Параноид: инволюционный, алкогольный, реактивный, психогенный

Инволюционный параноид

У нас доступна консультация по Skype или WhatsApp.

Инволюционный параноид (старческая паранойя) — психическое заболевание, которое развивается в возрасте 45–60 лет или старше. Основное проявление инволюционного параноида — бытовой бред или бред «малого размаха».

Диагностикой и лечением инволюционного параноида занимается врач-психиатр.

Бред называется бытовым, поскольку в него вовлекаются бытовые (обычные, заурядные) ситуации и люди из ближайшего окружения: родственники, друзья, коллеги по работе.

Заболевание развивается постепенно. Вначале человек начинает острее замечать подозрительные (по его мнению) знаки: фразы, поступки. Затем близкие люди становятся в его глазах источником всех возможных неприятностей — они «портят» его имущество, «ухудшают» его здоровье. Человек пытается любыми способами оградить себя от этих «вредителей». Разубедить его невозможно, он находит всё новые доказательства злодеяний.

У мужчин старческая паранойя иногда принимает характер ревностного бреда. Мужчина находит всё больше знаков, которые свидетельствуют о неверности его партнерши. Переубедить его невозможно, даже если находиться рядом круглосуточно. Обычные вещи человек с расстройством интерпретирует по-бредовому — если женщина разговаривает по телефону или поправляет одежду, волосы, он во всем видит «знаки», доказательства наличия у нее другого.

Разубедить человека невозможно — в нем говорит болезнь. Больная, истощенная психика все логичные и трезвые аргументы «выворачивает наизнанку». С человеком лучше спокойно согласиться и скорее отвести к грамотному врачу.

Иногда инволюционный параноид сопровождается галлюцинациями: слуховыми, обонятельными, тактильными. Галлюцинации всегда четко соответствуют тематике бреда: если человек считает, что во всем виноваты соседи, то и все видения будут связаны именно с «вмешательствами» соседей.

Без лечения симптомы инволюционного параноида нарастают, психическое состояние ухудшается. Психиатры успешно лечат расстройство, оно не грозит человеку слабоумием. Но за помощью необходимо обратиться до того, как человек успел причинить вред себе или близким.

Как диагностировать инволюционную паранойю?

Хотя симптомы старческой паранойи носят бытовой, «мелкоразмашистый» характер, диагностика инволюционного параноида не представляет трудностей для опытного врача-психиатра. Помимо явных и скрытых симптомов диагноз врачу помогают подтвердить:

  1. Клинико-анамнестическое исследование — подробная беседа с человеком и его родственниками. Врачу важно, с чего началась болезнь, какие были первые «странности», как она развивалась, когда наступило ухудшение. В пользу диагноза свидетельствуют психические заболевания у близких родственников.
  2. Патопсихологическое исследование — клинический психолог с помощью специальных тестов анализирует расстройства мышления, внимания и памяти. Врач-психиатр учитывает его заключение при постановке диагноза.
  3. Современные инструментальные методы — Нейротест и Нейрофизиологическая тест-система — фиксируют отклонения в анализах крови и физиологических показателях, которые могут подтвердить диагноз эндогенного расстройства и показать его тяжесть. Это одни из немногих точных (не зависящих от человека) тестов на психическое расстройство.

Опытный врач на первом приеме отмечает симптомы старческой паранойи, неестественную реакцию больного. Особенно она неадекватна при ответе на вопросы, которые касаются ближайшего окружения.

Инволюционный параноид необходимо отличать от других психических заболеваний. От поздно возникшей шизофрении инволюционный параноид отличает отсутствие слабоумия, человек неплохо ориентируется в окружающем мире и более-менее может себя обслуживать. От органического поражения головного мозга отличается отсутствием четкой неврологической симптоматики.

ЭЭГ, КТ, МРТ и обычные анализы крови не показывают у пациентов с инволюционным параноидом специфических изменений (если только расстройство не идет вместе с другим поражением организма или головного мозга).

Методики лечения старческой паранойи

Несмотря на незаметное начало и правдоподобные, но мелкомасштабные идеи ущерба или преследования (например, у человека сосед ворует продукты из холодильника), инволюционный параноид — серьезное заболевание. Острое состояние лечит врач-психиатр в стационаре (больнице). Медработники в стационаре могут круглосуточно наблюдать за человеком, а также забрать его из среды, которая подпитывает бредовые идеи. Так симптомы стихают быстрее.

Инволюционный параноид склонен к хроническому (затяжному) течению. Поэтому и терапию нужно продолжать длительно, чтобы свести риск рецидива (повторного обострения) к минимуму.

Проводить полный курс лечения в стационаре для государственной системы здравоохранения экономически невыгодно, поэтому человека выписывают при первом улучшении. Но для старческой паранойи, как и для любого другого психического расстройства, важно долечиться, добиться хорошей ремиссии.

Основные группы медикаментозных препаратов, которые используются при лечении бредовых расстройств у пожилых, — это нейролептики, антидепрессанты, седативные средства. Нейролептики притупляют бредовые состояния и возвращают человеку возможность адекватно различать реальность и вымысел. По показаниям, для нормализации сна или снятия тревожности врач применяет седативные препараты, которые обладают снотворным эффектом. После пробуждения ото сна, который вызван препаратами, пациенты становятся более спокойными и миролюбивыми, исчезает их подозрительность.

Назначать медикаменты пожилым может только врач. Препараты, которые зрелый человек переносит нормально (например, противотревожные средства — транквилизаторы), у пожилых людей могут вызывать сильные побочные эффекты и даже риск для жизни.

Часть психиатров рекомендуют людям с инволюционным параноидом поменять сменить работу, место жительства, круг общения. Эти рекомендации дают улучшение состояния, но нестойкое. Человек на некоторое время успокаивается, но затем бред либо возобновляется с людьми нового окружения, либо возникает меняет тему (бред обкрадывания сменяется бредом отравления, и так далее).

Без лечения у квалифицированного врачом-психиатра с инволюционным параноидом справиться невозможно. Тем не менее, прогноз при своевременно начатом и правильном лечении благоприятный.

cmzmedical.ru

ПАРАНОИД (ПАРАНОИДНЫЙ СИНДРОМ)

В цену стационара ВКЛЮЧЕНО ВСЁ НЕОБХОДИМОЕ: диагностика, лечение, пребывание, питание.

Стандартная палата

Размещение в палате:

Варианты размещения: от 2 до 5 чел.

Возможность размещения с родственником*: —

(*дополнительная оплата в размере 80% от стоимости размещения)

Шкаф для одежды: +

Питьевая вода в палате: —

1-местная палата

Размещение в палате:

Варианты размещения: 1 чел.

Возможность размещения с родственником*: +

(*дополнительная оплата в размере 80% от стоимости размещения)

Шкаф для одежды: +

Питьевая вода в палате: —

1-местная VIP-палата

Размещение в палате:

Варианты размещения: 1 чел.

Возможность размещения с родственником*: +

(*дополнительная оплата в размере 80% от стоимости размещения)

Шкаф для одежды: +

Питьевая вода в палате: +

Цена услуги

  • СТАЦИОНАР
    • Дневной стационар 5 000
    • Дневной стационар с интенсивной терапией 8 000
    • Круглосуточный стационар (все включено, стоимость за сутки) 11 000
    • Круглосуточный стационар (все включено, стоимость за сутки). Одноместное размещение 22 000
    • Круглосуточный стационар (все включено, стоимость за сутки). Одноместное размещение в палате повышенного комфорта 33 000
    • Первичное семейное консультирование для родственников пациентов, находящихся на стационарном лечении бесплатно
    • Групповая психотерапия для родственников пациентов, находящихся на стационарном лечении бесплатно
    • Групповая психотерапия для пациентов круглосуточного и дневного стационара бесплатно

Параноид (параноидный синдром, параноидный психоз) — болезненное состояние, проявляющееся наличием непоследовательного и несистематизированного бреда (ложных умозаключений), опирающегося на нелепые и противоречивые доказательства, и сочетающегося с обманами восприятия в виде галлюцинаций, иллюзий, психических автоматизмов.

Бред полностью охватывает заболевшего человека и заставляет его вести себя неправильно. Критическое отношение к своему состоянию и поведению утрачивается.

Параноид с греческого языка переводится как подобный паранойе (паранойя с греческого — сумасшествие). Параноидный и параноидальный это синонимы.

Содержание бредовых идей может быть разным. Преследование, воздействие, особого отношения, религиозного, любовного и эротического содержания. Обманы восприятия чаще всего носят характер псевдогаллюцианций (яркие образы, оторванные от реальности, воспринимаемые с ощущением «сделанности»).

Причины параноида — болезни психики и нервной системы. Механизм развития параноидного состояния связан с грубыми нарушениями обменных процессов в мозговой ткани, приводящих к изменению психических функций, прежде всего мышления и восприятия.

По причине развития параноидные состояния делятся на три группы

  • Эндогенные. Является проявлением эндогенных заболеваний: параноидная форма шизофрении, шизоаффективное расстройство, бредовые расстройства, острые полиморфные психотические расстройства. Наиболее специфичным для эндогенных заболеваний является параноидное состояние при синдроме Кандинского-Клерамбо.
  • Экзогенные (экзогено-органические). Развиваются вследствие повреждений мозговой ткани травмой, атрофическим процессом, недостаточности мозгового кровообращения, новооброзованиями и т.п. Инволюционный (или сенильный) параноид наблюдается у пожилых людей и сопровождается бредом обкрадывания, обнищания или воздействия близких людей.
  • Реактивные. Запускаются каким-либо внешним стрессовым событием. Психогенный параноид возникает в ответ на психическую травму. Например после сообщения о том, что «Вас приглашают на беседу в прокуратуру» человек сначала начинает подозревать какую-то неведомую ему опасность, а потом «озараясь» понимает, что все делалось специально и он объект преследования. «Железнодорожный параноид» наблюдался у людей во время длительного путешествия, когда на фоне бессонницы начинает казаться что за ним ведется наблюдение, преследование и охота. Индуцированное параноидное расстройство — это когда человек «заражается бредовыми идеями» близкого человека и начинает их полностью разделять, это один из механизмов существования сект и террористических организаций.

Отдельно следует сказать о ПАРАНОИДНОМ расстройстве личности. Это такая разновидность психопатии (расстройства личности), при которой на протяжении всей жизни у человека наблюдаются такие особенности как подозрительность, склонность к сложным и одновременно ошибочным интерпретациям событий, упрямство и категоричность.

При этом нет галлюцинаций и состояние не достигает тяжести психоза с грубо нарушенным неправильным поведением. У таких лиц плохо складываются отношения с окружающими, они не удерживаются долго на одном месте работы. В течение жизни эти особенности личности могут усиливаться, могут ослабевать.

Также следует выделить ПАРАНОИДНУЮ форму шизофрении. Это самый частый вид шизофрении. Для этой формы шизофрении свойственны обострения в виде развернутого параноидного синдрома с бредом и галлюцинациями и постепенным развитием так называемого шизофренического дефекта (безволие, пассивность, замкнутость, безэмоциональность).

Выявление параноидного состояния

Диагностикой бредовых нарушений занимается врач психиатр. Как правило, первыми на неправильное поведение обращают внимание родственники и окружающие. Именно они часто являются инициаторами обращения за помощью.

Для параноида характерно отсутствие критического отношения к себе, то есть заболевший не осознает, что болен, и охваченный бредом и галлюцинациями ведет себя нелепо, неправильно, нередко даже сопротивляется обращению к врачу и лечению.

Иногда такие пациенты, все же, приходят за помощью к врачу психиатру самостоятельно с жалобами на бессонницу, ощущение что их отравили, «искусственно свели с ума», «наводят на них голоса и звучащие мысли», «заставляют делать неприятные вещи».

Осмотра врачом психиатром такого больного, знакомства с историей его жизни бывает достаточно для выставления заключения. Дополнительные исследования (патопсихологическое исследование, анализы, электроэнцефалография и др.) позволяют уточнить состояние.

Лечение параноидного синдрома

Лечение параноида определяется причинами и механизмами развития болезни, индивидуальными особенностями пациента. Все это определяет врач психиатр на консультации, в отделении, где больной проходит обследование и лечение. Основа лечения — медикаментозная терапия.

На протяжении последних 50 лет успешно применяются препараты со специфическим антибредовым действием — нейролептики. Кроме этого — нейрометаболическая терапия и общеукрепляющее лечение.

Большое лечебное действие оказывает изоляция пациента от внешних раздражителей на период острого состояния. Из немедикаментозных способов используются диетотерапия, шоковые методы лечения (ЭСТ), когнитивная психотерапия, ЛФК.

Лечение параноидного психоза обычно проходит в стационаре. В нетяжелых случаях возможно в домашних условиях под контролем врача

При агрессивном поведении, опасности для себя самого и окружающих необходима недобровольная госпитализация в стационар. В этом случае родственники должны немедленно обратиться к ближайшему врачу психиатру, который поможет это организовать. Каков алгоритм действий при тяжелом психозе и опасном поведении смотрите здесь.

Лечение параноидного синдрома в клинике РОСА

  1. Опытные психиатры и клинические психологи.
  2. Работаем круглосуточно.
  3. Выезд на дом. Консультация в клинике. Госпитализация в собственный стационар санаторного типа. Помощь при госпитализации.
  4. Полное обследование психики и нервной системы.
  5. Безопасная фармакотерапия и немедикаментозные методы лечения.
  6. Понятные цены. Отсутствие дополнительных «накруток» за лечение.

Параноид: инволюционный, алкогольный, реактивный, психогенный
rosa.clinic

Параноид

Острый параноид опасен в своих проявлениях из-за возможности бредового интерпретирования совершенно любых действий индивидов. В тяжелом исходе состояния это может привести к непоправимому прямому последствию с возможностью нанесения вреда окружающим.

Возникновение такого состояния не всегда является специфическим психиатрическим симптомом, нередко соматогенно спровоцированные параноиды также развиваются и дают не менее знаковую клиническую картину.

Что такое параноид?

Параноид происходит от греческих слов: пара — мысль и оид – подобный. Страх присущ каждому индивидууму и в непонятных ситуациях каждый может испытать нечто вроде панических подозрений, но когда это состояние перерастает в нечто действительно нехорошее и мешающее жизни, то это может стать параноидом. Это достаточно старое по классификации слово, которое не обнаружить в современных классификаторах, но оно отлично отражает саму суть данного острого состояния.

Острый параноид обозначает бред персекуторного, то есть преследовательского спектра, с наличием галлюцинаторных включений, тревожности и беспочвенных подозрений. Иногда параноид может включать немного менее классические идеи ревности. Индивидуумы имеют депрессивные проявления, но это не является актуальной картиной, просто частое сопутствующее проявление.

Система ценностей преображается, становится абсолютно патологической, при этом неприятие чужого мнения сильно выражено, при попытках переубеждать индивидуума невозможно доказать свою систему логики или переубедить его в том, что эта паранойя не влияет на личность.

Параноид формируется вследствие аффективного эмоционального перенапряжения, что приводит к перенапряжению и переизбытку эмоциональных состояний. Параноид может быть фоном для сопутствующих патологий, когда параноидная симптоматика накладывается на основную патологию. Стрессовые обстановочные факторы также влияют на формирование данного состояния.

Фактор изоляции тоже может влиять на параноид. Сам параноид – это патология более тяжелая, нежели паранойя, но легче чем параноидальная шизофрения. Бывает также параноид путешественника, который остро возникает при длительном пребывании в путешествии. Паранойя путешественника — это состояние, связанное с изоляционным стрессом и сменой обстановки, иногда формируется при длительных путешествиях на поезде. Также параноид формируется у людей с дефектами и у иностранцев, это связано со сложностями коммуникации.

Наследственный фактор также может главенствовать при подобных расстройствах, формируя некий особый конституционный тип. Детские проблемы с немотивированными страхами и некоторыми «неправильностями» в поведении могут повлечь появление параноида во взрослом возрасте. На это влияет также насильственная атмосфера, резкие переезды, катастрофы. Тип личности с параноидными включениями также склонен к формированию параноида в некоторых специфических условиях.

Инволюционный параноид

Данный параноид формируется в возрасте ближе к старческому и имеет предпосылки к бредовому развитию мелкого размаха. Патология эта весьма частая, поскольку имеет большое количество факторов, среди которых наследственность, возрастное органическое сосудистое нарушение и особенности жизни. Современный термин данному состоянию — хроническое бредовое расстройство, формирующееся после 40 лет и являющееся аналогом шизофрении для возрастных пациентов. Расстройство это очень серьезное, приводящее к немалому количеству проблем. Очень часто такие индивидуумы неспособны контролировать свои действия, боятся и тревожатся по поводу всего.

Стойкие бредовые переубеждения выкристаллизуются у стариков не быстро, поскольку это медленно формирующаяся патология. При этом индивид полностью сохранен в плане самообслуживания и способен о себе позаботиться. Сознание всегда ясное и не бывает никаких помрачений сознания. При этом индивидуум может втягивать или вплетать в свой бред родню, что очень опасно и усложняет уход за таким стариком. Вплетение в бред кого-то всегда негативно сказывается на лечении из-за того, что индивидуум неспособен адекватно принимать лечение, доверять, и в первую очередь это трудности для родных.

Бредовая теория индивида имеет приземленные масштабы и касается краж, обманов, отравлений и подобных приземленных вещей. Очень часто – это теории о воровстве электричества, напускании газа, отравлениях едой, краже компота. Именно из-за такой приземленности иногда это и не кажется бредом, а иногда некоторые ситуации могут быть правдой, а из старика делают больного в надежде на наследство или что-то еще. Поэтому важно обращать внимание на поведение и слова родственников, поскольку идеи малого размаха очень легко перепутать.

Острый параноид формируется при неверном истолковании некоторых физических изменений, которые больные нередко приписывают некоторым влияниями извне. Например, тахикардия и давление из-за отравления. Поведение может иметь несколько нелепые проявления и формироваться вследствие некоторых патологических подозрений. При этом нелепости проявляются в навешивании большого количества затворов, слежке за родными. Нередко этот тип параноида проявляется кляузничеством, больные пишут неумеренное количество совершенно беспочвенных жалоб во все существующие инстанции. Это со временем приводит к надобности госпитализации такого пациента.

Алкогольный параноид

Параноид данного типа менее распространён среди алкогольных проблем и патологий нежели делирий или галлюцинозы. Треть или менее пациентов получают диагноз алкогольного параноида, который нынче считается отдельной патологией, требующей особого подхода. Патология опасна и требует госпитализации из-за риска повреждений окружающих. Клиника сходна в плане персикуторнного ряда бреда, то есть преследования, но очень часто имеются свои ответвленные особенности.

Формируется алкогольный параноид при длительной алкогольной зависимости на очень запущенном этапе, например, на второй-третьей стадии. Формирование происходит на седьмом-восьмом году злоупотребления, причем массивного, в масштабах литра.

Имеются свои группы риска, поскольку для формирования параноида нужна органика: травмы, наследственность и сопутствующие психопатии.

Клинически, помимо абсурдных бредовых идей, часто еще и ревностных, формируется аффективное расстройство со злобностью. Такие больные не отличаются адекватностью поведения и держанием аффекта.

Виды алкогольного параноида отличаются зависимо от формы и типа развития:

• Абортивный формируется в опьянении и начинается с аффективных расстройств с последующим бредом. Острый параноид длится до 24 дней и выявляется наиболее часто. Сначала формируется продрома на несколько дней, при которой выявляются классические синдромы абстинентного генеза, то есть отмены: тремор, злобность, проблемы с витальными функциями, депрессивное настроение. Со временем симптоматика ухудшаясь переходит в страх и бред, иногда с галлюцинированием.

• Затяжной алкогольный параноид, превышающий предыдущий отведенный срок длится нередко просто ежегодно, естественно очень донимая родственников, поскольку у пациента критика не сильно развита. По симптоматике изначально схож с острым типом, но отличается важным нюансом — с течением времени он не проходит, а постепенно усугубляясь, обрастает новой симптоматикой.

Изменение переходит из типичного чувства страха в хроническое низкое дисфоричное настроение. Бред становится мотивированным и структурным. Очень характерны совершенно абсурдные идеи ревности с целой цепочкой доказательств. На почве ревностных размышлений больные могут даже совершать убийственные действия, которые провоцируют их совершенно беспочвенные подозрения. Это опасный вид, требующий стационарного лечения. Он имеет подострую форму до полугода и хроническую, которая обычно тянется годами. В целом бредообразование на фоне абстиненции может иметь разную структуру и ядро.

Реактивный параноид

Все реактивные психические патологии имеют подлобную подноготную и это психотравма. Стоит заметить, что состояние это опасно, поскольку может иметь место бесконтрольное вытеснения психотравмы со сложностями добраться к концам нити. При этом происходит активное бредообразование, которое провоцирует трудности бытия и ложные умозаключения.

Психотравма имеет стрессовую основу и проецируется на подсознание пациента. Формирование происходит с галлюцинаторными включениями. Но не всегда сразу подключаются бредовые мысли, обычно сначала наблюдаются сверхценные идеи и размышления.

Изоляционные параноиды как раз-таки имеют стрессовую природу и формируются в последствии невозможности персоны адаптироваться в столь сложном социуме. Такое бывает у глухих и слепых и доходит до уровня сильнейшего бреда. Стрессоры могут быть и в плане ареста, переезда, пребывания в замкнутом пространстве. Факторы – предикторы: алкоголь, бессонница, истощение. Характерно, что состояние прогрессивно ухудшается. Характерны голоса близких, как вид галлюцинирования, также тревога и высокая суицидальность, и естественно параноидные наклонности.

Яркость симптоматики всегда наталкивает на реактивный психоз с триадой Ясперса: привязка к психотравме, отражающаяся симптоматика, индуцированность с наведенным бредом. Иногда такой реактивный бред может быть индуцированным и формируется вследствие наличия индуктора, который является источником бреда. При этом здоровый партнер подхватывает этот бред и поддерживает. Они обычно изолируются от окружения, избегая опасностей. Индуцированный индивид, обычно, имеет низкий уровень интеллекта. Также характерны застреваемость, мыслительная ригидность, мнительность, склонность к сверх обдумываниям.

Реактивные параноиды могут проявится также расстройствами ревностными, чувственным бредом, ипохондрическими размышлениями, беспочвенной манией преследования и сутяжничеством. При этом функционирование в социуме не нарушается до затрагивания его бредовых идей.

Параноид с психозом реактивного происхождения имеет более острую картину. Факторами его формирования становятся инкриминация с изоляционными компонентами, это не идет на пользу параноидному индивидууму. Большое значение играют личностные особенности. Реактивный параноид имеет острое состояние проявлений и сильно отрывает и дереализирует больного от внешнего мира.

Лечение параноида

Острый параноид имеет классическое лечение, которое включает верную диагностику с личностным подходом подбора препарата. Наиболее важно не повлиять на органические симптомы при их наличии некоторыми сильными препаратами. Также терапия вариативна зависимо от подвида параноида.

Алкогольный купируется параллельно с наркологами. Они применяют детоксикацию, реосорбилакт, витамины В, мильгамму и подобное. При этом используется заместительная и нейролептическая терапия.

Реактивный параноид необходимо купировать, включая психотерапию для дезактуализации психотравмы. Работа возможна в гештальте, символдрамме, психоанализе или арт-терапии. Также необходимы короткие транквилизаторные курсы для успокоения: Диазепам, Сибазон, Гидазепам.

При необходимости для снятия бреда применяются разных рядов нейролептики: Сонапакс, Галоперидол, Галоприл, Солиан, Кветерон, Кветиапин, Кветилепт, Солерон, Труксал, Тизерцин, Азалептол, Аминазин. При необходимости показано купирование сопутствующей патологии и антидепрессивные препараты при грустных тенденциях.

Параноид: инволюционный, алкогольный, реактивный, психогенный
vlanamed.com

Реактивный параноид. Клиника, динамика, прогноз, терапия.

Реактивные (психогенные) параноиды. Реактивным параноидом называют бредовый психоз, возникающий вслед­ствие психической травмы.

Реактивные параноиды были описаны во второй поло­вине прошлого века в группе тюремных психозов. Позднее С. А. Суханов наблюдал параноиды у лиц, приехавших из глубокой провинции в шумный, многолюдный город, а также аллерс-параноиды у военнопленных в ино­язычной среде и у тугоухих, плохо понимающих речь ок­ружающих.

Аллерсом были описаны боязливо-тревожные состояния с бредом преследования, с отказом от пищи у русских военнопленных из нацио­нальных меньшинств, не знавших никаких языков, кроме своего родного; перевод их в другие учреждения, где их понимали, приводил к исчезно­вению бреда и успокоению, появлению критического отношения к пере­житым страхам и “глупым мыслям” [цит. по В. А. Гиляровскому, 1931].

Острым реактивным параноидам обычно предшествует период выраженной тревоги, беспокойства, “предчувствия несчастья”. Затем остро возникает бред отношения, пресле­дования, особого значения, сопровождающийся галлюцина­циями. Наблюдается более или менее выраженное измене­ние сознания по типу аффективно-суженного.

В бредовых идеях отражается содержание травмирующей ситуации. Настроение тревожно-тоскливое с выраженным аффектом страха. В этом состоянии больные могут быть возбуждены. Мечутся по отделению, прячутся, стремятся куда-то бежать, просят пощады, плачут, прощаются с род­ными или лежат неподвижно, “ждут своей участи”, на лице выражение тревоги, страха, обреченности.

На высоте психоза наблюдаются расстройства сна, ко­торый становится тревожным и поверхностным, с кошмар­ными сновидениями. Иногда по ночам возникают устраша­ющие зрительные галлюцинации. Возможны суицидальные тенденции, “чтобы избежать наказания”.

Психотравмирующей ситуацией может быть новая, не­привычная ситуация, создающая тревогу, беспокойство, вы­нужденное лишение сна. Такая ситуация имеет место у транзитных пассажиров, которые вынуждены по нескольку дней находиться в дороге, плохо спать, тревожиться за вещи, испытывать влияние непривычных ранее воздействий. Бредовые психогенные психозы, возникающие в такой си­туации, были описаны Е. А. Поповым (1931) и С. Г. Жис-линым (1934). С. Г. Жислин дал им название “железно­дорожные параноиды” и в возникновении их большое значение придавал “изменен­ной почве”, т.е. соматическому состоянию больного.

Психотическое состояние при острых параноидах про­должается 1—5 нед и сменяется постреактивной астенией. Выздоровление обычно сопровождается появлением крити­ки, однако наблюдаются случаи, когда бредовая интерпре­тация окружающего исчезает, но критическое отношение к перенесенному бреду появляется через более или менее продолжительное время.

23. Психические расстройства при сердечно-сосудистых заболеваниях (гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда). Клиника, динамика, прогноз, терапия.

Инфаркт миокарда. В остром периоде может возникать безотчетный страх смерти, достигающий особой выражен­ности при нарастающих болях. Характерны тревога, тоска, беспокойство, чувство безнадежности. Нередко бывают про­явления гиперестезии, когда больные не переносят любых внешних воздействий, самых незначительных: их раздра­жают даже шепотная речь, легкое прикосновение мягкого белья, свет.

Поведение больных при этом бывает различным. Они могут быть внешне неподвижны, молчаливы, лежат в одной и той же позе, опасаясь сделать хотя бы малейшее движение. Другие больные, напротив, возбуждены, двигательно бес­покойны, суетливы, растерянны. Иногда такое возбуждение сопровождающееся чувством безнадежности, отчаяния, близкой смерти, напоминает собой состояние, характеризу­ющееся как raptus melancholycus (“взрыв тоски”).

Резко подавленное настроение, безотчетный страх, тре­вога, чувство нарастающей катастрофы могут встречаться в остром периоде инфаркта миокарда и при отсутствии болевого синдрома, а иногда — быть предвестником его.

При инфаркте, протекающем без болевого синдрома, часто бывает состояние внезапно наступившей тревоги, то­ски, депрессивное состояние при этом может напоминать витальную депрессию, что особенно характерно для людей пожилого возраста.

Тревожная депрессия, возникающая во время болевого приступа инфаркта миокарда, опасна возможностью суи­цидальных действий. При ухудшении состояния тоскли­во-тревожная симптоматика может смениться эйфорией, что также весьма опасно в силу неадекватного поведения больного.

В остром периоде инфаркта миокарда возможно возник­новение состояний помраченного сознания в виде оглушения разной степени выраженности, начиная от обнубиляции и кончая сопором и комой. Могут быть делириозные измене­ния сознания, а также сумеречные расстройства сознания, что особенно характерно для пожилых людей, у которых инфаркт миокарда развился на фоне уже имеющихся ги­пертонической болезни и церебрального атеросклероза. Рас­стройства сознания при инфаркте миокарда обычно недли­тельные (минуты, часы, 2—5 сут).

Очень характерна для инфаркта миокарда астеническая симптоматика. В остром периоде преобладает соматогенная астения. С течением времени в клинической картине забо­левания начинает преобладать симптоматика, связанная уже с влиянием психогенного фактора: реакция личности на такую тяжелую психотравмирующую ситуацию с угрозой жизни и благополучию, как инфаркт миокарда. В таком случае невротические психогенные реакции тесно перепле­таются с воздействием собственно соматогенного фактора, благодаря чему непсихотические синдромы носят смешан­ный характер, то приближаясь к чисто невротическим, то к неврозоподобным с их полиморфизмом, нестойкостью, рудиментарностью.

Невротические реакции при инфаркте миокарда во мно­гом зависят от преморбидных особенностей и подразделя­ются на кардиофобические, тревожно-депрессивные, депрессивно-ипохондрические и, реже, истерические и анозогно-зические.

При кардиофобических реакциях у больных превалирует страх перед повторным инфарктом и возможной смертью от него. Они чрезмерно осторожны, сопротивляются любым попыткам расширения режима физической активности, пы­таются сократить до минимума любые физические действия. На высоте страха у таких больных возникают потливость, сердцебиение, чувство нехватки воздуха, дрожь во всем теле.

Тревожно-депрессивные реакции выражаются в чувстве безнадежности, пессимизме, тревоге, нередко в двигатель­ном беспокойстве.

Депрессивно-ипохондрические реакции характеризуются постоянной фиксацией на своем состоянии, значительной переоценкой его тяжести, обилием многочисленных сома­тических жалоб, в основе которых могут быть выраженные сенестопатии.

Сравнительно нечасто встречающиеся анозогнозические реакции весьма опасны пренебрежением больного к своему состоянию, нарушением режима, игнорированием медицин­ских рекомендаций. В отдаленном периоде инфаркта мио­карда возможно патологическое развитие личности, пре­имущественно фобического и ипохондрического типа.

Стенокардия. Поведение больных может быть различ­ным в зависимости от формы стенокардии, однако во время приступа в целом чаще всего возникают испуг, достигающий иногда состояний выраженного страха, двигательное беспо­койство со стремлением встать и ходить либо неподвиж­ность, опасение сделать хотя бы какое-то движение. Во внеприступный период характерны симптомы в виде сни­женного фона настроения с неустойчивостью аффектов (эмо­циональная лабильность), повышенной раздражительно­стью, нарушениями сна, который становится тревожным, поверхностным, нередко сопровождается тягостными, уст­рашающими сновидениями. Характерно также легкое воз­никновение астенических реакций, немотивированно появ­ляющихся состояний боязливости и тревоги. Возможны ис-тероформные особенности поведения с нарастающим эгоцентризмом, стремлением привлечь к себе внимание ок­ружающих, вызвать их сочувствие и участие, склонность к демонстративное™. Нередки фобические состояния, пре­имущественно в виде кардиофобии с постоянным ожиданием очередного приступа и страха перед ним.

Атеросклероз венечных артерий сердца. Для больных характерны сниженное настроение, выраженные астениче­ские реакции с неустойчивостью аффектов, иногда резко выраженная раздражительность. Нередко развиваются по­вышенная ранимость, обидчивость, состояния внутренней напряженности, расстройства сна, обычно с ранним просы­панием от чувства тревоги. Иногда возникает своеобразная эйфория с суетливостью, многоречивостью, переоценкой своих физических и интеллектуальных возможностей. Воз­можны также психопатоподобные формы поведения, либо приближающиеся к истероформным, либо к эксплозивное™, чередующейся с приступами дисфории, либо характеризу­ющиеся тревожно-мнительными чертами. Нередко возни­кает также расстройство памяти, снижается работоспособ­ность, нарушается активное внимание, отмечается повы­шенная утомляемость.

Сосудистая деменция – это не единое состояние, а несколько клинико–патоморфологических и клинико–патогенетических синдромов, общим для которых является взаимосвязь цереброваскулярных расстройств с когнитивными нарушениями. Выделяют различные типы сосудистой деменции: связанные с перенесенным инсультом (мультиинфаркт­ная деменция, деменция вследствие инфарктов в «стратегических» областях, деменция после геморрагического инсульта) и безинсультные (макро– и микроангиопатические), а также варианты, обусловленные нарушениями церебральной перфузии. Диагностика того или иного подтипа сосудистой деменции из–за нередкого сходства неврологических и нейропсихологических проявлений не всегда возможна. По данным нейровизуализационных методов исследования у большинства больных одновременно имеется два или более патогенетических типа сосудистой деменции.
Из сосудистых факторов риска у пациентов с сосудистой деменцией чаще отмечается кардиальная патология и курение, однако более высокий уровень холестерина крови был выявлен у больных без деменции Факторами риска возникновения сосудистой деменции также являются артериальная гипертензия или гипотензия, сахарный диабет, высокий показатель гематокрита, ожирение и злоупотребление алкоголем? неблагоприятным фактором является анемия. В основе сосудистого поражения головного мозга могут лежать разные причины – собственно сосудистые поражения (атеросклероз, артериолосклероз, амилоидная ангиопатия, васкулиты, патологическая извитость и аномалии сосудов), кардиальные нарушения (фибрилляция желудочков, эндокардит, кардио­миопатия, муральный тромбоз), патология системы крови (гемоглобинопатии, коагулопатии) и другие. При этом механизм повреждения головного мозга может быть обусловлен ишемией (острой – тромбоз или эмболия; хронической – гипоперфузия), нарушением гематоэнцефалического барьера, кровоизлиянием или аноксией. Кроме того, необходимо учитывать и изменения инволюционного характера, которые, несомненно, обусловливают не только увеличение заболеваемости сосудистой деменцией с возрастом, но и определенные клинические и параклинические особенности этого заболевания у пожилых. Пожилой мозг иначе, чем молодой, реагирует на сосудистое поражение, к тому же следует учитывать возможность сосуществования у больных с клинической картиной деменции сосудистых изменений и болезни Альцгеймера.
В отличие от некоторых других причин деменции, когда в первую очередь развиваются нарушения памяти, при сосудистых поражениях головного мозга собственно мнестические расстройства редко доминируют в клинической картине. Причиной социальной дезадаптации, как правило, является сочетание двигательных и когнитивных расстройств (праксис, гнозис и т.д.). Ядром клинической картины сосудистой деменции и ее отличительной особенностью являются двигательные и когнитивные нарушения. Спектр двигательных расстройств довольно широк – от минимально выраженных признаков пирамидной недостаточности до грубейшей атаксии либо плегии. Характерны появление рефлексов орального автоматизма (сосательный, хватательный рефлексы) и патологического рефлекса Бабинского, феномен поворотов всем телом («en block») может представлять собой аналог растормаживания шейной выпрямляющей реакции, проявляющейся на одном из этапов созревания статолокомоторной системы, а феномен «магнитной ходьбы» – аналог растормаживания и патологического усиления одного из самых ранних постнатальных рефлексов – рефлекса опоры. Сосудистая деменция проявляется нарушениями памяти по типу повышенной тормозимости следов, замедлением и быстрой истощаемостью когнитивных процессов, нарушением процессов обобщения понятий, апатией, нередко в сочетании с депрессией.Возможно наличие в клинической картине первичных расстройств высших мозговых функций (апраксии, агнозии и т.д.), что встречается гораздо реже – при локализации ишемических очагов в соответствующих отделах коры больших полушарий головного мозга (теменных, затылочных, височных, лобных).
Диагностика: при осмотре больных особое внимание следует уделять оценке состояния сердечно–сосудистой системы. Важное значение имеют результаты аускультации магистральных артерий головы. Каротидные шумы выявляются в популяции у 4–5% лиц в возрасте от 45 до 80 лет, при этом примерно в половине случаев они обусловлены стенозом внутренней сонной артерии. Важна офтальмоскопия. Кроме того, пациентам необходимо биохимическое ис
следование крови, определение уровня липидов, сахара крови, исследование гемореологических и гемокоагуляционных характеристик, проведение ЭКГ, а при наличии соответствующих показаний (порок сердца, аритмия) – Эхо–КГ и Холтеровского мониторирования. Важная роль принадлежит ультразвуковой допплерографии, позволяющей оценить как экстра– так и интрамозговой кровоток Рекомендуется дуплексное сканирование сонных артерий. Церебральная ангиография, показана лишь у больных с выраженным поражением магистральных артерий, которым в связи с этим в последующем планируется оперативное лечение. Электро­энце­фа­ло­графические изменения не специфичны для сосудистой деменции. КТ и МРТ

Лечение: основная проблема, возникающая при лечении сосудистой деменции, связана с неоднозначностью суждений в отношении причин возникновения этого состояния. Основными принципами терапии является предотвращение возникновения или прогрессирования патологического процесса, улучшение когнитивных функций и общетерапевтические меры. Вследствие большого числа патогенетических механизмов не существует единого и стандартизированного метода лечения данной категории больных. В любом случае профилактика развития и прогрессирования заболевания должна учитывать этиологические механизмы ее возникновения, т.к. будет разниться у больных с поражением мелких сосудов, окклюзирующим поражением магистральных артерий головы или эмболией кардиогенного генеза.
Целью лечения является коррекция имеющихся сосудистых факторов риска и профилактика острых нарушений мозгового кровообращения, улучшение мозгового кровотока и метаболизма, а также компенсация нередко отмечающихся (особенно у пожилых больных) сопутствующих соматических заболеваний. Прогноз зависит от тяжести поражения сосудов и от локализации процесса.

infopedia.su

COMMENTS