Право на собственные мысли и суждения

Право на собственные мысли и суждения

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Свежие записи
  • Архив
  • Друзья
  • Личная информация
  • Memories

«Мнение» и «суждение» (I).

Несколько фрагментов из неоконченной работы. Обсуждал я в ней довольно разные темы: «мнение и суждение», «суждение и телеология», «общественное мнение как институт», «личное мнение и структуры авторитета», «авторитарные модели общественного мнения», «экспертное знание и общественное мнение», «общественное мнение и здравый смысл» и еще ряд.
Фрагменты будут касаться различения суждения и мнения. Тема довольно рискованная. С одной стороны, в ней сложно сказать что-либо новое. Имеется еще античное различение doxa и episteme, лежащее в основании целого ряда парадигм. С другой стороны, сегодня наблюдается такое размытие границ, что даже серьезные исследователи не признают необходимости данного различия. «Когда ничего нельзя доказать, каждый имеет право на собственное мнение» — этот афоризм кажется мне ярким выражением складывающейся ситуации. В белорусской же ситуации все вообще обстоит очень странно: структуры профессионального суждения не дифференцируемы от структур авторитета, а в ряде случаев и от обыденного мнения, личное мнение вовсе не имеет никакого смысла, общественное мнение смысл имеет, но какой-то странный и т.д. и т.п.
В значительной части проблематизацию всего этого я вынужден оставить за кадром. Смысл же вводимого различения я вижу в том, чтобы выделить за различием единиц «суждения» и «мнения» различие институциональных практик. Иначе говоря, за различием структур «суждения» и «мнения» я вижу действие различных социокультурных институтов, в рамках которых произошло историческое вычленение в материале и структурах рече-языковой деятельности данных единиц, и действие различных институциональных практик, в рамках которых получили развитие процедуры и методы обращения с ними.

Теперь первый фрагмент:

«Суждение» — это, прежде всего, единица мышления. Как эмпирический объект суждение есть, прежде всего, языковое выражение, которое соответствует логической схеме суждения. Схема суждения: S – P . Значительное число языковых выражений не соответствуют этой схеме, однако, в ряде случаев они допускают т.н. экспликацию в виде суждения, т.е. замену исходного выражения на высказывание, отвечающее схеме суждения, с допущением эквивалентности их смысла и значения. Таким образом, в основе любого эмпирического суждения лежит идеализированный объект – «схема суждения» и наша сформированная способность к правильному членению эмпирических рече-языковых цепочек в соответствии с этой схемой: во-первых, в актах построения собственных речевых текстов, во-вторых, в актах понимания текстов других.

Сплошь и рядом мы можем наблюдать нарушения как коммуникации, так и понимания, именно из-за того, что в построении и понимании текстов не вычленяется структура суждения. Тексты, во-первых, строятся вне соотнесения со схемой суждения и зачастую требуются значительные усилия по их экспликации в виде суждения, если это вообще в принципе возможно. С другой стороны, нарушения понимания часто проистекают из-за того, что структура суждения не вычленяется вовсе, либо вычленяется неправильно, т.е. разбиение речевого текста на субъект и предикат (о чем говорится и что говорится) происходит не адекватно.

Таким образом, сама способность к членению языковых выражений в соответствии со схемой суждения не есть нечто очевидное и естественное, сама эта способность зиждется на социальных и культурных институтах и исторических практиках. Определенные практики поощряют развитие этой способности, определенные институты предписывают эту способность в виде требования и ценза, а также направляют (канализируют) развивающиеся социальные и языковые практики в соответствии с требованиями структуры суждения. Я называю такие институты «элементарными институтами мысли», а более специально — «институтами номинализма».

Несформированность, недосформированность таких институтов, ослабление или нарушение их действия приводит к соответствующим последствиям для способности к экспликации структуры суждений в эмпирических языковых цепочках и построении мышления и понимания на этой основе.

Соответственно, любое эмпирические требование по восстановлению и экспликации структуры того или иного текста в виде структуры суждений, выдвигаемое в определенной социальной ситуации, должно справедливо восприниматься как требование по восстановлению «элементарных институтов мысли», короче, как институциональное, а не индивидуально-субъективное требование

В современной логике не принято говорить о суждении в таком смысле. Общепринято говорить о высказывании или пропозиции. Суждение же считается высказыванием оценки, т.е. определенным классом высказываний. Тем не менее, мы имеем собственные резоны для того, чтобы в данном контексте говорить о суждении в более широком смысле, апеллируя, по сути, к старому кантианскому понятию. Дело в том, что мы рассматриваем любое суждение как институциональную практику, а именно практику «элементарных институтов мысли». И лишь вторичным образом, т.е. во-вторых, мы рассматриваем суждение как дескрипцию или пропозицию. Но это еще неполное основание того, почему мы предпочитаем говорить именно о суждении.

Дело в том, что институциональная практика, о которой мы сказали выше, включает в свои институциональные требования, помимо требования правильности производства и экспликации суждений, норму и идею особого рода. А именно, идею истины как регулятив, предписывающий производить суждения в соответствии с тем, что есть, и предписывающий проверять суждения на соответствие тому, что есть, и соответственно принимать или отвергать суждения в зависимости от результатов таких проверок.

Проще говоря, суждение – это то, что имеет определенное истинностное значение, и, следовательно, попадает в сферу суда истины (действительно ли имеет место S — P ?) или в сферу критики. Следовательно, любая пропозиция S — P имплицитно являет собой суждение (или высказывание оценки): « S — P истинно» или « S — P не-истинно». Где субъектом высказывания является уже суждение как таковое, а предикатом – его истинностное значение.

Говоря о суде истины, мы еще раз подчеркиваем институциональный характер данных требований. Истина – не атрибут логических систем, истина – институциональный регулятив, характеризующий те исторические институты мысли, в рамках которых мы себя обнаруживаем в качестве мыслящих агентов. Данный регулятив имеет смысл, если имеются, вырабатываются и совершенствуются институциональной практикой практические процедуры данного судебного производства. Еще раз подчеркнем, истина не есть переживание (несокрытости бытия и т.п.), истина не есть одно из возможных истинностных значений в рамках логических исчислений. Истина – институциональный регулятив, реализующийся в процедурах и исторических институциональных практиках суда истины.

Поэтому, любое эмпирические требование по «возбуждению судебного производства» по поводу того или иного высказывания мы должны рассматривать как реализацию соответствующего институционального требования. Практическая осмысленность таких требований естественно определяется уместностью и реальными возможностями разворачивания соответствующей институциональной практики, практической реализуемостью судебных процедур в конкретных социальных ситуациях. Нам лишь важно подчеркнуть, что суждение (в отличие от мнения) есть, прежде всего, единица подобных институциональных практик. Суждение – то, что подлежит суду истины.

Вряд ли это будет откровением сказать, что одной из основных институциональных практик такого рода является научная деятельность. Но не только она одна.

eidograph.livejournal.com

Закон тождества как выражение определенности мысли

Общественная практика требует, чтобы в процессе рассуждения любая мысль была точно сформулирована, имела определенное устойчивое содержание. Определенность как коренное свойство мышления и выражается законом тождества. Хотя вещи и явления подвержены изменениям и никакого абсолютного тождества не существует, тем не менее, между ними всегда возможно частичное тождество. Мышление, будучи абстрактным отражением действительности, выделяет именно эту ее сторону, обеспечивая тем самым определенность и устойчивость содержания мысли.

Закон тождества утверждает, что каждая объективно истинная и логически правильная мысль или понятие о предмете должны быть определенными и сохранять однозначность на протяжении всего рассуждения и вывода.

Закон тождества ориентирует нас на то, чтобы в процессе определенного рассуждения всякая мысль была тождественной самой себе. Он требует, чтобы никогда не отождествлялись различные мысли, чтобы никогда тождественные мысли не принимались за нетождественные.

Вспомним, что тождество есть равенство, сходство предметов в каком-либо отношении. В объективной реальности тождество существует в связи с различием.

Все дело в том, что в природе практически нет абсолютно тождественных вещей, например, двух близнецов, самолетов, судебных дел и т.д.

Высказываемые различными людьми мысли об одном и том же предмете также нс могут быть тождественными. Для этого есть объективные и субъективные условия, па это есть причины. Следует, видимо, учитывать, что мы имеем различный жизненный опыт. Наши высказывания обусловливают профессиональные и мировоззренческие особенности. Мы не всегда квалифицированно и однозначно отражаем необходимыми понятиями явления и процессы. Иногда рассуждаем о значимом для нашей жизнедеятельности предмете, не вникая в его суть.

Подобные случаи встречаются и в деятельности судей, ибо им приходится рассматривать дела, при производстве которых бывает недостаточно общей мировоззренческой культуры, переплетаются названные и не названные здесь объективные и субъективные условия и причины, обусловливающие формирование и формулирование наших мыслей.

Однако при известных условиях, в определенных рамках мы можем отвлечься от существующих различий и фиксировать внимание только на тождестве предметов или их свойств.

Именно поэтому в мышлении закон тождества выступает в качестве нормативного правила, смысл которого состоит в том, чтобы исключить в ходе логического вывода произвольное изменение предмета рассуждения, подмену или смешение одного понятия, суждения с другими.

Например, руководствуясь в судебном заседании принципом «всякая информация требует проверки», нужно четко определить для себя и членов судебного заседания содержание и сущность понятий:

«информация» и «проверка» и однозначно их не только толковать в ходе судебного заседания, но и использовать.

Однако очень часто в нашей жизни встречаются ошибки, связанные как с нарушением требований этого закона, так и возникающие из-за многозначности слов, словосочетаний и предложений естественного языка. Основные ошибки можно разделить на три вида: эквивокация, логомахия, амфиболия.

Содержание эквивокации заключается в том, что рассуждающий несколько раз использует многозначное слово то в одном, то в другом значении, считая, что использует слово однозначно.

Например, некоторые «моралисты» рассуждают примерно так: «Каждый человек — кузнец своего счастья. Есть люди несчастливые. Вывод: это их собственная вина».

При этом игнорируется принципиальный аспект человеческой жизнедеятельности. Он связан с возможностями общества, страны и социально-экономическими процессами, в которые включается конкретная личность. Более того, вторая часть приведенного сложного высказывания: «Есть люди несчастливые» — подразумевает мысль, что у таких людей неудачно складываются объективные, не зависящие от их воли обстоятельства. Выходит, что в первом случае счастье — это полиаспектность положительных чувств и эмоций как момент совпадения общественно значимой цели и достигнутого результата, и зависит оно всецело от самого человека. Во втором случае счастье не зависит от человека и представляет собой везение, удачу. Поэтому и вывод в умозаключении, как выясняется в итоге, получается бессмысленный: те, для кого не зависящие от них обстоятельства складываются неблагоприятно, сами виноваты и являются «кузнецами» этого!

Нередко можно наблюдать, что двое спорят о чем-либо, не замечая, что один из них использует некоторое многозначное слово в ином значении, нежели другой. Такой спор может продолжаться без конца, если спорящим не придет в голову мысль уточнить значение употребляемых слов. Такая ошибка называется логомахией.

Например, различное содержание вкладывается в понятия «взятка» и «подарок». Их часто сознательно подменяют в ходе судебных заседаний или на предварительном следствии, чтобы в суждениях, выводах получить необходимое направление, изменив суть поступка конкретного человека.

Иногда подмена понятия возникает при употреблении слов-синонимов. Это может происходить по разным причинам. Например, можно было бесконечно спорить по вопросу: «Счастлив ли человек, живущий в согласии с природой?». Все дело в том, что словосочетание «жить в согласии с природой», а также слово «счастье» являются многозначными, и необходима серьезная работа ума, чтобы эти значения подразделить.

Ошибку амфиболии совершает человек, который высказывает многозначное суждение, преднамеренно или непреднамеренно не замечая этой многозначности.

Двусмысленно, например, следующее утверждение: «Судебное разбирательство позволило установить, что обвиняемый передал для незаконного дубления кроме шкуры своей собственной, телячьей, также шкуру своей тещи, говяжью». Таких обобщений в заключениях следствия или судебного заседания следует избегать.

Может возникнуть также и такая ошибка, как подмена тезиса. Это происходит, когда в ходе доказательства или опровержения выдвинутый тезис умышленно или неосознанно подменяется другим. Это происходит, когда оппоненту или пропоненту приписывается то, чего он не говорил. Этим приемом раньше успешно пользовались софисты, антидарвинисты.

С познавательной точки зрения поучителен пример словесной борьбы Сократа и Протагора о «смысловой структуре» понятия «добродетель». Сократ при этом подменяет тезис. Вот как описывает данный спор Платон.

Прикидываясь простаком, Сократ интересуется, «есть ли добродетель нечто единое, а справедливость, рассудительность и благочестие — ее части», относящиеся к ней, подобно тому, как части лица — рот, нос, глаза, уши — относятся к лицу как целому. Протагор отвечает утвердительно, и Сократ получает исходное суждение, опираясь на которое он заставит Протагора, исходя из законов логики, признать свое поражение. Пока, однако, ни Протагор, ни присутствующие при беседе не подозревают о готовящемся подвохе. Сократ спрашивает, верно ли, что любая часть добродетели отлична от всех остальных ее частей. Протагору, принявшему аналогию между частями добродетели и частями лица, приходится отвечать утвердительно — ведь рот не есть нос, а нос не есть уши. Тогда Сократ противопоставляет этому ответу следующее рассуждение: но Протагору выходит, что быть благочестивым — нечто иное, чем быть справедливым, благочестие отлично от справедливости, а справедливость предполагает благочестие. Следовательно, справедливость означает «не быть благочестивым», т.е. быть нечестивым, а благочестие — «быть справедливым». «Я-то, — говорит Сократ, — . ответил бы, что и справедливость благочестива, и благочестие справедливо». Против этого положения Сократа Протагору возразить нечего. Он отказывается от аналогии добродетели с .чипом и вынужден допустить, что справедливость и благочестие не исключают друг друга, так как будто бы «все подобно всему в каком-нибудь отношении» .

Для исключения ошибок в познавательной и практической деятельности юристы обязаны соблюдать следующие правила, которые следуют из сути закона тождества.

1. Нельзя допускать подмену понятий и суждений, которая может быть осознанной и неосознанной.

Это вовсе не означает неизменяемости понятий. Изменяемость понятий связана не только с изменением предметов, но и с тем, что в процессе трудовой и мыслительной деятельности человек обогащает свое мировоззрение, средства познавательной деятельности. С изменяемостью понятий связаны требования к процессу мышления, к дисциплине мысли: с одной стороны, необходимо использование гибких, подвижных понятий в связи с объективным ходом развития реального мира и познания, с другой, — общественная практика требует однозначности, определенности и точности в выражении мыслей и оперировании понятиями.

Л. Толстой в романс «Воскресение» образно описывает нарушение данного правила. В ситуации, когда присяжные заседатели решали, виновна ли Катюша Маслова в отравлении купца Смелькова, они неосознанно подменили понятие «отрава» на понятие «порошок».

Автор романа описывает данное действие следующим образом: «Когда же зашла речь об ее участии в отравлении, то горячий заступник се, купец, сказал, что надо признать ее невиновной, так как ей незачем было отравлять его. Старшина же сказал, что нельзя признать ее невиновной, так как она сама созналась, что дала порошок.

  • — Дала, но думала, что это опиум, — сказал купец.
  • — Она и опиумом могла лишить жизни, — сказал полковник, любивший вдаваться в отступления, и начал при этом случае рассказывать о том, что у его шурина жена отравилась опиумом и умерла бы, если бы не близость доктора и принятые вовремя меры.
  • — Так как же, господа, — обратился старшина, — признаем виновной без умысла ограбления, и имущества не похищала. Так, что ли.

Все так устали, так запутались в спорах, что никто не догадался прибавить к ответу: да, по без намерения лишить жизни.

Председатель был удивлен тем, что присяжные, оговорив первое условие: «Без умысла ограбления», не оговорили второго: «Без намерения лишить жизни». Выходите, по решению присяжных, что Маслова не воровала, не грабила, а вместе с тем отравила человека без всякой видимой цели» [1] [2] .

2. Нельзя вкладывать в одно и то же понятие или суждение разный смысл. Примеров использования такого приема предостаточно. Хотелось бы обратить внимание на то, что в деятельности судьи это также недопустимо. Для четкого однозначного использования понятий человеку необходимы не только знания, но и сильная воля, особенно сейчас, когда быстро и часто с недостаточной научной проработкой вводятся в оборот нормы, смысл которых недостаточно определен.

Так, в судебном заседании по делу американского летчика-шпиона Ф. Г. Пауэрса государственный департамент, должностные лица США и адвокаты постоянно «вкладывали» в понятие «гражданский самолет» разный смысл, пытаясь оправдать действия обвиняемого. Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко, выступавший на данном процессе главным обвинителем, обоснованно доказал суду, что самолет «У-2» нельзя считать гражданским самолетом и полет летчика на данном самолете есть факт агрессии, подпадающий под международное право. Он аргументировал свой вывод следующим образом: «На отдельных деталях и агрегатах самолета «У-2» имелись обозначения, что они являются собственностью военного ведомства США.

Все полеты на самолетах «У-2» проводились с баз военно-воздушных сил и под руководством офицеров ВВС США.

Подсудимый Пауэрс показал, что подразделение «10-10» было создано совместно Центральным разведывательным управлением и военно-воздушными силами США и представляло собой комбинацию этих двух органов.

Самому Пауэрсу в подразделении «10-10» было выдано удостоверение личности за № АФ1 288 068, имеющее эмблему министерства обороны США со словами «Министерство обороны. Соединенные Штаты Америки».

Материалы настоящего процесса убедительно доказывают, что, несмотря на попытки американской военщины поставить в режиссуре Аллена Даллеса своего рода водевиль с «переодеваниями», подлинный характер подразделения «10-10», в котором служил подсудимый Пауэрс, и других подобных ему подразделений достаточно ясен. По целям и задачам деятельности это подразделение являлось не чем иным, как органом военной разведки» 1 .

studme.org

Понятие суждения. Суждение и связь (отношение )предметов.Суждение и предложение.

Суждение — это форма мысли, в которой что-либо утверждается или отрицается о классе, некоторой его части или отдельном предмете. Суждение образуется из понятий. Если то, о чём говорится в суждении, соответсвует действительному положению вещей, то суждение является истинным. В противном случае суждение ложно. Традиционная логика называется двузначной, потому что в ней присутствует два значения истинности суждений. В трёхзначных логиках суждение может быть либо истинным, либо ложным, либо неопределенным. Многие суждения о будущем являются неопределёнными, так как не могут быть сопосталены с действительностью, которая ещё не существует.

Суждения бывают простыми и сложными. Простые суждения состоят из двух соотнесённых понятий («Шоколад вкусный»). Сложные суждения строятся из трёх или более понятий («Шоколад и мёд вкусные»).

Суждения выражаются в языке повествовательными предложениями, исключение составляют односоставные предложения, – они не являются суждениями. Вопросительные предложения также не являются суждениями, исключение составляют риторические вопросы. Побудительные высказывания, как правило, не анализируются как суждения, хотя иногда их можно рассматривать как суждения модальности («Берегите лес!» — «Лес необходимо сберечь для будущего»).

Простые суждения различны по своей структуре. Один из самых распространённых видов простого суждения – это атрибутивное суждение (суждение свойства, или ассерторическое). Такое суждение состоит из четырёх элементов: субъекта, предиката, связки и квантора. Субъект простого суждения (логическое подлежащее) – это понятие, выражающее предмет суждения. Субъект обозначается обычно буквой S. Предикат суждения (логическое сказуемое) – это понятие о признаке предмета. Предикат обозначается буквой Р. Вместе субъект и предикат называются терминами суждения.

Связка фиксирует отношение субъекта и предиката и может быть выражена глаголами «есть», «суть» («не есть»,»не суть»), «является» ( «не является»). Часто связка выражается простым согласованием слов в предложении. Квантор – это слово, стоящее перед субъектом и указывающее, относится ли суждение ко всему объёму понятия, выражающего субъект, или к его части. Кванторами обычно бывают слова: «все», «каждый», «любой», «ни один», «некоторый», «большинство», «меньшинство». Например, в суждении «некоторые птицы являются хищными» — субъект – это «птица», предикат –«хищник», связка – «являются», квантор – «некоторые». Исходя из всего выше сказанного, формулу атрибутивного (ассерторического) суждения можно представить следующим образом: Все (некоторые) S есть (не есть)Р.

Ещё один часто встречающийся вид простого суждения – суждение с отношениями. В этом суждении фиксируется отношение между двумя объектами. Например: «Отцы старше своих детей». Формула этого вида: aRb, где R – символ отношения. Суждение существования (экзистенциальное) утверждает или отрицает существование чего-либо. Например: «Беспричинных явлений не существует». И суждения с отношениями, и суждения существования могут быть приведены к аналитической форме, т.е. к формуле атрибутивного суждения.

Особое место среди простых суждений занимают модальные суждения. Модальное суждение (суждение оценки) не только фиксирует отношение между субъектом и предикатом, но и оценивает его с определенных позиций. В состав этого суждения включается модальный оператор (модальное понятие, категория модальности). Модальными операторами часто выступают слова: «доказано», «опровергнуто», «возможно», «невозможно», «случайно», «необходимо» и т.п. Модальные суждения бывают как простыми, так и сложными. Простое модальное суждение может быть выражено формулой: М( S естьР) или М( S не есть Р). Например: «Возможно, на Марсе есть жизнь» или «Возможно на Марсе нет жизни». Модальные суждения рассматриваются в специальном направлении современной логики – в модальной логике.

Все простые суждения, не относящиеся к разряду модальных, объединяют в класс простых категорических суждений. По качеству связки все простые категорические суждения делятся на утвердительные и отрицательные. В зависимости от того, обо всём ли классе предметов, о части этого класса или об одном предмете идёт речь в субъекте, суждения делятся на общие, частные и единичные. Это деление суждений называется делением по количеству. Суждение, в котором присутствует или предполагается квантор общности («все», «каждый», «любой», «ни один»), является общим суждением. Суждение, в котором присутствует квантор существования («некоторый») является частным.Частные суждения делятся на определенные и неопределенные. Единичное суждение – это суждение субъект которого является единичным понятием.

В каждом суждении имеется количественная и качественная характеристики. Поэтому в логике применяется объединённая классификация суждений по количеству и качеству, на основе которой выделяются следующие четыре типасуждений:

А- общеутвердительное суждения. Структура его: «Все S есть Р». Его формула может быть записана и так: «SaP». Например: «Все студенты сдают экзамены».

I – частноутвердительное суждение. «Некоторые S есть Р», «SiP». Пример: «Некоторые студенты отличники».

Е – общеотрицательное суждение. «Ни одно S не есть Р», «SeP». «Ни один младенец не космонавт».

О – частноотрицательное суждение. «Некоторые S не есть Р», «SoP». «Некоторые студенты не первокурсники»

Единичные суждения относятся к классам общих

В простых суждениях термины обладают показателем распределённости. Распределённый термин – это понятие, которое всем своим объёмом участвует в суждении. Нераспределённый термин – это понятие, которое присутствует в суждении частью своего объёма. Любое отношение между субъектом и предикатом простого суждения может быть изображено при помощи круговых схем Эйлера, отражающих отношения между понятиями. Термин считается распределённым, если его объём полностью включается в объём другого термина либо полностью исключается из него. Термин будет нераспределённым, если его объём частично включается в объём другого термина либо частично исключается из него.

В общеутвердительном суждении возможны два варианта распределённости. Если субъект и предикат суждения находятся в отношении тождества, то оба термина являются распределёнными. Например: «Все люди разумные существа». Если субъект суждения подчиняется предикату, то субъект – распределённый терми, а предикат не распределён. Например: «Все люди смертны».

В частноутвердительном суждении, субъект и предикат которого находятся в отношении пересечения, оба термина не распределены. Например: «Некоторые подростки любят спорт». Если в частноутвердительном суждении предикат подчиняется субъекту, то субъект не распределён, а предикат рапределён. Например: «Некоторые люди гениальны».

В общеотрицательном суждении оба термина всегда распределены, так как логическая схема этого суждения единообразна: термины находятся в несоместимых отношениях. Например: «Люди не ангелы».

В частноотрицательном суждении субъект не распределён, а предикат распределён, хотя отношения между терминами могут быть различными. Существует частноотрицательное суждение, термины которого находятся в отношении пересечения (например:«Некоторые подростки не любят учиться»), и существует суждение, в котором предикат подчиняется субъекту (например: «Некоторые люди не меломаны»).

Суммируя всё вышесказанное, можно вывести следующее правило: субъект всегда рапределён в общих суждениях и никогда не распределён в частных суждениях; предикат всегда распределён в отрицательных суждениях, в утвердительных суждениях предикат часто не распределён, но может быть распределён, если он по объёму равен субъекту (суждение А), либо по объёму меньше субъекта (суждение I). Распределённость термина в суждении обычно символизируют знаком «+», а нераспределенность – знаком «-».

Простые суждения, как и понятия, делятся на сравнимые (имеют общие термины) и несравнимые (не имеют общих терминов). Сравнимые суждения делятся на совместимые и несовметимые. Совместимые суждения выражают одну и ту же мысль полностью или в некоторой части, они могут оказаться одновременно истинными. Несовместимые суждения не бывают одновременно истинными: из истинности одного из них необходимо следует ложность другого. Отношения совместимости – это эквивалентность, логическое подчинение и частичное совпадение (субконтрарность). Отношения несовместимости — это противоположность (контрарность) и противоречие (контрадикция).

Эквивалентные суждения выражают одну и ту же мысль, они почти идентичны. Например: «Этот треугольник равносторонний» и «Этот треугольник равноугольный». Субъект здесь один и тот же, а предикаты различны по смыслу, но тождественны по объёму. Если два высказывания эквивалентны, то они могут быть только одновременно истинными, либо одновременно ложными – это закон тождества. Отношения сравнимых суждений по истинности принято иллюстрировать схемой, которая называется «логический квадрат». Стороны и диагонали логического квадрата символизируют определённые типы логических отношений.

Отношение логического подчинения: А – I, Е – О. Из истинности подчиняющего общего суждения следует истинность подчинённого частного суждения, но не наоборот: из истинности подчиненного суждения истинность подчиняющего не следует, оно может быть истинным, но может быть и ложным. Из ложности подчинённого суждения следует ложность подчиняющего суждения, но не наоборот: из ложности подчиняющего суждения ложность подчинённого не следует, оно останется неопределённым.

Отношение частичного совпадения (субконтрарности): I – О. Эти суждения могут быть одновременно истинными, но не могут быть одновременно ложными. Из ложности одного суждения следует истинность другого, но из истинности одного из них может следовать как истинность, так и ложность другого.

Отношение противоположности (контрарности): А – Е. Противоположные суждения не могут быть одновременно истинными, но могут быть одновременно ложными. Из истинности одного суждения следует ложность другого, но из ложности одного из них следует неопределённость другого. Отношение противоречия (контрадикции): А- О, Е – I. Противоречащие друг другу суждения не могут быть одновременно ни истинными, ни ложными. Из истинности любого из этих суждений следует ложность контрадикторного, а из ложности – истинность.

Отрицающими друг друга суждениями называются суждения, соединённые диагоналями логического квадрата. Эти суждения не могут быть одновременно ни истинными, ни ложными, поэтому логическое отрицание меняет значение истинности суждений. Истинное суждение, подвергаясь отрицанию, становится ложным и наоборот. Закон исключённого третьего позволяет сформулировать закон двойного отрицания: отрицание отрицания даёт утверждение. Например: «Если неверно, что Вселенная не является бесконечной, то она бесконечна».

studopedia.ru

Понятийное мышление есть у менее 20% людей? Что это такое и как это мышление развивать?

умения видеть истинную суть явления, способности отыскать причину происходящего, умения предвидеть последствия, навыка обращения с информацией, умения ее систематизировать, способности выстраивать полную картину происходящего.

Лишь те, кто обладает данной формой мышления, способны грамотно разобраться в любой ситуации. Остальные, а по некоторым данным их около 80%, думают, что правы лишь потому, что так думают именно они. Любую ошибку они объясняют вмешательством извне.

Он не способны предугадать последствия своих действий, в результате чего часто допускают ошибки.

Понятийное мышление – способность не врожденная. Оно начинает появляться у ребенка в возрасте 6-7 лет. Именно тогда проявляется его способность не просто получать знания, но и давать им собственную оценку. Теоретические знания в случае, если не будет применено понятийное мышление, останутся лишь сухой, зачастую ненужной, а потому и быстро забываемой информацией. Считается, что понятийное мышление впервые сформировалось у человека, когда появилось слово. Именно оно дает возможность представить то, что невозможно «потрогать». Счастье, совесть, обида, злость – это всего лишь слова, которые каждый воспринимает по-своему. То, как это происходит, во многом зависит от того, какое образование получил гражданин, какую литературу изучал, с какими ситуациями сталкивался лично.

Чтобы определить, насколько развито понятийное мышление, можно воспользоваться и куда более простым способом. Выберите из набора следующих слов лишние. «Снегирь, воробей, птица, канарейка, страус, пингвин, ворона». Большинство из тех, кто проходит этот тест, выбирают пингвина или страуса, аргументируя это их размерами и непохожестью на остальных пернатых. Хотя правильный ответ – «птица». Именно это слово лишнее в данном списке. Оно лишь объединяет – все остальные, другие являются ее видами.

Еще один вопрос из другой области. Сколько будут стоить 2 трехрублевые булочки, если килограмм муки стоит 20 рублей? Удивительно, но некоторые начинают искать трудное решение, которое на самом деле лежит на поверхности. Ведь сколько бы не стоило сырье, две булки по 3 рубля будут стоить 6. Прошли тест? Теперь давайте попробуем понять, а стоит ли радоваться и расстраиваться полученному результату.

Плюсы и минусы
Именно способность ясно излагать свои мысли является одной из главных отличительных черт человека с понятийным мышлением. Он четко понимает суть каждого произнесенного слова. Для него это инструмент изложения собственных знаний и суждений. В то же время человек, не обладающий понятийным мышлением, может иметь в запасе куда больше слов, но использовать их «не по назначению». Их мысли во время речи путаются, они с трудом подбирают нужные слова. Для них сначала было слово, тогда как для первых сначала появляется мысль.

Но, как известно, все мы не без недостатков. Так и люди с понятийным мышлением. Они не способны быстро реагировать и действовать в стрессовых ситуациях.

Им нужно все обдумать, выстроить логическую цепочку событий, проанализировать произошедшее, понять возможные последствия. И это скорее минус, чем плюс.

Чем отличается от образного мышления?
Не стоит путать понятийное мышление и образное. Они различаются по ряду признаков. Первое дает обобщенную характеристику происходящего, которая появляется благодаря опыту, полученному человеком в разные отрезки своей жизни. Второе выхватывает из памяти некие образы. Картина воссоздается с помощью воображения и поэтому не всегда имеет очевидную связь с действительностью.
Есть и общие моменты – и тот, и другой вид мышления основан на собственном опыте, полученных знаниях и умениях. Однако понятийное мышление выключает фантазию, оно основывается лишь на достоверных фактах, точных данных, анализе конкретных цифр и явлений. Понятийное мышление как бы дополняет образное, корректирует его, выводит в более конструктивное и логическое русло.

Принципы и инструменты
Человек с понятийным мышлением всегда основывается на принципе взаимосвязи. Он не рассматривает отдельно взятые моменты поодиночке. Для него важно докопаться до сути. Поэтому для него неразрывны такие понятия:
причина произошедшего и то, к чему оно приведет;
цель и средства, которые помогут в ее достижении;
условие, доказательство (обоснование), вывод.

Чтобы сложить в голове все эти понятия, мыслящий понятийно использует следующий набор умственных инструментов.
Создание системы. Несколько вопросов и ответов существуют не отдельно друг от друга, а объединяются в единое целое.
Умение абстрагироваться. Некие отдельные характеристики явления, предмета или существа он может «отбросить» при определенных обстоятельствах и рассматривать происходящее без учета некоторых его признаков.
Синтез. Несколько отдельных признаков одного и того же явления умело объединяются в единое целое и таким образом дают полную картину.
Умение анализировать ситуацию. Несмотря на то, что человеку с понятийным мышлением свойственно использовать синтез, он в то же время способен отделять зерна от плевел, вычленять необходимые в определенный момент признаки.
Сравнительный анализ. С его помощью составляются различия явлений или событий. Таким образом, формируется нечто общее, что могло привести к происходящему.
Переход от частного общему. Сбор нескольких различных явлений в общую категорию. При использовании всех этих инструментов мы получаем наиболее полную картину происходящего. При таком подходе к решению проблемы шанс на ошибку минимален.

В то время как человек, не обладающий понятийным мышлением, идет напролом. Его упрямство ведет его к цели путем проб и ошибок. Нередко это приводит к тому, что он просто «разбивает голову», так и не докопавшись до истины.

Применение в разных сферах
Понятийное мышление больше свойственно тем, кто изучает точные или естественные науки. Однако не нужно думать, что оно может применяться только в определенных сферах жизни. Такой образ мышления может пригодиться как дома, так и на работе.

В бытовой
Отсутствие понятийного мышления может привести к путанице. Нехватка знаний в конкретной области не дает возможности человеку стать полноценным членом общества. Некоторые люди настолько упрямы, что не хотят развиваться. Поэтому разговор с ними чаще всего сводится к известному: «я всегда прав, если я не прав, смотри пункт первый». Их эмоции и выводы идут скорее от сердца, чем от головы. В результате, даже во время просмотра футбольного матча с друзьями у них возникает недопонимание. Лишенный понятийного мышления не владеет конкретными терминами в данной области. А из телевизора постоянно звучат такие слова, как победитель, призер, фаворит и соискатель. Человеку без понятийного мышления не хочется вдумываться. Он хочет все понимать на интуитивном уровне.

Его оппонент готов уйти с головой в решение любого вопроса. Справедливости ради, нужно отметить, что делает он это даже тогда, когда это не особо нужно. Поэтому общение с такими людьми нельзя назвать легким. Например, прежде, чем ответить на вопрос, как добраться до библиотеки, они проведут целое исследование. На такси – быстро, но дорого, на общественном транспорте дольше, но дешевле, причем анализ, каким именно автобусом или троллейбусом воспользоваться, тоже будет присутствовать, пешком еще дольше, но бесплатно.
Пока не будет найдено оптимальное решение, человек в понятийным мышлением никуда не пойдет. Эмоциональные решения – это не про него.

В деловой
Здесь понятийное мышление является залогом успеха. Чем бы вы ни занимались – экономикой, программированием, юриспруденцией, сельским хозяйством или промышленным производством, везде важно точно определять понятия. Разночтения в условиях задачи, договора, контракта неминуемо приведут к краху. Поэтому действовать в бизнесе исключительно по зову сердца противопоказано. Необходимо включать понятийное мышление, в котором нет места ошибке.

В научной
Развитие этой отрасли также невозможно без применения понятийного мышления. Любая ошибка при изучении исходных данных может привести к провалу. Возьмем для примера экономическую отрасль и часто употребляемое в ней слово «рынок». Его значение можно трактовать самыми разными способами. Мировой рынок с его правилами и центральный в отдельно взятом городе, существующий по своим законам – это абсолютно разные вещи. Поэтому при решении вопросов на эту тему важно точно определиться со значением термина. Понятийное мышление здесь пригодится как никогда.

Советы по развитию
Многие специалисты, причем весьма обоснованно считают, что уровень понятийного мышления в последнее время резко упал. Причем особенно это заметно в молодежных кругах. Виной всему нынешние стандарты образования. В частности, введение ЕГЭ. Такой метод аттестации выпускников привел к тому, что они копят лишь поверхностные знания и только по тем предметам, которые собираются сдавать. Их не интересуют причинно-следственные связи. И в этом не их вина. Такой образ мысли им навязан существующей действительностью.

В большинстве своем подростки разучились размышлять. Мало того, что эта способность не востребована системой образования, так ее еще губят многочисленные гаджеты. Для того, чтобы узнать ответ на любой интересующий вопрос, не нужно копаться в собственной голове. Интернет в помощь. Дети не считают в уме, у каждого под рукой калькулятор, установленный в телефоне. Они стали разговаривать на непонятном старшему поколению языке.

Многочисленные соцсети и мессенджеры ввели в их обиход краткость, которая в данном случае далеко не всегда родственница таланта. Вместо спасибо у них «спб», вместо дня рождения – «ДР», всеми любимый новый год теперь не что иное, как «НГ».
Более того, они ведут разговоры сразу с несколькими собеседниками. А это заставляет действовать и говорить быстро, не задумываясь. Об анализе здесь не может быть и речи.

В результате некоторые из них в обычной жизни не могут связать и двух слов, четко сформулировать свои идеи. Как уже отмечалось ранее, первые зачатки понятийного мышления появляются в достаточно раннем возрасте. Развить такие способности у ребенка проще всего в игровой форме. Для этого можно использовать упражнения, похожие на эксперименты. Дети должны на собственном примере, а не посредством данных из учебника научиться определять свойства предметов или явлений.

В первую очередь дайте школьнику право на ошибку. Пусть он найдет правильный ответ методом проб и ошибок. Ему кажется, если разлить 2 стакана воды по трем маленьким, то жидкости станет больше. Хорошо. Дайте ему возможность убедиться в обратном. Лейте вместе с ним воду по разным емкостям, пока он не поймет, что ее объем не меняется.

Еще одно популярное занятие больше напоминает исследовательскую работу. Возьмите несколько разных предметов. Первая задача – найти в них нечто общее: цвет, запах, размер, вес, материал, из которого они сделаны и так далее. Далее следует вычленить отличия. После чего начинается самая интересная и познавательная часть, в ходе которой предстоит поместить предметы в различные условия. Например опустить в воду, положить в морозильную камеру, обдать огнем, скинуть с высоты. Пусть ребенок попытается предугадать последствия событий. Не беда, если сначала ваши ожидания о высоком уровне понятийного мышления чада не оправдаются, с каждым новым экспериментом он будет все лучше узнавать мир и самостоятельно делать выводы о событиях.

Еще одна рекомендация. Чаще задавайте вопросы ребенку о том, почему он думает именно так, а не иначе. Заставляйте его размышлять. Только делайте это ненавязчиво. Например, спросите, как он понял, что был дождь. В идеале нужно получить несколько ответов: бабушка пришла в мокром плаще, деревья за окном мокрые, кругом лужи. Ищите разные варианты вместе с ним. И, конечно, много читайте. Хорошая книга – не только лучший подарок, но и толчок к развитию мышления, причем не только понятийного.

Добавиться в друзья можно вот тут

Право на собственные мысли и суждения
perfume007.livejournal.com

COMMENTS