Персонализация — что это такое, концепция персонализации Петровского

Концепция персонализации А.В. Петровского

Личность рассматривается А. В. Петровским (1982) не как индивид, взятый в абстрактном социальном окружении, а, прежде всего как человек, определяющий себя через группу, через социум. Потребность в персонификации является отправным пунктом анализа личности. Именно поэтому А. В. Петровский называет свою теорию концепцией персонализации.

Им выделяются три основных процесса:

адаптация – как присвоение индивидом социальных норм и ценностей, то есть, становление социально-типического;

индивидуализация – как открытие или утверждение «Я», выявление своих склонностей и возможностей, особенностей характера, то есть, становление индивидуальности;

интеграция – как изменение жизнедеятельности окружающих людей, осуществление вкладов и их принятие окружающими и тем самым утверждение своего инобытия в других людях, то есть, становление всеобщего.

Таким образом, в структуру личности человека, по А.В. Петровскому, входят три образующие, три подсистемы: индивидуальность личности, ее представленность в системе межличностных отношений и в других людях. Личность должна быть характеризуема в единстве всех трех сторон ее существования как субъект межиндивидных, социальных по своему происхождению связей и отношений.

32.Концепция личности В.С. Мерлина.

Из всех других отечественных концепций личности наиболее близко к вышеперечисленным в содержательном плане примыкает концепция личности В. С. Мерлина — основателя и руководителя пермской школы психологов.

Что же сближает позицию В. С. Мерлина с позициями ленинградских психологов? Прежде всего, это взгляд на понимание самого сво-ства личности.

Во-первых, под психическими свойствами личности В. С. Мерлин понимает «такие свойства, которые характеризуют человека как субъекта общественно-трудовой деятельности».

Следующий аспект взглядов В. С. Мерлина- психологическое содержание этих свойств. «Для характеристики человека как субъекта деятельности, пишет автор, необходимо и достаточно охарактеризовать его отношение к объекту деятельности. . Каждое психическое свойство личности выражает отношение к действительности, Таким образом, в концепции В. С. Мерлина понятие отношение, так же как в вышеприведенных концепциях, играет центральную и ведущую роль. Вместе с тем автор подчеркивает, что отношение, характеризующее свойства личности, отличается «от других психических свойств и явлений, характеризующих отношение человека».

Во-первых, отношения, выражающие свойства личности — это отношения сознания как целого, а не отдельных его сторон, Например, наблюдательность, эмоциональность, внимательность — это свойства отдельных сторон сознания.

Во-вторых, отношения, характеризующие свойства личности, «представляют собой отношение к чему-то объективному, находящемуся вне сознания — это отношение к труду, к людям, к коллективу, вещам и т. п.». К примеру, наблюдательность или вдумчивость выражают отношение человека к собственной психической деятельности: потребность наблюдать либо размышлять.

В-третьих, отношения личности «представляют собой в высокой степени обобщенные отношения к определенной стороне действительности, имеющей особое значение в общественно-трудовой деятельности».

Последнее отличие отношений, выражающихся в свойствах личности, состоит в их устойчивости и постоянстве. Именно благодаря этому личность способна противостоять воздействиям среды, преодолевать сопротивление внешних условий, осуществлять свои цели и намерения.

«Таким образом, заключает В. С. Мерлин, психические свойства личности выражают высоко обобщенное, относительно устойчивое и постоянное отношение сознания в целом к определенным объективным сторонам действительности. Такие отношения мы в дальнейшем будем называть отношениями личности».

Уточнив свое представление об отношениях личности, В. С. Мерлин вслед за В. Н, Мясищевым отказывается выстраивать здание личности, элементами которой являются отдельные блоки (структуры). Он подчеркивает, что структуру личности нельзя характеризовать как систему, складывающуюся из нескольких различных групп психических свойств — темперамента, характера, способностей и направленности. Это — принципиальная позиция ученого, отличающая его от всех других отечественных исследователей.

Во-первых, по мнению В. С. Мерлина, свойства темперамента не относятся к свойствам личности, поскольку это свойства индивида. А, во-вторых, характер, способности и направленность представляют собой не разные подсистемы (подструктуры) а разные функции одних и тех же свойств личности.

Действительно, поскольку свойства личности это далее неразложимые, обобщенные, устойчивые и постоянные отношения сознания, то они — эти отношения — являются выражением и направленности, и характера, и способностей. Таким образом, структура личности предстает в виде многоуровневой системы взаимных связей и организации свойств личности. Именно благодаря связям, в которые вступают между собой отдельные свойства, образуются так называемые симптомокомплексы свойств личности.

Симптомокомплексом свойств называются вероятностные связи между свойствами личности (по сути — это факторы по Р. Кеттеллу). Их существует ровно столько, сколько существует относительно независимых отношений личности. Свойства, образующие единый симптомокомплекс, характеризуют тип личности. Действительно, коль скоро отношения личности социально-типичны (вспомним параметры устойчивости и постоянства), то и симптомокомплекс социально-типичен.

o объем и широта — количество входящих в него отдельных свойств, по числу которых можно судить о степени обобщенности симптомокомплекса;

o сила и активность отношений личности, лежащих в основе симптомокомплекса (так называемый энергезирующий мотив);

o устойчивость — пластичность отношений личности.

Когда отношение личности имеет высокую степень всех 3-х форм свойств, тогда оно в наибольшей мере детерминирует целостную психологическую характеристику личности.

Поскольку одно из центральных положений во взглядах В. С. Мерлина на структуру личности принадлежит системе связей, важно установить их виды и уровни организации. Здесь мы сталкиваемся с важнейшими достижениями В. С. Мерлина и его учеников в эмпирическом изучении личности, на котором следует остановиться отдельно.

Никто никогда не оспаривал положения о многоуровневой структуре человека, в том числе и личности, как многоуровневого целостного образования. Наиболее распространенным в науках о человеке был традиционный дихотомичный принцип иерархизации систем человека — выделение в нем биологически и социально обусловленных свойств.

Таким образом, В. С. Мерлин выделяет, во-первых, инвариантные функциональные зависимости внутри подсистем, а, во-вторых, много-многозначные связи между разноуровневыми свойствами.

К заслуге В. С. Мерлина следует отнести и выделение сложной иерархии подсистем интегральной индивидуальности внутри биологического и социального.

Все это позволяет В. С. Мерлину найти способ и соединения и, главное, изучения ранее изолированных и независимо друг от друга изучавшихся закономерностей.

Между различными уровнями организации всегда существуют опосредующие звенья, и задача интегрального исследования заключается в установлении процесса опосредования свойств одного уровня свойствами другого и изучения изменений этих опосредований в процессе онтогенеза.

Соединение этих двух принципов — много-многозачных связей и иерархической организации, позволило В. С. Мерлину выстроить свою динамичную структуру личности, состоящей из следующих систем.

I. Система индивидуальных свойств организма, которую образуют подсистемы:

o свойства нервной системы (нейродина-мические).

II. Система индивидуальных психических свойств с подсистемами:

o психодинамических свойств (свойств темперамента) ,

o психических свойств личности.

III. Система социально-психологических индивидуальных свойств с подсистемами:

o социальных ролей, исполняемых в группе и коллективе,

o социальных ролей, исполняемых в социально-исторических общностях.

Процесс развития личности выражается в увеличении связей между свойствами, относящимися к разным уровням организации индивидуальности и увеличении тенденции много-многозначности этих связей.

33Важным направлением в советской психологии явилась теория установки, основанная грузинским психологом Дмитрием Николаевичем Узнадзе (1886–1950). Он рассматривал психологию, как науку о целостной личности, мотивы и поступки которой могут быть неосознаваемы Согласно концепции Узнадзе, в случае «наличия какой-нибудь потребности и ситуации ее удовлетворения в субъекте возникает специфическое состояние, которое можно охарактеризовать как установку – склонность, направленность, готовность к совершению определенной деятельности, направленной на удовлетворение актуальной потребности». Таким образом, установка, выражает готовность человека к активности, определяет его направленность и избирательность поведения. Установка как динамическое состояние включает в себя как момент мотивации, так и момент направленности.

По мнению Д. Н. Узнадзе, установка регулирует поведение на двух уровнях регуляции психической активности: бессознательном и сознательном. Поведение на бессознательном или импульсивном уровне осуществляется на основе импульсивной (моментной) установки практического поведения целостного состояния индивида, которое возникает под действием ситуации, с одной стороны, и импульсов актуализированной потребности – с другой. Условиями такого поведения являются наличие потребности и ситуации ее реализации.

На сознательном уровне наличная ситуация становится предметом познания субъекта. Этот процесс Узнадзе назвал объективацией. Необходимость в ней возникает при задержке удовлетворения актуальной потребности в связи с изменившейся обстановкой, в результате чего перед субъектом встает вопрос о дальнейшей программе поведения

34 Типологии характера. Классификация А. Ф. Лазурского.

А. Ф. Лазурский выделял три психологических уровня в зависимости от степени приспособления человека к среде. Низший уровень — это плохо приспособленные люди; среда накладывает на них особо сильный отпечаток, насильственно приспособляя к своим запросам и почти не считаясь с их врожденными особенностями. Средний — обретение человеком места в окружающей среде и использование ее в своих целях. Высший — уровень творчества, когда человек стремится среду переделать.

С учетом данных уровней, показывающих степень приспособления и преобладание мыслительных, либо эмоциональных, либо волевых функций, Лазурский предлагает следующую классификацию характеров:

1. Низший уровень:

1. Рассудочный: слабо одарен, но рассудочен, склонен анализировать мотивы и последствия действий, копировать чужие действия («все как у людей»), направлен на удовлетворение непосредственных материальных запросов, консервативен, самоуверен, самодоволен.

2. Аффективный, среди которого выделяются разновидности: подвижный, живой (близок к сангвиникам);

· чувственный, с преобладанием органических чувственных влечений;

· мечтатель, интересы которого сосредоточены на внутреннем мире.

3. Активный, разновидности которого:

· импульсивно-энергичный (беспорядочен в действиях, не обдумывает последствия, склонен к риску, азартным играм, самоуверен, драчлив, склонен к любовным приключениям, не готов к серьезному систематическому труду);

· покорно-деятельный (выполняет внушения и директивы, получаемые извне);

· упрямый (добивается исполнения принятых им решений).

2. Средний уровень:

1. Теоретик-идеалист (непрактичный):

· ученый (последовательность мышления, научные интересы);

· художник (развитое воображение, занятие каким-либо искусством);

· религиозный созерцатель (развитое воображение).

2. Практик-реалист:

· альтруист (человеколюбец, развита способность сочувствия, симпатии);

· общественник (общительность и предприимчивость в общественных делах);

· властный (твердая воля, способность влиять на окружающих);

· хозяйственный (расчетливость, направленность на практические цели, на осуществление дел материального характера).

3. Высший уровень (сознательность, скоординированность душевных переживаний, высшие человеческие идеалы). Типы-идеалы высшего уровня делятся по содержательным показателям:

· внешняя деятельность, инициатива;

Дата публикования: 2015-10-09 ; Прочитано: 1665 | Нарушение авторского права страницы

studopedia.org

Концепция персонализации А. В. Петровского (род. в 1924)

Личность рассматривается А. В. Петровским (1982 как человек, определяющий себя через группу, через социум. Потребность в персонификации является отправным пунктом анализа личности. Именно поэтому А. В. Петровский называет свою теорию концепцией персонализации.

Выделил 3 основных проц:

адаптация – как присвоение индивидом социальных норм и ценностей, то есть, становление социально-типического;

индивидуализация – как открытие или утверждение «Я», выявление своих склонностей и возможностей, особенностей характера, то есть, становление индивидуальности;

интеграция – как изменение жизнедеятельности окружающих людей, осуществление вкладов и их принятие окружающими и тем самым утверждение своего инобытия в других людях, то есть, становление всеобщего.

в структуру личности человека входят три подсистемы: индивидуальность личности, ее представленность в системе межличностных отношений и в других людях. Личность должна быть характеризуема в единстве всех трех сторон ее существования как субъект межиндивидных, социальных по своему происхождению связей и отношений.

Периодизация:1) эпоха детства характеризуется преобладанием адаптации над индивидуализацией;2) эпоха отрочества связан с преобладанием индивидуализации над адаптацией;3) эпоха юности характеризуется преобладанием интеграции над индивидуализацией.

51. ЧТО ТАКОЕ САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ И ДЛЯ ЧЕГО ОНА НУЖНА

Самоактуализация — стремление человека к возможно более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей.

Самоактуализация — это непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т. п., как более полное познание и, стало быть, принятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности.

Акт самоактуализации — это некоторое конечное число действий, выполняемых субъектом на основании сознательно поставленных перед собой целей и стратегии их достижения. Каждый акт самоактуализац завершается специфич эмоцион реакцией — «пиковым переживанием», положительным в случае успеха, и отрицательным (боль, разочарование) — в случае неудачи.

САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ. МАСЛОУ.считал, что самоактуализация является наивысшей потребностью человека, в соответствии с «пирамидой потребностей». По мере удовлетворения низлежащих потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня.

Маслоу -большинство людей, если не все, нуждаются во внутреннем совершенствовании и ищут его.

Самоакт по Карлу Роджерсу — естественное раскрытие в человеке его природного личностного потенциала при наличии необходимых для этого условий. Роджерс считал, что природе человека свойственна тенденция к росту и развитию так же, как в семени растения заложена тендеция к росту и развитию.

52. Потребность — это переживание необходимости в чем-либо; устойчивое стремление, желание человека, побуждающее его к жизненной активности.

Удовлетворение потребностей — это процесс, замкнутый психологический цикл, в котором вычленяются такие этапы: актуализация конкретной потребности или желания, поиск средств и способов удовлетворения, его освоение, использование и угасание активности.

Потребность — это переживание необходимости в чем-либо, устойчивое сильное желание, постоянное стремление.

Надо различать следующие виды потребностей:
♦ природные (естественные) потребности — ПП (в самосохраннии, питании, отдыхе, сексуальном удовлетворении и т. д.);
♦ материальные потребности — МП (в жилище, одежде, предметах быта);
♦ социальные потребности — СП (в общении, самореализации, в труде);
♦ духовные потребности — ДП (в смысле жизни и счастье, в красоте, добре, справедливости).
С развитием личности развиваются и ее потребности.У каждого человека складывается в итоге своя индивидуальная структура потребностей.

Изменить сформировавшуюся у зрелой личности потребность, как правило, чрезвычайно трудно. Некоторые потребности наносят вред человеку: его здоровью, психике, нравственности. Это потребности в алкоголе, наркотиках, азартных играх

Удовлетворение потребностей представляет собой психологический процесс, в котором можно условно выделить 4этапа

На 1-м этапе осознается возникшее жизненное противоречие и актуализируется соответствующая потребность, пробуждается конкретное желание.
Следует отметить, что сложившаяся у личности потребность может быть пассивной и активной.

На 2-м этапе происходит поиск средств и способов, позволяющих удовлетворить возникшую потребность.

На 3-м эт осуществляется реальное удовлетворение потребности, что сопровождается активным обладанием, использованием желаемого предмета.

На 4-м эт завершение цикла: потребность угасает, а психологическое напряжение спадает.
Постпереживание включает три компонента:
♦ удовлетворенность результатами решения жизненной проблемы;
♦ удовлетворенность вещью, которая использовалась и применялась;
♦ удовлетворенность собой (своими действиями, умениями).

Франкла тезисе: жизнь человека не может лишиться смысла ни при каких обстоятельствах; смысл жизни всегда может быть найден. Осуществляя смысл своей жизни, человек осуществляет тем самым самого себя (самоактуализация).

megapredmet.su

Персонализация: потребность быть личностью

Личностями рождаются или становятся? Это вопрос, на который многие люди, да и сама психология, до сих пор пытаются найти ответ. Но что психологии известно наверняка, так это то, что осознание человеком своей личности, ценности, социальной значимости происходит постепенно. Этот процесс называют персонализацией.

Что такое персонализация

Название образовано от латинского слова persona, что означает «маска», «личность» и facere, что означает «делать». То есть дословно это можно перевести как «создавать свое лицо». Говоря научным языком, это процесс, в результате которого человек осознает себя как личность, значимого субъекта общества. А происходит это под влиянием образа значимого другого. Результат персонализации – выражение индивидуальности личности через активную деятельность.

Персонализация: что это в психологии

В психологии персонализация связана с именем А.В. Петровского. Он трактовал это как потребность индивида в выражении своей личности. Автор строго разграничивал понятия «индивид» и «личность». Более подробно его концепцию мы рассмотрим позже.

Согласно другому определению, персонализация – это процесс усвоения и развития индивидом общечеловеческих, общественно-значимых и неповторимых качеств. Проще говоря, это поиск баланса между общественным и индивидуальным, уникальной манеры поведения, речи, деятельности и т.д. Притом для каждого человека важно поддержка и принятие обществом его уникальности.

Персонализация личности – это процесс отождествления личности с подлинным «Я», осознание человеком своей уникальности и самобытности. Это нужно для всестороннего саморазвития и самоопределения, дальнейшего самосовершенствования. Проще говоря, персонализация – это потребность быть человеком с большой буквы, быть полезным миру, знать, что человек живет не зря.

Персонализация: что это в педагогике

В педагогике это один из принципов обучения и воспитания. Подразумевает ориентацию педагога на внутреннюю активность самого воспитанника, его самостоятельность, инициативность в обучении. Задача педагога – создать условия для максимального раскрытия индивидуальности, потенциала личности. Принцип персонализации предполагает свободу выбора образовательного пути, ребенок сам решает, в чем он хочет участвовать.

Вот что еще подразумевается под персонализацией в педагогике:

  • удовлетворение потребности личности быть собой, предоставление свободы в следовании своим интересам, взглядам;
  • формирование активной нравственной, культурной, социальной позиции у ребенка;
  • воспитание ответственности за результаты своего выбора.

Особенности феномена

В процессе изучения феномена психологи выявили несколько его особенностей:

  1. Возможно существования индивида, не реализовавшего себя как личность (при социальной изоляции). Но в то же время возможна реализация личности вне человека (библейские персонажи).
  2. Встречается деперсонализация творца от его творения (отделение творения от создателя) и персонализация как присвоение человеку чужого труда. А также это возможно в форме передачи недостатков, промахов одного человека другому.
  3. Личность может пережить индивида. Если человек передал частичку своей личности через культурное наследие, других людей, то его личность будет жить вечно.

Выраженность потребности быть личностью и способность быть ей неодинаково проявляется у разных людей. Для реализации как личность человек должен быть значим, привлекателен и авторитетен для других людей. Наилучшая среда для персонализации – коллектив.

Концепция А.В. Петровского

А. В. Петровский – автор теории о персонализации. Он полагал, что личность определяет себя только через группу. А процесс проходит в три этапа:

  1. Адаптация. Человек усваивает нормы, ценности, правила общества, обретает типичные социальные навыки.
  2. Индивидуализация. Человек осознает свою уникальность, индивидуальные возможности, способности, интересы, ресурсы.
  3. Интеграция. Индивид привносит свою уникальность в общество, вкладывает свои ценности в мировоззрение других людей. В это же время он ощущает максимальную личностную реализацию, свою нужность, ценность, значимость.

Три этапа совпадают с тремя эпохами: детство, отрочество, юность. Детство – период от рождения до начальной школы, адаптация преобладает над индивидуализацией. Отрочество – поиск себя, своего места и призвания (подростковые годы), преобладает индивидуализация. Юность – выбор жизненной позиции и профессии, осознание своего положения в обществе. Юность завершается социальной зрелостью.

Механизм развития

Первые проявления заметны уже в раннем детстве. Процесс набирает силу в первую треть жизни индивида. Потребность быть личностью, значимым и ценным членом общества, не всегда осознается самим индивидом. В связи с этим она принимает разные формы: открытые попытки вести за собой или, например, альтруизм, помощь обездоленным. Без самореализации человек испытывает психологические трудности.

Становление персонализации проходит в несколько этапов:

  • воспитание в семье.
  • общение с ровесниками.
  • освоение социального опыта в ходе общения, учебы, работы, службы в армии и т.д.
  • самостоятельная работа и социальная активность.

На последнем этапе человек достигает пика в самовыражении, проявлении индивидуальности. Но со временем наблюдается обратный процесс: индивид все больше становится зависим от внимания других людей.

Персонализация и деперсонализация

Существует понятие, противоположное персонализации – деперсонализация. Это процесс отчуждения личности, при котором человек не понимает, чем он может быть полезен обществу. Индивид теряет ориентиры, разрушается его система ценностей и идеалов. В особо запущенных случаях при деперсонализации человек будто бы наблюдает за собой со стороны, он не может соединить воедино свою личность и тело.

Персонализация - что это такое, концепция персонализации Петровского
onona.online

Проблема развития личности. Теория «персонализации» А.В. Петровского. Личность как совокупность «личностных вкладов» в других людей.

ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ

С ПОЗИЦИЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Отсутствие общепринятой психологической концепции личности и в самом деле не могло не сказаться на разработке теории развития личности — богатство эмпирических исследований в возрастной психологии само по себе не могло обеспечить интегрирование представлений о личности как некотором едином целом, «как системном и социальном качестве» индивида. В настоящее время нет необходимости доказывать неидентичность понятий «личность индивида» и «психика индивида», но при попытке описать процесс развития личности его, как правило, подменяют процессом «психического развития» или, во всяком случае, не различают их. В результате формирование личности растворяется в общем потоке психического развития ребенка как индивида. Очевидное несовпадение, нетождественность понятий «индивид» и «личность», как и понятий «психическое развитие» и «развитие личности», при всем их единстве2, подсказывает необходимость выделения особого процесса формирования личности как социального, системного качества человека, субъекта системы человеческих отношений, сущность которого составляет, по К. Марксу, не абстракт, присущий отдельному индивиду, а совокупность всех общественных отношений. Личность выступает как предпосылка и результат изменений, которые производит субъект своей деятельностью в мотивационно-смысловых образованиях взаимодействующих с ним людей и в себе самом «как другом». Межличностные отношения как характеристики личности субъекта этих отношений, а также «вклады», которые он осуществляет в жизнедеятельность других людей, в их личностные смыслы, обеспечивая свою личностную представленность в них и тем самым и в себе самом, выступают в единстве с иерархией мотивационно-смысловых образований и симптомо-комплексами индивидуальности человека.

В своем единстве эти «ипостаси» человека в системе общественных отношений характеризуют его как личность [10]. Отсюда очевидно, что психика как форма активного отражения объективной реальности субъектом выступает как необходимая сторона существования личности, являющейся субъектом общественных отношений, как важнейшая ее интраиндивидная характеристика.

К примеру, такая весомая характеристика личности, как ее авторитетность3, складывается в системе межиндивидных отношений и в зависимости от уровня развития группы проявляется в одних общностях как жесткий авторитаризм, реализация прав сильного, как «авторитет власти» по преимуществу, а в других, высокоразвитых группах — как демократическая «власть авторитета». Здесь личностное выступает как групповое, групповое как личностное (интериндивидная атрибуция личности). В рамках метаиндивидной характеристики личности авторитетность — это признание за индивидом права принимать значимые для других решения в значимых обстоятельствах, результат того «вклада», который он внес своей деятельностью в их личностные смыслы. В низкоразвитых группах — это следствие конформности ее членов, в группах типа коллектива — это результат коллективистского самоопределения. Таким образом, в коллективе авторитетность — это идеальная представленность субъекта прежде всего в других (он может

иной раз не знать о степени своей авторитетности) и только в связи с этим в самом субъекте. Наконец, во внутреннем пространстве личности субъекта — это симптомокомплекс психических качеств субъекта. В одном случае — своеволие, жестокость, завышенная самооценка, нетерпимость к критике, в другом — принципиальность, высокий интеллект, доброжелательность, разумная требовательность и т.д. (интраиндивидная атрибуция личности). Если принимать этот принцип рассмотрения личности (см. [8], [9], [10], [11], [12], [13]), то очевидна несводимость развития личности индивида к развитию его психики, точно так же, как личности индивида к психике индивида.

Процесс развития личности, таким образом, не может быть сведен к суммации развития познавательных, эмоциональных и волевых компонентов, характеризующих индивидуальность человека, хотя и неотделим от них. Еще менее того у нас могут быть основания выдвигать один из этих компонентов, а именно познавательную сферу, в качестве совокупности эмпирических референтов развития личности (когнитивистская ориентация в понимании сущности и характера развития личности явно преобладала).

Наиболее фундаментальная и развернутая концепция психического развития, ориентированная на становление как когнитивных, так и мотивационных образующих психики, принадлежит Д.Б. Эльконину [18], который разделяет психическое развитие на эпохи, состоящие из закономерно связанных между собой двух периодов. Внутри каждой эпохи первый период характеризуется усвоением задач и развитием мотивационно-потребностной стороны деятельности, а второй — усвоением способов деятельности. При этом каждому периоду соответствует ведущая деятельность4: непосредственно-эмоциональное общение (от рождения до 1 года), предметно-манипулятивная деятельность (от 1 до 3 лет), сюжетно-ролевая игра (от 3 до 7 лет), учеба (от 7 до 12 лет) интимно-личное общение (от 12 до 15 лет), учебно-профессиональная деятельность (от 15 до 17 лет). Концепция возрастной периодизации Д.Б. Эльконина достаточно полно освещена и позитивно оценена в психологической литературе последних лет, в том числе в книгах, вышедших под редакцией автора настоящей статьи.

Первая попытка использовать концепцию персонализации для построения модели развития личности была предпринята В.А. Петровским [11]. Это была фактически попытка описания закономерностей и этапности вхождения человека в новую, относительно стабильную социальную общность, принятие человеком новых социальных ролей, профессионализации и творческого роста личности, шире — определения личностью своего места в системе общественных отношений.

Сохраняя и уточняя общую трехчленную схему этой модели, разовьем ее главным образом в направлении поиска источника смены намеченных этапов развития личности (у В.А. Петровского в первом варианте модели: «социализация», «индивидуализация» и «персонализация»).

Источником развития и утверждения личности выступает возникающее в системе межиндивидных отношений (в группах того или иного уровня развития) постулируемое нами противоречие между потребностью личности в персонализации и объективной заинтересованностью данной общности, референтной для индивида, принимать лишь те проявления его индивидуальности, которые соответствуют задачам, нормам и условиям функционирования и развития этой общности.

В самом общем виде развитие личности человека можно представить как процесс ее вхождения в новую социальную среду и интеграции в ней. Идет ли речь о переходе ребенка из детского сада в школу, подростка в новую компанию, абитуриента — в трудовой коллектив, призывника — в армейское подразделение, или же говорится о личностном развитии в глобальных масштабах — в его долговременности и целостности — от младенчества до гражданской зрелости, мы не можем себе мыслить этот процесс иначе, как вхождение в общественно-историческое бытие, представленное в жизни человека его участием в деятельности различных групп, в которых он осваивается и которые он активно осваивает.

Мера стабильности этой среды различна. Только условно мы можем принять ее как постоянную, неизменяющуюся. В действительности она претерпевает закономерные изменения, обусловленные социально и вместе с тем зависящие от активности осваивающих, ее людей. Поэтому есть основания строить первоначально не одну, а две модели развития личности и только затем перейти к их обобщению в единой модели. Первая из них рассчитана на относительно стабильную социальную среду, и тогда развитие личности в ней подчинено внутренним психологическим закономерностям, которые с необходимостью воспроизводятся относительно независимо от специфических характеристик той общности, в которой оно совершается, — и в первых классах школы, и в новой компании, и в производственной бригаде, и в воинском подразделении они будут более или менее идентичными. Этапы развития личности в относительно стабильной общности назовем фазами развития личности. Вторая модель предполагает становление личности в изменяющейся среде; например, сравнительно плавно протекающее развитие личности в условиях старших классов средней школы претерпевает изменение при переходе в производственную бригаду или воинское подразделение. Особенности интеграции индивида в общностях разного уровня развития подчинены специфическим для данных групп социально-психологическим закономерностям, и экстраполяция их на группы иной степени развития, как это было показано нами (см. [14]), не может не привести к серьезным теоретическим ошибкам и неверно принятым практическим решениям. Этапы развития личности в изменяющейся социальной среде назовем периодами развития личности.

В том случае, если индивид входит в относительно стабильную социальную общность, он, как можно предположить, закономерно проходит три фазы своего становления в ней как личности

Первая фаза становления личности предполагает усвоение действующих в общности норм и овладение соответствующими формами и средствами деятельности. Принеся с собой в новую группу все, что составляет его индивидуальность, субъект не может осуществить потребность проявить себя как личность раньше, чем освоит действующие в группе нормы (нравственные, учебные, производственные и др.) и овладеет теми приемами и средствами деятельности, которыми владеют другие члены группы. У него возникает объективная необходимость «быть таким, как все», максимально адаптироваться в общности. Это достигается (одними более, другими менее успешно) за счет субъективно переживаемых утрат некоторых своих индивидуальных отличий при возможной иллюзии растворения в «общей массе». Субъективно — потому что фактически индивид зачастую продолжает себя в других людях своими деяниями, изменениями мотивационно-смысловой сферы других людей, имеющих значения именно для них, а не для него самого. Объективно он уже на этом этапе может при известных обстоятельствах выступить как личность для других, хотя в должной мере и не осознавая этот существенный для него факт. При этом в групповой деятельности могут складываться благоприятные условия для возникновений неоформаций личности, которых до этого не было у данного индивида, но которые имеются или уже складываются у других членов группы и которые соответствуют уровню группового развития и поддерживают этот уровень. Обозначим эту первую фазу как фазу адаптации.

Вторая фаза порождается обостряющимся противоречием между достигнутым результатом адаптации — тем, что он стал таким, как все в группе, — и не удовлетворяемой на первом этапе потребностью индивида в максимальной персонализации («постулат максимизации потребности быть личностью») [12; 53]. Это характеризуется поиском средств и способов для обозначения своей индивидуальности, Так, например, подросток, попавший в новую для него компанию старших ребят, первоначально стремящийся ничем не выделяться, старательно усваивающий принятые в ней нормы общения, лексику, стиль одежды, общепринятые интересы и вкусы, справившись наконец с трудностями адаптационного периода, начинает смутно, а иногда и остро осознавать, что, придерживаясь этой тактики он как личность утрачивает себя, потому что другие в нем не могут ее разглядеть в силу ее стертости в их жизни и сознании. В максимальной степени реализуя в связи с этим способность быть идеально представленным в своих приятелях, подросток мобилизует все свои внутренние ресурсы для деятельностной трансляции своей индивидуальности (начитанность, спортивные успехи, «бывалость» в отношениях между полами, смелость, граничащая с бравадой, особая манера в танцах и т.д.), интенсифицирует поиск в этой референтной для него группе лиц, которые могут обеспечить оптимальную его персонализацию. Обозначим эту вторую фазу как фазу индивидуализации.

Третья фаза детерминируется противоречиями между сложившимися на предыдущей фазе стремлением субъекта быть идеально представленным своими особенностями и значимыми для него отличиями в общности и потребностью общности принять, одобрить и культивировать лишь те демонстрируемые им индивидуальные особенности, которые ей импонируют, соответствуют ее ценностям, способствуют успеху совместной деятельности и т.д. Став членами производственной бригады, вчерашние школьники, а сегодня молодые рабочие, пройдя адаптацию, на второй фазе становления своей личности в коллективе стремятся найти пути обозначения своей индивидуальности, своих особенностей, к которым коллектив внимательно присматривается. В результате эти выявившиеся отличия (рабочая смекалка, юмор, самоотверженность и т.п.) принимаются и поддерживаются коллективом — происходит интеграция личности в общности. Отметим, что интеграция наблюдается и тогда, когда не столько индивид приводит в соответствие свою потребность в персонализации с потребностями общности, сколько общность трансформирует свои потребности в соответствии с потребностями индивида, который занимает в этом случае позицию лидера. Впрочем, взаимная трансформация личности и группы всегда так или иначе происходит. Если противоречие между индивидом и группой оказывается неустраненным, возникает дезинтеграция, имеющая следствием либо вытеснение личности из данной общности, либо ее фактическую изоляцию в ней, что ведет к закреплению характеристик эгоцентрической индивидуализации, либо ее возврат на еще более раннюю фазу развития, что в хорошем коллективе сопровождается принятием соответствующих воспитательных мер, обеспечивающих эффективную адаптацию молодого человека, которая, очевидно, не была ранее успешно осуществлена и завершена. Третью фазу назовем фазой интеграции личности в общности. В рамках этой фазы в групповой деятельности у индивида складываются неоформации личности, которых не было у него и, быть может, нет и у других членов группы, но которые отвечают необходимости и потребностям группового развития и собственной потребности индивида осуществить значимый «вклад» в жизнь группы.

Каждая из перечисленных фаз выступает как момент становления личности в ее важнейших проявлениях и качествах — здесь протекают микроциклы ее развития. Если человеку не удается преодолеть трудности адаптационного периода в устойчиво значимой для него социальной среде и вступить во вторую фазу развития, у него, скорее всего, будут складываться качества конформности, зависимости, безынициативности, появится робость, неуверенность в себе и в своих возможностях. Он в продолжение всего пребывания в данной общности как бы «пробуксовывает» на первой фазе становления и утверждения себя как личности, и это приводит к серьезной личностной деформации. Если, находясь уже в фазе индивидуализации и пытаясь обеспечить свое «инобытие» в членах значимой для него общности, он предъявляет им свои индивидуальные отличия, которые те не приемлют и отвергают как не соответствующие потребностям общности, то это способствует развитию у него таких личностных неоформаций, как негативизм, агрессивность, подозрительность, неадекватная завышенность самооценки. Если он успешно проходит фазу интеграции в высокоразвитой просоциальной общности, у него формируется коллективизм как качество личности (развитое коллективистическое самоопределение, коллективистическая идентификация и т.д.).

Дата добавления: 2015-01-30 ; просмотров: 94 | Нарушение авторских прав

lektsii.net

Социально-психологическая концепция периодизации личностного развития А. В. Петровского

Обратимся теперь к социально-психологической и социально-личностной координатам предметного поля социальной психологии развития.

Специально оговорим, что все дальнейшие наши рассуждения по поводу проблемы развития личности и все последующие связанные с этим выкладки основаны на представлении о личности как о субъекте межличностных отношений, представляющем собой своеобразное единство трех ипостасей существования собственно личности: «Личность как относительно устойчивая совокупность интраиндивидных ее качеств: симптомокомплексы психических свойств, образующих ее индивидуальность, мотивы, направленности личности. структура характера личности, особенности темперамента, способности. ; Личность как включенность индивида в пространство межиндивидных связей, где взаимоотношения и взаимодействия, возникающие в группе, могут трактоваться как носители личности их участников. ; Личность как “идеальная представленность” индивида в жизнедеятельности других людей, в том числе и за пределами их наличного взаимодействия, как результат активно осуществляемых человеком смысловых преобразований интеллектуальной и аффективно-потребностной сфер личности других людей» [1] .

В концептуально завершенном виде данная позиция представлена в концепции персонализации В. А. Петровского. Согласно этой концепции индивид испытывает закономерную, социально детерминированную потребность «быть личностью», т.е. быть в максимально возможной степени «идеально представленным» в сознании других людей (в первую очередь «значимых других»), при этом, прежде всего, и более всего теми своими особенностями, гранями индивидуальности, которые он сам ценит в себе. Очевидно, что потребность «быть личностью» может быть удовлетворена лишь при наличии способности «быть личностью». Легко также понять, что разрыв, «вилка» между этими потребностью и способностью может привести к серьезным нарушениям процесса личностного развития, качественно искривить линию личностного роста, нарушить общую поступательную направленность движения к подлинной социальной зрелости.

Что касается собственно развития личности, то этот процесс невозможно представить себе иначе, как вхождение, «вживание» индивида в социум, как определенную смену, череду освоения им различных общностей, членство в каждой из которых является определенным этапом, своеобразной вехой на пути становления индивида как личности. При этом говорить о стабильности, постоянстве этой социальной среды можно лишь условно и то лишь тогда, когда речь идет исключительно о том личностноразвивающем влиянии, которое оказывает на индивида система межличностных отношений в некоем более или менее широком спектре относительно константных и при этом референтных для него групп.

В этом случае развитие личности в такой относительно стабильной социальной среде, а точнее, в такой социальной общности «подчинено психологическим закономерностям, которые с необходимостью воспроизводятся относительно независимо от специфических характеристик той общности, в которой оно совершается» [2] . Другими словами, вне зависимости от возраста индивида и социально-психологических особенностей группы его членства он поставлен, по сути дела, перед фатальной необходимостью пройти четко определенные, универсальные фазы вхождения в общность, последовательно решая встающие по мере нарастания потребности «быть личностью» перед ним личностные задачи.

На первом этапе внутригрупповой жизни индивида (эту стадию традиционно обозначают как фазу адаптации) основные его усилия направлены на усвоение господствующих в данном конкретном сообществе норм и правил, на ознакомление со специфичными для группы ценностями, на овладение теми способами и средствами активности, которыми уже владеют его новые партнеры по взаимодействию и общению. Иначе говоря, у индивида возникает в большей или меньшей степени выраженная потребность «быть таким, как все», стремление не отличаться от других, в определенном смысле раствориться в группе, чувствовать себя ее полноправным членом и ощущать признание этого факта остальными членами сообщества.

В то же время решение чисто адаптационных задач на определенном этапе вступает в явное противоречие со свойственным каждой личности стремлением подчеркнуть свою индивидуальность, неповторимость, утвердиться теми своими особенностями, которые она расценивает как наиболее для себя ценные и значимые. Это тем более важно в связи с тем, что успешная адаптация индивида в группе, достижение им цели «быть таким, как все» нередко приводят к субъективно переживаемому им самим чувству некоей личностной растворенности в сообществе, к иллюзии потери своей индивидуальности. Все это на определенном этапе внутригрупповой жизни данного индивида предопределяет принципиальную смену его личностной задачи: стремление «быть таким, как все», окрашивающее весь этап адаптации, оказывается разрушенным мощной установкой на доказательство своей уникальности – на первый план выступает стремление «быть не таким, как все», что в конечном счете и является психологической сутью второго этапа вхождения личности в группу, стадии индивидуализации. Понятно, что далеко не всегда индивид, подстегиваемый желанием как можно скорее персонализироваться и тем самым «сбросить» с себя имидж неразличимого среди других «среднего» члена группы, предъявляет общности только те формы своей активности и грани индивидуальности, которые данная общность готова признать и принять как несомненно ценные и важные для себя, как соответствующие нормам, правилам и перспективам своей жизнедеятельности. Более того, достаточно часто группа откровенно жестко санкционирует индивида, не усвоившего правила общежития на адаптационном этапе, и принуждает его вернуться к самому началу своей внутригрупповой «карьеры», чтобы по-новому пройти испытания, позволяющие считаться «таким, как все».

В этом случае вполне закономерно говорить о факте дезадаптации личности в группе своего членства.

Если же и при повторных попытках индивид не выказывает желания или способности найти «золотую середину» между тем, что значимо для сообщества и что особенно ценно для него самого, и продолжает настойчиво осуществлять личностные «вклады», которые несовместимы с групповыми нормами, то он оказывается либо изолированным среди своих товарищей, либо вообще подвергается своеобразному остракизму, вытесняется из группы.

В этом случае вполне закономерно говорить о факте дезинтеграции личности в группе своего членства.

Понятно, что в ситуации, когда личность оказывается способной привести свою потребность в персонализации в соответствие с готовностью группы принять лишь те личностные проявления своего нового члена, которые обеспечивают ей поступательное развитие и облегчают решение общегрупповых задач ее жизнедеятельности, вполне закономерно говорить о факте интеграции такого индивида в группе своего членства.

В то же время это ни в коей мере не означает, что процесс интеграции (так же как и адаптации) может быть сведен лишь к пассивному приспособлению индивида к требованиям сообщества, в жизнь которого он включается. В большей или меньшей степени практически всегда общность, испытывая влияние новой для себя личности, трансформирует свои потребности и, изменяясь, развивается.

Особенно ярко эта сторона «взаимоотношений» группы и личности проявляется, когда речь идет о лидере сообщества высокого уровня социально-психологического развития типа коллектива. Как известно, в такого рода группах позиции их членов по поводу значимых объектов (будь то люди, явления, события, нормы) в целом совпадают. Вполне логично, что и вопрос о том, кто же наиболее жестко придерживается общепринятых оценок и мнений, попросту излишен – конечно, лидер. Но, как ни странно, факты утверждают как раз обратное.

В одном из психологических исследований испытуемым – членам группы достаточно высокого уровня социально-психологического развития было предложено перечислить личностные качества, которыми, по их мнению, должен обладать их товарищ по группе. На основе всех собранных перечней исследователь составил список личностных характеристик, которые чаще других встречались в индивидуальных ответах. Затем каждый испытуемый должен был представить этот список в качестве ранжированного ряда, т.е. упорядочить его, приписав каждой личностной характеристике определенное место в зависимости от ее относительной значимости. Оказалось, что первые места большинство членов группы отвело одним и тем же качествам. Итак, в ходе обследования группа продемонстрировала достаточно высокую степень сплоченности как ценностноориентационного единства. Тем более неожиданными на этом фоне выглядели ответы лидера. Не то, чтобы он во всем противостоял позиции группы – ценимые ею свойства личности и в его списке получили высокие ранги. Но и расхождение было достаточно явным. На первых местах в его бланке оказались личностные особенности, упоминаемые большинством, что называется, во «втором эшелоне». Такое несовпадение можно было бы трактовать по-разному, если бы не было еще одной опросной серии. Она проводилась спустя несколько месяцев и представляла собой точное повторение только что описанной процедуры. Некоторое несоответствие оценок лидера и последователей было зафиксировано и на этот раз, но внимание психолога привлекла немаловажная деталь. Ответы большинства членов группы в целом совпадали с позицией, высказанной лидером в ходе предыдущего опроса. Те качества, которые они еще не так давно рассматривали как второстепенные, теперь оценивались высоко. Казалось бы, уже ничто не мешает полному единению мнений лидера и последователей – его позиция принята группой. Но одновременно заметные изменения претерпела и его собственная точка зрения. Качества, которым раньше в ответах лидера была отведена ведущая роль и которые теперь аналогичным образом оценивались его товарищами, отступили на второй план, а их место заняли характеристики, пока еще не воспринимаемые группой как первостепенные.

Эти результаты явно перекликаются с неоднократно проверенными данными, указывающими на существование «идиосинкразического кредита», которым в той или иной мере располагает любой лидер. Группа как бы дает ему разрешение в определенной степени отступать от принятых в ней норм, конечно, в том случае, если такая позиция лидера не причиняет ущерба сообществу и не затрудняет выполнения общегрупповых задач. Подобная разумная свобода действий, по сути дела, позволяет лидеру успешно осуществлять свои функции, влиять на жизнедеятельность группы, содействовать ее развитию. В группе типа коллектива во многом именно он постоянно обеспечивает «зону ближайшего развития» сообщества, наличие которой позволяет избежать «застоя», открывает перспективы, создает условия для движения вперед. Понятно, что хоть и в меньшей, но все же в известной степени «идиосинкразический кредит» предоставлен любому члену любой группы, правда, «доза» свободы в решающей мере зависит и от социально-психологических характеристик конкретной общности, и от статусной позиции в ней конкретного индивида.

Возвращаясь к проблематике развития собственно личности, еще раз подчеркнем, что, говоря об особенностях личностного роста в относительно стабильной группе, необходимо помнить о том, что неизменность социальной ситуации развития, даже «взятая» в рамках предельно короткого срока, по меньшей мере условна. Объясняется это прежде всего следующими обстоятельствами. Во-первых, любой человек практически всегда является одновременно и параллельно членом самых различных референтных для него групп, нормы и ценности которых далеко не обязательно совпадают между собой («горизонтально-временная» нестабильность), а во-вторых, сами эти референтные группы находятся в процессе непрерывного развития, что превращает представления об их константности, а значит, и о неизменности социальной ситуации развития индивида – их члена в чистую иллюзию («вертикальновременная» нестабильность). Таким образом, развивающаяся личность «формируется в результате последовательного включения в различающиеся по уровню развития общности, доминирующие на разных возрастных ступенях, и развитие личности определяется процессом развития группы, в которой она интегрирована» [3] .

Понятно, что в этой логике появляется принципиально новая возможность увидеть движущие силы, механизмы и детерминацию процесса возрастного развития личности. По сути дела, здесь может быть осуществлено рассмотрение модельно сконструированного процесса достижения желаемого, описан не путь «должного» складывания личности на бумаге инструкций и предписаний, а проанализировано реальное положение дел, раскрывающее не только то, что должно произойти, если «все пройдет, как было запланировано», но и то, что реально происходит, и то, что может произойти (и, к сожалению, происходит нередко), несмотря на то, «как планировалось и для чего делалось», но в полной зависимости от того, «как действительно делается».

В этом плане кратко обозначенные выше закономерности, отражающие социально-психологическую специфику вхождения личности в группу, в целом вполне могут быть использованы в качестве некоего теоретического алгоритма, позволяющего прояснить и осознать психологически содержательную сущность процесса личностного становления в онтогенезе, т.е. в определенном смысле рассмотреть процесс вхождения индивида в конкретную группу как своеобразный прообраз процесса восхождения к социальной зрелости, или, что практически то же самое, вхождения развивающейся личности во «взрослый мир».

Адаптация, индивидуализация, интеграция – самоценные фазы вхождения индивида в относительно стабильную группу (рис. 8.1). Детство, отрочество (подростничество), юность – самоценные эпохи эры восхождения к зрелости (рис. 8.2). Совершенно очевидно, что это не синонимичные, не тождественные ряды. И все же совпадающая последовательность чередования ведущих личностных задач и тенденций личностного развития позволяет обоснованно и, главное, более чем эвристично осуществить своеобразную экстраполяцию социально-психологических наработок в область психологии развития или, что то же самое, возрастную психологию, для того, чтобы, наконец, в собственно психологическом ключе попытаться прояснить комплекс вопросов, связанных с проблематикой возрастной периодизации развития личности.

Рис. 8.1. Модель развития личности в группе (по А. В. Петровскому):

П – потребность «быть личностью»; С – способность «быть личностью»; И – исходный уровень развития; Р – результат развития, достигнутый на данной фазе;– просоциальное развитие;

– асоциальное развитие

По-видимому, развернутое разъяснение и комментирование совокупности психологических сложностей и тонкостей, характеризующих предложенную концепцию возрастного развития личности, здесь были бы нецелесообразными уже хотя бы потому, что и сам автор данного теоретического построения неоднократно и при этом достаточно развернуто излагал свои позиции, и работающие в этой парадигме его многочисленные последователи также не один раз возвращались к пересказу этих идей с тем, чтобы обосновать программы своих конкретных эмпирических исследований [4] .

Рис. 8.2. Возрастная периодизация развития личности (по А. В. Петровскому)

Совершенно очевидно, что концептуализированная схема возрастной периодизации развития личности А. В. Петровского в хронологическом плане столь же жестко ограничена, как и уже вышеперечисленные подходы к возрастной периодизации развития психики. Правда, в данном случае подобное сужение хронологических рамок труднообъяснимо. По-видимому, созданная в качестве если не альтернативной, то, во всяком случае, параллельной «эльконинской» возрастной периодизации развития психики, периодизация развития личности А. В. Петровского именно в связи с конкретными целями столь же конкретной дискуссии была продемонстрирована в хронологических рамках все той же эры восхождения личности к социальной зрелости – от 0 до примерно 17–18 лет.

Понятно, что применительно к целям данного издания, если общие принципы личностного развития, на которых базируется концептуальная схема А. В. Петровского, и могут быть нами приняты, то отсутствие попытки применить их к более поздним, чем ранняя юность, этапам онтогенетического развития не может нас удовлетворить. Здесь следует отметить, что до сих пор конкретных исследований, посвященных тому, каким образом базовые позиции возрастной периодизации развития личности А. В. Петровского «работают» применительно к молодому, зрелому, пожилому возрасту и старости, практически не было осуществлено. В то же время простое логическое продолжение концептуальных положений, высказанных А. В. Петровским, позволяет предположить, что в случаях девиантного развития на более поздних, чем ранняя юность, этапах становления личности индивид продолжает решать преимущественно личностные задачи до конца полноценно не прожитых предшествующих эпох (например, детства, отрочества, юности) и, в психологическом плане «застревая» на этих этапах, полноценно не способен решать те личностные, а порой и предметные задачи, которые в логике нормального развития стоят перед социально зрелым человеком. Если же говорить об индивиде, который и в детстве, и в отрочестве, и в юности смог в развернутом варианте личностно реализоваться, то в эпоху молодости, зрелости и на последующих этапах своего развития степень его интегрированности в широкий социум должна определяться не только через то, каким образом он в нем интегрирован сам, но и прежде всего тем, насколько адекватно он воспринимает адаптационную, индивидуализационную и интеграционную активность тех членов социума (как в индивидуальном плане, так и в логике отношений между поколениями), которые находятся на различных этапах своего восхождения к социальной зрелости.

studme.org

Теория личности А.В.Петровского и В.А.Петровского

Факультет социальной психологии

Реферат по курсу Психология личности

на тему «Теория личности А.В.Петровского и В.А.Петровского»

Толстых Наталия Николаевна

Актуальность темы данной работы определяется тем, что в психологической науке категория «личность» относится к числу базовых понятий.

Личность — человек как представитель общества, определяющий свободно и ответственно свою позицию среди других. Понять, что такое личность, можно только через изучение реальных общественных связей, в которые вступает человек.

Общественная природа личности всегда имеет конкретное историческое содержание. Именно из конкретных социально-исторических отношений человека нужно выводить не только общие условия развития, но и исторически конкретную сущность личности. Специфика общественных условий жизни и образа деятельности человека определяет особенности его индивидуальных признаков и свойств. Все люди принимают определенные психические черты, взгляды, обычаи и чувства своего общества, того общества, к которому они принадлежат.

Личность не может быть сведена только к совокупности более или менее произвольно выделенных внутренних психических свойств и качеств, не может находиться в изоляции от объективных условий, связей и отношений личности с окружающим миром.

Если принять во внимание, что личность всегда выступает как субъект своих действительных отношений с конкретным социальным окружением, в ее структуру должны войти эти отношения и связи, складывающиеся в деятельности и общении конкретных социальных групп и коллективов.

В отечественной и зарубежной психологической литературе существует большое количество определений личности, что каждый раз определялась уровнем развития науки или методологической позиции автора. В данной работе рассмотрим две теории личности, представленные Петровским А.В. и Петровским В.А.

Теория личности А.В.Петровского

Что же такое личность по мнению А.В.Петровского? В учебнике «Общая психология», подготовленном под его редакцией, дается следующее определение личности: «Личностьюв психологии обозначается системное социальное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении и характеризующее уровень и качество представленности общественных отношений в индивиде».

А.В. Петровский в своих разработках исходит из того, что понятия «индивид» и «личность» не тождественны. Личность — это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе в процессе вступления его в общественные по своей природе отношения. Чтобы понять основания, на которых формируются те или иные свойства личности, нужно рассмотреть жизнь человека в обществе. Включенность индивида в систему общественных отношений определяет содержание и характер выполняемых им деятельностей, круг и способы общения с другими людьми, т. е. особенности его социального бытия, образа жизни. Но образ жизни отдельных индивидов, тех или иных общностей людей, а также общества в целом определяется исторически развивающейся системой общественных отношений. А это означает, что личность можно понять или изучить только в контексте конкретных социальных условий, конкретной исторической эпохи. Причем следует отметить, что для личности общество — это не, просто внешняя среда. Личность постоянно включена в систему общественных отношений, которая опосредуется множеством факторов. Так Петровский рассматривает личность в трех измерениях.

Первое — это пространство психики индивида (интраиндивидное пространство), его внутренний мир: его интересы, взгляды, мнения, убеждения, идеалы, вкусы, склонности, увлечения. Все это образует направленность его личности, избирательное отношение к окружающему. Сюда могут быть отнесены и другие проявления личности человека: особенности его памяти, мышления, фантазии, но такие, которые так или иначе резонируют в его общественной жизни.

Второе пространство — это область межиндивидных связей (интериндивидное пространство). Здесь не сам по себе индивид, а процессы, в которые включены по крайней мере два индивида или группа (коллектив), рассматриваются как проявления личности каждого из них. Разгадки структуры личности оказываются скрыты в пространстве вне органического тела индивида, в системе отношений одного человека с другим человеком.

Третье пространство — реализации индивидом своих возможностей как личности — находится не только за пределами его внутреннего мира, но и за границей актуальных, сиюминутных (здесь и теперь) связей с другими людьми (метаиндивидное пространство). Действуя, и активно действуя, человек вызывает изменения внутреннего мира других людей. Иначе говоря, это пространство идеальной представленности (персонализации)

субъекта в других людях, образующееся суммированием тех изменений, которые он внес в психику, сознание других людей, в результате совместной деятельности и общения с ними.

Петровский сравнивает личность с источником радиации – она меняет всех окружающих ее людей. Если человек не имеет никаких личностных характеристик, то такое состояние Петровский называет «безличностью». Это характеристика индивида, безразличного для других людей, человека, чье присутствие или отсутствие ничего не меняет в их жизни, не преобразует их поведение и тем самым лишает его самого личности.

Петровский уделяет особое внимание феномену персонализация, как идеальной представленности индивида в других людях. Персонализация обеспечивает доверительную, интимную связь между людьми, между поколениями, когда люди впитывают в себя не только передаваемые знания, но и черты личности передающего. На определенном этапе жизни общества результаты персонализации как объективно-значимого процесса превращаются в предмет особой потребности – потребности быть личностью (потребности персонализации). Итак, гипотетическая социогенная потребность быть личностью, очевидно, реализуется в стремлении субъекта быть идеально представленным в других людях, жить в них, что предполагает поиск средств продолжения себя в другом человеке.

Способность быть личностью — не что иное, как индивидуально- психологические особенности человека, благодаря которым он совершает социально значимые поступки, обеспечивающие его персонализацию в других людях. Взаимодействие людей может быть эффективным лишь в том случае, если его участники являются взаимно значимыми. Безразличие и слепота к индивидуальным особенностям и запросам партнера, игнорирование его внутреннего мира, оценок, позиции искажают результат взаимовлияния, тормозят, а порой и парализуют само взаимодействие. Именно поэтому в современной психологии с особой остротой встает проблема «значимого другого».

Так, в 1988 году А.В.Петровский предложил трехфакторную модель «значимого другого». Она выявляет три формы метаиндивидной репрезентации личности значимого другого: властные полномочия, референтность (авторитет) и эмоциональная привлекательность (аттракция). Каждая из этих характеристик значимого другого имеет либо положительное, либо отрицательное, либо нулевое значение. Так, например, «референтность» — «антиреферентность»; «статус власти» — безвластность, подчиненность; привлекательность — непривлекательность.

А. В. Петровский считает, что развитие личности определяется тем деятельно – опосредствованным типом взаимоотношений, который складывается у человека с наиболее референтной (значимой для него) группой. Иначе говоря, развитие группы выступает фактором развития личности. Кроме того, сама потребность быть личностью (т. е. быть в максимальной степени представленным значимыми для индивида качествами в жизнедеятельности других людей) и способность быть личностью (т. е. совокупность индивидуальных особенностей и средств, позволяющих совершать обеспечивающие удовлетворение потребности быть личностью), также определяют процесс развития личности.

Этапы развития личности в относительно стабильной общности называются фазами развития личности. Могут быть выделены три фазы развития личности: адаптация, индивидуализация и интеграция.

Адаптация предполагает активное усвоение действующих в группе норм и овладение соответствующими формами и средствами деятельности. Принеся с собой в новую группу все, что составляет его индивидуальность, субъект не может проявить себя как личность раньше, чем освоит действующие в группе нормы (нравственные, учебные, производственные и другие) и овладеет теми приемами и средствами деятельности, которыми владеют другие члены групп. У него возникает объективная необходимость «быть таким как все», чтобы максимально адаптироваться.

Индивидуализация порождается обостряющимся противоречием между достигнутым результатом адаптации – тем, что субъект стал таким, «как все» в группе, – и не удовлетворенной на первом этапе потребности в максимальной персонализации. На этой фазе нарастает поиск средств для обозначения своей индивидуальности, ее фиксации.

Интеграция детерминируется противоречием между сложившимся на предыдущей фазе стремлением субъекта быть идеально представленным в других своими особенностями и значительными для него отличиями – с одной стороны, и с другой, потребностью общности принять, одобрить и культивировать лишь те демонстрируемые им индивидуальные особенности, которые ей импонируют, соответствуют ее ценностям, стандартам, способствуют успеху совместной деятельности.

Теория личности В.А.Петровского

В современной отечественной психологии развивается деятельностный подход, в рамках которого развивалась, в частности, теория личности В.А. Петровского. В русле этого направления личность человека считается и продуктом, и субъектом исторического процесса. Биологические свойства человека рассматриваются в ней как «безличные» предпосылки развития личности, которая не может сохранять их как структуру, рядоположенную и равноправную социальной подструктуре. Природные предпосылки развития индивида, его эндокринная и нервная системы, телесная организация, преимущества и дефекты его физического склада очень интенсивно влияют на формирование его индивидуально-психологических особенностей. Однако биологическое, входя в личность человека, преобразовывается, становясь культурным, социальным.

В.А. Петровский вделяет три составные структуры личности. Итак, в структуру личности входит в первую очередь внутрииндивидная или интраиндивидная подсистема, образованная особенностями строения темперамента, характера, способностей человека. Эта подсистема является необходимой, но недостаточной для понимания психологии личности.

Внутри замкнутого пространства физического тела индивида его личность не может быть обнаружена. Ее можно найти лишь в пространстве межиндивидных отношений. Лишь процессы межличностного взаимодействия в группе могут рассматриваться как проявления личности каждого из участников этого взаимодействия. Таким образом, одна из подструктур личности как бы расположена в межиндивидном пространстве, за рамками органического тела индивида, образуя интериндивидную подсистему личности.

Интраиндивидная и интериндивидная подсистемы не исчерпывают все личностные проявления. Кроме них необходимо выделить еще одну составляющую структуры личности — метаиндивидную (надиндивидную). Личность при этом не только выносится за рамки органического тела индивида, но и перемещается за пределы его наличных, существующих «здесь и теперь» связей с другими индивидами. Фокус внимания психолога в данном случае направлен на «вклады» в других людей, которые субъекты вольно или невольно осуществляют посредством своей деятельности. Здесь имеется в виду активный процесс определенного продолжения себя в другом не только в сам момент воздействия субъекта на других индивидов, но и вне рамок актуального непосредственного сиюминутного взаимодействия. Процесс и результат отражения субъекта в других людях, его идеальной представленности и осуществления в них своих вкладов получил название персонализации.

Явление персонализации дает возможность внести определенную ясность в проблему личного бессмертия, всегда волновавшую человечество. Так как личность человека не сводится к представленности ее в телесном субъекте, а продолжается в других людях, то со смертью индивида личность «полностью» не умирает. Слова «он живет в нас после смерти» не несут ни мистический, ни метафорический смысл. Они лишь констатируют факт разрушения целостной психологической структуры при сохранении одного из ее звеньев.

Следует особо отметить, что в концепции В. А. Петровского персонализация рассматривается не только как индивидуальная, но и как общественная потребность. По словам В. А. Петровского, «потребность индивида быть личностью становится условием формирования у других людей способности видеть в нем личность, жизненно необходимую для поддержания единства, общности, преемственности, передачи способов и результатов деятельности и, что особенно важно, установления доверия друг к другу, без чего трудно надеяться на успех общего дела.

Таким образом, продолжает В. А. Петровский, — выделяя себя как индивидуальность, добиваясь дифференциальной оценки своей личности, человек полагает себя в общности как необходимое условие ее существования, поскольку он производит всеобщий результат, что позволяет сохранять эту общность как целое. Общественная необходимость персонализации очевидна. В противном случае исчезает и становится немыслимой доверительная, интимная связь между людьми, связь между поколениями, где воспитуемый впитывает в себя не только те знания, которые ему передаются, но и личность передающего. На определенном этапе жизни общества эта необходимость выступает в виде ценностно закрепленных форм социальной потребности. Потребность “быть личностью”, потребность в персонализации обеспечивает активность включения индивида в систему социальных связей, в практику и вместе с тем оказывается детерминированной этими социальными связями. Стремясь включить свое “Я” в сознание, чувства и волю других посредством активного участия в совместной деятельности, приобщая их к своим интересам и желаниям, человек, получив в порядке обратной связи информацию об успехе, удовлетворяет тем самым потребность в персонализации».

Вероятно, если бы мы сумели зафиксировать существенные изменения, которые данный индивид произвел своей реальной предметной деятельностью и общением в других индивидах, то мы получили бы наиболее полную его характеристику именно как личности. Индивид может достигнуть уровня исторической личности в определенной социально-исторической ситуации лишь в том случае, если эти изменения затрагивают достаточно широкий круг людей, получив оценку не только современников, но и истории, которая обладает возможностью более точно взвесить эти личностные вклады, которые в конечном счете оказываются вкладами в общественную практику.

Таким образом, в структуру личности входят три подсистемы:

1) индивидуальность личности;

2) ее представленность в системе межличностных отношений;

3) запечатление личности в других людях, ее «вклад» в них. Каждый из этих компонентов органически вплетен в общую структуру личности, образуя ее единство и целостность.

Чтобы понять личность, необходимо рассматривать ее в системе действительных отношений с окружающими людьми, а не как образованную жестким сочетанием атомов индивидуальных качеств изолированную молекулу. Необходимо изучить и группы, в которые входит данный человек, в которых он действует и общается, производит и принимает «вклады», осуществляя преобразование интеллектуальной и эмоциональной сферы других людей и в свою очередь претерпевая изменения, приняв «вклады» от них. В центре внимания психолога должны находиться активность личности и характер ее социально-значимой направленности.

  1. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. — М.: ПЕР СЭ, 2007. — 464 с.
  2. Мещерякова Б.Г., Зинченко В.П. Большой психологический словарь. – М.: Прайм-Еврознак, 2003. — 672 с.
  3. Петровский А.В. Психология и время. – СПб.: Питер, 2007. – 448с.
  4. Петровский В.А. Человек над ситуацией. – М.: Смысл, 2010. – 559с.
www.vevivi.ru

COMMENTS