Подражание — в психологии, теория Тарда

Обучение как подражание по Тарду

Подражание:

Подражание рассматривалось ученым в качестве основного объяснительного принципа всей жизни — как индивидуальной, так и общественной. Он характеризовал его как «постоянное, всемирное социальное явление». Продуктом подражания являются рост государства, экономическое развитие, язык, религия, другие феномены и процессы социального мира. Социальное познание — это, прежде всего познание того, как происходит подражание. Оно имеет внутренние (логические) и внешние (внелогические) причины.

Французский социолог настаивал на том, что все главнейшие акты человеческой и общественной жизни совершаются как следствие примера (подражания). В этом смысле все многообразие социальных взаимодействий имеет в своей основе отношение «учитель — ученик». Под влиянием психологии подражания Тарда его последователи-социологи стали утверждать, что в обществе реализуются три основных типа подражания: взаимное подражание, подражание обычаям образцам, подражание идеалу.

Разграничивал разнообразные виды «подражания» – «добровольное или обязательное, сознательное или бессознательное, преднамеренное или невольное, разумное или бессмысленное, симпатизирующее или ненавидящее, удивляющееся или завидующее».

Подражание, по его мнению, выполняет функции воспроизведения, распространения и унификации изобретений и открытий, обеспечивая тем самым как прогресс, так и одновременно стабильность социальных отношений. Известно его образное сравнение подражания и изобретения: «Подражания – это реки, вытекающие из тех гор, что представляют собой изобретения»

Обучение:

Уже соотнеся сущность социального с тем, чему человек обучается на чужом примере, Тард акцентировал социальную роль системы образования, где процесс обучения организован институционально и носит более или менее системный характер.

«Подражание обучения» и «подражание воспитания» поэтому и выделяются им как самостоятельные и важные типы подражания.

«Все однообразности общественного происхождения, которые замечаются в общественном мире, – утверждал Тард, – суть прямые или косвенные плоды подражания во всех его формах: подражания обычая или подражания моды, подражания сочувствия или подражание послушания, подражания обучения или подражания воспитания; подражания наивного или подражания обдуманного и т.д.».

Тард критически относится к «педагогии» – «этому скромному искусству, которое вдруг вздумало раздуться до размеров верховной науки». Но за этой критикой стоит не отрицание педагогики как науки, а обоснование важности широкого использования в педагогической теории и практике социологии («социологической психологии», «социальной психологии»).

Социализация:

В центре внимания ученого было образование как важнейший фактор социализации («социальное рождение» – по его определению). Роль социализации как процесса подражания молодых взрослым была им отмечена и даже абсолютизирована. Он первым попытался описать процесс освоения молодым человеком норм через социальное взаимодействие, обращая особое внимание на его психологические механизмы. Отношение «учитель – ученик» рассматривалось им как типовое во всем многообразии социальных отношений

Подражание, по Тарду, реализуется в разных формах: индивид, прежде всего, подражает другим, копируя современный образец («мода») или прежний образец («обычай»), но весьма значимо и подражание самому себе («привычка»). При усвоении моды и обычаев, при формировании привычек и происходит социализация индивида.

Образование:

Тард рассматривает роль образования в продвижении по ступеням социальной лестницы. В прошлые времена его упрекнули бы за недооценку социально-классовых предпосылок этого продвижения. Но мы обратим внимание на проведенное Тардом и весьма поучительное разграничение между «неисправимо ленивыми школьниками, без чувства соревнования, без побуждений к деятельности, всегда последние в своем классе», которым «недостаток самолюбия» мешает подняться выше, и «хорошими учениками», «которые с достаточной степенью способностей соединяют сильную дозу чувства соревнования».

Общество им сравнивалось с мозгом, а основным элементом его понималось сознание отдельного человека. Усвоение ин­дивидуальными сознаниями существующих верований, убеж­дений, понимание желаний и намерений других и взаимодей­ствие на этой основе, по Тарду, порождает общество, состав­ляет основу социальной жизни. В ее центре — отношение на­шего «Я» к другим «Я», их непрестанное (хотя зачастую не замечаемое) взаимное влияние.» В этом действии одного духа на другой и следует видеть элементарный факт, из которого вы­текает вся социальная жизнь, хотя социальная действитель­ность и выходит далеко за пределы умственного мира. «[40]. В качестве основного механизма такого взаимодействия (социа­лизация) рассматривалось подражание, регулируемое общест­вом через свои социальные институты — систему образования и воспитания, семью, общественное мнение и др. Таким пу­тем, считал ученый, общество поддерживает свое существова­ние в качестве целостности, обеспечивает понимание индиви­дами своих социальных функций.

Заслугой Г.Тарда является попытка рассматривать социали­зацию не только как стабилизирующий общественный меха­низм, но и увидеть в ней возможности обеспечения развития общества. Возникающие в индивидуальном сознании изобре­тения как акт творчества, распространяемые в процессе взаи­модействия людей, способствуют развитию различных сфер социальной жизни и общества в целом. Образование и воспи­тание должно создавать предпосылки и условия для подобно­го творчества.

Исключительно важной для понимания педагогических воз­можностей социализации является попытка ученого описать процесс интернационализации норм поведения через соци­альное взаимодействие людей. Типовыми социальными отно­шениями он провозгласил отношения «учитель — ученик». Их воспроизводство на различных уровнях социальной жизни и позволяет, по мнению Г.Тарда, обеспечить реализацию прин­ципа подражания и, на этой основе, сохранение и развитие общества.

Дата добавления: 2018-06-01 ; просмотров: 514 ;

studopedia.net

Подражание, или на чем держится социализация

Подражать — следовать образцу. Образец подражания может быть далек от идеала, даже для подражающего ему. Тем не менее, на подражании держится социум — люди не могут обходиться без подражания, так как это является механизмом социализации. В психологии, подражание — это осознанное или неосознанное следование примеру, образцу действий, манере поведения, общения. Психологи утверждают, что под влиянием подражания формируются простейшие навыки и нравственные качества, значит, и духовные ценности. А вот что по чем, зависит от склонности к подражанию, содержания и качества объекта подражания. В каких условиях осуществляется подражание, какие идеалы, таковы и образцы для формирования. Соответственно, в каждой социальной группе свои образцы подражания. И хотя суть подражания весьма прозаическая, это — обмен жизненный опытом, само подражание характеризуется как способность. В отличии от других способностей, подражание может быть очень полезным и вредным — зависит от случаев. Но, независимо от полезности, смысл данной вещи неизменчив. Да и как суть подражания может меняться под влиянием разных обстоятельств, если во всех случаях это удовлетворение потребности. Никто не станет чему-то/кому-то подражать, если в этом нет пользы. И хотя эта самая польза весьма условна — у каждого свое понимание пользы от одного и того же, — она значима, иначе не была бы пользой. Сюр. Но что в нашей жизни не сюр? К примеру, громкие и тихие призывы к смыслу жизни, что он в борьбе, в успехе, совершенстве, и в том, что жизнь утрачивает смысл ради жизни. с точки зрения самой жизни и великой эволюции — полнейший бред, абсурд. Даже в жизни алкоголика есть смысл — наглядное пособие по жизни «в питие», что станет с тобой, дорогой друг, если пойдешь путем «распития напитков». Хочешь такой жизни — подражай, и в конце концов сольешься с образом подражания. Может тема «подражание» и скучна, и оттого не очень обсуждаема, но не обходится без интересных нюансов, о которых я и буду говорить.

Мной уважаемый Габриель Тард, еще в 1890 году, в своей книге «Законы подражания» писал: «Стремление человека к подражанию — одна из самых резких черт его природы; это неоспоримая и неоспариваемая истина. Достаточно бросить взгляд вокруг себя, чтобы увидеть, что весь социальный мир представляет из себя не что иное, как ряд сходств, произведенных разнообразными видами подражания: подражанием-модой или подражанием-привычкой, подражанием-симпатией или подражанием-повиновением, подражанием-образованием или подражанием-воспитанием, наконец, добровольными рефлективными подражаниями». Позднее, на основании трудов Тарда, величайший Карл Густав Юнг делает вывод, что без подражания невозможны массовые организации, государство и общественный порядок, отмечая, «ведь не закон создает общественный порядок, а подражание, в понятие которого входят также внушаемость, суггестивность и духовное заражение». Вот откуда «подражание — это обмен жизненный опытом», но не только. Это и механизм преемственности поколений, то есть — социальное наследование. Но вернемся к исследованиям Тарда. У него есть интересная концепция, что общество основывается на трёх основных процессах — на законах подражания, на открытиях и изобретениях и на сопротивлении этим нововведениям: «Повиноваться кому-нибудь — не значит ли это всегда желать того чего он хочет или по-видимому хочет? Изобретения не делаются по приказу, и нельзя убеждением заставить сделать открытие. Быть доверчивым и послушным и быть им в высокой степени, как гипнотик или как человек в качестве социального существа — это значит прежде всего быть подражателем. Чтобы придумать что-нибудь новое, чтобы открыть что-либо, чтобы пробудиться на мгновение от своего сна семейного или национального, индивид должен хоть на короткое время вырваться из общества. И в то время, как он обладает этой столь редкой храбростью, он является скорее сверхсоциальным, чем социальным существом». Добавлю, что, определению Фридриха Ницше, сверхсоциальный или сверхчеловек — это радикальный эгоцентрик, благословляющий жизнь в наиболее экстремальных её проявлениях, а также творец, могущественная воля которого направляет вектор исторического развития. Сверхчеловек — более интересная тема, но об этом потом. Вернемся к подражанию и вопросу, которой, наверное, не раз задавал читатель, читая сие строки: чему именно подражают?

Согласно социологу Тарду, основателя субъективно-психологического направления, существует несколько видов подражания: логическое и внелогическое, внутреннее и внешнее, подражание-мода и подражание-обычай. Вот на этом более подробно, так как дальнейший объяснений нет. Для специалистов в области аналитической психиатрии эти термины понятны, а остальным, непосвященным и неосвещенным этой мудрой наукой, знать необязательно.

Итак, логическое подражание — это логические действия, область которых — естественные науки, технология и экономика, к ним же относятся и некоторые военные, политические и юридические действия. По Вильфредо Парето, одного из основоположников теории элит, логические действия редки — в социальной жизни доминируют нелогические действия. Этому следует объяснение: логические действия основаны на рассуждении, нелогические – на чувстве, которые, в отличие от чисто инстинктивных действий человека, также включают в себя рассуждение, но угодные для самого рассуждающего. «Ведь люди склонны представлять свои нелогические действия в качестве логических» — заключает Парето, и далее утверждает, что роль человека в нелогических действиях состоит в логизации — в рационализации этих действий: «Этой цели служат многообразные метафизические, религиозные, моральные, политические, а также псевдонаучные теории. Распространение этих теорий совершенно не зависит от их обоснованности и логической ценности, так как они основаны не на разуме, а на чувстве». Из этого легко сделать вывод, что внелогическое подражание — действия чувств. Парето чувства, за их неуловимость, определяет как вещи в себе, и прав, так как чувства являются глубинным фактором поведения, следовательно и мотивом подражания.

Со сложным разобрались, теперь проще понять что такое внутреннее и внешнее подражание.

В психологии, под внутренним поведением понимаются действия, совершаемые человеком в своем внутреннем мире. Это — преднамеренные, осмысленные и целесообразные внутренние движения человека: мышление, воображение, вера, мотивирование себя. Само внутреннее поведение подразделяют на рациональное и психологическое. Рациональное основано на логике, а психологическое — это решение человека под действием собственных эмоций. Но в обоих случаях человек ответственен за свои действия. Внутреннее поведение определяется правилами человека — его верой и жизненными ценностями. Следовательно, внутренне подражание — следование собственным правилам.

Под внешним поведением понимается телесное и речевое поведение. Это — походка, жесты, выражение лица и интонации. Моменты, отражающие запечатленные в теле личностные особенности человека и его состояние, напрямую связаны со средой проживания. Особенности воспитания, обучения, общения — и речевой навык, и манера поведения. Следовательно, внешнее подражание — подражание родителям, социальное подражание — копирование модели поведения авторитетов, как телесного, так и речевого.

Ну и совсем просто разобраться с «подражание-мода и подражание-обычай». Для начала определимся, что есть мода. В психологии, мода — это социальная санкция поведения, вкусов и системы ценностных ориентации, и является средством социально-психологической компенсации неудовлетворенности. Функции моды — коммуникативность(общение), интерактивность (согласование, взаимодействие) и компенсаторность (психологическая защита индивида). По мнению психологов, мода — специфическая и весьма динамическая форма стандартизированного массового поведения, чаще возникающая стихийно, под влиянием доминирующих в обществе настроений и быстро меняющихся увлечений. Следование моде — подражание моде. Подражание-обычай — следование традициям, культурным особенностям нации или обычаям социальной группы.

Кроме перечисленных форм подражания, существует еще одна — природная (незрелая) форма подражания или «обезьянничество», без наличия мотивации, являясь зеркальной формой восприятия — как приспособление к окружающей среде. Зеркальная форма подражания — не всегда слепое следование другим, это и вариант объективизации установки, например, в действиях других индивид находит более выгодный способ реализации своих намерений или, не располагая нужной информацией, не зная как совершить намерение, полагается на чужой опыт — в точности копирует действия других.

Говорят, эффект подражания — это один из видов группового мышления: быть как все. Мне же думается обратное — установка на «быть как все», «быть своим, понятым и принятым группой, обществом» является главным условием возникновения эффекта подражания. И вот что интересно, подключение индивида к групповому мышлению это не что иное как психическое заражение. Именно общение формирует социальную психику, и заражение — способ воздействия на группы людей на большие их объединение. Психическое заражение имеет разные формы проявление, это и группы по интересам, и толпа в ситуационной панике, и топа в религиозном или революционном экстазе, и массовый азарт, и массовая агрессия, и массовое заражении модой. Мода не постоянна, в связи с чем, у особо приверженных к моде вырабатывается устойчивое чувство конформизма. Обобщенно, конформизм — податливость, в социологии — рабское (некритичное) принятие и бездумное следование господствующим мировоззрениям, общественным стандартам, массовым стереотипам, авторитетным убеждениям, установкам «сверху» и национальным или социальным обычаям. Бездумное подчинение и безотчетное следование всему перечисленному объясняется особенностью менталитета — выработкой мышления отказа нести персональную ответственность за содеянные поступки. Следовательно, конформизм в моде — слепое следование определенному стилю, господствующему на данный момент в какой-либо сфере жизни или культуры. Считается, что два мотива движут модой — подражание с целью перенять опыт или хороший вкус и страх оказаться вне общества. Во втором случае, это форма биологической защиты. Страх быть осмеянным, изолированным заставляет человека подражать моде. Этимологически «мода» происходит от латинского modus и переводится как «мера, способ, правило». Соответственно, быть модным — быть соответствующим чему-то общепринятому и быть правильным по отношению модных мер.

Мода бывает разная. Мода на музыку, технологию, науку, мода на одежду, прически, макияж, мода на литературу и мода на стиль речи, мода на религию и мода на экстрасенсов — вспомните, повальное увлечение Кашпировским, Чумаком, Вангой. Какую область не возьми, везде существует мода — от архитектуры до политики. В одной стране стали модны духовные скрепы и ура-патриотизм. Толком никто не знает, что это такое, но у всех на устах «вставание с колен». Психология говорит, что неудовлетворенность порождает целый комплекс явлений: повышенное возбуждение, усиленную двигательную активность, возрастание надежд и стремление узнать что-либо, что обещало бы выход из положения. В таком состоянии люди сильнее верят обещаниям и активнее распространяют информацию, в которой усматривают свои беды. «Душой толпы», следовательно, и указателем «куда идти» становятся политические или религиозные кредо. Умение вложить нужное в сознание масс — это уже другая тема. Но чем хуже условия жизни у множества индивидов, тем легче заложить в их сознание информацию «кто виноват в этом». Далее включается эффект подражания. И чем больше неудовлетворенных жизнью людей, тем эффективнее форма психического заражения.

Поскольку меня интересует феномен массового увлечения литературой — нет, не чтения, а сочинения своего, родного, будь то проза или поэзия, — то напомню как менялся стиль письма. В начале 2000-х кем-то из умников был изобретен олбанский язык — фонетически верный, но орфографически нарочно неправильный в написании слов. Пренебрежительное отношение к естественному языку стало столь заразным в литературе, что до сих пор, по исчезновению моды порядка десяти лет, в комментариях доморощенных авторов и пиитов встречаются словечки такого рода: «превед», «спасип», «низачот», «убей себя апстену», «аффтар» и «аффтор жжот», «ржунимагу» и «аффтар пешы ысчо». Да, было время, когда в русской литературе как-будто прорвало канализацию. Помимо мемуаров домохозяек, популярны были клозетные басни и безумные пасквили на литературные шедевры. Писалось, естественно, дворовым сленгом или на «олбанском». Входу был и тюремный жаргон. Сейчас тенденция выровнялась. Читатель, начитавшись досыта, до эстетической тошноты наукообразной белиберды и откровений шизофреников, вновь вернулся к художественной классике и научной литературе. Не каждая плохая дорога ведет в ад и не каждая хорошая в рай, так что, не попробовав на вкус нелитературный язык, невозможно по настоящему оценить классику. Мода на литературу изменяет мир, и будет ли мир прежним, зависит от читателей. Они формируют предложения. По спросу и литература и социальное направление.

Считается, что психическое заражение — это бессознательная, спонтанная форма включения личности в определенные психические состояния, а также сопереживание общего психического состояния большой группой людей одновременно. Источником заражения является сильный эмоциональный заряд, накал чувств и страстей, основой возникновения — эмоциональное воздействие в условиях непосредственного контакта. По своей сути, заражение — это передача психического настроя индуктора другим. В литературе (прозе, стихах, публицистики) таким индуктором становится автор. Именно через свои чувства и накал страстей он передает массе свои убеждения. Сначала происходит психическое заражение — читатель бессознательно включается в состояние автора, ослабевая тем самым критичность собственного мышления, и, в стадии эмоциональной готовности получить установку к действию, заражается и авторскими убеждениями. Собственно, убеждения и есть установка на действие — убеждения определяют поведение индивидуума. Тард подражание приравнивает к гипнозу. Позднее, психолог Николас Спанос выдвинул теорию, что гипноз — это всего лишь поведение, вызванное повышенной мотивацией. То есть состояние гипноза зависит от ожиданий и мотивированности объекта воздействия: есть желание быть загипнотизированным, значит есть отдача влиянию гипнотизера и есть интерпретация своих действий как навязанных извне. То же самое происходит и с подражанием. В общих чертах, теоретическая концепция механизма подражания Габриеля Тарда сводится к тому, что в результате подражания возникают групповые нормы и ценности. Он считает, что подражание — это фундаментальный принцип развития и существования общества, и что подражание выступает частным случаем более общего «мирового закона повторения». Безусловно, в обществе случаются изобретения, которым подражают массы. Безусловно, законы морали действенны только в условиях подражания. И тяга к знаниям, и обретение знаний — тоже является результатом подражания. Но подражание нередко становится и основой проявления отрицательных качеств, нездоровых мыслей. На основе социальных и психологических потребностей у человека формируется соответствующий интерес. Подражание человеку с нужным набором качеств, с конкретным типом мышления в индивиде развивает аналогичные склонности и увлечения. Это может быть как процессом духовного развития, так и процессом социальной деградации. Подражание, как процесс воспроизведения человеком черт и стереотипов демонстрируемого поведения, базируется на том, что низшие образцы подражают высшим, при этом, внутренние шаблоны могут вызвать имитирование раньше, нежели внешние образцы. Шаблон или паттерн — это устоявшаяся в сознании модель поведения и реакций на определенные события. Любая реакция, повторяющаяся в жизни индивида неоднократно, является сложившимся паттерном, и каждый человек, без исключения, является заложником собственных моделей и рамок поведения. Потому, осознанное подражание — это результат нашей неудовлетворенности — наше желание выйти за рамки собственного поведения. Поэтому, внутренние шаблоны являются ориентиром в выборе образца — для укрепления модели поведения, шаткость которой тоже создает причину неудовлетворенности. Аналогично и с усилением или ослаблением навыков. Неудовлетворенность имеющимся стимулирует нас на поиски образца подражания.

В настоящее время Интервент облегчает поиск образца подражания, но Сеть является и мощнейшим источником психического заражения. Механизм этой динамики хорошо прослеживается по Фейсбуку и Инстаграму. Особенно повальным увлечением стали публикации фото с преображением внешности и фото домашних животных, с жизнеописанием себя любимых и своих питомцев. Появился даже такой слоган: «котики правят интернетом». Самое читаемое в Сети — скетчи. Маститые, немаститые и «от сохи», подражая друг другу, пишут короткие истории о себе и любимцах. У некоторых выработалась тенденция писать от имени своего котика или своей собачки. Наверное, это хорошо. Пусть Интернетом правит любовь. А я переключусь на значимость индуктора в популяризации чего-либо. Для ясности картины, приведу себя в пример.

Лет семь назад, в период исполнения моего желания стать сетевым писателем, в поисковой системе Google на русском языке значились только четыре Данаи — Даная Рембрандта, Даная Тициана, Даная из мифологии и я, Даная Дан с «Проза.ру». Через полгода моего благополучного существования в Сети в качестве автора собственных публикаций, в поиске появились свадебные шляпки «Даная», затем — свадебные платья «Даная», вслед этому случился обвал имени. Как грибы после теплого дождя повырастали мебель «Даная», разной направленности клиники «Даная» и сеть аптек «Даная». Все Даны (самостоятельное имя) вдруг стали Данаями. Популярным стало назвать Данаей кошечек, собачек. В Украине уже который год Даная — одно из востребованных имен девочек. Сейчас чего только нет с названием «Даная» — от косметологических линий, до саун и банно-прачечных трестов. Но, как оказалось, я не только популяризовала свое имя. Среди сетевых авторов появились Ники, Вероники, Дины, Велли, Лоры и Марсели «Дан». Дан — это имя, реже — фамилия. Я не думаю, что со столь редкой фамилией могут одновременно появится десятки сетевых авторов, пишущих отнюдь не на иврите и не на китайском языке — на нашем исконно русском. В Китае есть фамилия, созвучная с «Дан», и может на русском языке иероглиф «партия» так и записан, но я не думаю, что все эти «Даны» — потомки китайских эмигрантов, ведь и для Китая «партия» это редкая фамилия. Склоняюсь к тому, что этот феномен — следование моде. Видимо я настолько стала модной, что у меня появились подражатели. Буду рада опровержению. И буду двойне рада, если кто удосужится объяснить в чем притягательность «Данаи Дан», вместе и по отдельности.

Индуктор происходит от латинского induce — ввожу, побуждаю.

«Les lois de l’imitation» (Законы подражания), Габриель Тард
Психиатрия, справочная литература
Популярная Психология, справочник
Словарь психологических терминов

proza.ru

2.1. Концепция подражания г, Тарда

Первичный социальный факт состоит в под­ражании, в явлении, предшествующем всякой взаимопомощи, разделению труда и договору.

Г. Тард проводит индивидуалистическую линию психологизации социоло­гии и рассматривает общество как продукт взаимодействия индивидуаль­ных сознаний на основе общения людей’. Общество — это совокупность людей, участвующих в потоке подражания. Безграничность последнего сни­мает возможность устанавливать общие стадии человеческого прогресса. По закону Спенсера, однородные единицы соединяются между собой и своими свойствами определяют характер агрегата: главнейшие черты че­ловека определяют характерные (главные) черты человеческого общества.

Возникающие при взаимодействиях людей «интериндивидуальные» (ме­жиндивидуальные) отношения составляют основу общественного разви­тия и всех социальных процессов. Явления индивидуальной психики — это единственная реальность (социологический номинализм), которая прояв­ляется в сознательных отношениях, прежде всего, между двумя индивиду­умами, составляющими социальные факты. Их многообразные группиров­ки и комбинации есть простые социальные явления, образующие основу социальных отношений. Отсюда вытекает предмет социологии — познание отношений «между двумя умами», отражений одного другим (22, 16). В этом плане социология выступает как «интерпсихологическая», «интерменталь­ная» (соединяющая) дисциплина: психология взаимодействия между людь­ми составляет базу социологии. Таким образом, Тард строит свою социоло­гию на законах психологии и называет ее также «социальной психологией». Доминирование «интерпсихологической» проблематики составляет суть пси­хологизации социологии.

Проблема подражания

В теории «общественного прогресса» Тард не разделяет концепцию, со­гласно которой прогресс неизбежно совершается за счет ломки традиции

1 В этом пункте Тард полемизирует с Э. Дюркгеймом, который в регуляции общественных отношений главную роль отводит коллективным представлениям и их интериоризации отдельными индивидами.

— разрыва с прошлым общественным порядком (существованием людей — Конт, Маркс и др.). При таком подходе имеет место тенденция рассмат­ривать прогресс и традицию изолировано друг от друга. Традиция — это консервативные состояния (системы ценностей) прошлого, и новое об­щество (капитализм, коммунизм) появляется в качестве разрушителя тра­диций как таковых. Тард, наоборот, считал кризис традиции явлением вре­мени и выдвинул идею циклических изменений: периоды доминирования «обычая» уступают место периодам доминирования «моды» и наоборот. Поэтому каждая революция, отрекаясь от традиций прошлого, неизбежно подлежит традиционализации, и этот процесс, в свою очередь, чреват ре­волюционной ситуацией.

В современном обществе подражание «обычаю» полностью уступило место подражанию «моды» — модернизации. В связи в этим встают вопросы источника моды как распространения и превращения в обычаи.

Применительно с социальному миру единственным источником его развития является новое знание — открытия, изобретения новых элементов культуры, которые возникают вследствие инициативы и оригинальности отдельных талантливых людей, их актов творчества 1 . Именно они, по мне­нию Тарда, являются причиной действия других людей, то есть огромного количества подражаний по всему миру: подражанием — модой или подра­жанием — привычкой, подражанием — симпатией или подражанием -повиновением, подражанием — образованием или подражанием воспи­танием, наконец добровольными рефлекторными подражаниями (21, гл. 1). Люди являются стадом овец, среди которых рождается подчас умная овца, гений, которая одною только силою примера увлекает за собой дру­гих 2 . Поэтому общественный процесс предстает как изобретение и подра­жание, и само общество — это ряд сходств, произведенных разнообразны­ми видами подражаний (21, 20).

Тард развивает теорию «трех основных социальных процессов»: а) под- i ражание (повторение), б) противоположение (оппозиция), в) приспособ­ление (адаптации). На их основе он формулировал три универсальные (вре­менных) социальные закономерности.

1. Закон подражания. Тард рассматривает подражание как «владычество примера», когда всякая новация в сфере общественной жизни усваивается и повторяется многими людьми, обогащая их разнообразную деятельность, жизнь и расширяя власть над природой. В процессе меж индивидуальных взаи­модействий одни подражают другим, обусловливая изначальный элемент социальности. Подражание составляет основной способ — движущую силу общественного прогресса: оно есть неодолимое психическое стремление людей (личности, групп, общества) ко взаимному подражанию (по анало-

1 Здесь просматривается влияние учения А. Бергсона о «творческой эволюции», который, в свою очередь, высоко оценивал труды Тарда.

2 В решении вопроса о роли подражания Тард признавал приоритет Н. К. Михай- ловского, который, решая проблему героя л толпы, впервые выявил потенциал «закона подражания».

гии с наследственностью в живых организмах) 1 . Тард, вслед за Спенсером, подчеркивает, что в подражательных отношениях проявляется принцип, что «душа всего сущего не однородность, а разнородность». Поэтому подража­ния не обедняют, а обогащают удовлетворение потребностей людей.

Для подкрепления своих выводов Тард использует статистические ме­тоды: статистику употребления различных продуктов (табака, кофе и др.), динамику производства техники (железнодорожных локомотивов) и др. Статистика обнаруживает возрастание (рост) или падение (убыль) подра­жательного воспроизведения раз сделанных открытий. Поэтому статисти­ческий метод он рассматривает как социологический по преимуществу.

Вслед за постулатом Гельвеция о том, что «человек весь состоит из под­ражания», Тард рассматривает исторический, процесс как непрерывную цепь подражаний: собрание деяний, «имевших успех», и которым «более всего подражали» (21, 144). При этом кредо закона подражания: любое но­вовведение в сфере социальных отношений распространяется по направ­лению от высших (творящих новшества) к низшим (повторяющим эти новшества), от социальных верхов к социальным низам, от элитных групп со специальными знаниями к группам менее профессионально развитыми и т. п. Поэтому определяющей схемой подражания являются отношения «учитель — ученик» («оригинал — копия») во всех ситуациях. Само оно проходит три стадии: во-первых, медленного распространения из-за борь­бы с существующим; во-вторых, быстрого роста; в-третьих, постепенного перехода к норме.

Тард выделяет три основных типа подражания: а) взаимное подража­ние; б) подражание обычаям и образцам; в) обдуманное подражание. Их механизмами являются мода, обычаи, традиции, которые формируют груп­повые ценности, а индивиды, усваивая их, социализируются. Отсюда выте­кает определяющая роль психологического настроя — верований и хотений (согласия и разногласия) как своего рода субстанций социального взаимо­действия отдельных людей и социальных групп, организующих человечес­кое общество. В силу этого приоритетными в обществе являются юриди­ческие основания, так как они базируются на взаимном распределении обязательств или соизволений, прав и обязанностей (21, 19). Тем самым Тард одним из первых приблизился к пониманию необходимости изучения механизмов социального взаимодействия, способствующих сотрудничеству, согласию и гармонизации отношений в обществе 2 .

Таким образом, закон подражания выражает бесконечное стремление людей к усвоению, восстановлению и распространению новшеств, обога­щающих образ жизни и культуру народов. В такой трактовке он является у Тарда концептуальным ядром социологических конструкций, ключом к пониманию массового поведения.

1 В частности, проявление данного закона убедительно продемонстрировал Ро­ берт Такер в работе: Сталин; путь к власти. 1879 — 1929. История и личность. — М.: 1991. В ней он раскрыл выстраивание Сталиным линии жизни на основе подража­ ния выбранному герою — вначале Камо, а затем Ленину.

2 Решение данной задачи станет в 20-е годы XX века вначале в США, а затем в европейских странах содержанием новой науки и деятельности «Паблик ршейшнз».

2. Закон противоположения (оппозиции). Данный закон выражает во вза­ имодействии борьбу сторонников противоположных социальных изобре­ тений — борьбу самих новшеств в обществе (лучшее враг хорошему). По­ добная оппозиция повторяемости является формой социального конфликта, возникающего по поводу конкурирующих моделей подражания. Оппозиция выступает второй стороной социального процесса и играет в нем роль про­ тивовеса. Противодействие, противопоставление одних взглядов (полити­ ки) другим способствует выработке определенного вектора социального взаимодействия людей.

В этом смысле оппозиция является необходимым фактором социальных отношений и общественного прогресса. Наличие конструктивной оппози­ции обусловливает противоборство идей как их соревнование и конкурен­цию. Она задает социальному процессу динамику, так как в условиях со­стязательности на альтернативу должно искать адекватный ответ. В частно­сти, его правильность в политике проверяется на основе одобрения (нео­добрения) в результате выборов. Как свидетельствует исторический опыт, именно отсутствие оппозиции ведет к ситуации, которую можно назвать «правой» или «левой» диктатурой.

Преодоление ситуации оппозиции происходит под воздействием приспо­соблений.

3. Закон приспособления (адаптации). Данный закон выражает доминиру­ ющий момент социального взаимодействия — приспособление людей к появившимся новшествам и изменяющимся условиям жизни (21, 40), По­ этому главным моментом социальных отношений является сотрудниче­ ство. В этом плане Тард считает классовую борьбу отступлением от правил «нормальной жизни». Отсюда вытекает его рекомендация «низшим клас­ сам»: осуществлять восхождение по ступеням общественной иерархии пу­ тем абсолютного подражания «высшим классам».

Тард распространял рассмотренные законы на предметные области раз­личных дисциплин и паук. В частности, его длительная работа в должности судебного следователя обусловила интерес к криминалистике и формиро­ванию социологии преступности. В соответствии с законом подражания он сформулировал установку, что «человек становится преступником, а не рождается». В этом плане преступник — это социальный «экскремент» об-! щества, который образуется в соответствии с законами подражания и при­способления. Тард выступает против инстинктивистского представления о преступнике (преступлении) и обосновывает социальный характер пре­ступности: многие люди становятся нечестными или остаются честными по милости судьбы и стечению обстоятельств.

studfile.net

Психологическое направление в европейской социологии XIXв. Теория Г. Тарда. Концепция общества по Г. Тарду. Основные типы социальных процессов.

Психологическое направление в европейской социологии XIXв.

Значительную роль в создании психологической социологии сыграло формирование и распространение психологизма – методологического подхода, утверждавшего возможность построения различных наук на основе психологии и целесообразность полного или частичного сведения к психической реальности различных фрагментов или даже всей социальной действительности.

Выступая поначалу в латентной (скрытой) и маргинальной (пограничной) формах, психологическая версия социологического знания довольно быстро сформировалась и оформилась как психологическая социология. В её развитии возможно вычленить три основных периода:

Период создания и становления психологической социологии (с середины XIX до начала XXв.).

Период утверждения, конституирования и институционализации психологической социологии (с начала XX о 60-70-ч гг. XXв.).

Период формирования новейших форм психологической социологии (с 60-70-ч гг. XXв. до настоящего времени).

Основные представители: Г. Тард, Г. Лебон, В. Вундт.

Теория Габриэля Тарда и его концепция общества.

Габриэль Тард (1843 – 1904 гг.). Основные работы: «Эссэ по социологии», «Социальные законы», «Этюды по социальной психологии».

Общество есть продукт взаимодействия индивидов, в силу чего основу общественного развития и всех социальных процессов составляют «интериндивидуальные» отношения людей, познание которых является основной задачей социологии.

Тард призывал особенно тщательно исследовать «личные особенности, которые одни только реальны, одни только истинны и которые всегда существуют внутри каждого общества».Он настаивал на том, что «социология должна исходить из отношения между двумя сознаниями, из отражения одного другим, как астрономия исходит из отношения между двумя взаимно притягивающимися массами («Социальные законы»)».

Такая интерпретация оснований и ориентаций социологии неизбежно вела к утверждению её статуса как «интерпсихологической» дисциплины, в результате чего в учении Тарда социология нередко отождествлялась с «интерпсихологией». В решающей мере это обстоятельство детерминировалось принципиальной позицией Тарда, согласно которой психология должна быть использована в качестве базиса социологии, прогрессивное развитие которой психология должна быть использована в качестве базиса социологии, прогрессивное развитие которой будет обуславливаться и определяться её всевозрастающей психологизацией («Личность и толпа»).

Основной движущей силой исторического процесса, равно как и любого человеческого сообщества, является неодолимое психическое стремление людей к подражанию.

Основные типы социальных процессов.

Особое внимание Тард уделял изучению различных социальных процессов, детерминирующих становление, развитие и функционирование общества. Из множества этих процессов он особенно выделял основные социальные процессы, обеспечивающие существование и развитие человечества.К трём основным социальным процессам Тард относил: повторение (подражание), противоположение (оппозицию) и приспособление (адаптацию).

Деятельность Тарда как социолога пришлась на тот же период времени, что и у Э.Дюркгейма.Однако их концепции кардинально противоположны. В теориях Дюркгейма центральная роль всегда отводилась обществу, которое формирует человека. В противоположность этому Тард сконцентрировал свое внимание на изучении взаимодействия людей (индивидуальных сознаний), продуктом которого выступает общество. Сделав основной акцент на изучении индивидов, он активно выступал за создание социальной психологии как науки, которая должна стать фундаментом социологии. Противоположность подходов Дюркгейма и Тарда к решению проблемы о том, что первично – общество или индивид, положила начало современной полемике сторонников трактовки общества как единого организма и их противников, считающих общество суммой самостоятельных индивидов.

По мнению Тарда, основой развития общества выступает социально-коммуникационная деятельность индивидов в форме подражания (имитации). Именно это понятие стало у французского социолога ключевым при описании социальной реальности. По сути, он трактует общество именно как процесс подражания, понимая под ним элементарное копирование и повторение одними людьми поведения других. Процессы копирования и повторения касаются существующих практик, верований, установок и т.д., которые воспроизводятся из поколения в поколение благодаря подражанию. Этот процесс способствует сохранению целостности общества.

Другим важным понятием в объяснении развития общества, по Тарду, является «изобретение» (или «нововведение»). Оно рассматривается Тардом как процесс адаптации к изменяющимся условиям окружающей среды. Все новое, что возникает в обществе (будь то идеи или материальные ценности), он считал результатом творческой деятельности немногочисленных одаренных личностей. Язык, религия, ремесло, государство – все это, по мнению Г.Тарда, продукты творчества индивидов-новаторов. Раз возникнув, новое явление приводит в действие процесс подражания. Это можно сравнить с кругами на воде, возникающими после падения капли: подражание чему-то новому постепенно охватывает все большую и большую массу людей, теряя при этом первоначальную силу. Утверждение всех основных социальных институтов произошло, по Тарду, именно потому, что обыкновенные люди, не способные изобрести что-то новое, стали подражать творцам-новаторам и использовать их изобретения.

Таким образом, деятельность немногих новаторов и изобретенные ими новшества являются, по мнению Г.Тарда, основным двигателем социальной эволюции, способствуя развитию общества. Следует при этом учитывать, что наибольшее распространение получают не любые «изобретения», а те, которые в целом вписываются в уже существующую культуру и не сильно противоречат ее основам.

Борьба друг с другом разных «изобретений», по разному решающих возникшие перед обществом проблемы, приводит к возникновению оппозиции (противодействия инновациям). Ее результатом являются разного рода споры, конфликты и противоборства (вплоть до военных действий). Тем не менее, на смену любой оппозиции обычно приходит адаптация, усвоение «изобретения». На этом цикл социальных процессов завершается, и общество не меняется, пока какой-либо новатор не совершит нового «изобретения».

Современные ученые признают важность вклада Тарда в развитие социологической науки. Немецкий социолог Ю.Хабермас считает, что именно Тард стал основателем таких популярных в наши дни направлений социологии как теория массовой культуры и анализ общественного мнения.

Ранняя американская социология: У.Г. Самнер, А. Смолл, Л. Уорд, Ф. Гиддингс.

Смолл был основателем Чикагской школы, Самнер, уорд и Гиддингс также внесли вклад в ее становление.

Самнер и Смолл – представители социал-дарвинизма.

У.Г.Самнер 1840-1910

Один из наиболее крупных представителей социал-дарвинизма (направление, представители которого оперируют такими понятиями как социальный отбор, соц эволюция, борьба за существование, конфликт. ).

Основная работа – «Народные обычаи» (написана на основе анализа этнографического материала).

Обычаи –продукт четырех главных мотивов человеческого действия:

В основе этих мотивов лежат человеческие интересы. Народные обычаи и нравы –определяющий фактор развития общества, способ сознания и поведения, образ жизни.

Механизм возникновения обычаев и привычек:

Способы действий людей, вырабатываемые для удовлетворения интересов, рутинизируются, становятся привычкой и обязательным элементом образа жизни.

Основной объект изучения для Самнера – соц группа.

Общество – конгломерат конкурирующих групп. В центре этой борьбы оказывается каждый конкретный индивид, который в своей реальной дейтельности связан с определенной совокупностью соц групп ( т е обществом).

На него особенно повлияли идеи Спенсера и Дарвина, поэтому основными принципами социологии он считал соц эволюционизм, естественный соц отбор и борьбу за существование между социальными группами. (каждый из этих процессов содержит фактор группового неравенства).

1. мы-группа (отношения характеризуются сплоченностью и солидарностью), представляется человеку центром притяжения его интересов, основа этноцентризма

2. они-группа ( в отношениях преобладает враждебность)

infopedia.su

Теория подражания Г. Тарда.

Крупнейшим представителем школы групповой психологии был французский юрист и социолог Габриэль де Тард (1843—1904), автор книг «Сравнительная криминология», «Законы подражания», «Социальная логика», «Социальные законы», «Этюды по социальной психологии», «Мнение и толпа» . Кроме философов и социологов, среди которых надо назвать Монтескье, Конта, Спенсера, Милля и Курно, заметное влияние на его взгляды оказала итальянская криминалистическая школа (Чезаре Ломброзо, Рафаэль Гарофало, Энрико Ферри и др.).

Тард придает решающее значение социальным и психологическим факторам. На протяжении многих лет Тард вел ожесточенную полемику со своим младшим современником и интеллектуальным соперником — Эмилем Дюркгеймом. Для Дюркгейма общество — социальная система, продуктом которой является отдельный индивид. Тард, напротив, выступал с позиций номинализма, для него общество лишь продукт взаимодействия индивидов. Он считал бесплодными любые аналогии общества с биологическим организмом или механическим агрегатом. Сознание, по его словам, постулат механики. Отвергает Тард и эволюционистскую модель общества. Беда социологии, по Тарду, в том, что она смешивает «законы общества» и «законы истории»; между тем первые суть законы воспроизведения явлений, тогда как вторые — законы их развития. Это два разных класса законов, причем вторые гораздо сложнее и могут быть сформулированы лишь на основе первых.

Отсюда замена эволюционного подхода аналитическим. Социология — это «просто коллективная психология», которая должна ответить на два вопроса. «1) Что составляет причину изобретений, успешных инициатив, социальных адаптации, аналогичных биологическим адаптациям и не менее сложных по своему происхождению? 2) Почему именно эти, а не другие инициативы вызвали подражание? Почему среди множества примеров, не нашедших подражания, именно эти получили предпочтение? Другими словами, каковы законы подражания?».

Тард последовательно отвергает всякие попытки постулировать существование самостоятельных духовных сущностей типа «группового сознания» или «души толпы», считая подобные доктрины пережитками мистицизма. Но он не может основать социологию и на началах индивидуалистической психологии. Элементарное социальное отношение, по Тарду, — передача или попытка передачи верования или желания. Простейшая модель этого — состояние гипнотического сна. «Общество — это подражание, а подражание — своего рода гипнотизм».

Всякое нововведение, считает он, — продукт индивидуального творчества. Единственный источник последнего — творческий акт воображения одаренной личности. Успешная адаптация новшества вызывает волну повторений, принимающих форму «подражания». Тард схематично рисует процесс распространения новшеств путем подражания в виде концентрических кругов, расходящихся от центра. Круг подражания имеет тенденцию бесконечно расширяться, пока он не натыкается на встречную волну, исходящую из другого центра. Встречные потоки подражания вступают в единоборство, повторение сменяется оппозицией, и начинается «логическая дуэль» подражаний. Частными случаями этого могут быть любые конфликты, от теоретического спора до войны. Логические дуэли могут иметь разный исход, но так или иначе оппозицию сменяет новая адаптация и весь цикл социальных процессов возобновляется.

Общие законы социологии, охватывающие все три базисных социальных процесса (адаптации, повторения и оппозиции), Тард делит на логические и внелогические. Логические законы объясняют, почему одни инновации распространяются, а другие — нет, насколько назрела потребность в данном новшестве, совместимо ли оно с уже существующими знаниями и представлениями (логический союз) или же вступает с ними в конфликт (логическую дуэль). Внелогические законы показывают, как протекает процесс подражания: например, что он идет от центра к периферии, от высших к низшим, от целей к средствам и т. д.

Хотя Тард строил свою теорию как дедуктивную, он придавал громадное значение эмпирическим методам исследования. Социология, по его словам, имеет в своем распоряжении два главных метода — археологический и статистический. Археологический метод основан на анализе исторических документов и служит для изучения периодов и ареалов распространения конкретных нововведений и образцов. Статистический метод используется для сбора информации о текущих процессах подражания путем обсчета сходных подражательных актов и составления кривых распространения подражательных потоков. Анализ статистики самоубийства, преступлений, железнодорожных перевозок, торговли позволяет найти количественное выражение имитативной силы новшества, выяснить благоприятные и неблагоприятные последствия его распространения и в конечном счете поставить под контроль стихийные социальные (подражательные) процессы. В широком применении «числа и меры» к изучению общества Тард видел магистральный путь развития социологии. Социально-статистические исследования Тарда, в частности по вопросам преступности, пользовались большим авторитетом у современников. Важнейшей сферой, к изучению которой Тард применил свои теоретические положения, было общественное мнение и «психология толпы». В описании «толп» и «преступных сект» Тард, как и его предшественники, подчеркивает иррациональность, подражательность, потребность в вождях. Но главное внимание он обращает не на это, а на процесс дифференциации общественного мнения и формирования на этой основе публики. В отличие от толпы, психическое единство которой создается в первую очередь физическим контактом, публика представляет собой «чисто духовную общность, при которой индивиды физически рассредоточены и в то же время связаны друг с другом духовно. Это не столько эмоциональная, сколько интеллектуальная общность, в основе которой лежит общность мнений: мнение для публики в наше время то же, что душа для тела».

Подходя к проблеме одновременно аналитически и исторически, Тард прослеживает этапы становления публики, считая ее продуктом времени. Предыстория публики — в салонах и клубах XVIII в., но настоящая ее история начинается с появления газет. Если в толпе личность нивелируется, то в публике она, напротив, получает возможность самовыражения. Поэтому совершенствование средств общения способствует также усложнению и обогащению личности, тем более что в обществе имеется не один, а несколько различных видов публики.

Не ограничиваясь этими общими соображениями, Тард дает весьма тонкий психологический анализ различных форм массовых коммуникаций и межличностного общения, в частности разговора. Наблюдения Тарда во многом предвосхитили дальнейшее развитие теории массовых коммуникаций и психологии общения. Оценивая деятельность Тарда в целом, следует сказать, что он способствовал постановке и исследованию многих важных проблем. Вместе с Георгом Зиммелем он выдвинул в центр научного исследования проблему межличностного взаимодействия и его социально-психологических механизмов. Тарда заслуженно считают одним из родоначальников социальной психологии как науки. Для истории социологии весьма важен также обоснованный Тардом аналитический подход, критика эволюционизма, интерес к вопросам экологии и техники. Однако сведение социологии к «интерментальной психологии» в конечном счете заводит в тупик, так как из поля зрения исследователя исключается при этом макросоциальная структура, в рамках и под влиянием которой формируются межличностные отношения. Хотя в своей классификации изобретений и нововведений Тард уделяет большое внимание технике, материальные отношения у него зачастую растворяются в духовных.

Психологию и поведение индивида он выводит из подражания внешним образцам-новшествам, а их, в свою очередь, рассматривает как продукт творческой активности индивидов. Происхождение образцов для подражания социологически вообще не рассматривается. Их источник — творческий акт воображения индивида, а причины появления «коренятся по преимуществу в индивидуальной логике».

Серьезной критике подвергалось и психологическое содержание «теории подражания». Еще Вундт обращал внимание на туманность этого понятия, которое чаще всего является вульгарно-психологическим описанием ассоциативного процесса, отличного от подражания в собственном смысле слова. Дюркгейм указывал, что «нельзя обозначать одним и тем же словом и тот процесс, благодаря которому у определенной группы людей вырабатывается коллективное чувство, и тот, из которого проистекает наша привязанность к общим и традиционным правилам поведения, и тот, наконец, который заставляет панурговых баранов бросаться в воду, потому что один из них сделал это. Совершенно разное дело чувствовать сообща, преклоняться перед авторитетом мнения и автоматически повторять то, что делают другие».

Проблематичны и многие сформулированные Тардом «законы». Тезис, что подражание идет «изнутри наружу», связан с теорией, выводящей акт поведения из осознанного мотива. Однако нередко подражание или усвоение нового образца начинается как раз с внешних, поверхностных черт, а сознание лишь впоследствии подстраивается под уже сложившуюся экспрессивную форму. «Закон», согласно которому подражание всегда идет «сверху вниз», хотя и подтверждается многими фактами, тоже не универсален, ибо покоится на идее незыблемости стратификационной системы общества: общеизвестно, что многие инновации в сфере культуры возникали как раз среди «низов», а затем усваивались «верхами» (достаточно вспомнить христианство). Теория подражания выходит за рамки интрапсихических процессов, делая предметом и единицей социологического исследования не отдельно взятого индивида, а процесс межличностного взаимодействия.

23.

«Групповая психология».

В конце XIX в. становится все яснее, что ни психология индивида, ни абстрактный «народный дух» не способны дать ключ к пониманию социальных явлений. Отсюда растущий интерес к изучению непосредственно явлений группового, массового поведения и тех психологических и социальных механизмов, которые делают возможными передачу социальных норм и верований и адаптацию индивидов друг к другу. Интерес социологов к психологии масс имел и свои идеологические истоки. Это была тревога, связанная с революционными выступлениями 1789, 1830, 1848 и 1871 гг. Уже романтики-традиционалисты начала XIX в. писали, что «омассовление» общества влечет за собой гибель творческой индивидуальности и культуры. Во второй половине XIX в. идея об иррациональности масс получила самое широкое распространение как в позитивистской (Тэн, особенно его трактовка Французской революции), так и в антипозитивистской (Ницше) философии. Итальянский криминолог Л.Си-геле (1868—1913) в своих книгах «Преступная толпа» и «Психология сект» дал этой идее психологическое обоснование. Человек, писал он, по своей природе жесток и преступен. Ослабление рационального самоконтроля, неизбежное в толпе, разнуздывает эти инстинкты, повышая внушаемость индивида и его восприимчивость ко всякому злу.

Большую популярность приобрели на рубеже XX в. книги французского публициста, врача по образованию, Гюстава Лебона (1841—1931) — «Психология толп», «Психологические законы эволюции народов» и др. По мнению Лебона, европейское общество вступает в новый период своего развития — в «эру толпы», когда разумное критическое начало, воплощенное в личности, подавляется иррациональным массовым сознанием. «Толпа», или «масса», — это группа людей, собравшаяся в одном месте, воодушевленная общими чувствами и готовая куда угодно следовать за своим лидером. Совладать с разбушевавшейся стихией массового сознания не может никакая рациональная сила. Лебон подчеркивает, что ход мыслей каждого человека в толпе направляется ее общим настроением. Чем дольше человек пребывает в толпе, тем слабее у него чувство реальности и тем больше он подвержен влиянию лидера. Среди лидеров часто встречаются люди с резко выраженными чертами психических отклонений. С этих позиций Лебон резко осуждал всякое революционное движение, и особенно социализм. «Знание психологии толпы составляет в настоящее время последнее средство, имеющееся в руках государственного человека, — не для того чтобы управлять массами, так как это уже невозможно, а для того, чтобы не давать им слишком много воли. над собою». Поставленные Лебоном теоретические проблемы — анонимности, психологического заражения и внушаемости «человека толпы» — дали толчок серьезным социально-психологическим исследованиям. Однако собственная теория Лебона была реакционна и научно несостоятельна. «Идеальная толпа Лебона», т. е. совершенно случайное и аморфное скопление индивидов, практически встречается сравнительно редко, во всяком случае как социально значимая сила, а не как простое скопище уличных зевак; «это самая начальная и самая низшая, можно сказать, всего лишь исходная форма социально-психологической общности». Групповая психология конца XIX — начала XX в. не исчерпывалась, однако, спекулятивными построениями этого типа. Исследованию подвергается не только аморфная «толпа», но и конкретные человеческие группы, диады и триады, а также сами процессы межличностного взаимодействия — такие, как психическое заражение, внушение и подражание. Эта ориентация черпала вдохновение в весьма разнородных источниках, включая экспериментальные исследования гипноза, наблюдения за подражательной деятельностью детей, этнологические исследования и наблюдения за такими явлениями массовой психологии, как мода или паника. Первые исследования этого рода отличались ни методологической, ни концептуальной строгостью. Одни авторы (Н. Михайловский) склонны были считать фундаментальным процессом, обеспечивающим единообразие социального поведения людей и их объединения в группы, психическое заражение; другие (В. Бехтерев, Г. Лебон) отводят эту роль внушению; третьи (Тард, Дж. Болдуин) отдают предпочтение подражанию. Соотношение этих процессов также определялось по-разному. Если А. Вигуру и П. Жукелье считали психическое заражение одной из форм подражания, то Лебон, наоборот, видел в подражании частный случай психического заражения. Однако во всех случаях предметом исследования были групповые процессы, которым приписывался специфический методологический и онтологический статус.

Дата добавления: 2015-01-30 ; просмотров: 44 | Нарушение авторских прав

lektsii.net

COMMENTS