Психологическая помощь онкологическим больным и их родственникам

Вы можете победить рак, психологическая помощь онкологическим больным

Вашему вниманию предоставляется книга австралийского писателя Яна Гоулера «Вы можете победить рак». Эта книга вызвала интерес не только у людей с онкологическими заболеваниями, но и у здоровых людей.

В январе 1975 года Яну Гоулеру ампутировали правую ногу по поводу остеогенной саркомы (рака кости). Перспектива была неутешительной: по статистике, только 5% больных после такой операции имеют шанс прожить дольше 5 лет. В ноябре 1975 года произошел рецидив рака. К марту 1976 года состояние его настолько ухудшилось, что, по мнению лечащего врача, ему осталось жить не более двух недель…

Последующее выздоровление стало итогом целого комплекса разнообразных видов лечения. В июне 1978 года Ян Гоулер получил официальное подтверждение того, что у него не осталось следов активного рака. В 1981 году совместно с женой Гейл основали в Мельбурне Группу помощи онкологическим больным.

Предлагаемые Гоулером методики психотренинга могут быть полезны не только людям с онкологическими, но и больным с самыми различными заболеваниями. Более того, они помогут и совершенно здоровым людям снять психический стресс и обрести душевный покой, а это само по себе хорошая профилактика любых заболеваний.

«ВЫ МОЖЕТЕ ПОБЕДИТЬ РАК»

Наукой доказано, что раковые клетки время от времени появляются в организме любого здорового человека. Это общепризнанный факт. Однако здоровый организм вовремя распознает угрозу и принимает немедленные меры: изолирует и уничтожает раковые клетки. У онкологических больных этого не происходит, и злокачественные образования разрастаются, не встречая сопротивления со стороны организма. Так появляются внешние симптомы рака.

Пожалуй, ни одно другое слово как «рак», не вызывает у современных людей столько суеверного ужаса. Этот страх основан на четырех распространенных предрассудках. Вот они:
1. Причина рака неизвестна.
2. Рак всегда сопровождается болью и ведет к мучительной преждевременной смерти.
3. Больной бессилен сам себе помочь, ему остается только передать ответственность за свое здоровье и жизнь лечащему врачу.
4. Все виды лечения рака неприятны и в большинстве случаев безрезультатны.

Цель, которую ставит перед собой мельбурнская Группа помощи, — развеять страхи, заменить их позитивной установкой на излечение и показать, каким образом пациент может стать главным действующим лицом в восстановлении собственного здоровья.

Я хочу сообщить вам приятную новость. Диагноз «рак» не означает, что нужно готовиться к смерти. Он означает, что нужно учиться жить полноценно, используя весь заложенный природой потенциал здоровья.

Для начала следует понять, что рак – не нелепая случайность, не причуда жестокой судьбы, а длительный процесс, имеющий свою историю и свои причины. Большинство причин, способствующих появлению раковых заболеваний, известны современной науке, и в каждом конкретном случае их можно выявить. Узнав, какие причины вызвали заболевание, нужно составить план действий по устранению этих причин и преодолению их последствий. Но, чтобы эта задача была для нас выполнимой, необходимо рассмотреть три аспекта человеческой жизни: физический, психический и духовный.

Я убежден, что первоочередную роль в интересующем нас процессе играют именно духовные факторы. Большинство мыслящих людей, а тяжелобольные в особенности, задумываются рано или поздно над главными вопросами бытия: «Кто я? Что есть жизнь? Откуда я пришел? Куда я иду?». Для онкологического больного эти фундаментальные духовные проблемы нередко выступают на первый план.

Мы с Гейл испытывали огромное удовольствие от работы с пациентами, которые повторили пройденный нами путь и избавились от болезни, казалось бы, неизлечимой. Но особенную радость нам доставляет то, что пациенты, использующие наши методики, не просто излечиваются – в них пробуждается истинная, глубокая любовь к жизни, и вместе с тем они учатся спокойно и без страха принимать исход жизни.

Итак, хотя мы наблюдали и продолжаем наблюдать много случаев полного выздоровления, приходится мириться с тем, что не все пациенты избавятся от недуга и некоторым предстоит умереть. Но вот что важно: больные, которым предлагаемые методики не помогли вылечиться, встретили смерть с таким достоинством и спокойствием, которые удивляли не только родных и близких, но даже их самих. Можно сказать, что и в этом отношении рак был побежден. И хотя мы всегда ставим перед собой цель помочь пациенту выздороветь, наш подход представляет ценность и для тех, кому суждено умереть.

Чем раньше больной начинает пользоваться предлагаемыми методиками, тем большее облегчение он в них найдет и тем лучше будут результат. Но и для тех, кто запоздал с началом лечения, есть реальная перспектива победы над болезнью. Практически здоровыми людьми наш подход может быть с успехом использован для профилактики рака.

В моем выздоровлении сыграли роль два важных фактора: огромная помощь, которую мне оказали многие люди, и мои собственные ресурсы, которые мне удалось мобилизовать.

Что касается моих внутренних ресурсов, то главным, по-моему, была способность увидеть болезнь как закономерный, имеющий свои причины процесс. Я с самого начала почувствовал, что рак является результатом моих собственных поступков и действий. Я понял, что болезнь появилась не без моего участия, а значит, и в ее лечении мне предстоит сыграть главную роль. Приняв на себя ответственность за свое состояние, я ощутил себя хозяином положения. Я был уверен, что поправлюсь, если приму все необходимые меры. Оставалось только выяснить, что именно я должен изменить в своей жизни и каким образом это сделать.

www.medicinform.net

Друг познаётся в беде. Как поддержать онкобольного

Тяжёлое заболевание (например, рак) – это огромное испытание и для самого больного, и для его близких. Как правильно поддержать человека и помочь ему выкарабкаться из критической ситуации?

Наш эксперт – клинический психолог, член Международного общества онкопсихологов и Международной ассоциации психиатров, Мультинациональной ассоциации специалистов, помогающих онкопациентам, и Европейской ассоциации клинических коммуникаций, специалист реестра Британской и Американской психологических ассоциаций Евгения Ананьева.

Если поинтересоваться у людей, переживших рак или другую длительную опасную болезнь, изменился ли их круг общения после того, как они заболели, ответ чаще всего будет – «да, он существенно сузился». Нет, речь не о вопиющих случаях, когда больных бросают их вторые половины и предают друзья, хотя и такое, увы, бывает. Но, как правило, круг общения редеет потому, что окружающие не знают, как правильно оказать поддержку, не навредив, не обидев. Всему этому может научить онкопсихолог.

Шок, отрицание и далее

Человек, узнавший тяжёлое для себя известие (в частности, диагноз «рак»), переживает 6 стадий. В психологии они хорошо известны: шок, отрицание, торг, гнев, депрессия и, наконец, принятие. Впрочем, не всегда эти этапы идут по порядку, иногда они чередуются, смешиваются, повторяются вновь и вновь. Иногда стадии сменяют друг друга быстро, а порой человек надолго задерживается на той или иной. Задача онкопсихолога – помочь больному как можно быстрее и легче преодолеть все эти этапы, чтобы дойти до принятия и осознания диагноза. Тогда лечение будет происходить продуктивнее.

Но, оказывается, все те же стадии переживания горя проходят не только сами пациенты, но и их близкие. И важно, чтобы на этом пути они не отставали от самого больного (и не торопили его). Потому что, если человек уже принял свой диагноз и настроился на борьбу, а его родственник застрял на стадии гнева или торга и тянет близкого человека то к колдунам и знахарям, то к гадалкам, то в храм, от такой поддержки будет лишь вред.

Хотели как лучше

Борьба с тяжёлой болезнью – долгий путь. На этом пути близкие больного могут совершать массу ошибок. Вот самые частые.

Ошибка № 1. Обижаться. Человек, тяжело заболевший, может вести себя неадекватно. Причём не день-другой, а, возможно, довольно долгий срок. Медикаменты, стресс, страх, «побочка» от токсичной «химии» могут вызвать у пациента депрессию, от которой он будет иногда впадать в апатию, а иногда – в агрессию (и на словах, и даже в поступках). Близким надо войти в положение и постараться не обижаться. Но это не значит, что диагноз позволяет человеку вести себя как угодно. Мягко, но доходчиво окружающие должны указать больному, что он в своём поведении переходит границы.

Ошибка № 2. Всё решать за больного. Иногда близкие не только принимают за самого пациента все решения по лечению, но даже скрывают от него диагноз. Это в корне неправильно! Наоборот, необходимо поддерживать в нём чувство уверенности в собственных силах и контроля над своей жизнью. Человек должен понимать, что с ним и его мнением считаются, что он важен, что он ещё жив, наконец! Нужно помогать ему оставаться активным: спрашивать его совета, мнения по какому-то вопросу, говорить на те темы, которые раньше воодушевляли его: например, о его хобби, увлечениях. Не надо больного специально веселить и развлекать, но нужно стимулировать его самому высказываться, мотивировать его задавать темы для бесед.

Ошибка № 3. Замалчивать проблемы. Трудно и страшно открыто говорить на сложные темы, которые часто возникают во время лечения, но избегать их нельзя, поскольку для заболевшего критически важно быть услышанным и понятым. Поэтому при подобных затруднениях лучше обращаться к онкопсихологу, чтобы убрать собственные страхи и тем самым помочь близкому.

Ошибка № 4. Давать медицинские советы по поводу способов лечения, диеты и прочего. Просто не надо заниматься не своим делом.

Ошибка № 5. Навязывать заболевшему свои мысли и эмоции. Другой человек имеет право на своё отношение ко всему, что его касается. Достаточно просто сообщить ему свою позицию по конкретному вопросу, но убеждать не надо. И злиться тоже.

Ошибка № 6. Отдавать все силы, забывая о себе. Нужно понимать, что рак – это не быстрая история, поэтому лучше настроиться на марафон, а не на стометровку. Придётся перенастроить собственную жизнь, чтобы быть способным помогать долговременно и в необходимом объёме. Чтобы сохранить силы, надо быть внимательными к собственным нуждам. Очень сложно помогать, когда сам не в полном порядке! Как в самолёте, помните: сначала кислородную маску наденьте на себя, потом – на ребёнка.

Напрасные слова

Многие близкие заболевших людей просто не знают, как именно нужно поддерживать, чтобы не сделать ещё хуже. Поэтому им порой проще самоустраниться. Кстати, вот как «поддер­живать» точно не следует. Нельзя:

Обвинять. Например, говорить: «Ага, не ходил на обследования вовремя, а я же тебе говорил, что надо было» или «Ну вот, докурился, а я предупреждал». Пусть даже обвинения справедливы, они сейчас ни к чему.

Говорить пустые слова. Среди таких: «Держись», «Всё будет хорошо», «Я знаю, ты справишься». Вместо этого лучше сказать: «Я буду рядом, я тебе помогу».

Обесценивать переживания. Нельзя говорить: «Да это всё ерунда», «Бывает и хуже». Для человека с тяжёлым диагнозом хуже уже ничего быть не может.

Сравнивать. Не следует говорить: «Я тебя понимаю», «Я знаю, что ты чувствуешь». Тот, кто не пережил подобного, не может чувствовать того же. Точно по той же причине не стоит приводить в примеры истории знакомых – они касаются не его, а других и ничем ему не помогут.

Говорить: «Если что, обращайся». Многим людям бывает трудно просить о чём-то, даже если действительно нужно, поэтому лучше быть конкретными. Например, можно предложить человеку сходить за него в магазин и купить его любимых пирожных или погулять с его ребёнком или собакой, предложить убраться в квартире. Часто, чтобы оказать настоящую поддержку, достаточно просто быть рядом физически, даже молча. Просто вместе сходить к врачу, посмотреть кино, погулять.

Не разрушить себя

Чтобы контролировать свой собственный стресс, родственникам и друзьям больного нужно стараться:

  • мыслить позитивно, оставаться спокойными, стабильными;
  • по возможности продолжать заниматься теми делами, что доставляют радость и удовольствие, не бросать своё хобби;
  • научиться расслабляться (с помощью медитаций, йоги, цигун/тайчи);
  • делать физические упражнения – они помогут справиться со стрессом;
  • сбалансированно и регулярно питаться;
  • высыпаться
  • и отдыхать;
  • отказаться от алкоголя;
  • при необходимости обратиться к психологу;
  • общаться лично и в сети с теми, у кого тоже тяжело больны близкие.
aif.ru

Как не впасть в панику после постановки онкодиагноза

Слова врача «у вас рак» действуют на любого человека оглушающим образом. В состоянии шока он пребывает от нескольких минут до нескольких часов. В это время может показаться, что с ним все в порядке — он мужественно и достойно выносит тяготы судьбы. Когда же человек на пустом месте начинает плакать и жаловаться на слабость или вдруг принимается усердно мыть квартиру и искать себе новых врачей, не удивляйтесь. Это нормальная адаптивная физиологическая реакция в ответ на запредельное событие, каким считается онкодиагноз.

Отрицание, оцепенение, бесчувствие, дереализация — это нормальные реакции человека, оказавшегося в кризисной ситуации. Американский психолог, автор концепции психологической помощи умирающим больным Элизабет Кюблер-Росс в своей работе «О смерти и умирании» писала: человек, понесший утрату чего-то очень важного, проживает пять состояний горевания. Шок и отрицание — первая из них, является «здоровой попыткой справиться с болезненными и мучительными обстоятельствами, играет роль буфера, смягчающего неожиданное потрясение».

Как правило, стадия шока длится не более 9 дней. Заболевший может жаловаться на трудности с дыханием, на скованность, на напряженность или наоборот — на слабость. Он может демонстрировать потерю аппетита и интереса к происходящему вокруг, говорить об утрате опоры, описывая это фразами «будто земля ушла из-под ног». Периоды малоподвижности могут сменяться часами суетливой активности, бесчувствие может чередоваться с приступами сильного плача. Так пациент психологически сживается с тем, что произошло, собирается с мыслями и силами, которые ему необходимо для преодоления сложной жизненной ситуации.

Важно помнить, что задержка онкобольного на этом этапе, его затяжное отрицание случившегося, опасны. Потому что шоковое состояние может перерасти в депрессию, справиться с которой получиться только при помощи специалиста. Замечено, что такие больные часто оказываются от своевременной медицинской помощи, что приводит к непоправимым последствиям. Представляем вашему вниманию несколько простых и при этом очень действенных рекомендаций, которые помогли многим онкопациентам пережить данный этап с минимальными потерями.

Шаг 1. Обратитесь за поддержкой к родным или друзьям

Расскажите о том, что с вами происходит, людям, которым вы доверяете. Сообщите о своих переживаниях, попросите побыть с вами, сопроводить вас к врачу. Не бойтесь быть уязвимым, в вашей ситуации нормально плакать и печалиться. Каждый человек, столкнувшись с таким диагнозом на какое-то время становится растерянным и беспомощным.

60-летняя Ольга Максимовна всю жизнь жила со стойким убеждением, что со всеми жизненными трудностями должна справляться самостоятельно. Поэтому она решила не сообщать о своём диагнозе взрослым детям. Перед операцией по настоянию врача и психолога она открылась близким.

— Мне с детства говорили: «Ты должна быть сильной!», — рассказывает Ольга Максимовна — И я была. И, как теперь понимаю, платила за это «должна» своим здоровьем. После моего рассказа мои уже взрослые дети плакали от того, что я не поделилась с ними информацией в самый первый день, и просили больше так не делать. Меня поразили их слова: что впервые за долгое время они видят меня что-то чувствующей, живой, настоящей. Такой заботы и мощной поддержки я никогда в своей жизни не получала. Наши отношения изменились. И ехать на операцию мне было не страшно. У меня было какое-то внутреннее знание, что все пройдёт нормально, что я нужна здесь, своей семье, что смогу понянчить своих внуков. Я в ремиссии уже 7 лет. Чувствую себя хорошо, позволяю себе и плакать, и радоваться, и обращаться за помощью и поддержкой к подругам, которых у меня прибавилось.

Шаг 2. Собирайте информацию

У любого здорового человека, оказавшегося в стрессовой ситуации, возникает ситуативная тревога. Она может проявляться в виде беспокойства и мрачных мыслей, связанных с неопределенной, неизвестной опасностью, из-за отсутствия достоверной информации.

Поэтому отправляясь на разговор с врачом, вооружитесь ручкой и блокнотом. Не бойтесь задавать вопросы докторам, даже если они отмахиваются. На кону стоит ваше здоровье, поэтому будьте настойчивы. Обязательно записывайте рекомендации врачей, чтобы не упустить важные детали. Если вам отказывают в предоставлении информации, не отчаивайтесь: обращайтесь в общественные организации за информационной и юридической помощью, присоединяйтесь к группам взаимопомощи онкопациентов.

У 36-летней Светланы заболевание было диагностировано случайно — во время планового обследования.

— Врач, который мне сообщил о диагнозе, будто вынес мне смертный приговор, — вспоминает Светлана. — Я прочитала в интернете, что лечение моего вида рака на предпоследней стадии стоит дорого, не даёт никаких гарантий и все равно заканчивается смертью. Денег на лечение у меня не было. Родственники меня не бросили — собрали деньги, нашли клинику, отправили меня на лечение, регулярно общались с врачами. Если бы не они, я бы действительно умерла и никогда не узнала, что рак — это не приговор, что весьма успешно лечится. Да, это системное хроническое заболевание. Да, иногда, чтобы добиться ремиссии, надо пройти несколько курсов изнуряющего лечения и изменить свой образ жизни. Но рак — не равно смерть.

Шаг 3. Не затягивайте с лечением

Чем быстрее вы начнете сдавать анализы и готовится к лечению, тем лучше. Многие формы рака развиваются стремительно. Не обращайтесь к экстрасенсам и народным целителям, только потеряете деньги и драгоценное время. На сегодняшний день нет статистики, которая бы доказала эффективность народной медицины. В то же время вовремя начатое лечение позволило многим онкопациентам применить органосохраняющие методы лечения, справиться с недугом на начальной стадии и выйти в ремиссию.

Шаг 4. Перепроверяйте поставленный диагноз

Если у вас есть хоть малейшие сомнения, не бойтесь обратиться к другому доктору за вторым мнением. Многие онкологические больные советуют «пересматривать стекла» до трех раз у трех разных врачей, чтобы исключить врачебную ошибку, а также выбрать наиболее подходящую схему лечения заболевания. Если заключения нескольких врачей совпадают, скорее всего вам поставили верный диагноз. Если это не произошло, продолжайте пересмотры.

Именно такой подход уберег 28-летнюю Анну от ненужной операции. Врачи ошибочно диагностировали девушке карциному. После повторных обследований и консультаций в нескольких онкоцентрах страны было установлено: онкологического диагноза у девушки нет, а есть воспаление, которое надо срочно лечить.

Шаг 5. Ищите единомышленников, вступайте в сообщества пациентов

Помните, что вы не одиноки в своем горе! Согласно статистике, в России на сегодняшний день на учёте в онкологических диспансерах состоит более 3 млн человек. Когда вы начнете говорить о своих чувствах и страхах, возможно, вы начнете получать поддержку оттуда, откуда её совсем не ждали.

35-летняя Ирина даже не подозревала скольким людям в её окружении знакомы её чувства и переживания.

— Мне рак диагностировали в 2016 году. Диагноз меня словно подкосил, первое время мне казалось, что я одна в своем горе, — рассказывает Ирина. — Чтобы преодолеть это одиночество, я стала делиться своими переживаниями с теми, кому доверяла. Многие из знакомых действительно переставали со мной общаться и постепенно ушли из моей жизни. Но я узнала, что многие мои знакомые сталкивались с таким заболеванием и справились с ним. Они щедро делились со мной, поддерживали. Все это позволило мне выжить, найти новые смыслы и силы снова встать на ноги.

Конечно, это не значит, что нужно говорить со всеми. Бывает, что в момент постановки диагноза рядом нет людей, которым можно было бы довериться. В этом случае не надо пренебрегать обращениями в службы психологической поддержки, к онкопсихологам. Сейчас в России действует горячая линия психологической помощи онкологическим больным и их близким 8 (800) 100-01-91. Юридическую, организационную и психологическую помощь оказывают фонды, ассоциации онкопациентов.

Шаг 6. Соблюдайте режим и ведите здоровый образ жизни

Заболевшему нужны силы для выздоровления. Сон, сбалансированное питание и физические упражнения — лучшие помощники в этом процессе.

Первым делом необходимо наладить сон. Человек, который спит меньше 8 часов в сутки, на следующий день делает в 11 раз больше ошибок, а иммунная система не успевает «подзарядиться». Если наладить регулярный полноценный сон самостоятельно не получается, обратитесь за помощью к специалисту.

По мнению врачей, онкологическому пациенту необходимо придерживаться принципов здоровой диеты: ввести в свой рацион больше овощей и фруктов, мясо птицы и рыбу. Важно к минимуму свести употребление соли, исключить из ежедневного меню сосиски, сардельки, колбасы, бекон и ветчину. Обязательно соблюдайте режим питания — не пропускайте приёмы пищи. Если же вы ловите себя на неконтролируемых приёмах пищи, это может указывать на «заедание» горя. Если справиться самостоятельно с этим симптомом сложно, обратитесь за помощью к специалистам.

Больше двигайтесь. Многочисленные исследования свидетельствуют: даже самые простые физические упражнения улучшают качество жизни и способствуют выздоровлению. В период прохождения лечения не рекомендуется начинать новые и интенсивные программы упражнений, но регулярно гулять и делать разминку по силам каждому. В последнее время врачи все чаще рекомендуют онкобольным заниматься скандинавской ходьбой с палками.

Шаг 7. Составляйте конкретные планы

Когда человек заболевает, его ритм жизни меняется — он перестает ходить на работу, оставляет все свои привычные дела и обязанности. И на какое-то время у него может нарушится пребывание в настоящем: он либо думает о прошлом, либо страшится неизвестного и болезненного будущего. Конкретные планы помогут справиться с таким состоянием. Планируйте свою жизнь на неделю/на месяц вперед. Записывайте в ежедневник не только дела, но и приятные события. Мероприятия, которые вас радуют (походы в театры и музеи, чтение книг, прогулки в парке и по магазинам, встречи с друзьями и т.д.), тоже надо планировать.

Шаг 8. Начните делать то, что вас вдохновляет

Рак — это повод поставить себя на первое место. Вспомните увлечения и хобби, которые вас радовали и вдохновляли, и сделайте их частью своей жизни. Воплощайте задуманное постепенно, избегайте перенапряжений: «Быстро — это медленно, но без перерывов». Заведите дневник, в котором описывайте всё, что с вами происходит. В будущем он поможет проследить динамику положительных изменений в вашей жизни.

Когда у 42-летней онкопациентки Александры Валерьевны обнаружили рак, она была замужем, работала на дому, воспитывала двух несовершеннолетних детей.

— Со стороны казалось, что у меня всё отлично, — рассказывает Александра Валерьевна — Но в душе я себя чувствовала, будто бы у меня всё плохо. Регулярные звонки финансовых инспекторов с требованиями погасить долги супруга, несколько неудачных моих проектов. Я работала по 50 часов в неделю. И вот теперь еще этот рак. Я помню, как гневалась на Бога: «Почему я? За что меня так наказываешь?».

Женщина вспоминает: когда она пришла к онкопсихологу, она была «на эмоциональном нуле, сил на выздоровление не было».

— Меня очень вдохновило упражнение «Мечты и цели», — вспоминает наша героиня. — Я выписала то, о чём мечтала, и долго спорила с психологом, что реализовать все это у меня нет ни сил, ни средств. Например, я очень хотела посетить Санкт-Петербург, побывать в Шотландии и Грузии, съездить в США. В списке моих мечтаний были и финансовая независимость, и успешная реализация проекта, написание серии научных статей. Меня вдохновляли долгие прогулки и танцы. «Путь в тысячу ли начинается с первого шага», — говорила психолог. — «Начните с малого — регулярно гуляйте».

Так в моем новом жизненном расписании на ближайший год я записала ходить по 2 часа в неделю. Мне пришлось специально продумать как, когда и с кем я буду гулять. Подробно в плане прописала как буду справляться со своим сопротивлением. На второй месяц я уже не представляла свою жизнь без такой прогулки, и теперь между прогулкой и мытьем полов, стала выбирать первое. Во время одной такой прогулки я нашла танцевальную студию, ходить в которую мне позволяли финансовые возможности.

С финансовой независимостью было сложнее. Но прежде чем поставить ясную, четкую цель, выявила свои умения и навыки и изучила, могу ли я с их помощью зарабатывать на жизнь не в ущерб здоровью. Выяснилось, что моя первая специальность позволяет писать статьи для специализированных журналов и интернет-порталов. Сейчас я прохожу профессиональную переподготовку, осваиваю новую профессию. До полной независимости еще далеко, но ситуация меняется.

В первую поездку в Санкт-Петербург я отправилась спустя 6 месяцев после составления плана — столько времени мне понадобилось, чтобы накопить необходимые средства. Это было потрясающий опыт, который вдохновил на планирование следующих путешествий. Следующим пунктом назначения будет Грузия.

Мне друзья говорят, что я очень изменилась: мне очень идёт короткая стрижка и джинсы, а также радость на лице. Я сейчас в ремиссии и живу так свободно, что дух захватывает. Мне нравится то, чем я занимаюсь, нравится путешествовать и заводить новые знакомства, видеть, как растут мои дети. Сейчас в моей жизни есть отношения и события, которые меня вдохновляют.

oncology.help

Онкопсихолог: С диагнозом «рак» одни живут, а другие маются

Читайте также

Ужас и паника парализуют человека, услышавшего диагноз «рак». Он остается в своем персональном аду в полном одиночестве. Но ему можно помочь. Кто это делает и как, «Доктор Питер» узнал у Маргариты Вагайцевой, клинического психолога НМИЦ онкологии им. Петрова, директора Ассоциации онкопсихологов Северо-Запада.

— Вы помните своего первого онкологического пациента?

— Это был мужчина преклонных лет, который согласился принять участие в исследовании в рамках моей диссертации. В ходе этой работы мои надуманные представления о том, что всем онкологическим пациентам поголовно нужна психологическая помощь, пошатнулись. Оказалось, не всем. По нашим и мировым исследованиям, около 60% обычно спонтанно, самостоятельно справляются с проблемой. 30% помощь была бы полезна. И 10% нуждаются в медикаментозном сопровождении врачей-психотерапевтов.

— Как понять, кому нужна немедленная психологическая помощь?

— Это слышно и видно. Любой профессиональный психолог сразу увидит и беспокойство, и тревогу. Бывают в жизни проблемы, которые пришли и не уходят. И качество дальнейшей жизни зависит от того, насколько человек приспособился к сложившейся ситуации. Дезадаптанта видно и слышно: он зафиксирован на проблеме, старается либо избегать ее, либо зациклен на ней. Другие области жизни остаются закрытыми. Это влияет на суждения, на взаимодействия с окружающими и образ жизни. Онкологический пациент может жить полноценной жизнью даже в хосписе. Вот одни живут, а другие маются. Также и в состоянии ремиссии — одни работают, путешествуют, радуются жизни, а вторые судорожно боятся рецидива. Главную роль здесь играют особенности личности, которые и позволяют менять отношение к болезни.

— Есть мнение, что «рак — болезнь печальной души», даже некоторые медицинские светила утверждают, что рак — заболевание психосоматическое (в переводе с греческого психо — душа, сома — тело).

— Это заблуждение. Нельзя говорить о единственном факторе, который запускает болезнь. Те, кто верит в подобные мифы, в основном, борются с собственными страхами. С середины прошлого века этот вопрос пристально исследовался за рубежом. Было проведено множество серьезных исследований. В результате в Международном классификаторе в разряде психосоматических заболеваний рака нет. Если говорить о взаимодействии психики и онкологического заболевания, надо помнить, что психика «штука вторичная», она лишь часть организма, отражающая внешние и внутренние процессы. В психосоматическом заболевании взаимосвязь психогенного фактора и соматического проявления должна быть быстрой и прямой. Например, как при астме или псориазе. Вот такой быстрой и прямой взаимосвязи при формировании онкологических заболеваний не выявлено. Мой опыт работы в хосписе № 1 говорит о том же. Заболевают очень разные люди с очень разной судьбой. Среди них есть абсолютно не травмированные предыдущими жизненными событиями. Убеждена, психика, скорее, отражает некий системный сбой. К примеру, раньше я была терпима к тому, что мне наступали на ногу в общественном транспорте, а потом вдруг решила, что весь мир на меня ополчился. Вот такая эмоциональная ослабленность может быть одним из симптомов заболевания.

— Еще один популярный стереотип, который внушают онкологическим пациентам, — «мысль материальна, поверь в себя, радуйся и исцеление придет…». Работает такая установка?

— Это то, с чем я бесконечно имею дело, — в хосписе — меньше, в Центре онкологии им. Петрова — больше. Люди считают, что если они плачут и расстраиваются, это усугубляет их положение. Но тот, кто советует вытеснить, то есть забыть свою болезнь, просто скверный психолог. Во-первых, это невозможно. Во-вторых, игнорировать свое заболевание вредно, онкологическая настороженность должна сохраняться даже в ремиссии. По большому счету, от этого иногда зависит выживаемость.

Я давно и регулярно участвую в школах пациентов, которые проводит МОД «Движение против рака». В зале может находиться 60-90 человек. Все они имеют отношение к онкологическому заболеванию: кто-то болел, кто-то родственник пациента. Иногда я провожу эксперимент — задаю вопрос: «Кто из вас думал, что может заболеть раком?». Руки поднимают единицы. И оказывается, что у этих людей был повод так думать — кто-то в семье болел, кто-то впечатлился смертью известного человека.

На самом деле мало кто живет с мыслью о том, что он может заболеть. Хотя бессознательно человек знает о себе больше, чем осознает. Например, если в организме что-то происходит, человек может не понимать, что именно, но какое-то внутреннее ощущение недовольства, беспокойства возникает. А миф о том, что «мысль материальна» — это бытовой вульгаризм.

— Мужчины и женщины по-разному воспринимают болезнь?

— Важны особенности личности, а не гендерные отличия. Но в структуре какого пола представлены те или иные особенности в большей степени? Люди одного и того же типа имеют схожий рисунок реагирования. По моим наблюдениям, мужчины больше боятся смерти, утраты себя. Женщины традиционно больше сосредоточены на другом объекте, чем на себе. Но это все достаточно общее представление. Женщины нарциссического типа, полностью зацикленные на себе, тоже встречаются. Вообще чаще мы видим астеничные либо истерические реакции на болезнь. Истерики плохо контролируют напряжение, они его все время сбрасывают, поэтому помощи не просят. Астеники соберутся решать задачу, а потом постесняются сказать, что им тяжело.

— А если человек отказывается от лечения или бежит к бабкам-колдуньям?

— У нас нет задачи переломить личность пациента. Мы не можем ничего ему запретить. Это никак не поможет. Проинформировать особым образом, пошатнуть деструктивную позицию мы можем. Но и это не всегда эффективно. Встречается латентная психопатия, с которой ничего не сделаешь. Но тогда мы переходим в фазу общения с родственниками и помогаем им принять пациента таким, какой он есть, и снять с себя чувство вины и гиперответственности. И как раз это помогает иногда преодолеть сопротивление пациента и помочь ему принять решение лечиться проверенными методами.

Единственная в России Ассоциация онкопсихологов зарегистрирована в Петербурге. Она состоит из 22 человек. Все они практики, действующие психологи городских стационаров и амбулаторий. Идея создания ассоциации в том, чтобы отстаивать внятную научную позицию в вопросах онкопсихологии и поддерживать друг друга.

— В каждом стационаре должен быть свой онкопсихолог?

— И не один. В идеале — целая бригада. Два-три психолога, психотерапевт. Есть расчеты на штатную единицу, они редко выдерживаются, но в последнее время ситуация меняется, все большие онкоцентры более-менее заботятся об этом. Онкопсихологов наконец-то признали. Но все зависит от доброй воли руководителя организации, который понимает необходимость работы медицинских психологов и выделяет для этого деньги из бюджета клиники.

— Врачи могут оказать психологическую поддержку? Надо ли учить врачей правильно обращаться с пациентом?

— Конечно, врачи — наша целевая аудитория. Но доктор идет на сотрудничество с нами, только когда сформировался запрос. Есть программа, нацеленная специально на работу с врачами и персоналом больницы в Центре онкологии имени Петрова. Другое дело, что учить надо вовремя. Сейчас мы сотрудничаем с СПбГМУ им. Павлова, планируем организовать факультатив для студентов — будущих онкологов.

Хирург-онколог Андрей Павленко, почти два года боровшийся с раком желудка, и умерший 5 января, часто говорил, как необходима пациентам профессиональная психологическая помощь. Даже он, опытный врач, после операции по удалению желудка, впал в депрессию и был вынужден обратиться к психологу.

— Существует какая-то методика, позволяющая оценить эффективность вашей работы?

— Ничего пока нет. Никаких стандартов и протоколов. В Ассоциации онкопсихологов мы как раз это обсуждаем. В хосписе есть внутреннее положение о деятельности медицинского психолога, в котором я прописала все, чем занимаюсь, и издала в виде брошюры.

— Как выучиться на онкопсихолога?

— Сейчас речь, скорее, идет о курсах повышения квалификации уже действующих психологов. Какое-то движение в плане обучения студентов есть в СПбГУ на факультете психологии, в медицинском университете имени Мечникова. В Центре онкологии имени Петрова председатель нашей ассоциации и корифей направления Валентина Чулкова давно открыла программу повышения квалификации врачей и психологов. В «Иматоне» есть мой вводный семинар, а также семинар моей коллеги. Мне интересно работать с целевой аудиторией — врачами, которые поработали и уже имеют представление, зачем им нужна онкопсихология.

— Зачем?

— Как правило, они уже столкнулись с онкологическим пациентом на приеме и ощутили профессиональную беспомощность. Потому что в онкопсихологии есть свои особенности. Все социальные психологи научены преодолевать ситуацию: пациент пожаловался на проблему, с ним поработали, вопрос исчерпан. Этого в онкопсихологии никогда не будет, потому что ситуация в болезни непредсказуема.

— Существует какая-то конечная цель у онкопсихолога?

Психологическая помощь онкологическим больным и их родственникам
doctorpiter.ru

Пособие для родственников онкологического больного

Вам нужно это знать: вы всегда находитесь с больным человеком, в его голове. Любое решение он принимает, мысленно рассчитывая на ваше одобрение и поддержку. Тут мы расскажем, как быть, чтобы всем было легче.

Шаг 1. Позвольте своим переживаниям быть

Это абсолютно нормально, если в ответ на услышанный диагноз вы почувствуете:

· раздражение, в том числе и на родственника;

· гнев: на ситуацию, на врачей, на больного, на экологию, на других родственников;

· желание убежать, оказаться где-то в другом месте.

На самом деле, диагноз вашего родственника – это потеря и стресс для вас. Но все же, ему нужна ваша помощь. Значит, нужно пытаться облегчить ситуацию.

Шаг 2. Если нужно, временно дистанцируйтесь

Если вы чувствуете, что сейчас преобладают негативные эмоции, прекратите на время общение с больным. Лучше всего – обратитесь к психологу, оптимально – к онкопсихологу. Специалисты помогут пройти стадию негативных эмоций быстрее, и наконец, вернуться к своему близкому человеку.

Дистанцируйтесь, если у вас вместо поддержки получаются слова: «Держись», «Крепись». Так вы как бы оставляете больного наедине с его болезнью. Это считывается как «решай свои проблемы сам».

Временно не посещайте родственника, если в его присутствии хочется рыдать или вслух хочется повторять: «А как же дети (муж, мама)? Что же теперь будет?» В этом случае больной человек еще и чувствует себя виноватым. А ему бы эти силы очень понадобились на борьбу или на поддержание более достойного качества жизни.

Во всех этих случаях лучше дистанцироваться, проработать (самому или с психологом) эти подсознательные желания – и вернуться. Если родственника не с кем на этот период оставить, лучше нанять сиделку. По деньгам это будет дешевле ваших с них нервов.

Шаг 3. Не скрывайте диагноз от больного и членов семьи

Не стоит скрывать диагноз от самого больного. Так или иначе, он будет чувствовать себя плохо от болезни и станет искать ее причину. Он довольно быстро догадается, что от него скрывают истинное название болезни, и к плохому самочувствию присоединится также и обида на вас. Известное меньше пугает, чем неизвестное. К тому же, если диагноз не озвучить, вы лишаете человека шанса бороться. А есть ли на это моральное право?

Не нужно скрывать диагноз и от детей, и особенно – молча отвозить их к бабушке или дедушке. Первое, что подумает ребенок – что его бросили, больше не любят. Такое резкое изменение поведения родителей может нанести ему стресс, последствия которого он будет «расхлебывать» годами.

Шаг 4. Возвращайтесь поддерживать больного

Говорите близкому, что вы его любите и готовы помочь. Спрашивайте, что именно вы можете для него сделать. Это очень важно: показать, что вам важны именно его желания, что диагноз не сделал из него безвольную куклу или обузу для окружающих.

Если диагноз – приговор, не избегайте тем о смерти. Хочет человек об этом поговорить – выслушайте его, выскажите свою точку зрения. Не стоит говорить: «Тебе нельзя умирать» или «Ты будешь жить», если он (и врачи) уверен в обратном. Он просто почувствует себя брошенным и одиноким.

Шаг 5. Организуйте больному встречу со всеми, кого он любит

Вы можете созвать его друзей и родственников в дом, можете звонить им по скайпу или другим мессенджерам. Главное – дать им возможность общаться.

В этом случае важно два момента:

  1. предупредить, чтобы со стороны пришедшего не было никакого негатива или слез;
  2. встречи должны быть достаточно регулярны. Напоминайте его самым близким людям о нем с определенной периодичностью.

Шаг 6. Смоделируйте для себя бережное пространство

Вам выпало тяжкое испытание. Не нужно его усугублять дополнительно, когда вы ухаживаете через силу. Так вы не только себе навредите, но и усилите чувство вины больного, который и так плохо себя чувствует. Поэтому важно:

  • отдыхать;
  • делать то, что радует;
  • общаться с друзьями;
  • делиться с другими близкими людьми своими переживаниями;
  • посещать психолога.

Психологическая помощь онкологическим больным и их родственникам
vrachonkolog.msk.ru

Психологическая помощь онкологическим больным и их родственникам

В настоящее время облегчение только соматических проявлений злокачественного заболевания считается неадекватной онкологической помощью. Этот взгляд подкреплен хорошо установленным фактом, что соматические и психологические симптомы взаимосвязаны между собой и устранить их значительно легче благодаря комплексному подходу к лечению онкологического заболевания.

Все возрастающий объем литературы свидетельствует о том, что целенаправленная психологическая поддержка улучшает не только качество жизни онкологических больных, закончивших лечение, но и функцию нейроэндокринной и иммунной систем, что препятствует рецидивированию основного заболевания. Если эффективность такого дополнительного и недорогого подхода к лечению будет доказана, он существенно улучшит не только медицинскую помощь больным, но и качество их жизни, а также выживаемость.

Выявление онкологического заболевания оказывает существенное влияние на пациентку и членов ее семьи, затрагивая практически все стороны их жизни. Поэтому эффективное ведение таких больных диктует необходимость решения всех обусловленных заболеванием проблем. Для достижения доверительных отношений с врачом, оценки влияния болезни и лечения на психосоциальное и духовное самочувствие, а также организации оптимального ухода за больной и ее семьей требуются усилия группы профессионалов.

Возможно, самым важным средством заботы о больной и ее семье остается эффективное общение. Сообщение информации о диагнозе, прогнозе, риске и пользе лечения, прогрессировании заболевания — это сложная и неизбежная врачебная обязанность. Необходим опыт, чувство сострадания и умение сопереживать, чтобы сообщить неприятную информацию и ответить на вопросы. К сожалению, до настоящего времени приобретение этих навыков не предусмотрено при обучении студентов и врачей, несмотря на то что многие авторитетные медицинские учреждения и общества, например ASCO, ACS, NCI и др., требуют проявлять мастерство и активное внимание при общении с пациентами с прогрессирующими онкологическими заболеваниями.

Отсутствие курса паллиативной медицины в программах обучения врача оставляет пробел в знании этих навыков.

Выявление симптомов прогрессирования злокачественной опухоли часто бывает причиной смены лечения и поднимает вопрос о новых проблемах и пожеланиях больной и ее семьи. Сообщение неприятной информации — это сложная и эмоционально тяжелая для врача задача. Тщательное взвешивание и способ подачи этой информации чрезвычайно важны, т. к. этот фактор формирует субъективное отношение больной к врачу, мнение о степени его участия в поддержке и заботе о пациентке.

Реакция больной на информацию часто зависит от:
1) правильности ее подачи;
2) того, насколько врач, сообщающий эту информацию, авторитетен для больной.

Несмотря на то что желания зависят от конкретного индивидуума, большинство (80 %) больных хотят знать диагноз, шансы на выздоровление и побочные эффекты лечения. Важно предоставлять только тот объем информации, который пациентка способна воспринять за один раз. Как правило, больные с распространенными новообразованиями, пожилые женщины и лица с низким социально-экономическим статусом не желают много знать о своем заболевании и перекладывают решение дальнейших вопросов на плечи врача и/или родственников. В большинстве случаев больные предпочитают узнать диагноз от своего лечащего врача.

При сообщении неприятной информации важно создать доверительность и, по возможности, обнадежить больную. Несмотря на чуткое и результативное общение, в большинстве случаев у больных все-таки остаются вопросы об их состоянии, касающиеся физического, социального, психологического и духовного статуса. Необходимо сохранять открытое общение и постепенно решать эти вопросы в процессе лечения, пользуясь поддержкой других членов команды. Чрезмерное усердие в вопросах сохранения надежды может привести к ложному оптимизму и меньшей открытости через какое-то время. Такой подход не позволит больным научиться совладать с болезнью и разрушит надежду.

Если врач хочет придать сил больной, от него не требуется быть неискренним; наоборот, следует сказать всю правду, но постепенно, причем в ситуации, когда больная обеспечена достаточной поддержкой. Для лучшего восприятия информацию можно повторить несколько раз, но выдавать се порциями. Следует поощрять и помогать больной в приобретении навыков, позволяющих справляться с заболеванием психологически. Такая тактика в любом случае сохранит надежду у больной. Например, если врача спрашивают: «Доктор, я знаю, что умираю, но ведь может случиться чудо?», то ответ должен быть: «Да, это возможно».

Это означает, что пациентка поняла ту информацию, которую ей предоставили, но показала, что готова преодолевать боль и отчаяние. Однако больные редко говорят о неизбежной смерти; чаще они спрашивают: «Есть ли еще надежда?». В этом случае врач способен придать сил, рассказав об исчерпывающем плане лечения и ухода за больной, благодаря которому она может с достаточным на то оптимизмом надеяться на качественную жизнь.

Важно помнить, что чрезмерно настойчивая попытка врача убедить пациентку в вероятности полного выздоровления может нанести вред ее представлению о своем заболевании и испортить между ними отношения, которые должны сохраняться на хорошем уровне в течение всего паллиативного лечения или будущего ухода. Таким образом, можно сохранить у больной надежду с помощью искреннего, но осторожного оптимизма, сострадания и понимания той уязвимости, которая свойственна всем пациентам с онкологическими заболеваниями.

Для сообщения неприятной информации важно время. В том, какую именно часть информации нужно сообщить больной, заключается искусство врача. Иногда соблюдение баланса между искренностью и желанием вселить надежду представляется невозможным, особенно если переносить свои собственные опасения на больных и предполагать, что они потеряют надежду. На самом деле надежда — это врожденное свойство, которое редко исчезает при открытом и сочувственном обсуждении прогноза и лечения.

Когда уже не остается никаких вариантов для проведения эффективной XT, существует большое количество паллиативных методов, с помощью которых можно достичь заметных терапевтических результатов, сохранив надежду больной на улучшение, не допуская мыслей о беспомощности. Больным полезно вселять такой оптимизм, особенно перед лицом неутешительного прогноза. При прогрессировании заболевания может вновь появиться чувство беспомощности, вызванное невозможностью остановить болезнь и страхом смерти. На этом этапе врач может прямо признать страх и горе пациентки и выразить собственное отношение к смерти. К сожалению, довольно часто врачи и другой медицинский персонал все меньше и меньше проводят времени с больными при прогрессировании заболевания.

Предположительно это происходит из-за того, что медицинские работники, столкнувшись с неизбежностью смерти, чувствуют свою беспомощность, а возможно, даже боятся ее. Многие врачи не в состоянии понять важность сострадания и активного паллиативного лечения. На самом деле активное участие в лечении симптомов и умение выслушивать жалобы с чувством сострадания успокаивают больную и предоставляют возможность задавать вопросы, которые помогут ей реально планировать будущее, формируя чувство контроля над болезнью.

И хотя большинство больных осознают приближающуюся смерть и прямо говорят об этом, они все равно сохраняют надежду. Врач должен поддерживать и укреплять надежду больного, но при этом не давать ложных или неискренних обещаний. В одном исследовании были изучены пожелания и поведение умирающих больных со злокачественными опухолями женских половых органов; показано, что только 5 % из 108 больных прекратят борьбу за жизнь после получения информации о неблагоприятном прогнозе и бессмысленности дальнейшего лечения.

Психологическая помощь онкологическим больным и их родственникам
meduniver.com

COMMENTS