такой категории населения высокий по таким причинам:

  • суициды;
  • несчастные случаи;
  • сердечно-сосудистые заболевания;
  • болезни легких и печени;
  • употребление алкоголя, наркотиков и курение.

Препараты, которые носители шизофрении должны принимать постоянно, отрицательно сказываются на печени и других органах.

Попытку совершить самоубийство такие люди совершают чаще, чем здоровые, при этом в большинстве случаев задуманное им удается.

Нужно быть начеку близким больного: если он заговорил о суициде даже очень опосредованно, нужно сразу же обращаться к лечащему врачу за помощью.

Курение – это самая распространенная вредная привычка шизофреников. Существует некая биологическая взаимосвязь потребности таких людей в никотине. Но он наносит двойной удар: сильно вредит физическому здоровью и ослабляет действие ряда препаратов.

Бросить курить больным тяжело, так как отказ от никотина усиливает симптомы психического расстройства. Но все же это можно сделать, если использовать никотинозамещающие препараты. Их выписывает лечащий доктор, который и наблюдает, как фармсредства будут между собой взаимодействовать и в случае нежелательного эффекта отменяет какой-либо.

Что касается наркотиков, то существует теория: употребление психоактивными веществами может стать толчком к развитию расстройства умственной деятельности. Таким умозаключениям посодействовало то, что симптомы у зависимости и болезни одинаковые. Это не получило прямого подтверждения, но по факту среди шизофреников большое количество любителей марихуаны, кокаина, амфетаминов и пр. Наркотики лишь усугубляют симптомы недуга и срывают план его лечения. Та же самая картина и с алкоголем.

Как научиться жить с шизофренией

Если лечение было начато вовремя, проведено правильно, преодолен реабилитационный период, то нужно принять меры, чтобы не впасть в отчаяние и продлить себе жизнь. Вот несколько советов:

  1. Принять диагноз как должное. Не нужно самоизолироваться, избегать общения и социума. Нужно жить в ладу с родными, не усложнять им жизнь. Хорошо, если они адекватно оценивают состояние родственника и поддерживают его.
  2. Устранить тревогу, навязчивые страхи, поддержать стабильное состояние помогут здоровый рацион, режим сна, спорт.
  3. Отличный вариант – хобби. Занятие любимым делом, творчеством не оставит места для посторонних голосов и дурных мыслей о своей тяжелой доле.
  4. Никакого алкоголя! Его употребление вызывает агрессию и приводит к другим негативным последствиям. В запрет входят также табакокурение и наркотики.
  5. Избегать стрессовых ситуаций. Успокоиться и поднять настроение можно чтением книг, прослушиванием спокойной музыки, просмотром позитивных фильмов.
  6. Неплохо бы освоить такие техники, как йога и медитация. Они помогут управлять психикой и физиологией, контролировать себя, избавиться от галлюцинаций, хорошо расслабиться.

Сейчас существуют группы взаимопомощи для носителей шизофрении и их семей. В них не участвуют специалисты: психологи и психотерапевты. Простые люди, связанные одной бедой и проблемами, утешают, поддерживают друг друга, делятся опытом, что дает заметный психотерапевтический эффект. Между ними завязываются знакомства, крепкие связи, они перестают быть изолированными, часто общаются между собой.

Такие группы сообща выступают с разными инициативами, к примеру, они борются против дискриминации людей с психическими заболеваниями, ратуют за увеличение количества медицинских учреждений с общественными программами по уходу за больными шизофренией и т.д.

И стоит еще раз упомянуть, что в последние годы учеными и медиками разработаны новые препараты и методики лечения людей, страдающих этим расстройством психики, что позволяет давать улучшенные прогнозы. Хоть пока шизофрения и остается заболеванием, от которого полностью избавиться невозможно, некоторые пациенты все же могут жить полнокровной жизнью.

Точно выполняя предписания психиатра, придерживаясь вышеупомянутых рекомендаций, больные шизофренией продлевают себе жизнь.

Работа генетиков, неврологов, физиологов, психиатров и других специалистов продолжается. Поэтому есть надежда, что точные причины патологии будут определены и можно будет профилактическими мерами ее избежать или вылечить окончательно.

arbat25.ru

На грани двух миров: как живут и что чувствуют больные шизофренией

Количество больных шизофренией не превышает 1% жителей. Последние исследования говорят, что за развитие болезни отвечает генетика, однако пока не удалось вычленить ген, отвечающий за ее появление. Обычно шизофрения ведет к распаду процессов мышления и эмоциональных реакций. Большинство больных имеют инвалидность. Журналист cherinfo встретился с пациентами, страдающими шизофренией, и их родными и попытался узнать, что переживают больные, почему они ведут себя странно и как на это реагируют «нормальные» люди.

Имена героев изменены.

Истоки шизофрении

Шизофрения проявляет себя ярко, ее симптомы видны даже не медикам. Как правило, у заболевших появляются слуховые галлюцинации, человек разговаривает как бы сам с собой, будто не слышит окружающих, а прислушивается к другим голосам.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

В юности я получил по голове в драке, было сотрясение, после этого появились страх и волнение. Но к врачу я не пошел. Потом вернулся из армии, начал выпивать, тут и проявились симптомы шизофрении. Бывало, мысли бегут одна за другой, а бывало, что их нет вообще. Появилась паранойя, казалось, что меня преследуют. Сначала я отрицал болезнь, особенно в нетрезвом состоянии. Мне казалось, что я справлюсь, поэтому и лекарства, которые выписал врач, часто не принимал. Семь лет назад я бросил пить, начал лечиться. Иначе года бы, наверное, не прожил.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

До того как попал в психиатрическую больницу, даже не думал, что у меня психическое расстройство. Это был 2013 год, мне было 20 лет. Странности начали происходить, когда учился в выпускном классе. После 10 класса лето провел в Волоколамске: играл в футбол, занимался спортом. Я был невероятно сильным, чувствовал вкус жизни, интеллектуальную силу, власть над телом. Когда вернулся в Череповец, настроение стало спадать, хуже стало. Показалось, что я даю себе недостаточную нагрузку, начал бегать. Наступил октябрь, а я бегал в футболке и шортах, потому что мне казалось, что нужно работать еще интенсивнее. После одной из пробежек стало совсем плохо, но решил, что нагрузки нужно усилить, начал принимать ледяной душ. Сознание спутывалось все сильнее, начала болеть голова. За неделю боль выросла до ощущения, что в затылок мне воткнули топор. Это чувство сохранялось постоянно, с утра и до вечера. Стало сложно реагировать на речь людей, я перестал чувствовать диалоги. Но к врачу не пошел: казалось, Бог дал испытание, которое я должен пройти в одиночку. Однажды мне показалось, что если дойду до Москвы, то все станет как раньше, я исцелюсь. Пошел пешком по замерзшему Рыбинскому водохранилищу. Дошел до Городища, вышел на лед, дошел до острова, где решил заночевать. Только там я понял, что мама будет беспокоиться, и решил вернуться. Чуть не утонул по пути, но к двум часам ночи добрался до дома. Это одна из первых странностей.

Основной причиной болезни называют генетическую предрасположенность. Если один из родителей болел шизофренией, вероятность рождения в семье ребенка с таким же диагнозом составляет 25%.

«Поступает больной, а с ним приходят родители и спрашивают, откуда это, ведь они и все родственники здоровы. Начинаешь копать, и выясняется, что прадедушка отличался странным поведением: ходил в одежде из бересты и жил один в лесу. То есть ген проявился через несколько поколений в ребенке. Однако носительство гена не означает, что человек заболеет шизофренией. Все зависит от выраженности: если она не сильная, то, может, человек просто замкнутый; немного сильнее — шизоидное расстройство; выражена во всю мощь — шизофрения. При этом носитель гена уязвим, заболевание может развиться из-за стресса, вызванного, к примеру, службой в армии, смертью близких, потреблением алкоголя и наркотиков», — поясняет главный врач областного психоневрологического диспансера № 1 Виталий Воронов.

Голос в голове

Классический симптом шизофрении — голос в голове. Внутренний голос есть у всех, и это нормально — так рассуждает человек. Но у шизофреника голос носит чужеродный характер, больной не может его контролировать. Обычно голос в голове комментирует, дает советы. Самыми страшными врачи называют императивные, приказывающие голоса. Под их воздействием пациент может совершать неправильные поступки, преступления или суицид.

Еще один симптом — яркий параноидный или фантастический бред.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Я живу на грани. Мне тяжело, когда вокруг люди, кажется, что кто-то читает мои мысли. Из-за этого я не езжу в автобусах. К примеру, я читаю Сартра (я называю это «бред книги»), мне интересно, мне кажется, что экзистенциализм — это круто, и книга мне нравится. А потом вкрадывается чувство: вдруг на 10-й и 15-й страницах что-то изменили. Чья-то злая воля (сатанисты, масоны или еще кто) специально там что-то изменила, и это загипнотизирует меня, повлияет на меня, изменит всю мою жизнь. И я начинаю зацикливаться. Сейчас я понимаю, что это бред, я могу включить критику, но в тот момент этот бред начинает пожирать меня. В этот момент происходит разделение: с одной стороны я хочу знания, просвещения, хочу стремиться к великим экзистенциалистам-философам, но бред препятствует этому, внутри начинается борьба. Я читаю, но сам уже не полностью в книге. Пытаюсь понять, что читаю, усвоить это, но получается далеко не всегда.

Бред больные переносят по-разному. Пётр рассказал про метод «уступания». Он научился говорить навязчивым мыслям и чувствам: «Хорошо, пусть будет так».

Помогает не всегда, — продолжает Пётр. — Но я знаю, что с бредом не нужно бороться, пытаться логически победить его — это невозможно. Только измотаешься. Казалось бы, не могу читать книги, ну и ладно, что поделаешь. Неприятно, но в ближайшую неделю можно заняться чем-то другим — уверен, есть куча людей, которые вообще книг не читают. Но бред начинает навязываться и после чтения — появляется мысль, что я вынужден жертвовать чтением, чтобы избежать бреда, а значит, я ему сдаюсь, и он существует на самом деле. А если кто-то поменял книгу, то он мог поменять что-то и в музыке, и в видео на ютубе. Из-за этой последовательности рождается «Бред реальности», в котором все, что ни происходит, делается специально. Это страшно! Эти состояния фоном преследуют меня постоянно. Не было такого, чтобы я почувствовал однозначность происходящего, всегда есть напряжение. Бывает легче, когда применяешь практики.

Как узнать шизофрению

Чаще всего больные испытывают слуховые галлюцинации, ведут разговоры без собеседника. В такие моменты человек выглядит напряженным. По словам родственников, больной будто не слышит их, прислушивается к другим голосам. Он может высказывать яркие идеи и мысли, но они не соответствуют реальности.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения.

Я существую в двух разных мирах, и когда нереальный мир наступает, я начинаю бороться. Вначале увеличиваю дозу таблеток. Я метеозависимый, так что за два-три дня до смены погоды появляется беспокойство. Это может произойти в любое время года, но чаще осенью и весной. Поток мыслей до поры не мешает, я справляюсь с ними, но это утомляет. Стараюсь отвлечься, переключить внимание на реальные предметы вокруг: двери, стулья, шкафчики. В такие моменты не будешь что-то смотреть или слушать музыку — остаешься наедине с собой. Если пытаться не думать об этом, будет еще хуже. Так что я перебираю мысли, и это помогает.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Когда поступил в МФТИ, с мышлением и коммуникацией у меня было плохо, но в лучшем техническом вузе страны экзамены сдавал без проблем. Я был как робот, который может решать сложные задачи, но не способен на общение, не может почувствовать собеседника. Пытался применять дыхательные практики, боролся с собой, но после двух сессий решил, что ничего не знаю, и мне нужно снова на первый курс. Уехал в Петербург в политех. Там ко мне вернулось ощущение ясности. Головная боль утихла, а жизнь приобрела краски. Добился этого медитацией: я смотрел на боль изнутри, и она растворялась, мне становилось очень хорошо, тело охватывала эйфория. Я научился вызывать это ощущение в любой момент: на улице, в университете, в общежитии. Однажды я лежал в этой эйфории, засыпал, когда в три часа ночи меня разбудил сосед очень громким смехом. Я почувствовал сильный гнев, но оставил реакцию в себе. Потом произошло еще несколько похожих ситуаций, и меня просто разорвало! Лютый гнев перевесил ощущение эйфории, которую я теперь не мог вернуть никакой медитацией. Я три дня не мог спать, не мог расслабиться, начались навязчивые мысли, идеи, которые усугублялись практически каждый день в течение полугода. Эти мысли начали чувствоваться физически, они били по телу ударами, отдавались в руки, в ноги. Теперь я знаю, что это сенестопатия, телесная псевдогаллюцинация. Это похоже на сильную эмоцию, которая у обычного человека может оставить ощущение в груди. Здесь же они отдавались в конечностях, в спине и оставляли долгие следы. Я был весь в этих ощущениях. Однажды я прочитал, что инфразвук, который находится за пределами слышимости, вреден для здоровья. Меня зациклило: я начал хуже спать из-за соседского ноутбука, который «угрожал» кулерами. Начал странно себя вести, выключал ноутбук соседа, когда тот выходил из комнаты. Затем это перенеслось на все электроприборы, включенные в розетку. Психоз проявился, когда я начал испытывать сильные панические атаки. Однажды в магазине я почувствовал, что сейчас умру. Ноги окаменели, я с трудом дошел до кассы, потом до общежития, где залез под одеяло и подумал, что это конец. Два раза вызывал скорую. В первый раз мне посоветовали мне обратиться к психиатру, а во второй просто обматерили.

Неизлечимая болезнь

Больные шизофренией нуждаются в пожизненной поддерживающей терапии. Однако очень часто пациент не признает болезнь, поэтому процент пациентов, которые считают себя психически нездоровыми, очень мал.

«За ними сложно наблюдать, сложно объяснить, что необходим прием лекарств, чтобы не наступило обострение. Союз врача и пациента во время лечения — это комплаенс. Если он сформирован — все хорошо: пациент признал болезнь, он знает признаки обострения, когда ему необходимо обратиться за помощью к психиатру», — продолжает Виталий Воронов.

Отсутствие у больного осознания, что он болен, называется анозогнозией. Иногда врачам приходится сталкиваться с отрицанием болезни не только со стороны больного, но и его близких. Такое часто встречается даже среди образованных людей.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

Я принимаю по шесть таблеток ежедневно: три нейролептика, утром, днем и вечером, еще две — чтобы снять побочные эффекты. Их мне придется принимать пожизненно. Два раза в год уколы. Раз или два в год ложусь в диспансер, но точного расписания нет. Когда появляются угнетающие мысли (к примеру, что я могу разбить окно или прыгнуть в лестничный пролет), пропадает сон, я понимаю, что нужно увеличить дозировку лекарства, а делать это лучше под присмотром врача.

Чаще всего психические расстройства выявляются после экстренной госпитализации. В Череповце есть специализированная бригада скорой помощи № 17, которая состоит из врачей-психиатров. Если они диагностируют психическую патологию, больного забирают в диспансер. В менее тяжелых состояниях больные могут обратиться к участковому.

Все сотрудники психоневрологического диспансера, включая дворников и уборщиц, не имеют права выносить информацию о пациентах за стены больницы.

В психоневрологическом диспансере оказываются три вида помощи: стационарная, когда пациент ложится для курса лечения, дневной стационар, когда пациент посещает диспансер ежедневно, но ночует дома, и амбулаторное лечение. Больные в диспансере нуждаются в постоянном наблюдении психиатра, медикаментозной терапии и отслеживании состояния. Для пациентов, склонных к правонарушениям или совершавших их в прошлом, применяется «активное динамическое наблюдение». Такие люди (в Череповце их не больше сотни) обязаны являться в диспансер ежемесячно.

4−6 случаев на 1000 человек — такова вероятность заболевания шизофренией в России.

Для лечения неврозов используется множество физиотерапевтических методов, среди которых электростимуляция головного мозга, светолечение, электросон и массаж. В особо серьезных случаях, когда другие способы не помогают, используется электросудорожная терапия: через мозг пропускается электроток, вызывающий «перезагрузку».

«То, что мы привыкли видеть в фильмах про психбольницы, признано негуманным. Сейчас электросудорожная терапия применяется только в исключительных случаях, когда врачи не могут помочь пациенту медикаментозно. Как правило, это шизофрения со стойкими симптомами, тяжелая депрессия с суицидальными тенденциями, когда человек постоянно находится на грани самоубийства. Как правило, воспоминания о процедуре стираются, но бывали случаи, когда больные жаловались на болезненность. Сейчас мы готовимся к тому, чтобы запустить эту процедуру у нас в диспансере. Процедура будет проводиться под кратковременным наркозом, куплено анестезиологическое оборудование. Нам осталось только получить лицензию, — делится планами Виталий Воронов. — Эта процедура для очень тяжелых форм заболевания, но если бы они не встречались, мы бы и не задумывались о таком лечении. Есть больные, которые не реагируют на лекарства, они вынуждены пребывать в галлюцинациях, в бреду или сильном возбуждении месяцами. Это опасно для жизни пациента и окружающих».

Работа для психически нездоровых

С шизофренией сложно устроиться на работу, поэтому чаще всего оформляется инвалидность. Получить данные о трудоустройстве инвалидов с психическими заболеваниями в Череповце невозможно: в отделении занятости такую статистику не ведут.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

У меня вторая группа инвалидности. Когда вернулся из армии, полтора года работал на заводе в мебельном цехе, но из-за сокращений ушел. Пошел на стройку плотником, но долго не проработал. Бывает, мысли бегут, ночь из-за этого не поспишь, а утром просто не в состоянии выйти на работу. На каждом из новых мест не задерживался дольше чем на три месяца. Потом в больницу, а оттуда приходить на старое место уже неудобно. Работал, сколько сил хватало: у частников, с отцом. Сейчас без работы мне тяжело — пенсия всего девять тысяч. Но на две недели никто не возьмет и денег не заплатит.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Я работаю через Интернет: нет восьмичасового рабочего дня, нет незнакомых людей, не нужно им что-то объяснять или стоять на кассе. Я даже могу писать людям в Интернете, и это намного проще, чем разговаривать с ними вживую. Я пишу стихи и хотел бы выступить где-нибудь с ними, но пока это невозможно. Стихи дают мне смысл жизни, это помогает мне. Думаю, это хорошее занятие для моего здоровья, ведь если есть хоть какой-то смысл существования, это придает сил для борьбы.

Как отличить психическую болезнь от особенностей темперамента?

Для каждого характерны свои особенности характера и темперамента. Проявляться они могут в виде акцентуации характера, а могут и в рамках расстройства личности — если выходят за рамки нормы настолько, что нарушают адаптацию в обществе. Так, интроверты могут вынашивать переживания в себе, быть необщительными, но в коллективе удерживаются. Если же мир человека ограничен четырьмя стенами, а общается он только с родственниками и родителями — это уже шизоидное расстройство.

О моей жизни, о борьбе с болезнью - история больного шизофренией
cherinfo.ru

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Журналист Сергей Кузьмин (223)
  • Техника интернет компьютеры (3)
  • Авто и все на эту тему (0)
  • Авиация крушение самолётов (5)
  • Афганистан (27)
  • наши в Афганистане (16)
  • Белоруссия (1)
  • Внутренние войска (10)
  • спецназ (10)
  • Военная Авиация (16)
  • военно-морской флот России (16)
  • военно-речной флот (1)
  • военные (212)
  • Авиация (6)
  • Артиллерия (3)
  • Боевое Братство (7)
  • Боевые роботы (3)
  • бронетехника (9)
  • ВВС и ПВО (12)
  • военно-патриотическое воспитание (37)
  • Войска Дяди Васи (10)
  • Вьетнам (1)
  • Германия (2)
  • Кавказ (6)
  • казаки (6)
  • Корея (3)
  • Минобороны (1)
  • Мировые войны 1 и 2 я (7)
  • НАТО (4)
  • Обмундирование экипировка снаряжение (8)
  • Оружие стрелковое (4)
  • Отечественная война вторая Мировая (29)
  • Ракетные войска стратегического назначения (8)
  • реформы (1)
  • Русские богатыри (2)
  • Сербия (2)
  • Сирия (31)
  • спецназ разведка (6)
  • срочная служба призыв (1)
  • стихи (21)
  • танки (12)
  • традиции (3)
  • учения (8)
  • фильмы (1)
  • Япония (10)
  • Вооружённые силы США (24)
  • Авианосцы (5)
  • Выборы (147)
  • Балластный карьер (18)
  • В Гос думу (16)
  • Горсовет Новосибирска (2)
  • губернатора НСО (8)
  • Зэксобрание (4)
  • Красноярск (1)
  • Мичуринский (17)
  • мэра Новосибирска (21)
  • Ордынка (1)
  • Томск (5)
  • ТОСы Новосибирска Самоуправление (18)
  • Газпром экология и газопроводы (7)
  • Генералы Балластного карьера в Новосибирске (13)
  • Журналистика о работе журналиста (133)
  • Военная журналистика (18)
  • газета Пятый Элемент (14)
  • газета Отчизна (3)
  • День советской печати (9)
  • иностранные агенты (3)
  • радио Слово (58)
  • Союз журналистов (15)
  • Журналистские расследования (457)
  • Антинарко (82)
  • Политические уголовные дела (5)
  • квартирные дела (4)
  • Приватизация (2)
  • ОПГ в Новосибирске (1)
  • Банкротство (6)
  • Бе вести пропавшие Розыск (6)
  • газификация (8)
  • ГИБДД (17)
  • Глава Ленинского района Пономарёв (9)
  • губернатор Юрченко (9)
  • дрова в лесу (1)
  • жильё военным (20)
  • ЖКХ (2)
  • Здравоохранение психо (3)
  • Земельные споры (35)
  • КГБ ФСБ и др рос спецслужбы (9)
  • Коррупция (59)
  • Кошмары для малого бизнеса (36)
  • мошенники в интернете (6)
  • Охрана труда страхование и ФСС (3)
  • Паспорта СССР России и других государств (7)
  • Передел в Кемеровской области (1)
  • правозащитники (13)
  • разливы нефти (7)
  • разоблачение дела по клевете (8)
  • Разоблачение утки ФСБ (12)
  • сердюковщина в Минобороне (3)
  • СНТ ВОЛНА на острове Кудряш (9)
  • Сообщения из МВД (121)
  • Страхование и кража (15)
  • Черепаново (3)
  • чёрные риэлтеры (12)
  • Заграница по своему с ума сходит (5)
  • информационная война (177)
  • ЕВРОПА — Россия (30)
  • ООН (1)
  • Иностранцы ЗА Россию и Новороссию (6)
  • интернетвойна (6)
  • Польша — Россия (3)
  • санкции (18)
  • США — Россия (47)
  • Украина — Россия (62)
  • Франция (1)
  • История (21)
  • обряды и молитвы (1)
  • Кадровая политика Президента (71)
  • Китай (2)
  • Криминал (14)
  • Смертная казнь (1)
  • этнические группировки (3)
  • Мужчины и женщины (136)
  • дети (18)
  • изнасилование (6)
  • Любовь (23)
  • проститутки (10)
  • секс (49)
  • стихи (9)
  • феминизм и пусси райт (4)
  • Музыка (5)
  • МЧС предупреждает (5)
  • НАТО (7)
  • Наука и фантастика (18)
  • компьютеры интернет (1)
  • техника (5)
  • Нацизм (19)
  • Национализация (10)
  • Зарплаты (2)
  • Нефть (7)
  • Новороссия (249)
  • Авиабомбёжки Малазийский БОИНГ (14)
  • Боевые действия (70)
  • Добровольцы Стрелков (30)
  • Донецк (4)
  • журналисты в Новороссии (6)
  • Западная Украина (3)
  • Иловайск (3)
  • Исторические моменты (3)
  • Крым (20)
  • ЛНР (4)
  • майдан и майдауны (26)
  • Мариуполь (11)
  • Минские соглашения Перемирие (8)
  • Наёмники укропов (9)
  • Национализация (7)
  • Одесса (4)
  • Олигархи (10)
  • политика США на Украине (18)
  • Порошенко и Киев (15)
  • Правый сектор (11)
  • проституция на Украине (1)
  • Севастополь (1)
  • Сибирь — Новороссия (7)
  • синдром Бандеры (7)
  • Славянск (20)
  • СМИ в Украине (11)
  • О людях — человеках (28)
  • Поэты и поэтессы (5)
  • Владимир Трошин (1)
  • Есенин (1)
  • Маяковский (1)
  • Пушкин (2)
  • Художники (6)
  • Шекспир (1)
  • Образование платное (3)
  • Партии (89)
  • Единая Россия (40)
  • Коммунисты (29)
  • ЛДПР (8)
  • Ленин материализм (10)
  • Навальный (2)
  • Сталин (6)
  • Пограничники (49)
  • Праздники (17)
  • Приднестровье (6)
  • Природа (72)
  • Деревья и травы, и цветы (9)
  • Собаки (5)
  • весенний паводок (5)
  • Рыбалка (4)
  • защита животных (5)
  • люди-феномены (1)
  • Наводнения (4)
  • Охота (3)
  • Сад огород дом (18)
  • Протесты и митинги (75)
  • Наролная оппозиция (46)
  • против удорожания бензина (2)
  • Экологические (20)
  • Профсоюзы Работа (6)
  • Психо (10)
  • Русофобия (34)
  • 282я статья (2)
  • Квачков полковник спецназа (13)
  • Советский Союз (35)
  • Социальные темы (1)
  • Спецслужбы (10)
  • крушения самолётов (2)
  • Терроризм (1)
  • Спорт (19)
  • тяж атлетика (1)
  • бокс (1)
  • кикбоксинг (2)
  • Олимпиада (2)
  • фехтование (1)
  • футбол (3)
  • Стихия (4)
  • аварии на АЭС (1)
  • Суды и гласность (29)
  • Трудовые споры (1)
  • США и президенты (38)
  • Трезвость (125)
  • Антитабак (12)
  • Здоровье (58)
  • Медицина (5)
  • Туризм (8)
  • Алтай (1)
  • Турция (2)
  • Фильмы (6)
  • Финансы (47)
  • Банки (15)
  • жильё (1)
  • Рубль (12)
  • Страховка (1)
  • Фонды пенсионный страхования налоговая (8)
  • Христианство (1)
  • Чернобыльцы (2)
  • Чечня (26)
  • Экономика (29)
  • Энергетика (3)
  • Рыбоводство (3)
  • Югославия (1)
  • Юмор (55)
  • Ярмарка (2)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Откровения больной шизофренией

Я ВЕДЬМА, И ВСЕ ВОКРУГ МНЕ ОБЯЗАНЫ

Я всегда была очень взбалмошной и яркой девчонкой – постоянные компании, куча друзей. Окончила экономический техникум, пошла работать в торговлю, мне всегда нравилось всё, что с ней связано, особенно привлекала роль продавца. В 21 год познакомилась с будущим мужем, влюбилась в него сразу и по уши – такого красивого я ещё не встречала. Он старше меня на 11 лет, до нашей встречи был женат, развёлся. Мы стали встречаться, через полгода поженились. Первое время жили нормально.

Потом он начал пить, проводить всё свободное время с друзьями, устраивать скандалы. Терпела я долго. Мы жили в его двухкомнатной квартире, после нашей с родителями коммуналки она казалась мне раем. Но моему терпению пришёл конец : я собрала все свои вещи и решила от него съехать.

Только начала новую жизнь, как вдруг узнала, что беременна. Одной мне ребёнка растить не хотелось, да и жить особо было негде, пришлось идти на попятную и возвращаться.

После рождения сына он вроде немножко успокоился, но гулять всё равно продолжал. Ребёнку исполнился год, и я занялась торговлей – организовала на местном рынке небольшую точку, продавала женскую одежду. Дело пошло, я полностью окунулась в работу, стала ездить по деревням и там торговать. Вставала в пять утра, к трём дня приезжала обратно, забирала сына у родителей и нянчила его сама.

Я работала с одним выходным, сильно уставала, зато появилась уверенность в завтрашнем дне. Решила сдать на права, пошла учиться на водительские курсы. С мужем всё так же скандалили, родители тоже устали сидеть с сыном и постоянно возмущались. В общем, нервотрёпка была ещё та.

Лучиком света в тёмном царстве стал мой роман с Сашкой – коллегой по рынку. Я была счастлива. И хотя постоянный недосып и стрессы начали отражаться на здоровье и настроении, я держалась, хотелось заработать на достойную жизнь себе и ребёнку.

Всё разом рухнуло, когда у меня начала съезжать крыша. Сначала я этого не замечала. Но дошло до того, что я вдруг возомнила себя ведьмой – мне казалось, что все мне обязаны, я могу делать всё, что захочу, а кругом лишь моя свита. Муж сразу показался сущим дьяволом, его ребёнок – дьявольским отродьем.

Я схватила нож и хотела зарезать сына, но, слава богу, передумала. Решив, что мне нужна кровь, порезала палец (а сначала хотела вскрыть вены) и начала чертить на холодильнике непонятные знаки. Прибежали родители, вызвали мне перевозку из дурдома. Пока медики ехали, я перебила почти всю посуду и разнесла в щепки полквартиры.

Привезли меня в психушку, привязали к кровати, а дальше помню смутно. Делали какие-то уколы, пичкали таблетками, всё как в тумане. Очнулась я уже наполовину овощем, с трудом узнавала себя в зеркале.

Меня лечили два месяца, на кого я за это время только не насмотрелась в нашем отделении: королевы, Ванги, Матрона Московская, такие же ведьмы, как и я (с ними поначалу даже дружила). Потом, когда мозг наконец-то начал снова соображать нормально, пришла в ужас от всего происходящего.

Как только меня положили в дурдом, Саша сразу от меня отказался. А вот муж, что самое странное, не бросил, хотя уже знал о моей измене. Он приходил в больницу, забирал меня на выходные.

После выписки с работой было покончено, как и с мечтами о машине. Мне поставили страшный диагноз – шизофрения. Полгода я приходила в себя, сначала была очень заторможенной, ходила, как робот, плохо разговаривала. Сейчас вроде немножко восстановилась, сижу дома с ребёнком, в сад его пока не берут – слишком большие очереди.

Я стала абсолютно другим человеком, как будто что-то сломалось внутри. От моей былой уверенности не осталось и следа, я превратилась в серую мышь, которая всего боится. До сих пор, когда вспоминаю о больнице, меня посещают плохие мысли: иногда хочется причинить вред своим близким, убить кого-нибудь или самой спрыгнуть с балкона. Я этих мыслей очень боюсь и стараюсь их отгонять, но они очень часто лезут в голову и таблетки здесь не помогают.

А кроме того, я перестала ощущать себя женщиной – сексуальное желание пропало, чувствую себя лишь использованной куклой. Муж по-прежнему скандалит, ему надоело в одиночку нас содержать, а я не могу никуда устроиться, пока ребёнок не пойдёт в сад, ведь родители теперь отказываются с ним сидеть.

О моей жизни, о борьбе с болезнью - история больного шизофренией
www.liveinternet.ru

О моей жизни, о борьбе с болезнью — история больного шизофренией

История болезни по психиатрии — шизофрения

Клинический диагноз : Шизофрения, параноидная форма, приступообразно-прогредиентное течение с нарастающим эмоционально-волевым дефектом. Синдром Кандинского-Клерамбо.

I. Паспортные данные

Фамилия, имя, отчество – С.Л.И.

Возраст – 53 года

Постоянное место жительства – г. Красногорск

Профессия – не работает

Дата поступления – 12.03.2012

II. Жалобы

На момент осмотра предъявляет жалобы на головную боль, слабость.

III. Анамнез жизни и анамнез заболевания (со слов больной и по сопроводительной документации)

Психопатологическая наследственность – не отягощена.

Беременность у матери протекала тяжело (точная причина неизвестна), роды в срок, без осложнений. Родилась в Красногорске, в семье была второй из 2 детей.

Росла и развивалась в соответствии с возрастом. Посещала детские дошкольные учреждения. Была активной, общительной, упрямой, имела много подруг и знакомых.

В школу пошла в 7 лет, закончила 8 классов. Успеваемость средняя, ничем серьезно не увлекалась, читать не любила. После школы поступила в техникум, где получила средне-специальное образование.

С 20 лет жила в браке. Муж тяжело болел. Она переживала из-за болезни мужа. Работала секретарем Комсомола, жалуется на то, что руководство не ценило ее по достоинству.

В 1986 году, по словам пациентки, ей на работу позвонил Горбачев, после чего она почувствовала себя плохо, отпросилась с работы домой, где у нее произошел приступ необъяснимой агрессии, она набросилась на свою сестру, после чего была госпитализирована в психиатрическую клинику. В связи с тяжелой болезнью мужа больная предприняла попытку суицида.

У пациентки наблюдалось беспокойство, тревога, суицидальные мысли, неадекватное поведение (агрессия по отношению к сестре), поэтому больная была госпитализирована.

В момент первой госпитализации пациентка жаловалась на слабость, нежелание что-либо делать. У больной отмечались слуховые и зрительные псевдогаллюцинации (кто-то танцевал на крыше, голос девушки просил больную петь песни).

Пациентке проводилось лечение галоперидолом, феназепамом. В процессе лечения стала более спокойной, контактной, более упорядоченной в поведении, исчезли обманы восприятия.

С момента первой госпитализации больная не работает.

Настоящая госпитализация связана с обращением сестры пациентки в ПНД и опасениями, что пациентка не может себя обслуживать (целый день лежит на кровати), винит себя в болезни мужа.

Перенесенные заболевания: детские инфекции, пневмония. Менструации с 12 лет, цикл установился сразу, регулярные, безболезненные. Начало половой жизни с 15 лет.

IV. Соматический статус

Общее состояние: удовлетворительное. Положение: активное. Телосложение: нормостенический конституционный тип, рост 160см, вес 69 кг.

Температура тела: 36,7° С.

Кожные покровы: нормальной окраски. Кожа сухая, тургор сохранен. Ногти: Изменений ногтевых пластинок нет.

Видимые слизистые: нормальной окраски, влажные. Подкожно-жировая клетчатка: развита умеренно, отложение ее равномерное. Отеков нет. Лимфатические узлы: Подчелюстные, затылочные, задние шейные, околоушные, передние шейные, подъязычные, надключичные, подключичные, подмышечные, локтевые, паховые, подколенные лимфатические узлы не пальпируются. Зев: бледно-розового цвета, отёчности и налётов нет. Миндалины не выступают за дужки, бледнорозовые, без отека и налетов. Мышцы: развиты удовлетворительно. Тонус и сила сохранены. Болезненности и уплотнений при пальпации нет. Кости: не деформированы, при пальпации и поколачивании безболезненны. Суставы: не деформированы, дефигурации нет, объем активных и пассивных движений в пределах физиологической нормы.

Система органов дыхания: Жалоб нет. Дыхание глубокое, ритмичное. Число дыхательных движений — 17 в минуту. Границы легких в пределах нормы. Ясный легочный звук над всей поверхностью грудной клетки. Выслушивается везикулярное дыхание, хрипов нет.

Система органов кровообращения: Жалоб нет. Границы сердца в пределах нормы. Тоны сердца ясные, ритмичные; ритм правильный; ЧСС — 62 уд/мин. Дополнительные тоны и шумы не выслушиваются. Артериальное давление 100/70 мм.рт.ст. на обеих руках.

Система органов пищеварения: Жалоб нет. Язык влажный, не обложен. Живот симметричный, участвует в акте дыхания. При пальпации живот безболезненный во всех отделах. Печень и селезенка не увеличены. Стул в норме.

Мочевыделительная система: Жалоб нет. Мочеиспускание не затруднено, дизурические расстройства отсутствуют. Почки не пальпируются. Симптом поколачивания отрицательны с обеих сторон. Моча светло-желтого цвета, прозрачная.

V. Неврологический статус

Зрачки D=S, реакция на свет сохранена. Нарушений двигательных функций, дрожи, судорог и других непроизвольных движений нет. Нарушения кожной чувствительности, боли по ходу нервных стволов, корешковых болей нет. Грубой неврологической симптоматики: диплопии, асимметрии носогубных складок, расстройства глотания, девиации языка не выявляется. Менингеальных симптомов нет, в позе Ромберга устойчива, изменения тонуса и симметрии мышц нет. Сухожильные рефлексы D=S. Пальценосовую пробу выполняет уверенно.

VI. Психический статус

Больная ориентирована во времени, собственной личности и окружающей обстановке. Внешне – опрятна, причесана. Сидит в однообразной позе. Больная отмечает, что «у нее нет сил ничего делать» (падение энергетического потенциала). В беседе не заинтересована, пассивна. На вопросы отвечает немногословно, временами вне плана (на вопрос о самочувствии отвечает, что «два раза выходила погулять»), после незначительной паузы, временами «соскальзывает» на сторонние темы. Задержку в ответах объясняет сложностью собраться с мыслями. Речь негромкая, голос монотонный, без эмоциональных модуляций (вне зависимости от темы разговора). Лицо гипомимично.

Анамнестические сведения сообщает непоследовательно. При целенаправленном расспросе не отрицает, что слышала в голове «голоса» комментирующего и императивного характера. В настоящее время голосов не слышит. Заявляет, что ей «звонил Горбачев и с того момента ее жизнь начала меняться». При первой госпитализации голос просил больную петь песни. Считает себя виновной в болезни мужа, говорит, что она виновата также в том, что муж не получил группу инвалидности. Высказывания противоречивы. Критики к собственному состоянию нет. Суицидальные мысли отрицает, но говорит, что раньше, до госпитализации они возникали. Отмечается дереализация и деперсонализация пациентки («незнакомость» окружающей обстановки, ощущение, что она сама стала «какая-то другая»; отсутствие мыслей и «пустота в голове»). Круг ее интересов сужен: не читает книг, не смотрит телевизор, предпочитает лежать на кровати. Увлекается религией, ежедневно многократно прочитывает молитвы. Отмечается бред виновности (идеи греховности, виновности в болезни мужа). У больной проявляется паралогичность суждений (неверные логические связки), разорванность мышления (предложения построены грамматически правильно, но не несут в себе смысл ответа на вопрос), склонность к резонерству (склонность к рассуждению на любые темы), изменение эмоционального резонанса (без сожаления и каких-либо эмоций говорит о тяжелой болезни мужа, о попытке суицида), изменение социальных связей (длительное время не заводит новых знакомств, общается только с сестрой). Больная высказывает идеи, что ее хотят отравить, поэтому в первый день госпитализации она отказывалась от приема лекарств. Амбивалентность проявляется в одновременном утверждении пациенткой противоположных фактов: ее лечащий врач – очень хороший человек, но он хочет ее отравить.

VII. Лабораторные и инструментальные исследования

Общий анализ крови, биохимический анализ крови, общий анализ мочи, ЭКГ в пределах нормы.

Рентгенография черепа и грудной клетки – без патологии.

ЭЭГ: патологическая и эпилептиформная активность не зарегистрирована.

VIII. Обоснование диагноза

Клинический диагноз: Шизофрения, параноидная форма, Приступообразно-прогредиентное течение. Синдром Кандинского-Клерамбо.

Диагноз шизофрении поставлен на основании наличия у больной осевого симптомокомплекса:

1) нарушение мышления (паралогичность, резонерство, разорванность, амбивалентность)

2) остановка онтогенетического развития (длительное время не работает, не стремится найти работу, ничем не увлекается)

3) падение энергетического потенциала («не было сил ничего делать»)

4) изменение эмоционального резонанса (без сожаления и каких-либо эмоций говорит о тяжелой болезни мужа, о попытке суицида)

5) изменение социальных связей по перинуклеарному типу (длительное время не заводит новых знакомств, общается только с сестрой)

6) дереализация и деперсонализация («незнакомость» окружающей обстановки, ощущение, что она сама стала «какая-то другая»; отсутствие мыслей и «пустота в голове»)

Параноидная форма шизофрении поставлена на основании: бреда виновности (идеи греховности, виновности в болезни мужа), наличия слуховых и зрительных псевдогаллюцинаций (кто-то танцевал на крыше, голос девушки просил больную петь песни, голоса звучали «в голове»).

Синдром Кандинского-Клерамбо поставлен на основании: наличия псевдогаллюцинаций, бреда воздействия (больная высказывает идеи, что ее хотят отравить); психических автоматизмов (ассоциативных – «собственные мысли стали чужими»).

Приступообразно-прогредиентное течение поставлено, исходя из характера течения болезни – неуклонное развитие болезни с нарастающим эмоционально-волевым дефектом личности, без ремиссий.

IX. Дифференциальный диагноз

Диагноз шизофрения необходимо дифференцировать со следующими заболеваниями:

1) С эпилепсией: т.к. для обоих заболеваний характерно нарушение когнитивных функций и памяти, утомляемость, астеничность, снижение круга интересов и социальных контактов.

Однако у больной нет данных о наличии в анамнезе эпилептических припадков или их эквивалентов, эпизодов сумеречного помрачении сознания, амбулаторных автоматизмов. Отсутствует эпилептоидное изменение личности. ЭЭГ-признаков эпилепсии нет.

2) С маниакально-депрессивным психозом: т.к. у пациентки отмечается пониженное настроение, замедление мыслительных процессов, деперсонализация (при МДП она возможна на высоте аффекта).

Однако, псевдогаллюцинации, нарушение мышления, остановка онтогенетического развития, падение энергетического потенциала, изменение эмоционального резонанса, изменение социальных связей, явления психического автоматизма характерны для шизофрении, но не для МДП. Для МДП характерно соответствие между аффективными, двигательными, идеаторными и вегетативно-соматическими расстройствами, сезонность обострений, чего у данной пациентки не наблюдается.

X. Лечение

1) Медикаментозная терапия

  • Нейролептики — галоперидол, хлорпротиксен. После купирования острой психотической симптоматики переход с парентеральных форм на прием per os.
  • Анксиолитики – сибазон, феназепам.

2) Немедикаментозная терапия – трудотерапия, социальная реабилитация (после стабилизации состояния – домашние отпуска).

fundamed.ru

О моей жизни, о борьбе с болезнью — история больного шизофренией

  • Рубрики
    • Новости
    • Статьи
    • Мнения
    • Интервью
    • Комментарии
  • О проекте
  • Вакансии
  • Реклама
  • Контакты
  • Новости
  • Статьи
  • Интервью
  • Репортаж
  • Клиника
  • Фарма

Беседы с психиатром: о “Наполеонах”, “заражении” шизофренией и микрочипах в голове

Мы узнали у психотерапевта Глеба Поспелова, можно ли заразиться шизофренией, как часто сходят с ума сами врачи, постоянно работая с больными, а также о том, как живут нынешние “Наполеоны”.

– Глеб Юрьевич, есть мнение, что, согласно термину «шизофреногенная мать», существует особый тип поведения матери, который может вызвать у ребенка развитие шизофрении. Также есть понятие индуцированного бреда – когда один человек под влиянием другого «заражается» сумасшествием. Это действительно так?

– Что касается «шизофреногенной» матери, это определение из психотерапии – несколько натянутое, условное. Шизофренией нельзя заболеть в результате неправильного поведения того или иного человека, родственника. Внешнее воздействие может привести к декомпенсации, т.е. обострению уже имеющейся психопатологии, к невротическим нарушениям, но причиной шизофрении быть не может. Шизофрения, как правило, детерминирована генетической предрасположенностью, причем у больных родителей могут быть здоровые дети и наоборот. Специально довести здорового ребенка до шизофрении невозможно.

А индуцированный бред – это реально. Ситуация, когда члены семьи перенимают идеи больного человека, с которым длительное время проживают вместе, не редкость. Особенно в случаях, когда болен глава семьи. Психически родичи совершенно здоровы, но, не ведая, что человек болен, и постоянно находясь под влиянием его бредовых идеей и аргументов, начинают их ретранслировать. Если убрать индуктора, человек избавляется от наваждения.

– А с индуктором что делать?

– Лечить. Простыми словами больного человека разубедить невозможно. Это аксиома психиатрии. Мы все, будучи студентами, пробовали это делать, но безуспешно. Пациент выкручивается, находит новые и новые обоснования бредовой концепции. Здоровые же люди в какой-то момент начинают понимать, что находятся под влиянием обстоятельств и поддаются разубеждению.

– Это касается тех людей, которые утверждают, что видели НЛО?

– Такие люди делятся на две категории – те, которые лгут и те, которые ошибаются. Первые, как правило, хотят привлечь внимание, а вместе с ним и материальную выгоду: найти спонсора, получить гранты на исследования. Вторые же добросовестно заблуждаются. То есть они действительно что-то видели в небе, но неправильно это трактовали. Я сам видел странный объект, который висел в небе на одном месте, а потом внезапно исчез. Это точно не было ни атмосферным явлением, ни спутником или отсоединившейся частью ракеты, которые я тоже видел. Но возможно, это был метеозонд или что-то другое, о чем я не в курсе. Людей, утверждавших, что они не только видели НЛО, но и общались с пришельцами, я в своей практике не встречал. Но помню случай с необычной фабулой бреда: пациент утверждал, что мой коллега (начальник, кстати!) на самом деле не врач, а инопланетянин, трансформировавшийся в человека, чтобы тайно проникнуть в наше сообщество.

– У вас очень своеобразный контингент больных. Не повышает ли это риск развития психических болезней у самих врачей?

– Психиатры заболевают психическими болезнями не чаще, чем другие люди. В связи с определенными условиями труда, у нас есть ряд льгот. Одна из них – удлиненный отпуск в 63 дня, который помогает восстановиться, нормализовать эмоциональный фон. Часто психиатры сами себя ловят на невротических состояниях, и лечатся самостоятельно. Тот, кому становится трудно выдерживать специфическую атмосферу этой отрасли, могут переквалифицироваться в рамках своей специальности на другой тип деятельности, варианты есть.

– Чаще болеют женщины или мужчины?

– Если речь идет о шизофрении, то болеют одинаково. Другое дело, что болезнь протекает по-разному. У женщин приступы случаются более острые, с яркой симптоматикой. Но они, нередко, выходят из них в лучшем состоянии, чем мужчины. Улучшение может быть стабильным, качественным, а болезнь не откладывать отпечаток на личность. У мужчин течение заболевания менее благоприятное.

– Стоит ли обращать внимание на социально-культурный контекст в постановке психиатрического диагноза?

– Условно, да. Психиатрия полна феноменов, и есть определенная взаимосвязь между формированием бреда и исторической эпохой, к которой принадлежит индивид. Тенденции времени нередко прослеживаются в бредовых переживаниях больного. Например, в 90-е годы, когда началось повальное увлечение ясновидением и гипнозом, в бредовые идеи наших пациентов были включены лица, часто показываемые по телевизору. Кому-то отдавал команды Кашпировский, кто-то считал, что заболел из-за Алана Чумака и «неправильно заряженной» им воды. По старым историям болезни можно отследить период, когда в тренде у больных были люди из КГБ. Они за ними следили, отдавали приказы, облучали, встраивали в головы микрочипы. Сейчас их место заняли сотрудники ФСБ. Так же сталкивался со случаями, когда в бред был вплетен Владимир Путин и члены его семьи. В любую эпоху лидеры стран и народов могут найти отражение в психотических переживаниях душевнобольных людей.

– Это как раз те случаи, когда человек считает себя Наполеоном?

– Не совсем так. Во времена правления Наполеона его фигура, конечно, могла быть включена в фабулу бреда. Ведь он был невероятно популярен! Но больные, которые мнят себя конкретными историческими персонажами, скорее, герои анекдотов. Бред бывает разным, в психиатрии он систематизирован по группам, и есть бред величия, который связан с переоценкой больным собственных качеств. При подобном симптоме человек, как правило, не называет себя Наполеоном или Путиным, однако считает, что от него зависят судьбы людей, он может их лечить, совершать важные открытия, не спать неделями. Последнее действительно случается: такие больные могут быть активными в течение нескольких дней кряду. В состоянии ажитации они испытывают колоссальный подъем сил, но их труд непродуктивен, а действия хаотичны. Они могут, например, играть на пианино, через 10 минут бросаются рисовать, потом читать стихи – и бегут дальше. Их деятельность откровенна нелепа, нецеленаправленна. В моей практике был больной, который заявлял о «гениальном» открытии в сфере строительства и показал схемы домов из сетки-рабицы. Другой больной с маниакальным бредом, имея каноническую иконописную внешность с окладистой бородкой, считал себя Богом и уверял, что может исцелять людей.

– Такие люди абсолютно бесполезны для общества?

– Скажем так, пользу в общечеловеческом масштабе приносят абсолютно разные люди. Больные в том числе. Люди с шизофренией при своевременном лечении могут быть адаптированы к социуму, работать, иметь полноценную семью. А есть психически здоровые личности, которые ведут паразитический и асоциальный образ жизни. Мы не вправе осуждать больных, а вот здоровые паразиты- социальная проблема.

– Действительно ли психические болезни «помолодели»? Или появилась тенденция, когда молодые люди считают модным иметь какую-либо психопатологию?

Среди молодых людей определенного склада это было модно всегда. Им свойственно желание выделиться, некое позерство, демонстративное поведение. На самом деле с точки зрения биологии это вполне объяснимо. Чтобы сохранить выживаемость вида необходимо привлекать внимание, демонстрировать свои лучшие черты: самцы птиц, например, часто отличаются более ярким оперением, громким голосом, чем самки, львы – густой гривой, агрессивностью к конкуренту. Поскольку молодые люди имеют много ярких эмоций, но не обладают достаточным жизненным опытом и иногда, к сожалению, умом, некоторых из них желание доминировать проявляют так же ярко и в абсурдных формах. В телевизоре и интернете таких субъектов – пруд пруди! По-настоящему больной человек не будет стремиться выставить свое душевное расстройство напоказ, если обладает хоть толикой критики. За 16 лет моей практики я не заметил, чтобы психические болезни «помолодели». Разве что улучшилась диагностика заболеваний и некоторые из них можно диагностировать с ранних лет.

– Так же в последнее время стала модной психосоматика. Дескать, имеешь кожные заболевания – ты закрыт для этого мира, болеешь бронхиальной астмой – у тебя много невыговоренных слов, ты не хочешь жить полной жизнью, болит сердце – тебя не любят родители и так далее.

– Это какие-то мистические интерпретации: либо плод творчества душевнобольных, либо парамедицинских шарлатанов. Есть психосоматическая медицина, которая рассматривает болезнь как взаимодействие психологических и биологических факторов, приводящих к соматическим расстройствам. Допустим, есть соматизированные депрессии, когда человек, будучи клинически здоровым, жалуется на боли разной локализации, которые не могут исцелить врачи, тем самым затрудняя постановку психиатрического диагноза. Есть психотерапия и психоанализ, где допускается возможность интрапсихических конфликтов, влияющих на соматику. Но всему есть предел, между этими явлениями нельзя устанавливать прямую связь. Сердце болит не потому, что отец в детстве игрушку отнял или мама порола. Человек формируется не в один день и не всегда одно негативное воспоминание играет ключевую роль в развитии психики.

– А как дела в психиатрии обстоят с нозоцентризмом? В нашей стране считается, что здоровых людей нет, есть недообследованные, и если обратиться к врачу, то какую-нибудь патологию обязательно найдут.

– К психиатрам обращаются не только с проблемами, но и в ряде других случаев: диспансеризации, медкомиссия в военкомате, при получении водительских прав или справки на оружие. Если патологий не выявлено, то в заключении будет написано «психически здоров». Другое дело, что быть формально здоровым недостаточно. Для службы в армии, например, не очень подходят люди с пометкой «интеллектуально примитивная личность». Они не страдают аномалиями психики, не имеют умственной отсталости в рамках МКБ-10 и в целом полноценны. Главный критерий данного обозначения – недостаточность интеллектуального развития, запаса знаний и социальных навыков. Такие люди плохо учились в школе, посредственно читают и пишут, обладают узким кругозором и довольно примитивными интересами. Причина – в педагогической запущенности, отсутствии мотивации к учёбе, иногда – в культурных особенностях среды, где эти люди росли. Но они вполне могут вести полноценную жизнь в условиях, где такие знания не слишком нужны, где требования ниже среднего; могут заниматься физическим, низкоквалифицированным трудом. Их можно научить всему – при необходимости и желании. Вот только доверять им оружие опасно и незачем отправлять в войска. К нозоцентризму это никак не относится.

Хуже, когда бывает наоборот: приходит человек с жалобой на «депрессию» и желанием, чтобы его «загипнотизировали» и все прошло. У него уже есть установка на лечение и разного рода психотерапию, о которой он начитался в интернете. Я же вижу, что он здоров, его лишь отличает инфантильность, психологическая незрелость, примитивизм мышления; замещение реальных знаний – банальной эрудицией, начётничеством. Фактически его лечить не от чего, болезни нет. Самое сложное в этом случае – объяснить человеку, что он здоров, не нуждается в терапии. Какой уж тут нозоцентризм, увольте!

О моей жизни, о борьбе с болезнью - история больного шизофренией
medrussia.org

«Папины сны»: журналист Esquire — о жизни своего отца, который на протяжении 25 лет болел шизофренией

Слово «шизофрения» в нашей семье произносить было не принято. Когда речь заходила о папиных странностях, говорили: «Папа болеет». И мне долго казалось, что это какое-то преувеличение: температуры же нет, руки-ноги на месте. Да, он выглядел замкнутым человеком без интересов, которому лень даже встать с дивана. Разве это так сложно — встать с дивана?

Папа умер чуть больше года назад. Сначала я скрупулезно восстанавливала историю его жизни. Поговорила с мамой и бабушкой. Записала собственные воспоминания. И отнесла все социологам и врачам. Тем, кто лечил папу, и тем, кто никогда его не видел. Тем, кто работает здесь и сейчас, и тем, кто делает это в тысячах километров отсюда. Тем, кто каждый день заходит в палату, и тем, кто исследует болезнь со стороны. Я хотела получить очень простые ответы. Когда мой папа действительно заболел? Можно ли было его вылечить? Правильно ли его лечили? Как должна была вести себя я? Моя мама и бабушка? Могли ли мы понять его, а он нас? Вместо этого я получила только новые вопросы. Один из которых — была ли это вообще шизофрения?

Александр Данилин, психиатр Московского психоневрологического диспансера №23

«Сегодня слово «шизофрения» — почти как «любовь». Когда человек говорит «я тебя люблю», он может иметь в виду все, что угодно. Например, «дай мне денег» или «трахни меня». К любви это имеет очень мало отношения, но мы все это называем одним словом. Вот и шизофрения — абстрактный термин. Он не имеет никакого отношения к объективным анализам, исследованиям, тестам. До сих пор нигде в мире нет никаких объективных способов диагностики шизофрении. Я, читающий заполненную пациентом анкету, становлюсь кем-то вроде судьи».

Джоэл Клейнман, глава отделения клинических исследований Института развития мозга Либера, США

«Что происходит с человеком, когда он заболевает шизофрений? Смотрите, в мозгу есть область, которая называется префронтальная кора. Она отвечает за способность планировать и давать оценки. В определенный момент, чаще всего в подростковом возрасте, начинают налаживаться связи между этой областью и другими. И если на этой стадии происходит сбой, то вы получаете шизофрению. Навсегда — лечения для этого сбоя не придумано. Сегодня врачи могут помочь больному шизофренией избавиться от так называемых «позитивных симптомов» — галлюцинаций, но они не в состоянии восстановить интеллект, способность планировать и судить.

Есть довольно простой тест, с помощью которого вы можете выявить признаки шизофрении. Просто три минуты вспоминайте животных — столько, сколько можете. Здоровый человек в среднем назовет 40 животных, больной — не больше 24. Вот почему. Первые 16 животных вы называете на автомате: кошка, собака, лошадь, обезьяна… Дальше вам нужна стратегия. Например, вы вспоминаете, как ходили в последний раз в зоопарк, или можете начать перебирать животных по группам — птицы, рыбы и так далее. Если вы в состоянии придумать хоть какую-то стратегию — вы здоровы».

«Познакомились мы с твоим папой летом 1983 года в Алупке, в пивном баре. Он отдыхал с однокурсниками по МФТИ — по тем временам учиться там было невероятно престижно. У него был немного диковатый вид: огромная копна кудрявых волос, брюки песочного цвета, выцветшие, довольно рваные. Я в то время увлекалась балетом и с собой у меня была книга про Нижинского. Нижинский танцевал с совершенно кошачье-леопардовой грацией. И когда мы всей толпой пошли на пляж, я обратила внимание, что вот этот молодой человек, Коля, очень интересно двигается. Абсолютно по‑кошачьи.

На пляже твой папа пошел на конец пирса, помахал всем рукой и прыгнул в воду прямо в одежде. Ему все было по фигу. И эта безумная естественность ужасно подкупала. Еще у него было прекрасное чувство юмора — мы все время хохотали. В нем было какое-то невесомое, феерическое рас***дяйство, какая-то легкость в отношении к жизни.

Целый год мы мотались на поездах Питер — Москва. Денег ни у кого не было, ездили плацкартным. Твой папа тогда играл в театральной студии и дружил с билетными спекулянтами. Однажды, чтобы сделать мне приятное, он достал один билет на «Мастера и Маргариту» на Таганке: отправил меня на спектакль, а сам пошел гулять с друзьями. Когда я вышла из театра, они были такими пьяными, что разделить мой восторг уже никто не мог.

В ноябре 1983-го твой папа сделал мне предложение. Мы собирались в Волгоград — знакомиться с его родителями. Встретили нас радушно. Раиса Семеновна по‑доброму ко мне отнеслась, кажется, на нее произвело впечатление, что у меня недавно умерла мама. Но кое-что в первый момент меня напрягло. Вся квартира была завалена бумагами, банками, крышками, бог знает чем. Рояль я заметила только через год. Правда, вечером Раиса Семеновна сказала, что покажет мне фотографии, — и, несмотря на хаос, моментально их нашла».

Раиса Еременко, бабушка, 80 лет

«Я хорошо помню знакомство. Дверь открывается, на пороге Дина. И я так по‑крестьянски — видимо, это корни, — с распростертыми объятиями к ней иду, а она немного пятится назад от меня. Не помню уже, опустились у меня руки или я ее за плечи подержала. Но вот это первое впечатление в памяти задержалось».

«Свадьба была в Ленинграде — весьма банальная. В босоножках по снегу было не подойти к Медному всаднику, и Коля нес меня на руках. Понаехали родственники и друзья из всех городов, гуляли в нашей комнате — 55 метров в коммуналке. На свадьбу нам подарили двухлитровую рюмку. Коля без конца плескал в нее шампанское, напился в стельку и спал в уголке на полу. Я немного побесилась, но потом махнула рукой: напившийся жених — что здесь такого необычного. Три дня мы праздновали свадьбу, это слегка напоминало затянувшийся Новый год: все встают, опохмеляются, едят оливье и снова отмечают.

В апреле 1984 года Коля окончательно перебрался в Ленинград. Мой папа устроил его на завод приборостроения «Светлана». Коля хотел в научный институт, но там не было вакансий. Жили весело, я старалась быть разгильдяйкой — Коле под стать. Когда родилась твоя сестра, сшила кенгурушку — тогда это выглядело дико. Мы постоянно ездили за город, а чтобы не тащить по кочкам тяжелую коляску, Таньку клали спать в чемодан. Жаль, у нас не было фотоаппарата».

«Я приехала в Петербург на три месяца — помогать с Таней. И все время слышала, что идет не обыкновенный разговор, а ваша мама кричит, папиного голоса не слышно. У нас с Колей состоялся разговор, он ответил: «Ой, мам, ты знаешь, Дина покричит-покричит, а потом снова все хорошо». Я ему тогда сказала: «Дина покричит и перестанет, а у тебя на сердце откладываются рубцы».

«А потом Коля зачем-то предложил снять в коммуналке старинный тигровый паркет, переживший блокаду, и положить доски. Отодвинул шкаф и начал сваливать туда ящики, которые надо было разобрать и отполировать. Туда добавились выдранные откуда-то ржавые гвозди, коробки, строительный мусор. Меня это немного напрягало — этот хлам напоминал волгоградскую квартиру. Я сказала, что паркет он тронет только через мой труп. Коля спорить не стал, а я решила не заглядывать за шкаф — в конце концов, места было предостаточно».

Аркадий Шмилович, заведующий медико-реабилитационным отделением Психиатрической клинической больницы №1 имени Н.А. Алексеева

«Вы мне так красиво рассказываете о том, как вел себя папа. Что он даже попросил убрать паркет, совершал поступки, которые казались странными, которые трудно совместить с его высоким уровнем интеллекта. К сожалению, ваша мама спохватилась слишком поздно. В самом начале нет четкой грани между больным и здоровым. К врачу нужно бежать, когда психические расстройства только начинаются».

«Чтобы вырваться из коммуналки, мы съехались в трехкомнатную квартирку с двумя моими старенькими бабушками. Они были страшно рады, но потребовали отдельных комнат — мы с Таником и Колей оказались в проходной. В этой квартире у нас была абсолютно совковая жизнь: теснота, уединиться можно было только в туалете. Бабок мы раздражали — и они нас тоже.

Коля стал срываться. Начал говорить какие-то странные вещи, на словах в нем внезапно проявлялась необъяснимая жестокость, я пугалась: «Как вот этот человек может такое сказать?» Вдруг мне стало казаться, что я живу с посторонним человеком. Он стал целыми днями чертить какие-то схемы и читать книги про молох ведьм. Я успокаивала себя тем, что просто устала и придираюсь. И правда, потом тучи прошли — это был просто дурной сон».

Мариэке Пийненборг, доцент кафедры клинической психологии Университета Гронингена, Нидерланды

«К психическим заболеваниям долгое время относились категорично — оно либо у тебя есть, либо его нет. Сегодня отношение изменилось, и между больным человеком и здоровым уже не проводят такую резкую грань. Потому что, например, бред бывает разной степени тяжести и иногда случается и у здоровых людей. Очень тяжело порой отличить нормальное поведение от патологического».

«Коле не нравилось на «Светлане», он мечтал с завода уйти. Кто-то ему рассказал, что есть возможность поехать в экспедицию в Антарктиду. Он сходил в Институт Арктики и Антарктики, его там полюбили, прошел кучу тестирований и медосмотров. В том числе и у психиатра, который ему сказал, что он здоров.

Это была уже глубокая осень 1987 года. Я лежала в больнице на сохранении, ты должна была родиться через несколько месяцев. Экспедиция была на год, но я была уверена, что справлюсь. Он прибегал и рассказывал, как привезет нам пингвина. Но в один день пришел под окошко и крикнул: «Все сорвалось. Мне отказали». Я так и не узнала, по какой причине.

Колю это сломало. Он стал больше пить. Зачастили собутыльники. И все становилось мрачнее и неприятнее».

«Ваш папа, вне всякого сомнения, был слабым человеком. Он не держал удар, он был эмоционально неустойчив, проваливался в себя. До поры до времени это были изменения сугубо невротического характера. Но попытка пить, чтобы чувствовать себя свободным, до добра не доводит».

«А потом у нас сломался стол на кухне. Это было 16 ноября 1987-го. Колька отказался ехать за новым, сославшись на дела, я взяла Таню в охапку и поехала в мебельный магазин одна. Тогда все было в дефиците, но я нашла ровно тот столик, который нам был нужен, с голубым пластиком сверху. Позвонила от заведующей Коле — чтобы помог забрать столик. Он снова отказался. Я повесила трубку, нашла какого-то мужика с машиной, он нас довез и выгрузил. И в этот момент из подъезда выходит Коля. Я обрадовалась, а он вместо того, чтобы помочь, говорит: «Сами занесите, у меня дела». И уходит. Я как-то затащила этот столик, собрала его и уехала с Таней к подруге. Весь вечер жаловалась ей, что на Кольку будто мрак какой-то опустился. Мы остались у нее ночевать. Наутро до подруги дозвонился мой отец и сказал только одну фразу: «Срочно приезжай».

Дверь в квартиру открыть было невозможно. Потому что все банки, консервы, стулья, мебель, тумбочки — все летело в проход. В квартире не было живого места, разбито и сломано все, что только можно. Когда я зашла в комнату, то увидела, что в 20-литровой бутыли самодельного вина осталось на донышке. Коля бегал и кричал, что кругом враги и что он всем покажет. Успокоить его было невозможно, он продолжал подливать себе и только возбуждался еще больше. Я нашла в бабушкиных лекарствах сильнодействующее снотворное, натолкла его и насыпала в стакан с вином. К счастью, он заснул.

Я села посреди разгромленной квартиры, не понимая, как жить дальше. А потом начала потихоньку убирать. Вынесла стекло и ломаную мебель. Мне было так жалко этот чертов столик — у него откололся край, но потом мы так и жили с ним, новый уже не купили.

Когда Колька проснулся, он даже не извинился за то, что натворил. Просто встал и ушел гулять».

Дмитрий Колесников, врач-психиатр, ведущий научный сотрудник Клиники внутренних болезней ПМГМУ им. И.М. Сеченова

«Психиатрия — наука точная. И я вам могу совершенно точно назвать диагноз вашего папы: шизофрения непрерывно текущая параноидная. Налицо позитивная симптоматика — бред и галлюцинации. Это обязательные симптомы, как принято считать. Но важно уточнить, что они могут возникнуть и при запредельных внешних раздражителях. Например, помести меня сейчас в Администрацию президента на месяц — у меня тоже начнется параноидный бред».

«У нас в стране все любят называть шизофренией. Нет органических психозов, нет психозов, возникающих под воздействием ЛСД, нет психозов, связанных с патологическим фоном гормонов щитовидной железы, — это все шизофрения. Так повелось еще с 1960-х, когда появилось учение Снежневского, главного психиатра СССР, о едином психозе».

«Дальше стали происходить странные вещи. Твой папа поставил несколько замков, принес откуда-то фанеру и загородил балконную дверь, задраил форточки, навешал на окна каких-то тряпок. Он говорил, что у него могут быть неприятности, не мог сидеть на одном месте: все время куда-то пропадал и возвращался. Я обзванивала больницы, но через сутки он приходил сам — с совершенно безумными глазами. Ночью не спал вообще, гремел то мебелью, то посудой. И все время прикладывался к вину, хотя так страшно больше не напивался».

Бертрам Карон, профессор факультета психологии Университета Мичигана, США

«Люди, страдающие шизофрений, живут в состоянии постоянного страха. Нам всем бывает страшно — иногда в течение пяти минут, иногда целый час. Но здесь страх съедает тебя неделями, месяцами. Чаще всего речь идет о страхе смерти. Даже не смерти, а небытия. Какие мысли приходят в голову больному? Это зависит от ситуации. Он может накрутить себя до мыслей «да тот-то хочет убить меня», прыгнуть в первый поезд и уехать. Для них их галлюцинации и есть реальность».

«Я его долго уговаривала поехать в психдиспансер. Доктор назначила лекарства, скорее всего, это был какой-то банальный галоперидол. Но про диагноз толком так и не сказала: то ли шизофрения, то ли маниакально-депрессивный психоз».

«Вот чем отличается маниакально-депрессивный психоз от шизофрении. Шизофрения — это галлюцинации и постепенная потеря интеллекта. Маниакально-депрессивный психоз — это тоже галлюцинации, но при этом интеллект никуда не девается. Люди с таким диагнозом становятся докторами, адвокатами и учеными. Они женятся и заводят детей. Как ставится диагноз в случае психических заболеваний? Есть международный стандарт ДСМ-5. Доктор должен подробно расспросить пациента и получить от него как можно больше информации. Затем врач сверяет эти сведения с критериями и ставит диагноз. В шизофрении ищут сочетания позитивной симптоматики, то есть галлюцинаций, и негативной — потери мотивации.

В случае с вашим отцом у меня есть некоторые сомнения по поводу диагноза. Особенно потому, что он все-таки был женат, у него были вы и ваша сестра. Поставить правильный диагноз, возможно, мешала тяга к алкоголю. Ошибка в диагнозе и последующее неправильное лечение может сильно навредить пациенту — длительное применение галоперидола прописывают при шизофрении, но при МДП это губительно».

Леонид Ионин, преподаватель социологии Высшей школы экономики

О моей жизни, о борьбе с болезнью - история больного шизофренией
esquire.ru

COMMENTS