Потребности и цели

МОТИВ КАК ЦЕЛЬ (ПРЕДМЕТУДОВЛЕТВОРЕНИЯ ПОТРЕБНОСТИ)

В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова говорится, что цель — это то, к чему стремятся, и то, что надо осуществить. Таким образом, целью может являться как предмет, объект, так и действие.

Правда, А. Н. Леонтьев не отвергает возможность превращения цели в мотив: «Генетически исходным для человеческой деятельности является несовпадение мотивов и целей. Напротив, их совпадение есть вторичное явление: либо результат приобретения целью самостоятельной побудительной силы, либо результат осознания мотивов, превращающего их в мотивы-цели» (1975, с. 201). В другой работе

(1972) он подчеркивает, что термин «мотив» употребляется им не для обозначения переживания потребности, а как обозначающий то объективное, в чем эта потребность конкретизируется в данных условиях и на что направлена деятельность. Воспринимаемый (представляемый, мыслимый) предмет приобретает свою побудительную функцию, т. е. становится мотивом. Следует отметить, что мотивом деятельности он называл как идеальный (представляемый), так и материальный предмет потребности. Для А. Н. Леонтьева, например, стакан с водой тоже является мотивом. Впрочем, такая точка зрения на мотив существует и в быту, и в литературе, и в юриспруденции (когда, например, в качестве мотива преступления объявляются деньги, драгоценности и т. п.).

Придерживается взглядов А. Н. Леонтьева на роль предметов в побуждении деятельности и С. П. Манукян. Он считает спорной или даже ошибочной точку зрения философов-материалистов Древней Греции Аристотеля, Лукреция Кара (а в наше время — Л. И. Божович и др.) о том, что нужда заставляет человека создавать предметы удовлетворения потребностей.

Некоторая прямолинейность высказываний А. Н. Леонтьева о мотиве как предмете удовлетворения потребности дает основание для буквального их понимания, что, естественно, вызывает критику его представлений со стороны ряда психологов (К. А. Абульханова-Славская, 1980; Л. И. Божович, 1969; И. В. Имедадзе, 1986; и др.). Действительно, как можно принимать за мотив стакан с водой (притом не представляемый, а реальный)? В лучшем случае он может быть стимулом. А как известно, внешние стимулы могут оживлять, побуждать потребности своей привлекательностью, но сами не могут быть психологическими образованиями, именуемыми мотивами.

Л. И. Божович не без оснований считает сомнительным то, что предметы порождают потребность. К чему это понимание генезиса потребностей (А. Н. Леонтьевым, С. П. Манукяном и другими) может привести, видно из высказывания самого С.

Фетишизируя объекты как источники активности человека1, С. П. Манукян не очень задумывается над тем, почему у человека возникают образы тех или иных объектов, оживляющих потребности. «По какому-то поводу», — так пишет он, но это не объяснение. Справедливо утверждая, что объекты побуждают тогда, когда в сознании отражается их значение для человека, автор не задумывается над тем, чем обусловлено в данный момент значение этого объекта. Только при наличии какой’ О роли объектов (предметов) в мотивации деятельности и поведения человека см. также раздел 6.6.

Более справедливым представляется взгляд на этот вопрос И. М. Сеченова, который писал: «. жизненные потребности родят хотения, и уже эти ведут за собой действия; хотение будет тогда мотивом или целью, а движения — действием или средством достижения цели. Без хотения как мотива или импульса движение было бы вообще бессмысленно» (1952, с. 516).

Надо сказать, что в своем критическом порыве некоторые психологи «вместе с водой. выплеснули и ребенка» — то ценное, что имеется во взглядах А. Н. Леонтьева. В частности, И. В. Имедадзе (1986) отрицает, что конкретную направленность побуждению придает объект удовлетворения потребности, считая, что побуждает деятельность даже не мотив, а потребность.

Та же крайность имеется и в критике педагога Л. П-. Кичатинова, который спрашивает; каковы задачи воспитателя (если он придерживается точки зрения

А. Н. Леонтьева) по формированию мотивов — формировать предметы деятельности? Для воспитателя важно отношение к предметам, смысл работы, заключает автор. Но ведь именно для придания смысла деятельности А. Н. Леонтьев и выдвинул свои представления о мотиве. И вот это-то глубинное понимание мотива многими читающими его работы и не воспринимается, тем более что сам А. Н. Леонтьев отдельными своими высказываниями заставляет читателя понимать все по-другому. Так, он говорит о мотивах-стимулах, выполняющих роль побудительных факторов, но лишенных смыслообразующей функции (в качестве таковых у него выступают деньги).

Такая позиция А. Н. Леонтьева близка представлениям К. Левина (1970), писавшего, что вещи и события мира для нас не нейтральны; многие из них предъявляют по отношению к нам определенную «волю». У человека нет власти над своим поведением, кроме той власти, которую имеют над его поведением вещи, продолжает он (так, например, хорошая погода, красивый ландшафт влекут нас к прогулке). Сила требований, с которыми подступают к человеку вещи, может быть различна: от непреодолимого влечения до слабого «напрашивания». Но К. Левин ставит побудительную силу вещей в связь с потребностями и намерениями субъекта: изменение «характера требований» происходит соответственно изменениям потребностей и интересов человека. Власть вещей над поведением человек подчиняет себе, заставляет служить своим целям, направляет по-своему.

Л. И. Божович, соглашаясь с А. Н. Леонтьевым в том, что потребность не может определить целенаправленное действие человека, а может вызвать лишь неорганизованную активность (исключая инстинктивные биологические потребности, которые связаны с врожденными механизмами их удовлетворения), считает, что предметы, постоянно удовлетворяющие ту или иную потребность, как бы фиксируют в себе эту потребность. В результате они и приобретают способность побуждать поведение и деятельность человека даже в тех случаях, когда соответствующая потребность не была предварительно актуализирована: сначала эти предметы только

реализуют, а потом и вызывают (очевидно, по механизму условного рефлекса) соответствующую потребность. Следовательно, предметы, в представлении Л. И. Божович, являются лишь побудителями потребностей, а не действий или деятельности. Без оживления потребности под воздействием предмета активность человека проявиться не может.

Аналогичной точки зрения придерживаются также философы и социологи. Например, В. И. Оссовский пишет, что переживание индивидом ценностей-объектов далеко не всегда сопровождается восприятием их как предметов удовлетворения потребности. Нужда возникает лишь по отношению к объекту, который признается человеком значимым (ценным). Это означает, что объект может выступать в роли стимула лишь тогда, когда человек подготовлен для такого его восприятия, т. е. когда есть потребность в нем или ему подобных. В этом случае у человека возникает побуждение к овладению этим объектом. Поэтому Ш. Н. Чхартишвили считает, что мотив — это объективная ценность (продукта деятельности, знания).

Мотивы, желания и потребности – в чём разница?

Мотив – это главный двигатель наших действий или то, что является главной причиной побуждающей нас к действию.

В психологии по А. Н. Леонтьеву и С. Л. Рубинштейну, мотив одно из ключевых понятий в разработанной ими Теории деятельности. Они назвали его «опредмеченная потребность», но общепризнанного определения, что такое мотив не существует. Все его определения сводятся к таким понятиям как: намерения, потребности, желания, побуждения, соображения, цель, состояние, свойство личности и другим им подобным.

Для нашего восприятия, мотив является синонимом слова желание или потребность, с еле заметной разницей между ними. Разница действительно не сразу заметна.

Если последовательно описать процесс, побуждающий нас к действию, чем по определению и является мотивация, это будет выглядеть приблизительно так:

Например, мы хотим есть. Голод это потребность, которая вызывает у нас желание. Желание побуждает нас искать пищу, то есть цель. В данном примере, нашим мотивом является желание , так как именно желание подталкивает нас что-то делать.

Но бывают и другие примеры. Я не хочу кушать, и желания искать пищу у меня отсутствует. Нет потребности, нет желаний, но мой рассудок, подсказывает мне, что чувство сытости это ненадолго, и лучше заранее обеспечить себя провизией. Это называется мотивацией, я прокручиваю возможность будущих своих потребностей, вызывая в себе желание, подготовится к этому заблаговременно. Здесь уже не сама потребность стала причиной желаний, а мотив, предусмотревший эту потребность заранее. Мотив занял место потребности .

Когда наши размышления касаются экзистенциональных вопросов, вроде: «жить, чтобы кушать, или кушать, чтобы жить», желание кушать становится второстепенным, и уже не желание диктует цель, а цель диктует желание. В этом примере цель становится стимулом к действию, а значит, именно цель выступает в качестве мотива .

Или ещё пример. Если нам необходимо, что-либо сделать, а желание отсутствует, мы задаёмся вопросом: «зачем мне это нужно?» Таким образом, мы ищем мотив, который аргументирует наши намерения. В этом случае мотив созвучен слову смысл .

Таких примеров, можно приводить ещё много, и все они будут свидетельствовать что, в зависимости от ситуации, мотивом может быть любое наше психологическое проявление (намерение, потребность, желание, соображение, состояние и т. д.), которое стимулирует к действию.

Вопрос остается открытым. Возможно, у каждого из вас, прочитавшего эту статью, отозвалось своё определение мотива и мотивации.

Как вы мотивируетесь? Что вас подталкивает к действию? Как вы знаете, что это есть ваш мотив?

Популярные сообщения

Один ответ на Мотивы, желания и потребности – в чём разница?

Добрый день! Все сказанное очень верно и понятно в жизни все так и происходит спасибо вам.

Рубрики

По многочисленным отзывам о творчестве Ричарда Баха у меня сложилось.

Повесть-притча о неугомонной чайке, которая самоотверженно оттачивала с.

Этот роман основан на описании жизни реально существовавшего пророка Ил.

Гениальность Коэльо заключается в способности излагать прописные истины.

В толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, слово «принять» име.

Дословно это слово переводится с латыни как: sub – под, и limo – нести.

Мотив происходит от французского motif, который в свою очередь произошел о.

Наша реальность, это порождение нашего ума, а сознание это конституция эт.

Ваше сообщение было успешно отправлено. Спасибо!

Потребности и цели

Автор: Бережной Н.М., редактор: Диденко В.Д.

Понимание приведенной выше классификации потребностей будет малоэффективным, если мы будет трактовать каждую потребность в изоляции от других потребностей или исследовать субординацию потребностей в зависимости от однозначного определения оной какой-либо ведущей потребности. Ни одна человеческая потребность не существует в чистом виде, все они взаимосвязаны и переплетены таким образом, что представляют собой сложную мозаику, множеством нитей связанную с возможностями их реализации в практической деятельности. Потребность как таковая представляет собой лишь фрагмент внутреннего душевного мира человека и для своей реализации предполагает сложную процедуру: мотивацию выбора предмета потребности, осознание через интересы и цель деятельности. На этом пути потребность претерпевает серьезную трансформацию, превращаясь нередко в свою противоположность.

Как побудитель человеческой деятельности потребность только тогда побуждает человека на великие свержения, когда она озарена смыслом жизни, служит этой великой цели, которую личность стремится достичь. Хорошо об этом сказал Гете: Я уважаю человека, который отчетливо знает, чего хочет, неутомимо совершенствуется, понимает, какие средства потребны для достижения его цели, умеет владеть и воспользоваться ими; велика или мала его цель, заслуживает ли похвалы или хулы -это для меня вопрос второстепенный.

Потребности человека условны, подвижны, они носят виртуальный характер.

Виртуальность потребностей состоит в том, что каждая из них содержит в себе и свое иное, момент самоотрицания. В связи с многообразием условий своей реализации, возраста, окружающей среды, скажем, биологическая потребность становится материальной, социальной или духовной потребностью, т. е. она трансформируется. В этом параллелограмме потребностей главенствующей становится та потребность, которая наиболее соответствует личному смыслу жизни, лучше вооружена средствами своего удовлетворения, т. е. та, которая лучше мотивирована.

Обратимся к примеру из профессиональной деятельности по конструированию одежды.

Модой в положительном смысле слова можно назвать все то, что выражает элемент нового прогрессивного в образе жизни, что появляется во время как предвестник качественных изменений образа жизни.

А это значит, что первоначальная (материальная) потребность при конструировании одежды по требованиям моды теряет свое главенствующее значение, уступая место другим, более возвышенным потребностям — социальной духовной. В этом выражается виртуальный характер материальной потребности в одежде.

В условиях нормального образа жизни трансформация потребности подчинена закону возвышения потребностей.

Закон возвышения потребностей действует во всех экономических формациях. Но действует по-разному. В капиталистическом обществе он прокладывает себе дорогу стихийно, пробиваясь через господствующую тенденцию к накоплению вещественного богатства и рыночный менталитет.

В социалистическом обществе постоянно расширяются возможности удовлетворения потребностей всех членов общества, а сами потребности облагораживаются, совершенствуются, служат целям всестороннего гармонического развития личности. В. И. Ленин писал, что социализм как планомерная организация создает предпосылки не только для удовлетворения нужд трудящихся, а и "для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества". 83

Закон возвышения потребностей проявляется во взаимопроникновении общественных и индивидуальных потребностей, в наполнении потребностей личности все более социально значимым содержанием, в возрастании удельного веса духовных потребностей. Существенной стороной закона возвышения потребностей является обратное влияние духовных потребностей на материальные, в результате чего происходит гуманизация , очеловечивание потребностей человека.

Возвышение потребностей — это не просто развитие одних и тех же потребностей, но возникновение новых потребностей, прогрессивное поступательное изменение, основанное на сохранении того ценного, что было достигнуто на предшествующих ступенях. Возвышение потребностей — движение в направлении их гармонического, всестороннего развития. 84 Буржуазные идеологи стремятся дискредитировать идею всестороннего развития личности и, как отмечал Здравомыслов А. Г., "максимально вытравлять из массового сознания представление о героическом, "идеальном", возвышающем человека над рутиной повседневностью, тем самым закрепить в человеке обывателя, который заботится только о собственном доме, имуществе, клочке земли, автомобиле, удобствах сервиса и т. д." 85

Наиболее общим стимулятором возвышения потребностей является любовь. Любовь уравновешивает все потребности человека, гармонизируя и освящая их в предмете своей любовной устремленности, в раскрепощении всех чувств целостной личности. Любовь есть стремление быть вместе с любимым, сделать ему что-то приятное, а если любимый не замечает ваших стараний, вы нарочито проявляете каприз с одной целью: привлечь его внимание. Если и после этого любимый остается равнодушным, любовь нередко превращается в срою противоположность — трансформируется в ненависть. Ярким проявлением такого чувства является ревность. О. Бальзак писал: Ревность — это страсть в высшей степени легковерная, подозрительная и дает простор фантазии, но разума от нее не прибавляется, наоборот, она отнимает его.

Любовь — это жизнь сердца, она часто бывает всепоглощающей и слепой, игнорирует чувство долга и разум. Чтобы не попасть впросак, надо пропускать ее через свет разума, т. е. надо учиться управлять ею.

В трансформации потребностей большая роль принадлежит эмоциям. "Функция эмоций, — пишет П. М. Ершов, — трансформация потребностей во вполне конкретные цели для нахождения возможности практического их удовлетворения". 86 Эмоция всегда зависит от потребности и даже непроизвольно выдает ту или иную потребность. Эмоция не только подчиняется потребности, но и направляет процесс их конкретизации и трансформации. Эмоция обнаруживает потребность. Это — крылья потребности, вдохновляющие человека на удовлетворение потребности.

В эмоциях — открытость характера человека, обнаружение его целей в окружающей среде. Эмоции приспосабливают потребность как действующую силу к наличной окружающей среде, чтобы использовать именно ее, эту среду, для реализации своей потребности. Наиболее часто за положительной эмоцией скрывается стремление к наслаждению и, прежде всего, телесному наслаждению. Надо иметь в виду, что наслаждение рассматривается как нежелательная человеческая потребность, как признак невысокой нравственной культуры человека.

Каждый человек, изучающий потребности и их роль в жизни человека, должен быть готов к ответу на вопрос: человек управляет потребностями или потребности управляют человеком?

Проблема регулирования потребностей возникает перед каждым человеком в его повседневной практике. Она особенно остра у тех людей, кто обладает богатством потребностей и наличием возможностей их удовлетворения.

Есть потребности долговременные с прогнозируемыми возможностями их удовлетворения, есть потребности, возникающие в экстремальных условиях, застающие индивида врасплох, есть потребности, требующие для своего удовлетворения определенных биологических ресурсов и мобилизации волевых качеств. Есть потребности, возникающие одновременно и требующие от индивида сознательного выбора: какой из них отдать предпочтение: пойти и на встречу со своим другом или закончить подготовку доклада для выступления на семинаре, истратить деньги на посещение кафе или купить на них учебное пособие.

Если следовать гедонистической этике, согласно которой человек всегда стремится к удовольствиям и избегать страдания, человек будет приобретать репутацию ненадежного партнера по бизнесу или работника не способного преодолевать трудности, везде и во всем опаздывать. Если человек будет строго следовать установленному распорядку, действуя по принципу: "делай не то, что тебе хочется, а то, что надо", он может преуспеть в карьере, продвижению по служебной лестнице, но постепенно терять друзей, а то и оказываться заложником своей дисциплинированности, чем немедленно воспользуются злонамеренные люди. Такого рода личностей называют правильными людьми, их поведение предсказуемо. Они прямы как телеграфный столб.

Управлять потребностями — значит управлять своей деятельностью, стремиться к достижению результата. Если вы осознали свою потребность получить высшее образование, вы должны подчинить этой потребности все текущие кратковременные потребности и цели, рассчитать свои силы и средства так, чтобы полностью усваивать программу каждого курса. Точнее говоря, учеба в вузе должна занимать ведущее место в вашей жизни.

Если же вы, ссылаясь на обстоятельства, будете пропускать занятия, не сдавать во время зачеты и экзамены, у вас появится такой длинный хвост, что вы перестанете им управлять и ваша потребность в высшем образовании превратиться в красивую, но неосуществимую мечту.

Управлять потребностями — значит постоянно преодолевать возникающие соблазны, уметь побеждать себя, действуя по принципу: если я преодолел своего внутреннего врага, все остальное чепуха.

В борьбе потребностей, мотивов выбора предмета потребности надо проявлять решительность и своевременно переходить к действию, чтобы не уподобиться буриданову ослу, который сдох потому, что не мог решить, какую порцию сена ему съесть, которая справа или которая слева по пути движения.

Итак, резюмируя сказанное, можно сделать вывод: человек может и должен управлять своими потребностями. Для этого необходимо:

обладать смыслообразующим идеалом, высокой целью своей жизни; все временные и преходящие цели и потребности рассматривать через призму главной цели своей жизни;

постоянно заботиться о вооруженности средствами для достижения высшей и временной цели;

каждое действие по удовлетворению потребности подвергать всесторонней мотивации, не совершать немотивированных поступков;

формировать разумную волю, чтобы быть способным устоять от соблазнов, подвохов и следовать своей дорогой.

Первая и главная потребность человека — потребность жить. Перед этой потребностью все остальные потребности отступают на второй план, подчиняясь главной потребности — жить. Но и на этот, казалось бы, совершенно понятный вопрос, нет однозначного ответа. Возникают вопросы: зачем жить, во имя чего жить, как жить? Это вопрос о смысле жизни. Французский философ Альбер Камю дал оригинальный ответ на этот вопрос: Основной вопрос философии, — писал он, — заключается в том, "стоит ли вообще жизнь того, чтобы быть прожитой". 87 Если этот вопрос разрешен, все остальное чепуха. Откровенно пессимистически судил о ценности жизни немецкий философ-нигилист Ф. Ницше: "О жизни мудрейшие люди всех времен судили одинаково: она не стоит ничего". 88

Так же как гамлетовский вопрос: быть или не быть -вопрос: стоит ли жизнь того, чтобы ее жить — возникает перед человеком всегда, когда он находится в пограничной ситуации между жизнью и смертью, когда он поражен неизлечимым недугом, когда он встал перед фактом предательства своих близких, когда здоровый отец не может спасти детей от голодной смерти в условиях безработицы. Иначе как объяснить самоубийство 500 офицеров Российских вооруженных сил в 1996 г.? Хотя факт самоубийства и является показателем слабости человеческого духа, нельзя уйти от вопроса: почему в современной России с каждым годом прогрессирует число самоубийств?

Ближайший ответ на этот вопрос гласит: самоубийство — результат потери смысла жизни.

Вопрос о смысле жизни возникает в кризисных ситуациях в жизни общества и его членов, но он всегда индивидуально окрашен оптимистически или пессимистически. "Жизнь человеку дается только один раз, — говорил устами своего героя П. Корчагина Н. Островский, — и надо ее прожить так, чтобы не было больно, мучительно больно за бесцельно прожитые годы". Это оптимистический вариант смысла жизни в условиях полного энтузиазма советских людей в эпоху строительства социализма.

Испанский философ Ортега-и-Гассет видел смысл жизни в том, чтобы жить. Тело человека, его разум, его душа рассматриваются лишь в качестве средства — с которыми исходное "я" человека встречается и которыми оно располагает для осуществления основной задачи жить. Тело человека, его разум, душа — это не он сам. Кто же он сам? А он тот, кто со всем этим должен жить.

Но ведь живет не только человек. Живут все виды животных, живут растения. Ортега не отвечает на вопрос: в чем же смысл человеческой жизни в отличие от жизни вообще.

Подлинный смысл жизни состоит в том, чтобы реализовать свои способности, трудовые и творческие задатки, в избранной сфере жизнедеятельности и оставить в обществе след, по которому бы шли следующие поколения. Построить дом, воспитать сына, посадить дерево.

Определить смысл жизни — это, значит, выбрать свой жизненный путь, в основе которого должны быть значимые социальные ценности: семья, профессия, общественный и политический идеал, который надо реализовать в индивидуальной жизни, мировоззрение и духовные ориентиры своей жизни.

Осмысление образа жизни восходит к гуманистической традиции эпохи Возрождения, позднее в трудах французских материалистов XVII века. Образ жизни рассматривался как условие и социальная предпосылка воспитания всесторонне развитой гармонической личности.

Представителей этих гуманистических теорий объединял один общий принцип в объяснении образа жизни: гармония общественных отношений и развитие человеческой личности определяется законами естественного права, гармонией человеческого организма.

Согласно этому принципу, центральным, стержневым моментом образа жизни является удовлетворение потребностей человеческого организма, следование "зову своей природы". На базе функционирования естественных потребностей и для их удовлетворения возникают социальные и политические институты, семья, общественные организации, государство, формируются умственные и моральные качества личности. С этих позиций подвергаются нравственному осуждению все те проявления образа жизни, которые противоречат гармонии человеческого тела.

Так, в утопическом городе Солнца Кампанеллы жители, ведущие "философский образ жизни общиною" ревниво следят за тем, чтобы одежды, манеры поведения их сограждан строго соответствовали природным данным индивидов.

"Они бы подвергли смертной казни ту, которая из желания быть красивой качала бы румянить лицо, или стала бы носить обувь на высоких каблуках, чтобы казаться выше ростом, или длиннополое платье, чтобы скрыть свои дубоватые ноги". 89

Принцип примата естественного над социальным в образе жизни нашел свое отражение в теории "естественного равенства" Ж. Молье , в "Кодексе природы" Морелли , в признании французскими просветителями XVII в. законности потребностей человеческой плоти и телесных наслаждений (гедонизм).

Рациональным во всех учениях гуманистов и социалистов-утопистов было признание того, что в образе жизни есть нечто постоянное, устойчивое, существенное, выступающее в качестве предпосылки и условия гармонии высших проявлений образа жизни: индивидуального поведения, форм одежды, ритуалов, социальных эмоций и т. д.

В системе потребностей человека в качестве устойчивой потребности, детерминирующей все остальные потребности, выступали биологические (естественные) потребности.

Ограниченность и ненаучный характер этих учений объясняется неразвитостью социальной философии того времени и, прежде всего, их метафизическими представлениями о неизменной природе человека как субстанции образа жизни.

Возникновение социальной философии марксизма знаменовало собой разрыв с донаучными, натуралистическими представлениями об образе жизни.

Марксизм-ленинизм определяет образ жизни как социальное явление, детерминированное характером и уровнем развития производительных сил общества и изменяющееся от одной общественно-экономической формации к другой. Ядром образа жизни, определяющим всю его многослойную структуру является способ производства, общественно-полезная трудовая деятельность людей.

"Способ производства надо рассматривать не только с той стороны, что он является воспроизводством физического существования людей, — писали Маркс и Энгельс в "Немецкой идеологии". — В еще большей степени это -определенный способ деятельности данных индивидов, определенный вид их жизнедеятельности, их определенный образ жизни. Какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами". 90

Эта методологическая посылка положена в основу определения образа жизни у советских авторов. "Образ жизни, — пишет Здравомыслов , — представляет собой устойчивый способ воспроизведения данных социальных потребностей, он предполагает как определенный уровень развития этих потребностей у интересующей нас группы, так и определенные способы их удовлетворения". 91

Таким образом, содержательное рассмотрение образа жизни возможно при условии, когда его отдельные проявления объясняются через призму социально значимых сущностных принципов и "вписываются" в родовое понятие образа жизни.

В соответствии с разделением потребностей на материальные и социальные советские экономисты Струмилин и Писаренко выделяли "уровень жизни" и "качество жизни".

Уровень жизни определяет степень удовлетворения главным образом материальных потребностей и выражается количественно.

Качество жизни характеризуется удовлетворением социальных и духовных потребностей (образование, участие в политической жизни, самоутверждение личности), следование общественному и индивидуальному идеалу, степенью свободы, условиями развития личности, наличным уровнем духовных и культурных ценностей.

Смысл категории "образ жизни" в ее синтетическом характере, в том, что она не только включает, но и выявляет многообразие общего, особенного и единичного. Уровень жизни и качество жизни — выражения сущностных, устойчивых признаков образа жизни. За ними стоит и ими определяется многообразие проявлений образа жизни: мода, обычаи, ритуалы, национальные традиции, обряды, эстетические вкусы, нравственные нормы и принципы.

Потребности и цели

для программистов с

Организационные потребности следуют непосредственно из проблем организации и целей, которые она стремится достичь. Проблемы и цели могут быть связаны с управлением, производством продукции, экономикой, персоналом или технологией. Вопросы, касающиеся определения целей, потребностей и ожидаемых результатов, приведены ниже. Определение потребностей должно выполняться в сочетании с обзором рынка CASE-средств, поскольку информация о технологиях, доступных на рынке в данный момент, может оказать влияние на потребности.

Цели организации играют главную роль в определении ее конкретных потребностей и ожидаемых результатов. Для их понимания необходимо ответить на следующие вопросы:

  • намерение организации использовать CASE-технологию для помощи в достижении определенных целей или ожиданий (например, определенного уровня CMM или сертификации в соответствии с ISO 9001);
  • восприятие CASE-технологии как фактора, способствующего достижению стратегических целей организации;
  • наличие у организации собственной программы совершенствования процесса разработки ПО;
  • восприятие инициативы внедрения CASE-технологии как части более широкомасштабного проекта по созданию среды разработки ПО.

Определение потребностей организации, связанных с использованием CASE-технологии, включает анализ целей и существующих возможностей. После того, как все потребности организации определены, каждой из них должен быть присвоен определенный приоритет, отражающий ее значимость для успешной деятельности организации. Если потребности, связанные с CASE-технологией, не обладают высшим приоритетом, имеет смысл отказаться от ее внедрения и сосредоточиться на потребностях с наивысшим приоритетом.

Целесообразно построить матрицу соответствия потребностей организации возможностям основных CASE-средств. Составление такой матрицы требует определенного уровня знаний рынка CASE-средств. В конечном счете каждая функция или возможность средства должна точно соответствовать некоторой потребности с определенным приоритетом.

Определению потребностей организации могут помочь ответы на следующие вопросы:

  • каким образом продуктивность и качество деятельности организации сравниваются с аналогичными показателями подобных организаций (к сожалению, многие организации не располагают данными для такого сравнения);
  • какие процессы ЖЦ ПО дают наилучшую (и, соответственно, наихудшую) отдачу; существуют ли конкретные процессы, которые могут быть усовершенствованы путем использования новых методов и средств.

С внедрением CASE-средств обычно связывают большие ожидания. В ряде случаев эти ожидания оказываются нереалистичными и приводят к неудаче при внедрении.

Составление реалистичного перечня ожидаемых результатов является трудной задачей, поскольку он может зависеть от таких факторов, как тип внедряемых средств и характеристики внедряющей организации.

Ряд потенциально реалистичных и нереалистичных ожидаемых результатов, связанных с организацией в целом, пользователями, планированием, анализом, проектированием, разработкой и затратами, приведен ниже. Практически невозможно, чтобы в процессе одного внедрения CASE-средств были достигнуты все положительные результаты. Тем не менее, любая организация может выработать собственный подход к ожидаемым результатам, имея в виду, что данный перечень является всего лишь примером.

Нереалистичные ожидания:

  • отсутствие воздействия на общую культуру и распределение ролей в организации;
  • понимание проектных спецификаций неподготовленными пользователями;
  • сокращение персонала, связанного с информационной технологией;
  • уменьшение степени участия в проектах высшего руководства и менеджеров, а также экспертов предметной области, уменьшение степени участия пользователей в процессе разработки приложений;
  • немедленное повышение продуктивности деятельности организации;
  • достижение абсолютной полноты и непротиворечивости спецификаций;
  • автоматическая генерация прикладных систем из проектных спецификаций;
  • немедленное снижение затрат, связанных с информационной технологией;
  • снижение затрат на обучение.

Реализм в оценке ожидаемых затрат имеет особенно важное значение, поскольку он позволяет правильно оценить отдачу от инвестиций. Затраты на внедрение CASE-средств обычно недооцениваются. Среди конкретных статей затрат на внедрение можно выделить следующие:

  • специалисты по планированию внедрения CASE-средств;
  • выбор и установка;
  • учет специфических требований персонала;
  • приобретение CASE-средств и обучение;
  • настройка;
  • подготовка документации, стандартов и процедур использования средств;
  • интеграция с другими средствами и существующими данными;
  • освоение средств разработчиками;
  • технические средства;
  • обновление версий.

Важно также осознавать, что улучшение деятельности организации, являющееся следствием использования CASE-технологии, может быть неочевидным в течение самого первого проекта, использующего новую технологию. Продуктивность и другие характеристики деятельности организации могут первоначально даже ухудшиться, поскольку на освоение новых средств и внесение необходимых изменений в процесс разработки требуется некоторое время. Таким образом, ожидаемые результаты должны рассматриваться с учетом вероятной отсрочки в улучшении проектных характеристик.

Каждая потребность должна иметь определенный приоритет, зависящий от того, насколько критической она является для достижения успеха в организации. В конечном счете, должно четко прослеживаться воздействие каждой функции или возможности приобретаемых средств на удовлетворение конкретных потребностей.

Результатом данного действия является формулировка потребностей с их приоритетами, которая используется на этапе оценки и выбора в качестве «пользовательских потребностей».

Источники:
МОТИВ КАК ЦЕЛЬ (ПРЕДМЕТУДОВЛЕТВОРЕНИЯ ПОТРЕБНОСТИ)
МОТИВ КАК ЦЕЛЬ (ПРЕДМЕТУДОВЛЕТВОРЕНИЯ ПОТРЕБНОСТИ): В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова говорится, что цель — это то, к чему стремятся, и то, что надо осуществить. Таким образом, целью может являться как предмет, объект, так и действие. С. Л. Рубинштейн предмет удовлетворения … — —
http://knigi.link/motivatsiya-personala_1283/motiv-kak-tsel-predmetudovletvoreniya-38198.html
Мотивы, желания и потребности – в чём разница
Мотив, мотивация, желание, действие, потребности, инстинкт, личность, цель, психология, смысл
http://deep-sense.com/motivy_zhelaniya_i_potrebnosti_v_chyom_raznica/
Потребности и цели
потребности и цели Автор: Бережной Н.М. , редактор: Диденко В.Д. Понимание приведенной выше классификации потребностей будет малоэффективным, если мы будет трактовать каждую потребность в
http://lib.vvsu.ru/books/servis/page0009.asp
Потребности и цели 1
потребности и цели для программистов с Организационные потребности следуют непосредственно из проблем организации и целей, которые она стремится достичь. Проблемы и цели могут быть связаны с
http://citforum.ru/database/case/glava4_1_2.shtml

COMMENTS