Отношение таджиков к русским женщинам

Как в Таджикистане относятся к русским

Содержание статьи

  • Как в Таджикистане относятся к русским
  • Любят ли русских болгары?
  • Как относятся к русским девушкам зарубежом

Почему многие таджики предпочитают работать в России?

О жизни в Таджикистане можно сказать как положительные, так и отрицательные вещи. Из хорошего стоит выделить благоприятный климат: в летнее время здесь жарко, а в зимнее – свежо и прохладно. Природа в этой стране сильно впечатляет: бесконечный горный ландшафт, свежий воздух и теплая сельская атмосфера. Государство насыщено национальной культурой и традициями, которые население бережет по сей день.

Обратная сторона медали показывает слабую и нестабильную экономику, низкую оплату труда и высокую безработицу. Уровень образования аналогично очень невысок, именно поэтому большой пласт молодых людей предпочитает покидать родные края и перебираться на обучение и заработки в страны, уровень жизни которых выше – Россия, Казахстан, Турция и другие.

Работа в Таджикистане

Высокий уровень безработицы очень высок в этом государстве, и связанно это с многими факторами.

Во-первых, это географическое расположение страны, которая отдалена от морских путей. Это сильно сужает экономические возможности.

Во-вторых, в городах отсутствуют крупные фабрики и заводы. Товары, которые можно отправить на экспорт, практически отсутствуют. К тому же из-за гражданской войны множество объектов банально разрушено.

Из-за этого больших перспектив работать на территории Таджикистана нет, и большая часть молодого населения в поисках высокооплачиваемой работы отправляется в Россию.

Пакет документов для трудоустройства в РФ

Для работы в Российской Федерации жители Таджикистана должны предъявить определенный список документов. Их перечень:

  • Миграционная карта;
  • Копия заграничного паспорта;
  • ИНН (при его отсутствии оформлять его должен работодатель);
  • Трудовая книжка;
  • Чек об уплате налогов
  • Документ об образовании или квалификации (при поступлении на работу, требующую специальных навыков и знаний).
  • Справка о регистрации, РВП или ВНЖ.

Таким образом, обладая списком документов, устроиться на работу в России не так сложно, этим и пользуется большинство людей, прибывших из Таджикистана.

Отношение к русским

Россия для Таджикистана является не только ближайшим соседом, но и экономическим и политическим помощником. На данный момент между странами установлены совместные обязательства: теперь русские и таджики могут посещать страны без визы, жители Таджикистана труда могут оформлять ВНЖ, без сложностей работать на территории РФ.

В российских городах много таджиков, которые трудятся в различных отраслях и остаются в РФ надолго, чтобы улучшить свое материальное положение.

В Таджикистане много русскоговорящих жителей, по городу видны таблички с названиями на кириллице. Таким образом местные власти показывают почтительное отношение к России, которую считают главным политическим и экономическим союзником.

www.kakprosto.ru

«Меня пугали, что муж-таджик будет строгим»: история любви Фируза и Наташи

Они прошли через многое и сегодня уверены, что трудности помогли им больше понимать и ценить друг друга.

Их семьи не верили в их чувства, но они все-таки выстояли и доказали, что национальность не помеха для любви. Историю межнациональной семьи рассказывает Migrant.news.tj

История Фируза

История Фируза Шайхова из Курган-тюбе началась банально – после школы не смог поступить в медицинский университет, и родители решили, что ему нужно поехать в Россию на заработки, а если повезет, то сможет там поступить и отучиться.

Так, в 2012 году 17-летний Фируз попал в Москву.

«Я не хотел в Россию. Знал, что оттуда возврата нет – мой отец ездит на заработки уже больше 20 лет и брат с недавних пор тоже в России. Я хотел учиться и жить у себя на родине, но раз не поступил, то был вынужден послушаться родителей и поехать», – признается Фируз.

“Я б имел трех жен”. Новая любовь многоженцев в России

Со знанием русского языка у него проблем не было, он хорошо изучил язык в школе и без проблем разговаривал.

Собрать вовремя все документы и сдать в вуз он не смог, не успел. Три месяца регистрации, отведённые для пребывания в России закончились быстро, но уехать он решил после того как заработает хотя бы немного денег.

«В течение шести месяцев где только не работал. Скажу честно, я ничего не умел, ни штукатурить, ни кирпичи класть, но пришлось всему учиться быстро, здесь времени на раздумье нет», – рассказывает Фируз.

Он вспоминает, что много раз попадал в ситуации, когда не платили за работу.

«Чаще всего обманывают мигрантов-нелегалов, у которых нет документов, с которыми не подписывают договоров. Мигрант при всем желании доказать ничего не сможет, а если и докажет, его никто и слушать не будет, он ведь нелегал. Чуть что сразу угрозы – будешь рыпаться, сдадим в полицию, они депортируют. Вот и я не раз на такое попадал. Бывало, что свои же таджики обманывали, брали на работу, обещали, но не платили, исчезали вместе с деньгами», – рассказывает он.

Фируз вспоминает историю, когда, по предложению одного знакомого взялся за работу на объекте вместе с несколькими земляками. Спустя некоторое время они поняли, что их обманули — они лишились зарплаты, общей суммой в полмиллиона рублей.

Нет повести прекраснее на свете… Великие истории любви Востока

Оказалось, хозяин объекта заплатил всю сумму тому самому знакомому, который и набирал «персонал» для работы, а он исчез вместе с деньгами.

Через некоторое время он устроился на работу на завод, но и оттуда из-за соотечественников пришлось уйти.

«Знаете, наши таджики в России не всегда дружны, готовы «кинуть» любого соотечественника. Я это понял, работая на заводе. Так как я русский хорошо знаю, смог хорошо общаться с хозяином завода, был в хороших отношениях с ним, а это не понравилось ребятам-таджикам, которые тоже там работали, вот они и постарались меня оттуда выжить», – вспоминает он.

Судьба ждала в Екатеринбурге

После нескольких неудач Фируз решил поехать в Екатеринбург к брату, который был там уже несколько лет. Поиски работы привели его в один из екатеринбургских торговых центров, там его взяли охранником в магазин.

В торговом центре однажды среди покупателей он заметил симпатичную девушку и решил с ней познакомиться.

Девушку звали Наташа, и она часто бывала в этом магазине, так как жила рядом, и многие сотрудники торгового центра знали ее.

«Я не очень-то и хотела знакомиться с Фирузом, – улыбаясь вспоминает Наташа. – Он очень долго пытался со мной познакомиться, но я на момент нашей первой встречи была еще школьницей».

Как живут и интегрируются в России дети таджикских мигрантов?

Она обычная девушка из Екатеринбурга, которая своим согласием выйти замуж за таджика удивила родных и друзей, но со временем они убедились, что это судьба и молодые люди счастливы вместе.

Но судьба оказалась благосклонной, и выяснилось, что в общежитии, где живут Фируз и его брат так же живет и подруга Наташи, к которой она однажды зашла в гости.

«Она нас познакомила, но Фируз не впечатлил меня тогда. Он спросил про меня у подруги, а та дала мои данные в соцсети. Он записал их у себя на руке ручкой, а потом, как он рассказывал, руку помыл и все стёрлось», – вспоминает девушка.

И все же, через какое-то время он нашел ее в социальной сети вКонтакте, настойчиво отправлял запросы на дружбу и наконец-то она приняла его запрос. Общение в соцсети тоже не дало результатов, девушка все так же не обращала на Фируза внимания. Но все решил случай.

«Однажды в магазине я пополнила счет телефона, а он забрал чек. Через пару минут раздался звонок и…началось, – говорит Наталья. – Он писал, предлагал встретиться, я отказывала, не хотела осуждений людей, так как у нас плохо относятся к людям нерусской национальности. Но он был настойчив. Как-то с подругой мы пошли в парк, и он пришёл, подсел, поговорил с нами…И после этого начали переписываться как друзья».

Если ждешь, приеду

Потом он уехал в Таджикистан на 7 месяцев.

Они переписывались, очень много говорили, и однажды Наташа, спросила, когда он уже вернется. «Если ждёшь, я ради тебя приеду, сказал он мне. И уже через несколько дней я его встречала в аэропорту, – вспоминает Наташа. – Сложности были с моими родителями, я думаю, они не верили в нас. Сложности были и с его друзьями и моими подругами. Они придумывали разные истории, чтобы нас поссорить, да, из-за них мы ругались, но также и мерились, а потом оказалось им просто нельзя верить».

“В чем сила, ака?”. Фильм о мигрантах из Средней Азии взял спецприз на фестивале “Сталкер”

Фируз, будучи мигрантом, часто попадал в разные истории, и Наташа всегда была рядом.

«Она удивительный человек, — говорит Фируз, — много испытаний у нас было. Было однажды, когда меня забрали в полицию, она туда пришла за мной, плакала и просила меня освободить. Приносила мне еду, я это никогда не забуду. Она всегда готова мне помочь. Часто признается, что познакомившись со мной и увидев нелегкую жизнь мигрантов, поняла, как сложно нам зарабатывать деньги и жить вдали от родни в чужой стране».

Несмотря на все сложности, Фируз мечтает поступить в вуз.

Он сдал документы в частный вуз – Уральский финансово-юридический институт (УрФЮИ) и доучился до третьего курса. А потом университет лишили аккредитации и Фируз остался без диплома. Но он намерен возобновить учебу в другом университете и все же получить диплом.

Свадьба в Таджикистане

Через некоторое время Фируз решился сделать предложение Наташе, и она согласилась. Родители Фируза были согласны и решили сыграть свадьбу в родном Курган-тюбе. Свадьба состоялась в марте 2018 года. На невесту Наташу приехали посмотреть многочисленные родственники и соседи.

Где пригодился, там и поженился. Зачем мигранты повторно заводят семьи на чужбине

Она надела свадебное платье, и покрыла голову платком, как того попросили его родственники. Наташа стойко прошла все национальные свадебные обряды, хотя очень волновалась и боялась что-то сделать не так, неправильно поклонится, например.

«Такие интересные обряды у таджиков оказывается, я и не знала, что у вас такие замечательные обычаи. Я расспрашивала у родственников мужа, у женщин, для чего этот обряд, что он означает, было очень интересно. После ресторана приехали домой. Соседи сбегались из домов как услышали звуки свадебной музыки, родственники дарили подарки и деньги, кидали конфеты, я сидела внутри «чодара». Все это было удивительным для меня», – вспоминает девушка.

Она вела себя как настоящая «местная» невеста.

«Для меня было странным – она вставала рано утром и занималась домашними делами. Я говорил ей, чтобы она не делала, ведь она не привыкла к такой нагрузке, но она даже не слушалась и все делала», — рассказывает Фируз.

Наташа стала для родителей Фируза келинчон (невестка) и они всегда поддерживали ее. Она с легкостью изучила таджикский и говорит на нем, хоть и ошибается в окончаниях, но все понимает.

«Многих удивляет, что я знаю гимн Таджикистана. Мне говорят, что типа не каждый таджик знает гимн, а ты выучила его. У меня много подруг таджичек и мне это нравится», — улыбается Наталья.

«Меня часто пугали словами типа «таджики строгие, будешь сидеть дома, и никуда не позволят выходить». Они даже близко не были правы, мне муж ничего не запрещает. Мы с ним уже через многое прошли, у нас во всем доверие и поддержка. У меня есть блог в Инстаграме @toshka.sh называется. Там я рассказываю о своей жизни, свадьбе, обо всем. Многие спрашивают о том, не запрещает ли муж и знает ли он об Инстаграм. Нет, не запрещает, все знает, все читает, поддерживает во всем», — говорит она.

Фируз и его брат сейчас занимаются своим делом, решили начать с малого и открыть небольшой киоск по продаже фаст-фуда в Чебоксарах, но это лишь начало, уверен молодой человек, они хотят дальше расти в этом направлении.

У Фируза и Наташи много планов. Конечно, он хотел бы быть на родине, но говорит, что лучше быть в чужой стране, работать и зарабатывать нормальные деньги, а не считать копейки на родине. Хотя очень надеется, что придет время и зарплаты в Таджикистане будут выше нынешних и станут покрывать расходы, а до того он будет в России, как и тысячу других молодых и трудоспособных таджикистанцев.

asiaplustj.info

makarov_vadim

У вас есть часы. У нас есть время.

Мои впечатления о Таджикистане

Все нормальные туристы едут в Египет и Таиланд. Там все включено, там можно лежать сутками на пляже, обжираться до отвала и упиваться вискарем из дьюти-фри. Там на экскурсию возят в кондиционированном автобусе, давая с собой подушку и пакет со жратвой.
Я – не нормальный турист. У меня свои тараканы и будьте уверены, они (тараканы) крупные и матерые. Поэтому, я поехал в Таджикистан.
О Таджикистане я знал следующее:
1. Страна, население которой – сплошь фанатичные талибы, со всеми вытекающими последствиями (экстремизм, терроризм, бесправие женщин, религиозное мракобесие).
2. Страна, где по-беспределу осудили русских летчиков и где, в принципе, «белому человеку» очень опасно и абсолютно нечего делать.
3. Страна нищих, диких и чумазых гастарбайтеров, Равшана и Джамшуда, заточенных на совершение преступлений в России (в основном изнасилований и сбыт наркотиков).
4. Страна, где героин продается на каждом углу по цене рубль за килограмм.

Здесь я попытаюсь рассказать, что я в Таджикистане увидел. Говорить буду исключительно за себя, что видел и слышал. Выводы, которые я делаю на основе увиденного я никому не навязываю.
Поскольку я нифига не Лермонтов, складного рассказа не получится. Постараюсь изложить тезисно. Итак:

О подготовке к поездке.

Вообще не готовился. Как сказано выше, про страну я ничего не знал. Решение, пришло «от фонаря» и времени на изучение вопроса не было вообще – работа мешала. В Интернете про Таджикистан написано очень мало. На нескольких сайтах турфирм есть краткое описание достопримечательностей, историческая справка и тому подобная лабуда, не имеющая практического значения. Отзывы побывавших я прочитал уже после возвращения.
Но если живешь в Московской области, найти более-менее знакомого таджика проблем не составляет. У кого-то таджики дачу строили, кому-то ремонт делали, у кого-то на фирме работают легально или нелегально. Такой знакомый враз отыскался. Али, так его звали, около 7 лет жил по соседству, его знал я сам и другие мои знакомые. Я попросил его помочь с поиском ночлега и регистрацией в Таджикистане, за адекватную компенсацию потраченного времени. Он дал мне телефон брата, который согласился в этом помочь. Решив этот вопрос, я взял билеты, накидал в рюкзак одежды на четыре дня, с учетом местной погоды (с сайта) и поехал в Домодедово, в шутку, сказав Али, что он остается заложником до моего возвращения
Билеты были взяты на самолет компании «Таджик Эйр», что само по себе звучало жутковато. В воображении всплывал этакий штопаный «пепелац», летающий на честном слове и одном крыле. На регистрации я был единственным русским, кто летит этим рейсом. Когда наконец-то я прорвался через толпу к стойке, сотрудница аэропорта вытаращила в недоумении на меня глаза и спросила, что-то вроде «а ты то какого хрена туда собрался». Ответ «туризм» ее убил еще сильнее. Нечто аналогичное произошло на паспортном контроле. После ответа на вопрос «Ваша цель поездки», мой паспорт вертелся в руках барышни-пограничника довольно долго.
Самолет, на удивление оказался свежим Боингом 737-800, очень чистым и внешне вполне заслуживающим доверия. Как выяснилось, помимо меня в Душанбе летел еще один русский мужик с женой и наш генерал-майор от авиации с семьей. Через четыре часа я был в Душанбе. Порадовало, что при приземлении никто не хлопал. Паспортный контроль я прошел быстро, а таможенного контроля вообще не было. Цель приезда никто не спрашивал, багаж не досматривали, мозг никто не плющил. На выходе меня встретили братья Али с другом.

Летя в Душанбе, я рассчитывал на некоторую возмездную помощь со стороны моего знакомого и ВСЁ.
Я ошибся.
Меня встретили, принимали и проводили как Гагарина.
Начиная с выхода из аэропорта, у меня забрали рюкзак, и, несмотря на мои протесты, тащили его сами до машины и от машины до дома. Потом, также в обратном порядке. С меня не попросили ни копейки денег, ни за ночлег, ни за еду, одарили подарками. Зарезали барана. Поили и кормили как на убой. На третий день я отказался от попыток, предложить заправить на свои машину, оплатить, хотя бы за себя, обед в кафешке или просто оставить денег принимавшим меня людям. В день отлета, со скандалом я все-таки добился того, что мне позволили купить на базаре сувениры за свои деньги. В итоге, за четыре с половиной дня пребывания мною было потрачено три тысячи рублей. Мог и их не тратить. Слух о том, что в колхоз приехал русский, из Москвы, разнеслась по всем улицам. Меня постоянно приглашали в гости в разные дома на обед или ужин. Если бы я обошел всех приглашавших, я бы наверняка сдох от переедания.

Где удалось побывать.

Первый и последний день мне показывали Душанбе. Остальное время я провел в Курган-Тюбе (Кургонтеппа), райцентре Вахш и колхозе Москва (ныне Куляб).

Об отношении к русским и России.

Абсолютное большинство граждан Таджикистана относится к России вообще и русским в частности ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПОЛОЖИТЕЛЬНО. Не взирая на наше отношение к ним в России. ИМХО. Если сейчас в Таджикистане провести референдум о присоединении к Российской Федерации не менее 80% выскажется «ЗА». Все здравомыслящие люди в этой стране понимают, что без России Таджикистану крышка.
Во-первых: потому, что половина бюджета страны зарабатывается гастарбайтерами в РФ,
Во-вторых: потому, что без военной поддержки России исход гражданской войны в Таджикистане мог быть совершенно другим,
В-третьих: потому, что без российского военного присутствия и политической поддержки, Таджикистан, имеющий серьезные разногласия с Узбекистаном и территориальные претензии со стороны Китая, может легко потерять суверенитет.
В-четвертых: потому, что Россия помогает Таджикистану в ряде экономических проектов.
Всё это таджики понимают и ценят.
Русских в Таджикистане осталось совсем мало. В Душанбе их больше, в том числе россиянки вышедшие замуж за таджикских мужиков, в Курган-Тюбе тоже попадаются. Одна из представительниц русской местной диаспоры – начальник Кургантюбинского ОВИРа, некая Мария Ивановна Ботвинкина, делавшая мне регистрацию. Вот она :

Насколько я понял, какой-либо дискриминации они не испытывают.
Есть в Курган-Тюбе и другие русские. Их довольно много и они хорошо заметны, ибо в форме. Это военнослужащие 201 российское военной базы или как их называют таджики «СНГшники». Их жилой городок заметно выделяется среди остальных городских построек. Передвигаются они на машинах вот с такими номерами.

Чувствуют наши военные в Таджикистане себя вполне уверенно, по городу ходят в одиночку, без оружия. Отношение к ним таджиков очень уважительное, по указанным выше причинам.
Боеспособность собственной армии местные оценивают достаточно скептически и считают, что присутствие наших войск гарантирует суверенитет Таджикистана. Кстати, по словам таджиков, после некоторого перерыва, границу с Афганистаном вновь охраняют наши пограничники. За что купил – за то и продаю.
Как рассказал хозяин дома, до гражданской войны в их колхозе жили русские, немцы и греки. Они составляли почти половину колхозного населения. Все они уехали. Причиной этому явилась гражданская война, в ходе которой одни таджики «юрчики» резали других таджиков «вовчиков» и наоборот. Боевые действия, по словам местных, были вполне сопоставимы с нашими чеченскими войнами и последствия их видны до настоящего времени. Где-то до сих пор стоят брошенные, полуразрушенные дома, где-то, вдоль дорог, сожженная бронетехника. Рассказывали мне про войну с хорошо заметным содроганием, показывали отметины от пуль на стенах. Русских в той войне целенаправленно не притесняли – они попадали под раздачу в общем порядке. А поскольку у многих было куда уехать – уехали подальше от войны и нищеты.
Все таджики, когда об этом заходил разговор, просили у меня, русского, прощения за инцидент с арестом русских летчиков. Широкая таджикская общественность к их аресту отнеслись исключительно негативно, отзываясь о собственном правительстве, допустившем это в нецензурной форме. Формы эти, кстати, звучали по-русски знакомо.
В России я смотрел передачу, в которой некий корреспондент, якобы очень рискуя, чуть не ползком, прокрался к аэродрому и заснял те самые самолеты. Сие подавалось как некий журналистский подвиг. По моей просьбе мне эти самолеты показали. Они так и стоят на аэродроме в Курган-Тюбе. Никто не мешал мне их сфотографировать их на мобильник (фотоаппарата просто с собой не было). Вот они стоят на поле. Качество фото оставляет желать лучшего.

Кстати, учитывая наличие в Курган-Тюбе российской военной базы, освободить летчиков силовым путем было бы делом техники, при наличии политического решения. Слава богу, до этого не додумались.
А это, специально для господ националистов и прочих таджикофобствующих личностей. На фото строящийся православный храм в Курган-Тюбе.

Отношение таджиков к своему президенту Рахмонову, как я понял, напоминает отношение россиян к Путину. Все признают его очевидные заслуги, но он уже «за@бал». Недовольны тем, что Рахмонов подмял под себя весь бизнес, который находится в руках его дочек, зятьев и прочих родственников. Зато к Путину, таджики относятся исключительно положительно. Желают ему победы на выборах. Наиболее отрицательный персонаж из российских политиков – Жириновский.
Что касается отношения к соседним государствам, то на первом месте стоит Россия. Ее считают другом и покровительницей. Вторая дружественная страна – Иран. Таджикский и персидский языки очень похожи и относятся к одной языковой семье. Затем по порядку идут Киргизия, Афганистан и Китай. Самое худшее отношение к соседнему Узбекистану. Между странами имеется весьма серьезный конфликт, как мне объяснили из-за строительства Рогунской ГЭС. Последняя, по мнению узбеков, ограничит сток воды в Амударью, что отрицательно скажется на орошении хлопковых полей. Между странами введен визовой режим, что создаёт большой геморрой Таджикистану, осложняя и удорожая транзит необходимых грузов.

О религиозности и алкоголе.

Вообще, за время пребывания, каких-либо ярких проявлений религиозности я не увидел. Возможно, мне просто этого не показали. Однако о степени религиозности таджиков можно в какой-то мере судить по их отношению к алкоголю. В Таджикистане с алкоголем всё в порядке. Пробовал и местную водку и местный коньяк. Последний делается на Истаравшанском винзаводе и очень даже ничего. Мои наблюдения относительно алкоголя такие: Люди от 45 и выше к алкоголю относятся вполне лояльно. Есть и реально пьющие. Это те, кто служил в Советской армии, кто помнит русское население Советсткого Таджикистана. Молодежь (20-30 лет) пьет значительно меньше. Среди тех, с кем я общался из этой возрастной категории никто алкоголь не пил и не курил, все активно занимались спортом. Женщины алкоголь не употребляют вообще. Национальные особенности относительно алкоголя конечно имеются. В магазине, алкоголь на полках не стоит, его продают из-под прилавка, причем в бумажном или черном пластиковом пакете. Пьют сорокоградусную из пиалушек.

О русском языке.

В Таджикистане многие хорошо говорят по-русски. В семье, где я жил наш язык знали все. 65-летний хозяин дома и его жена, около двадцати лет не разговаривавшие на русском, изъяснялись очень прилично. Их дети говорили еще лучше. Две младших дочки, изучающие русский язык в лицее, говорили вообще без акцента, хотя словарный запас у них еще невелик.

В Душанбе, впрочем, и в Курган-Тюбе в большом количестве встречаются вывески на русском языке. Встречаются и таблички времен СССР.

Здесь же желаю сказать три слова об образовании вообще. Среди старшего поколения таджиков не мало образованных людей. Обратная ситуация с теми, кому около 25-30 лет. Их детство пришлось на гражданскую войну и послевоенную разруху. Именно этих людей мы видим в Россиии на заработках. Но, именно, они четко понимают, что их детям образование жизненно необходимо. Подрастающее поколение таджиков, боюсь может оказаться более образованным чем русские того же возраста.

В Таджикистане БЕЗОПАСНО. Всё.

За все время пребывания до меня не докопался ни один «милитсиянер», хотя я зело выделялся на фоне местных. Однако регистрацию я на всякий пожарный сделал – была опасность некислого штрафа при вылете. Любопытно, что в отличие от наших ментов и ГАИшников, я почти не видел у таджикских ментов оружия и резиновых дубинок. Местные ГАИшники в отличие от наших носят не полосатые палки, а одноцветные красные жезлы. По словам таджиков, около полутора-двух лет назад по силовым структурам прокатилась борьба с коррупцией, аналогичная нашей. Проблема, разумеется, решена не была, но уровень рвачества силовиков был существенно снижен. Зарплата таджикского ППСника – около 100 долларов. Зело порадовало таджикское уголовное законодательство. Практически за все преступления альтернативной лишению свободы предусмотрен штраф. Исключения составляют убийства, преступления в сфере оборота наркотиков и (неуверен) изнасилования. Таким образом, почти за все преступления, тюрьмы можно избежать, заплатив штраф. Штрафы эти по таджикским меркам огромны. Такое положение дел, скорее всего объясняется экономическими причинами.

Если в Германии народный автомобиль – Фольксваген, в Таджикистане – Опель. В основном это 8-15-летние Астры и Вектры. Вторая по распространенности марка – узбекские ДЭУ, третья – наши ВАЗы. Другие марки тоже встречаются. Попадаются и новые дорогие машины – Лэндкрузеры, Ауди, Тойоты- Камри. Кстати сказать, тачки в Таджикистане весьма дешевые. Возят их либо из Литвы (полуубитый мусор для бедных) либо из Дубая (новые машины). К примеру, новая Камри на рынке в Душанбе стоит около 21 тысячи долларов, а трехлетняя Дэу-Нексия стоит около 3.5 тысяч долларов. Авторынок выглядит примерно так

Качество дорог в Таджикистане соответствует качеству дорог в российской провинции. Местами дорожное полотно очень даже хорошее, местами начинаются ямы.

Бензин дорогой – 6.5-7 сомони за литр, что соответствует 40-42 рублям. Несмотря на наличие вполне современных и приличных заправок, подавляющее большинство заправляется на таких вот

Там безнин дешевле. Процесс заправки выглядит так

Не знаю как на Севере, но в Хотлонской области, где я был, зимнюю резину никто не использует, так как снег зимой выпадает не часто.

О погоде и природе.

Когда я приземлился в Душанбе, там было -5 и кругом лежал снег. В Курган-Тюбе, куда мы приехали в тот же день, было уже +5 и снега не было. В Вахше (еще южнее) уже пробивалась свежая трава и, на солнце, было около + 15. Днем обедали на улице, причем моя физиономия быстро начала загорать. По общему мнению принимающей стороны, я приехал в самое неподходящее время. По их словам через месяц весь Таджикистан покроется цветами (первые цветы уже появились и их продавала мелюзга вдоль дорог), трава будет по пояс, а по склонам гор будет ползать немерянное количество черепах. Но мне на первый раз и так понравилось.

Кстати о черепахах. На полном серьезе мне рассказывали о том, что в местности, где я был была изловлена чудовищная по размеру черепашища. В доказательство мне демоснстрировали ролик на телефоне, который местные передают друг другу через блютус. Мне тоже закачали. Вернувшись я обнаружил что он есть в Ютубе.

Несмотря на ролик, я в это не верю, ибо этого не может быть никогда.

93 % территории Таджикистана занимают горы. Увы, во время моего приезда в горах лежал снег, многие перевалы были закрыты, поэтому высоко в этот приезд я тоже не забирался. Камера в мобильнике не может передать всей красоты природы, поэтому много фоток выкладывать не буду.

Когда я улетал, в Душанбе снега уже не было. Был очевидный плюс.

Раньше, при слове кишлак я представлял себе несколько жалких домов, расположенных в один ряд вдоль дороги. Я ошибался. В Таджикистане кишлак – это населенный пункт размером с поволжское село, в котором есть улицы с названиями и асфальт. Отдельный вид населенного пункта – колхоз. Колхоз еще больше чем кишлак. Он гораздо больше чем российское село. На улицах везде асфальт, чего в России не во всех селах можно увидеть. В колхозе есть несколько разных магазинов, больница, производства. Точнее из производств остались только хлопковые частные фабрики. На них обрабатывают и тюкуют хлопок. Собственно колхоз, как коллективное хозяйство тоже остался. Выращивают хлопок, овощи, разводят овец и коров. Очень удивил тот факт, что овечья шерсть абсолютно никак не используется и не ценится. При стрижке она просто тупо выбрасывается. Местные это объясняют это тем, что нет оборудования для ее переработки и нет желающих ее перерабатывать.
Жил я в обычном колхозном доме.

По словам местных, стоит такой около 15000 долларов вместе с участком. Участок площадью двенадцать соток. Дом построен из саманного кирпича и разделен на две половины – мужскую и женскую. Каждая со своим отдельным входом. По сравнению с избами нашей средней полосы, дома больше по площади. Тот факт, что Таджикистан страна, все-таки, южная, объясняет некоторые особенности. Предбанника или сеней в доме нет, поскольку нет особой нужды удерживать тепло. Рамы одинарные. Русской печки тоже нет. Сие абсолютно не мешает весной, летом и осенью, но зимой, ночью, в доме холодно. Единственный вид отопления – вот такая печка, которая топится ботвой хлопчатника и дровами из древесины шелковицы.

Этого хлопчатника местные загодя заготавливают как дрова огромные вязанки. Им отапливают дома, на нем готовят. Чтобы его заполучить народ нанимается на сбор хлопка. Ботва дается вместо оплаты.

Готовят на улице, в специально отгороженном месте, где имеется тандыр и казан. Есть некий аналог летнего дома, хотя мне сказали, что это именно зимний дом. Он со своей печкой, для сильных холодов. Вот он. Полагаю его проще протопить из-за небольшой площади.

Также имеются хозяйственные постройки и туалет типа сортир. Сортир также имеет особенности, объясняющиеся климатом. Сортир представляет собой деревянный каркас обшитый шифером до уровня груди, с такой же шиферной крышей. Абсолютно продуваемое всеми ветрами строение. Вместо привычного «очка» в настиле отсутствует продольная средняя доска. Сие весьма удобно, после двух бутылок истаравшанского коньяка, но опасно после пяти бутылок водки.
Бани как таковой нет. Есть нечто, без парной, что я бы назвал помывочным предбанником.
В огороде растет все. Снимают по два-три урожая картошки и помидоров, хотя, может я чего и перепутал. Хозяин дома, в бытность в Ялте на лечении, привез росток пальмы, которая нормально прижилась, но через 20 лет, в холодную зиму, засохла. Недавно от корней вылез новый росток, над ним трясутся и оберегают как золотое яичко.

В Курган-Тюбе и райцентре Вахш электричество есть постоянно. В колхозе Москва его давали с 6 до 9 и с 18 до 21 часа. В семье, где я жил его использовали только для зарядки сотовых телефонов. Примечательно, что в соседний Афганистан (50 километров от места, где я жил) электричество идет из Таджикистана бесперебойно, ибо за него Рахмонову башляют валюту. По понятным причинам, местные жители очень рады за афганцев и особенно за своего президента. Так и говорят: мы, б..дь, пи..ц как оху..аем от Рахмонова и братьев афганцев, чтоб они нашим светом ….лись». Отсутствием света, таджики в шутку объясняли свою многодетность. В семьях у них, в среднем 6-8 детей. Мол что еще делать, когда телевизор не показывает и интернета нет. Короче вы поняли, как решать нашу демографическую проблему?
Пример большой семьи. Это только одна треть от всего состава.

Из скотины хозяева держали только коров. Сказывается возраст.

Кур, что удивило, не держат – не выгодно. Их нужно кормить зерном, а оно для пенсионеров встает в копеечку. Точнее дирамчик.

Таджикистан очень бедная страна, где очень тяжело найти работу. Очень странно, что до сих пор сюда не выводят никаких производств. По моему мнению, стоимость произведенной продукции запросто может быть дешевле, чем в Китае. А пока, в весенне-летний период, кишлаки Таджикистана становятся похожи на русские села во время ВОВ – одни бабы, дети и старики. Мужики все все ушли на фронт, то есть уехали на заработки в Россию.

Не знаю. Среди тех таджиков, с кем общался информированных не было. Мне рассказывали, что сын одного из селян попался в Москве с героином и схлополтал год колонии. Другой информации у меня нет. Что касается конопли, то по причине ее свободного произрастания, проблем с ней особых нет. Если б я пожелал, то меня бы накурили также бесплатно, как поили и кормили.

Что убивает в поездке в Таджикистан, то это полное отсутствие у таджиков такого понятия как очередь. Меня, привыкшему хоть к какой-то организованности при регистрации и прохождении паспортно-таможенного контроля просто вымораживала лезущая в одну дверь, толкающаяся толпа. Так было при регистрации в Душанбе, посадке на самолет, так было и при прохождении паспортного и таможенного контроля по прилету в Домодедово.
В Домодедово я увидел, что такое “зеленый коридор” для таджиков. Это вам не прилет из Турции или Египта, когда вы просто, не задерживаясь, проходите через рамку и пропускаете сумку через рентгеновский аппарат.
Таджиков шмонают как на зоне. Они выворачивают карманы, сумки, снимают куртки и даже обувь через рентгеновский аппарат пропускают. Меня как россиянина, особо не шмонали. Однако сам по себе мой прилет из Душанбе вызвал подозрение у таможенников, что выразилось в нескольких контрольных вопросах. В частности пришлось сказать свои анкетные данные, цель прилета из Таджикистана, ответить не передавал ли кто со мной для кого-нибудь посылку. Пару человек при мне куда-то увели для более глубокого шмона. Все это не приятно, но вполне объяснимо.

Таджикистан мирная, безопасная и гостеприимная страна, где русских уважают и всегда им рады. Страна с охренительно красивой природой. Думаю, при правильном подходе она может стать неслабым туристическим центром, особенно для экскурсионного, экстремального горного туризма, дельта- и парапланеризма, горнолыжного спорта. На месте Рахмонова я бы создавал массу информационных сайтов представляющих Таджикистан в положительном ключе, вбухивал бы бабки в развитие туристической инфраструктуры, пусть даже если весь бизнес захватят его родственники.
Что касается России, то учитывая отношение таджиков к нашей стране, последняя может и должна втащить Таджикистан в наше союзное государство и Таможенный союз, что приблизит всех нас к СССР-2. Для этого, возможно следует предоставить Таджикистану определенные льготы на ввоз их сельхозпродукции (особенно в восточные регионы России), при ответных льготах для наших инвесторов, некторые послабления для таджикских гастарбайтеров при выезде на работу в сибирские и дальневосточные области нашей страны, помощь в освоении недавно обнаруженных месторождений нефти и газа. Таджики и так русифицируются быстрее других соседей, но Россия должна принять 20-30-летнююю программу, благодаря которой русификация Таджикистана ускорится, чтобы следующее их поколение осознавало себя как часть союзного государства и не смотрело налево. Их там всего 8 миллионов. Финансировать все эти вещи неплохо бы заставить наших олигархов, хотя бы и ис-под палки.

Лично мне, после исключительно теплого приема в Таджикистане, было конкретно стыдно за некоторых сограждан, ведущих себя по-свински по отношению к работающим здесь таджикам. Впрочем, это не отменяет необходимости их жестоко карать наравне со всеми другими, в случае совершения преступлений.

makarov-vadim.livejournal.com

«С русскими – один тон, с таджиками и узбеками – другой»

По социальным сетям ходит пост о том, как пограничники унижали женщину за таджикский паспорт. Наш читатель из Подмосковья считает: чиновники относятся к мигрантам хуже всех

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Пост гражданки Таджикистана Аноры Саркоровой о том, как неуважительно отнеслись к ней и к сотням других пассажиров из Средней Азии в московском аэропорту «Жуковский», распространяется по сети. Саркорова рассказывает о том, как унижали ее российские пограничники и таможенники, увидев таджикский паспорт.

«Грубость некоторых российских служащих по отношению к приезжим из бедных стран — факт, который сложно отрицать», — откликнулись в соцсетях. Звучат и обвинения всех россиян в ксенофобии.

«Такое отношение характерно скорее для госслужащих, чиновников – словом, для тех, кто имеет власть над чужими судьбами», — считает наш читатель, житель Подмосковья Георгий.

Мы записали его историю о том, как за последние 10 лет развивались отношения с мигрантами из Средней Азии на территории отдельно взятого поселка в Подмосковье.

«Работай, солнце еще высоко»

— В 2006-2007 годах у нас в поселке стали появляться выходцы из Таджикистана и Узбекистана. Поселок старый, «интеллигентский» — что называется, с историей. У кого-то здесь дачи, у кого-то, как у моей семьи – теплые дома, в которых можно жить круглый год. Мигрантов стали нанимать в основном в качестве сторожей и помощников по хозяйству: присмотреть за домом, пока хозяева живут в Москве, сделать какие-то простейшие работы на участке.

Постепенно у коренных обитателей с новыми соседями началось общение. В городе это, может быть, затруднительно – даже если ты каждое утро здороваешься с дворником-таджиком, многого о нем ты все равно не узнаешь. А тут мы постоянно сталкивались с мигрантами, сначала просто здоровались, потом стали звать их на помощь на соседние участки.

Они всегда приходили большой командой, поскольку друг друга знали, дели все быстро, ловко – и занести что-то тяжелое в дом могли, и помочь в строительстве. Так и узнавали друг друга, учились доверять.

Когда я с семьей окончательно переехал за город, к нам пришел узбек Азиз. Я его уже знал к тому моменту пару лет – сначала он работал у соседей, потом начал помогать нам. Так что недоверия и каких-то сомнений между нами не было. Мы уже успели пообщаться и узнать друг друга достаточно близко.

Отношения были исключительно рабочие, и никакой позиции вроде «я господин, а ты мой раб» не то что и близко не было – нет, мы сознательно старались избегать даже малейшего намека на нее.

Например, когда один из наших детей, проходя мимо Азиза, однажды сказал что-то вроде «работай, солнце еще высоко», мы это пресекли достаточно жестко. Скорее всего, это была просто неудачная, неуместная шутка. Но даже намек на унижение был для меня просто невозможным.

У чиновников щелкает тумблер: этот русский, а этот — мигрант

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Переехал Азиз в Россию вместе с семьей — женой и несколькими детьми. Старшие остались в Узбекистане, потому что учились в школе, а младшие были в Москве. Мы сразу сделали ему регистрацию, и, кстати, продолжаем ее продлевать, несмотря на то, что Азиз давно уже работает в другой семье. Просто потому, что у нас сложились прекрасные отношения.

За то время, что Азиз, а также его многочисленные родственники (иногда он уезжал в Узбекистан и присылал вместе себя брата жены, например) был с нами, я не раз видел, как относятся к нему, скажем так, официальные лица.

Например, когда мы ходим продлевать его регистрацию на местную почту, ответственные за это сотрудники каждый раз считают своим долгом дополнительно унизить его или уязвить. То, что общение идет исключительно на «ты», уже никого не удивляет, как будто так и надо. Но когда Азиз чего-то не расслышал или не понял, чиновники не упустят случая в открытую пошутить о его умственных способностях. Нас с женой они при этом не стесняются.

Была и еще более неприятная ситуация. У нас кроме Азиза одно время работала его соотечественница. Мы звали ее Ниной, потому что она сама предложила так упростить ее имя: Нинуфар. У нее, к сожалению, были не в порядке документы, и нашу Нину забрали в полицию и потом депортировали. Когда я пришел в отделение, чтобы помочь ей, увидел, как отвратительно ведут себя правоохранители. Про «тыканье» и говорить нечего, для них это было нормой. Но сколько же унижения и неоправданного хамства пришлось вынести этой женщине!

И главное, когда я пытался ее защищать, призывал полицейских быть уважительнее – они смотри на меня так, будто я с луны свалился. Им не приходит в голову как-то иначе с этими людьми общаться. Они, видимо за собой эти моменты не отслеживают, у них просто внутри все переключается само собой: когда они говорят с русскими – один тон, когда с таджиками и узбеками – другой.

Как изменился строитель Геннадий

Еще один удивительный случай произошел с нашим строителем Геннадием. Надо сказать, что еще лет десять назад он был ярым противником мигрантов вообще и сотрудничества с ними – в частности.

Разумеется, в бригадах таджиков он видел конкурентов, но и просто пересекаться с ними не любил. Мне очень запомнилось, как Геннадий менялся в лице, когда я упоминал, что сейчас к нам придет помогать Азиз – его буквально корежило от одного упоминания имени.

Сейчас у Геннадия бригада из наших соседей по поселку – таджиков и узбеков. И он замечательно с ними сработался, у каждого нашел сильную сторону, распределил обязанности – кому-то посложнее, кого-то использует на подсобных работах. А ведь раньше относился к мигрантам как ко второму сорту и не стеснялся об этом говорить. Если уж такой, извините, шовинист перековался, почему не может измениться наше общество?

Когда есть уважение, чужая религиозность не мешает

Фото: ИТАР-ТАСС/ Вадим Денисов

Перемены возможны только благодаря общению – иначе мы так и будем продолжать бояться пришельцев. Общение должно быть близким, потому что то, что мы видим издалека, часто пугает – сразу представляются жуткие картины о чужаках, которые ночью придут нас убивать.

Но ведь мигранты – они же самые обычные люди, и они же ведут себя адекватно тому, как их здесь воспринимают. Если быть с ними агрессивными, то и они ответят – за что ему тебя любить? А если ты нормально общаешься — то и они будут. Тут правило общее хоть для русского, хоть для узбека, хоть для англичанина.

Банальная, конечно, истина, но все же скажу: они все разные. И по характеру, и по внешности, и по уровню образования. Наш Азиз, например, закончил только школу, а вот у его жены – высшее образование, и недавно она окончательно вернулась на родину, чтобы преподавать в школе химию – в Узбекистане наконец стали заботиться о бюджетниках, повысили им зарплату, так что этой женщине больше не нужно трудиться в чужой стране.

Еще часто говорят: они все террористы и религиозные фанатики. Это, конечно, неправда: наоборот, многие мигранты бояться попасть в неприятную историю, потому что их потом проверяют на родине.

По словам Азиза, каждый раз, когда он возвращается в Узбекистан, его вызывают в милицию с одним вопросом: пьешь ли алкоголь? И хорошо если пьешь, потому что если нет – то точно связался в Москве с радикалами, таких органы сразу берут на заметку.

Что же касается религиозности, она совершенно не мешает. Азиз с женой и детьми ездили в мечеть, молились каждый день. Но они делали это так, что я, например ни разу этого не видел. Это не значит, что у них намаз и они падают на колени прямо посреди участка. Нет, они уходили к себе, ведь молитва – это что-то личное. А наша Нина вообще как-то пришла к моей жене и попросила почитать Евангелие. Сказала: хочу понять вашу веру, мне интересно, чем вы живете.

Благодарность Узбекистану

Я думал о том, почему в нашем поселке удается всем жить так спокойно и дружно: и узбекам, и русским, и таджикам, и молдаванам, и украинцам. Возможно, благодаря атмосфере: все-таки здесь всегда селились люди, что называется, одного круга – интеллигентные, с высшим образованием, которые не могут позволить себе относиться к другим как к людям второго сорта. А может быть потому – и я думаю, это отчасти так – что сохранилась еще память о том, как мы жили в СССР, где никакого шовинизма и национализма, на мой взгляд, не было.

У нас есть соседка, довольно пожилая уже женщина. В войну у нее без вести пропали родители, и маленькой девочкой ее отправили в эвакуацию в Узбекистан. Всех детей прямо с поезда разобрали по семьям. Ей повезло – она попала в хорошую семью, ее приняли, она там выросла, получила образование, выучилась в Ташкентском университете. Потом уже взрослой она приехала в Москву, искала родителей, не нашла, к сожалению. Но она до сих пор с благодарностью вспоминает те годы.

Сейчас она тяжело болеет, но все же нашла возможность договориться с одним из соседей-узбеков, что живут в нашем поселке, что съездит на свою вторую родину. В Узбекистане ее встретят родные ее соседа и провезут по всем местам из ее детства, чтобы она попрощалась таким образом. По-моему, это очень трогательно. И к таким отношениям, безусловно, стоит стремиться.

www.miloserdie.ru

Женщин наших не сажают за один стол с мужчинами не из-за пренебрежительного к ним отношения и унизительного их положения в обществе, а ровно потому же, почему нет женщин в церквах среди свящ

При всем этом отношение к женщине, как ни странно, носило глубоко противоречивый характер. С одной стороны, женщина занимала почетное положение в обществе и семье, с другой – ее права были крайне ограничены; одно отношение к старой женщине, диаметрально противоположное – к молодой. По всей видимости, основной причиной ее двойственного положения являлся патриархальный уклад жизни горцев. Вот как отвечает на этот вопрос М.М. Ковалевский, крупный ученый-кавказовед: «. продолжателем рода может быть только сын. В народе, в котором культ предков успел пустить глубокие корни, заботливость о рождении сына, преимущественно перед дочерью совершенно понятна. сын является «спасителем домашнего очага. ».