Психологическая экспертиза в гражданском процессе

Предметные виды судебно-психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве.

Судебно-психологическая экспертиза, как и всякая судебная экспертиза, представляет собой совокупность особых процессуальных действий, строго регламентированных законом и направленных на получение судебного доказательства, заключения эксперта-психолога.

С процессуальной точки зрения, судебно-психологическая экспертиза есть комплекс особых процессуальных действий определенных субъектов гражданского процесса, подчиненный требованиям гражданско-процессуальной формы и совершаемый с целью получения судебного доказательства по конкретному делу.

Суть экспертизы заключается в проведении сведущим лицом (экспертом) специального исследования в отношении человека или ситуации, назначаемой определением суда (судьи) при наличии общего (процессуального) и специального (психологического) оснований для получения судебного доказательства по делу, а именно заключения эксперта-психолога. Далее необходимо объяснить понятие «специальное психологическое исследование». «Специальное» обозначает, что в ходе экспертизы эксперт применяет специальные знания, такие, которые не являются общеизвестными и которые относятся к предмету соответствующей науки, в данном случае — психологии. Экспертизой является применение специальных знаний не в любой форме, а лишь в форме исследова

Итак, судебно-психологическая экспертиза отличается от других видов судебных экспертиз тем, что при её производстве используются специальные знания из области науки психологии.

Поскольку судебно-психологическая экспертиза представляет собой специальное исследование с применением знаний науки психологии, то она должна базироваться на тех постулатах, на которых строится общая психология как научное знание. Всякая экспертиза устанавливает новые факты психологической природы применительно к данному объекту исследования; в результате исследования создается конкретная модель психологического поведения в конкретной ситуации. Для судебно-психологической экспертизы, которая обычно имеет дело с поведением, совершенным в прошлом, характерным является создание такой модели, которая как бы проецируется на прошлое.

Таким образом, общая психология является теоретической и методологической базой судебно-психологической экспертизы:

1) всякое психологическое исследование строится на принципах и постулатах общей психологии, пользуется разработанными категориями и применяет установленные ею психологические законы и закономерности;

2) объект и общий предмет психологической экспертизы соотносим с объектом и общим предметом психологии как области знаний;

3) общий метод психологической экспертизы соответствует методу, используемому в общей психологии (метод психологического исследования), на его основе разрабатываются частные методы (методики) судебно-психологической экспертизы.

Вместе с тем в отличие от всякого иного психологического исследования судебно-психологическая экспертиза используется в сфере гражданского процесса для достижения в итоге не собственно психологических, а юридических целей (получение судебного доказательства).

В настоящее время применительно к сфере уголовного процесса сформировался ряд видов судебно-психологических экспертиз. Однако далеко не все из них могут быть применимы в гражданском судопроизводстве.

К компетенции судебно-психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве относится:

установление степени понимания подэкспертным содержания совершаемых им сделок, его способности принимать осознанные решения, связанные с пороками воли.

выявление у дееспособного субъекта не патологических, психических аномалий, препятствующих адекватному отражению действительности;

установление психологической совместимости супругов, возможности снятия эпизодических конфликтов;

установление психологической совместимости детей с каждым из родителей, усыновителей, опекунов;

определение возможности конкретных лиц по обеспечению воспитания детей;

установление способности свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела и давать о них правильные показания.посмертная экспертиза о признаний завещания недействительным.

экспертиза по искам о возмещении морального вреда.

Сложившиеся виды судебно-психологических экспертиз позволяют выявлять различного рода психологические обстоятельства, учет которых может быть важен для правильного рассмотрения и разрешения ряда категорий гражданских дел.

^ Предметные виды судебно-психологической экспертизы в категории гражданских, при рассмотрении которых возможно применение специальных психологических познании:

Экспертиза по делам о возмещении ущерба, причиненного дееспособным гражданином, но не способным (в момент причинения ущерба) понимать значение своих действий (ст. 930 ГК РК);

Экспертиза по делам регрессных исков о возмещении вреда (ст.933 ГК РК);

Экспертиза по спорам о праве на воспитание детей (ст.62, 63, 64, 67, 95, 96, 77 Закон РК о браке и семье) и по другим делам, вытекающим из брачно-семейных отношений;

Экспертиза по делам о признании недействительным завещания (ст.1056 ГК РК).

Экспертиза по делам о признании недействительными сделок с пороками воли и волеизъявления. (ст.159 ГК РК). Воля — означает свойство (процесс, состояние) человека, проявляющееся в его способности сознательно управлять своей психикой и поступками. Проявляется в преодолении препятствий, возникающих на пути достижения сознательно поставленной цели. [21; c.48]

Порок воли в юридическом понимании — как основание для признания сделки недействительной — заключается в нарушении предусмотренных законодателем требований к субъективной стороне сделки (требований осознанности и / или полноценности волеизъявления) и устанавливается только судом. [49; c. 112]

При анализе сделок с пороком воли в юридической литературе делается вывод, что вовне порок воли может выражаться различным образом, а именно:

1)в несоответствии воли волеизъявлению (решение принято сознательно и свободно, но действия совершаются не в соответствии с ним, не направлены к достижению той цели, которую наметил себе субъект сделки);

2) в неадекватном формировании самой воли при формальном ее соответствии волеизъявлению (направленность действий соответствует избранной цели, но само решение принято не свободно).

Сделки с пороками воли и волеизъявления — это сделки, совершенные без внутренней воли (под угрозой насилия) и совершенные под неправильным сформированием воли (обман, обмен квартир с обманом).

Обман обычно характеризуют как умышленное введение в заблуждение другой стороны с тем, чтобы склонить ее к заключению сделки.

По юридическому определению, обман совершается для того, чтобы ввести в заблуждение других людей посредством лжи, утайки, умолчания, сознательного сокрытия чего-либо, преднамеренного совершения определенных действий.

С психологической стороны обман — всегда сознательное создание ложного представления о тех или иных обстоятельствах действительности в сознании другого субъекта.

Основаниями для признания судом сделки недействительной являются насилие и угроза, которые как порок воли имеют сходные характеристики. И в том и другом случае само содержание сделки формируется порочно: субъект не свободно, не в полной мере сознательно принимает решение совершить действие, а под влиянием насилия и угрозы (порочен интеллектуальный компонент действительности сделки).

Обратим внимание на особенности такого порока воли, как психическое насилие и угроза (хотя всякое физическое насилие также сопровождается и психическим насилием).

С психологической стороны, угроза — одна из форм психического насилия. Она характеризуется умыслом, относящимся, по мнению воспринимающего угрозу, к намерению ее осуществить. Для угрозы как порока воли неважно, действительно ли тот, кто угрожает, собирался ее реализовать, важно, что именно так ее воспринимает потерпевшая сторона.

В целом психическое насилие (угроза в том числе) направлено на создание у лица такого психического состояния, которое, не влияя на соотношение воли и волеизъявления, ограничивает, сужает свободу формирования воли (на этапе выработки решения).[52; c.89] Иначе говоря, при психическом насилии способность к волевому управлению своим поведением непосредственно не деформирована; нарушается способность к свободному, осознанному принятию решения; к свободному выбору цели действия. Но тем самым деформируется и все поведение лица: если субъект совершает действия, хотя и формально свободно, но направленные к несвободно избранной цели, нельзя признать волеизъявление полноценным. Анализируя особенности названного порока воли, следует обращать внимание не только на интеллектуальную сферу личности, но на ее взаимосвязь с волевой.

Угроза — это предвосхищение человеком возможных опасных последствий воздействующей на него ситуации. В результате возникает состояние психической напряженности, а единственное средство снять ее человек видит в совершении навязываемого ему поведения (заключение сделки). Предполагаемые последствия должны быть настолько значимы, чтобы человек предпочел принять навязываемую ему ситуацию как единственный способ избавиться от насилия угрозы.

В подобных случаях возможно проведение психологической экспертизы. В компетенцию эксперта-психолога можно поставить такие вопросы: какими индивидуально-психологическими особенностями характеризуется испытуемый; каковы психологические особенности ситуации действия; в каком эмоциональном состоянии находился испытуемый в момент совершения действия; способен ли был испытуемый, с учетом выявленных обстоятельств, в полной мере свободно и осознанно принять решение и реализовать своими действиями.

Впервые в истории законодательства термин «моральный вред» появился в 1983 году, определявший потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред.

Моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами.

Этот вид судебно-психологической экспертизы за рубежом проводится уже давно. В связи с его новизной и фактическим отсутствием опыта, инструктивных и методических материалов суды склонны присуждать либо отказывать в присуждении морального ущерба практически «на глаз», руководствуясь не доказательной базой, а своими представлениями о том, что такое моральный вред и каковы его признаки. В действительности только эксперт-психолог может установить наличие либо отсутствие признаков причиненного личности морального вреда.

Судебные споры, возникающие из брачно-семейных отношений, относятся к таким гражданским делам, в которых с наибольшей очевидностью проявляется потребность в использовании специальных психологических познаний. Одна из главных причин этого — обилие социально-оценочных норм, где необходимыми компонентами содержания выступают психологические элементы.

В некоторых европейских странах (например, Германии) считается общепризнанным, что в бракоразводном процессе при решении вопроса о праве родителей на воспитание детей необходима экспертная помощь психолога, что всякая семейная ситуация, с которой сталкивается суд, требует профессиональной психологической оценки. Ряд зарубежных специалистов приходят к выводу о необходимости назначения судебно-психологической экспертизы в случаях, когда у суду есть обоснованные предположения считать, что в связи с семейным конфликтом у ребенка наблюдаются отклонения от обычного поведения (нарушение сна, снижение успеваемости в школе, повышенная раздражительность, плаксивость или агрессивность, замкнутость, состояние страха и пр.).

При рассмотрении гражданских дел, связанных с защитой прав и интересов несовершеннолетних детей, больше всего допускается ошибок. Связаны они чаще всего с не установлением всех необходимых обстоятельств по делу, с неполнотой доказательственного материала.

Дела по спорам о праве на воспитание детей (ст.62, 63, 64, 67, 95, 96, 77 Закон Республики Казахстан о браке и семье) и по другим делам, вытекающим из брачно-семейных отношений.

Предметом нашего анализа будет одна большая группа гражданских дел, связанная с защитой прав и интересов несовершеннолетних детей.

Категории дел: (Закон РК о браке и семье)

О лишении родительских прав (ст.67), об усыновлении ребенка (ст.77), об отмене усыновления (ст.95), о возврате ребенка по требованию родителей от любых лиц, удерживающих ребенка не на основании закона или судебного решения (ст. 66).

В предмет доказывания по всем категориям споров о праве на воспитание детей входит установление того факта, будет ли отвечать интересам детей то или иное действие (передача ребенка от одного родителя к другому, лишение родительских прав, отмена усыновления пр.)

Уклонение от выполнения родителями своих обязанностей в отношении детей следует считать отсутствие заботы об их нравственном воспитании, злоупотребление родительскими правами выражается в создании препятствий для общения ребенка со сверстниками, жестокость проявляется в психическом насилии, унижении человеческого достоинства ребенка.

По своему характеру все вышеуказанные обстоятельства являются психологическими, которые невозможно профессионально определить исходя только из жизненного опыта — необходимо применение специальных психологических познаний.

При рассмотрении споров о праве на воспитание детей суд буквально на каждом шагу сталкивается с необходимостью профессиональной психологической помощи — либо в форме участия специалиста, либо в форме проведения экспертизы. Конфликтная ситуация с самого начала определенным образом влияет на состояние, а иногда и психическое развитие ребенка. Поэтому опрос ребенка вправе проводить только специалист-психолог, что поможет предотвратить усугубление психотравмирующего воздействия конфликта в семье на ребенка. С правовой точки зрения, участие психолога является дополнительной гарантией прав личности ребенка. [12; c.58]

Анализ норм брачно-семейного законодательства, подлежащих применению при рассмотрении судом споров о праве на воспитание детей, показывает, что в большинстве случаев они имеют социально-оценочный характер с включением психологических элементов. Это главный фактор, предопределяющий в принципе возможность использования судебно-психологической экспертизы как средства получения судебных доказательств.

Интерес ребенка — главный критерий для правильного разрешения дела, но выразителями этого интереса в процессе выступают другие заинтересованные лица (родители), чей интерес может объективно противоречить интересу ребенка. По этой причине для правильного, объективного установления истинных интересов ребенка суд нуждается в непредвзятой информации, которая отражала бы определенные факты действительности, была бы получена из процессуально нейтрального источника. Такая информация могла бы использоваться для проверки объяснений сторон судом, служить самостоятельным судебным доказательством определенных обстоятельств.[55; c.26]

Особенности участия психолога в отдельных категориях дел по спорам о праве на воспитание детей.

Дела о лишении родительских прав (ст. 67)

По исследованиям социологов, данная категория дел составляет чуть более 1% от общего числа дел, возникающих из брачно-семейных отношений. Однако их социальное значение несоизмеримо с этой цифрой, которая имеет тенденцию к росту.

Законом четко сформулированы основания для применения экспертизы: злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с детьми, уклонение родителей от выполнения обязанностей по воспитанию детей, хронический алкоголизм или наркомания.

При рассмотрении данной категории дел в суде может использоваться судебно-психологическая экспертиза, частным предметом которой является дифференцированная психологическая характеристика личности (ответчика) и психологический анализ сложившейся в семье ситуации. В рамках такого исследования могут быть установлены: особенности психофизического статуса испытуемого (характеристика эмоциональной, познавательной, интеллектуальной сфер), способность в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий и их последствий (по отношению к детям), психологический анализ отношений в семье (выявление конфликтогенных факторов, системы межличностных отношений). [55; c.25]

При определенных условиях законодатель допускает восстановление раннее прекращенных родительских правоотношений, если будет установлено, что основания, послужившие поводом к прекращению правоотношений, отпали, а возврат ребенка родителям соответствует его интересам. Судебно-психологическая экспертиза по подобным делам также может быть использована для дифференцированного психологического анализа поведения родителей. Иногда ребенок сам не хочет возвращаться к родителям, его пугает возможность повторения пережитой драмы. В такой ситуации психолог мог быть помочь в выявлении обстоятельств, необходимых суду для правильного разрешения дела.

Дела, связанные с отменой усыновления (ст.95)

Сложность таких дел связана с тем, что отмена усыновления возможна при отсутствии вины усыновителей. На первое место выдвигаются собственно психологические факторы, которым придается непосредственное юридическое значение.

Психологическая экспертиза оценки ситуации может включать выявление иерархии и содержания основных мотивационных линий поведения ребенка, отношения к усыновителям и его причины, особенности психического развития. Экспертиза назначается не в отношении ребенка, а в отношении ситуации. Но при анализе ситуации эксперт исследует и особенности поведения в ней ребенка.

Это лишь часть дел, возникающих из брачно-семейных отношений, при судебном рассмотрении которых в первую очередь может быть применена судебно-психологическая экспертиза. Возможности использования специальных психологических познаний в сфере данных отношений (с точки зрения получения фактического материала по делу) весьма многообразны и обширны, особенно в ситуациях, когда суд, разрешая дело, применяет нормы материального права, имеющие социально-оценочный характер, в содержание которых входят различные психологические элементы.

Судебно-психологическая экспертиза может найти применение практически по любому делу, возникшему из брачно-семейных отношений. При определении потребности в ней необходимо учитывать общее и специальные основания назначения экспертизы, особенности ее частных предметов. Чтобы у судьи не было эффекта так называемого ореола, или первого впечатления, важно использования научных, в том числе психологических, знаний.

17. СУДЕБНО — ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ 17.1. Основания для назначения судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе

Действующий ГПК не содержит специальных правил, регулирующих особенности назначения и производства судебно-психологической экспертизы. Вместе с тем к любому виду судебной экспертизы применимы общеродовые нормы. Руководствуясь ими, можно сформулировать общее правовое основание для назначения судебно-психологической экспертизы. Оно заключается в следующем: необходимость специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла для разъяснения возникающих при рассмотрении дела судом вопросов (ГПК РСФСР, ч. 2, ст. 74). Применительно к судебно-психологической экспертизе требуется небольшая конкретизация, а именно:

необходимость специальных познаний в области психологической науки с целью установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела судом. Названное положение и выступает общеправовым основанием назначения психологического экспертного исследования.

Однако этого недостаточно для назначения экспертизы в каждом конкретном случае, необходимо выявить еще и специальное основание, которое в целом производно от научной компетенции психологического экспертного исследования, его общего предмета и одновременно учитывает потенциальную юридическую (доказательственную) значимость результатов психологического исследования.

Учитывая названные критерии, можно дать следующее определение специального основания для назначения судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе:

Наличие у суда (судьи) обоснованного сомнений в способности лица (конкретного участника процесса) правильно отображать внешнюю и внутреннюю стороны событий, обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения данного дела. При этом формула «правильно отображать внешнюю и внутреннюю стороны» имеет устоявшееся психологическое содержание, а именно: способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, правильно запоминать и воспроизводить сведения о них, а также способность в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий (юридически значимых) и в полной мере осуществлять сознательное, волевое управление ими.

У судьи не должно возникать сомнений в правильности оценки психологической полноценности субъекта. В противном случае верным будет назначение не психологической, а психиатрической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы (в зависимости от особенностей объекта и целей экспертного исследования).

На практике не всегда просто разобраться в этом и правильно определить наличие специального основания для назначения психологической экспертизы. Поэтому в сложных случаях при решении данного вопроса можно было бы, на наш взгляд, предложить привлекать в процесс (например, на стадии подготовки дела) специалиста-психолога. Однако проблема заключается в том, что действующее гражданско-процессуальное законодательство вообще не предусматривает участие специалиста в процессе. Общепризнано, что это один из пробелов, который предполагается устранить в новом ГПК РФ.

Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве

Компетенции судебно-психологической экспертизы и экспертов-психологов в гражданском судопроизводстве. Понятие гражданско-правовой дееспособности, медицинский и психологический критерии оценки. Показатели социального функционирования подэкспертного лица.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Судебно-психологическая экспертиза в гражданском процессе стала использоваться значительно позже, чем в уголовном судопроизводстве. Первыми работами, обратившими на себя внимание разработкой проблем СПЭ применительно к гражданскому процессу, явились публикации Т. В. Сахновой. Она выявила, что по каждому четвертому отмененному судебному решению причиной их отменены были недооценка, а порой и просто невыяснение обстоятельств психологического характера.

— исследование индивидуально-психологических особенностей личности участников гражданско-правовых отношений, их интеллектуально-волевых качеств с точки зрения оценки их способности понимания смыслового содержания возникшей правовой ситуации, а также прогнозирования прямых и косвенных результатов, которые могут последовать при том или ином волеизъявлении, т.е. в конечном итоге оценка психологического критерия того, в какой мере гражданин по своим личностным качествам при заключении сделки мог понимать значение своих действий и руководить ими;

— изучение психического состояния участников сделки во время ее заключения; влияния различных психических состояний экстремального характера (стресс, депрессия, страх и т.п.) на когнитивные (познавательные) процессы (восприятие, память, мышление, внимание), волеизъявление, а также диагностика пережитых субъектом страданий в результате причинения ему морального вреда;

— исследование неблагоприятно воздействующих факторов психологического характера на психику, сознание человека, искаженное понимание им сущности правоотношений, субъектом которых он благодаря своему волеизъявлению становится, вследствие искаженных представлений о характере заключаемого договора, совершаемой сделки и их последствиях. Такими неблагоприятными факторами, в своей основе имеющими психологическое объяснение, могут быть заблуждение, обман, состояние психической беспомощности, возникшие вследствие угрозы, стечения тяжелых жизненных обстоятельств, и т.п.;

— оценка психологических критериев завещательной дееспособности, психологических особенностей личности наследодателя.

Разумеется, в компетенцию СПЭ в гражданском судопроизводстве могут входить и другие вопросы психологического характера, которые рассматривались выше в рамках уголовного судопроизводства, если их исследование необходимо для правильного разрешения гражданско-правовых споров в суде.

Вопросы, исследуемые СПЭ в гражданском судопроизводстве. Содержание вопросов, их формулировки в значительной мере определяются характером споров, разрешаемых в суде.

Вопросы, решаемые СПЭ при рассмотрении судами дел о признании сделок недействительными:

а) сделки, совершенные гражданином, неспособным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК). В подобного рода юридически значимых ситуациях для правильного разрешения возникшего спора требуется подойти к оценке личности истца и его действий не только с точки зрения медицинского, но и психологического критерия, который должен охватывать развернутую характеристику личностных, индивидуально-психологических качеств субъекта, подавшего исковое заявление, его психического состояния на момент заключения сделки и возможного негативного воздействия «такого состояния» на его интеллект, мыслительную, познавательную деятельность, прогностические способности, волеизъявление.

В этой связи важно отметить, что используемый в ст. 177 ГК термин «такое состояние» следует расценивать не только как проявление какого-либо болезненного расстройства психики (в качестве медицинского критерия), но и как особое состояние психической напряженности, например в виде стресса, «сопровождающееся нарушением волевых функций с утратой самоконтроля и способности анализировать создавшуюся юридически значимую ситуацию, сложностью прогноза правовых последствий совершаемой сделки»2. А это, в свою очередь, предполагает анализ экспертами КСППЭ не только клинических, соматогенных, психогенных, но и психологических, и даже влияние социальных факторов.

«Такое состояние», безусловно, не может не влиять на понимание, постижение субъектом внутреннего смысла, подлинного содержания заключаемой сделки, на формирование в его сознании тех или иных искаженных образов, представлений о правовых последствиях принимаемого им решения, приводящего к дефектному волеизъявлению в виде совершения не тех действий, которые соответствовали бы собственным интересам лица. Внешне, с объективной стороны, подобная рассогласованность, противоречивость потребностей, интересов субъекта и его не адекватная этим интересам активность нередко вызывают сомнения относительно полной или недостаточно выраженной, частично деформированной способности свободного волеизъявления, руководства своими целесообразными действиями, что весьма образно и кратко определяется в правовой литературе термином «порок воли».

Причинами подобного явления, естественно, могут быть и различного рода психические расстройства, причем не только болезненного, но и неболезненного характера, приводящие к «такому состоянию», когда субъект «не был способен понимать значения своих действий или руководить ими» (ст. 177 ГК), что, несомненно, должно послужить поводом к назначению СПЭ либо КСППЭ.

При разрешении подобного рода гражданско-правовых споров перед экспертами СПЭ (КСППЭ) целесообразно ставить следующие вопросы:

— Какими индивидуально-психологическими особенностями характеризуется личность подэкспертного, каков уровень его интеллектуального развития, когнитивных способностей, какими особенностями отличается его мыслительная деятельность? Не подвержен ли он повышенной внушаемости, влиянию со стороны других лиц? Не страдает ли какими-либо хроническими или временными психическими расстройствами, слабоумием, иными болезненными состояниями психики, которые могли существенно повлиять на его способность понимать значение своих действий и руководить ими?

— Не находился ли он во время совершения сделки в каком-либо психическом, эмоционально напряженном состоянии, которое могло существенно ограничить его способность полноценно понимать значение совершаемых им действий, осознанно руководить ими (ограничить самоконтроль, волевую регуляцию)? Не ограничивало ли это состояние его способность свободного волеизъявления?

— Если его интеллектуальные, познавательные способности были ограниченны (ив чем именно), то каковы причины этого? Какое влияние выявленные ограничения могли оказать на волеизъявление субъекта, принятие им решения совершить данную сделку (заключить договор)?

— Если подэкспертный не был способен понимать содержание, характер, правовые последствия своих действий, каковы психологические причины этого?

— Какое психологическое воздействие на личность подэкспертного могли оказать обстоятельства, сопутствовавшие подписанию договора (совершению сделки), на понимание им содержания, правового значения совершаемых действий, на его волеизъявление в сложившейся обстановке?

В широком плане показатели затрудненного социального функционирования субъекта могут проявляться в незавершенности образования, профессиональной дезадаптации, утрате трудовых навыков, прежних эмоциональных привязанностей, в расстройстве семейных, родственных уз, снижении способности к самообслуживанию и т.д. Лица с подобными отклонениями легче входят в доверительные отношения с малознакомыми людьми, нередко пассивно ведут себя в процессе заключения сделок, порой ущербных с точки зрения их собственных интересов; они зависимы от случайных обстоятельств, более подвержены внушающему воздействию со стороны. Все эти особенности характеризуют низкий уровень их сделкоспособности как выражение дефектности таких лиц в полной мере понимать и формальную, и содержательную сторону заключаемой сделки, несостоятельности у них критических и прогностических функций, способности адекватно возникшей юридически значимой ситуации руководить своими действиями.

Таким образом, заключение эксперта-психолога при рассмотрении судами гражданских дел о сделках, подпадающих под действие ст. 177 ГК, имеет важное доказательственное значение. Устанавливая наличие психологического критерия, эксперт дает суду прямое доказательство отсутствия или дисформированности у стороны способности к совершению сделки (сделкоспособности), что, безусловно, имеет юридическое значение для правильной квалификации спорного правоотношения;

б) сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). С психологической точки зрения заблуждение рассматривается в качестве особого состояния психики, характеризующегося высокой степенью когнитивной (познавательной) сложности, неопределенностью, затрудняющими смысловое восприятие, адекватную оценку субъектом юридически значимой ситуации, поведения в пей других участников правоотношений и последующий отбор им возникающих в его сознании образов, представлений о тех или иных явлениях, возможных последствиях совершаемой сделки, что не может не усложнять процесс принятия субъектом наиболее оптимального для него решения по делу, а следовательно, и адекватного волеизъявления ради достижения поставленной цели. экспертиза судебный психологический дееспособность

Вследствие указанных причин фактическое волеизъявление участника сделки может оказаться несоответствующим его действительной воле даже без умышленно направленных на то действий обманного характера противоположной стороны. Вследствие этого в нашем гражданском праве превалирует мнение, что введение в заблуждение (в отличие от обмана) — это неумышленное действие (бездействие) со стороны другого участника сделки, хотя такое мнение и не совсем бесспорно. В частности, в уголовном праве имеет место и другой взгляд на данную проблему, не исключающий прямого умысла на введение в заблуждение путем обмана кредиторов при объявлении своего фиктивного банкротства тем или иным предпринимателем (ст. 197 УК).

В этом отношении определенный интерес представляет подход к рассматриваемой проблеме (заблуждение — обман) в дореволюционном русском уголовном праве. Как писал в 1902 г. II. С. Таганцев. для заблуждения (неведения) характерно «отсутствие сознания действительности». «Причина неведения или заблуждения, — по его словам, — может лежать исключительно в самом действующем, в условиях его психической деятельности, может быть последствием его темперамента, степени развития, состояния возбужденности и т.н., или же этой причиной могут быть другие лица, действовавшие, в свою очередь, или бессознательно, или же сознательно и даже намеренно: так что заблуждение может происходить или от случайной ошибки, иди от обмана»».

В настоящее время справедливо считается, что совершение сделки под влиянием заблуждения предполагает: способность руководства своими действиями не нарушена, так как «действия направлены на достижение избранной цели, но сама цель сформирована не соответственно реальности, а под влиянием не соответствующих действительности представлений о сущности сделки»3. В связи с особым состоянием сознания в подобных случаях его экспертную оценку целесообразно относить «к сфере совокупной компетенции эксперта-психиатра и эксперта-психолога, так как их диагностические и экспертные заключения в подобных случаях являются взаимодополняющими, ибо предметом исследования нередко выступают так называемые «пограничные» психические расстройства».

При рассмотрении в суде споров о признании недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения, перед СПЭ (КСППЭ) могут быть поставлены следующие вопросы:

— Мог ли испытуемый с учетом своих индивидуально-психологических особенностей, интеллекта, характера мыслительной деятельности, психического состояния в момент принятия решения и совершения сделки правильно воспринимать существенные для дела обстоятельства, в частности смысловое содержание договора и его последствия?

— Имеются ли у подэкспертного лица такие индивидуально-психологические особенности, в том числе обусловленные психическим расстройством, которые могли оказать существенное влияние на смысловое восприятие, понимание им существа сделки и привели к формированию у него заблуждения относительно правовых последствий сделки?

— Не находился ли подэкспертный в таком психическом (эмоциональном) состоянии, которое могло оказать влияние на смысловое восприятие, понимание им действительной сущности сделки и оказало влияние на формирование у него заблуждения относительно ее правовых последствий?

в) сделки, совершенные под влиянием обмана, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК). Обман — это умышленная передача субъектом сознательно искаженной (полностью или частично) информации чаще из корыстных или из каких-либо иных побуждений ради достижения собственной цели (нередко в ущерб контрагента или иных лиц). Это ложь, состоящая полностью или частично из вымысла. С психологической стороны «обман — всегда сознательное создание ложного представления о тех или иных обстоятельствах действительности в сознании другого субъекта».

Основное назначение СПЭ при рассмотрении гражданско-правовых споров, подпадающих под действие ст. 179 ГК, состоит в том, чтобы оказать суду психологическую помощь в устранении сомнений относительно того, не находился ли субъект в состоянии заблуждения вследствие «ошибки восприятия» (Т. В. Сахнова), и тем самым помочь суду (по косвенным данным о личности испытуемого) прийти к выводу относительно возможного обмана, т.е. помочь отграничить обман от введения в заблуждение. Вопросы, выносимые на разрешение СПЭ, можно использовать те же, что и предложенные выше. Кроме того, если имели место угрозы, стечение тяжелых обстоятельств, вопросы можно конкретизировать, например:

— Какое влияние могла оказать угроза (насилие, стечение тяжелых обстоятельств) на принятие субъектом решения о совершении сделки? Была ли ограничена его способность полноценного понимания содержания сделки и ее правовых последствий, а также волеизъявления при ее заключении?

В ходе проведения СПЭ важно учитывать возрастной фактор, пониженную толерантность лиц пожилого (старческого) возраста к различного рода угрозам (даже в тех случаях, когда они носят нереальный характер), к интенсивному воздействию со стороны близких родственников. Эти вопросы особенно актуальны при разрешении судами споров, обусловленных наследованием по завещанию (так называемая завещательная дееспособность).

По мнению О. Д. Ситковской, наибольшую сложность представляют дела, при рассмотрении которых требуется проведение посмертной КСППЭ для констатации завещательной дееспособности умершего наследодателя. Ссылаясь на С. С. Корсакова, она пишет: весьма «важно учитывать связь, существующую между содержанием завещания и психологическими особенностями личности наследодателя; соответствие содержания завещания интересам и взглядам больного, «складу душевной жизни»; а также взаимоотношения членов семьи и его отношение к ним в здравом состоянии». Причем речь идет далеко не только о психических расстройствах, но и об особенностях психики, свойственных пожилым людям, что требует в каждом конкретном случае более внимательного отношения к анализу показаний свидетелей о психологических свойствах умершего, его психическом состоянии. «Эти данные должны быть тщательно соотнесены с медицинской документацией и содержанием завещания; по возможности проанализированы личные записи, переписка, дневники, которые в ряде случаев могут существенно расширить базу психологических сведений об интересах, особенностях характера, взаимоотношений с близкими».

При рассмотрении споров о наследовании по завещанию, когда стоит вопрос о признании недействительности завещания, перед СПЭ (КСППЭ) могут быть поставлены следующие вопросы:

— С учетом индивидуально-психологических особенностей личности завещателя, его возрастных изменений мог ли он правильно понимать, всесторонне осознавать фактическое содержание своих действий и в полной мере руководить ими при составлении и подписании завещания?

— Имеются ли у завещателя какие-либо нарушения интеллектуально-мнестических способностей, эмоционально-волевой сферы личности? Если имеются, то в чем они проявляются, какое влияние они могли оказать на его волеизъявление при подготовке завещания?

— Не страдает ли завещатель какими-либо психическими расстройствами личности, поведения, мог ли он в полной мере понимать фактическое содержание своих действий и руководить ими в момент составления завещания?

Не страдает ли завещатель повышенной внушаемостью? Не оказалось ли воздействие обстоятельств (указывается каких), заинтересованных лиц, нервно-психических перегрузок достаточным для срыва его способности к осознанно-волевой регуляции своего поведением при составлении и подписании завещания?

3. Вопросы, решаемые СПЭ (КСППЭ) при рассмотрении судами гражданских дел, связанных с защитой прав и интересов несовершеннолетних детей. Согласно СК к данной группе относятся гражданские дела, при рассмотрении которых решаются вопросы о том, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода (ст. 24, 65 С К), об участии отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка (ст. 66 СК), о праве на общение с ребенком его бабушки, дедушки и других родственников (ст. 67 СК), о защите, лишении, ограничении родительских прав; восстановлении в родительских правах (ст. 68, 69, 72, 73 СК), об усыновлении (отмене усыновления) ребенка (ст. 124, 125, 127-131, 133, 140, 141 СК), об установлении опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей (ст. 121, 123, 146-150 СК), о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью приемных родителей (ст. 151-155 СК).

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» обратил внимание судов на необходимость установления особенностей психического развития ребенка, характера взаимоотношения родителей, более тщательного изучения причин семейного конфликта. Все это, безусловно, предполагает привлечение к участию в судопроизводстве специалистов в области детской, возрастной психологии, педагогики при рассмотрении данной категории дел в качестве консультантов, экспертов.

Попятно, что вопросов, требующих разрешения с помощью СПЭ (КСППЭ) либо даже путем проведения психолого-педагогической экспертизы (а такая экспертиза возможна, поскольку возникают проблемы нравственного воспитания, образования и развития ребенка), достаточно много. В частности, таким специалистам могут быть поставлены следующие вопросы:

— Каковы особенности психического развития ребенка, имеются ли у него признаки психического расстройства, умственного отставания, если имеются, в чем причина этого?

— Какими индивидуально-психологическими особенностями отличается несовершеннолетний, его интеллектуальная, эмоционально-волевая сфера?

— Какими индивидуально-психологическими особенностями характеризуется личность родителей? В какой мере особенности их личности, характера, эмоционально-волевой, мотивационной сферы могут оказать положительное либо отрицательное влияние на надлежащее исполнение ими своих родительских обязанностей в отношении ребенка, на его психику, общее развитие, нравственное воспитание, на формирование нормальной в психологическом отношении атмосферы в семье?

— Какое психологическое влияние оказывает (может оказывать) поведение того или иного родителя (воспитателя) на психическое состояние, развитие ребенка?

— Имеет ли тот или иной родитель с учетом своих индивидуально-психологических особенностей, интеллекта, свойств эмоционально-волевой сферы, направленности личности необходимые для воспитания ребенка психолого-педагогические качества?

— Какими психологическими причинами может объясняться конфликтная ситуация, возникшая в семье? Какие психологические особенности личности родителей, их межличностных отношений могли способствовать ее возникновению и развитию? Какое влияние она может оказывать на психику и развитие ребенка?

При необходимости могут быть поставлены и другие вопросы, например, о психологических мотивах расторжения брака, психологических причинах жестокого обращения с ребенком со стороны кого-либо из родителей, психического насилия над ним и т.д.

Размещено на Allbest.ru

Правовые основания и поводы для назначения судебно-психологической экспертизы, ее компетенция в судопроизводстве и состав комиссии. Особенности познавательной и конструктивной деятельности в суде. Психологические аспекты в процессе вынесения приговора.

Уголвный процесс и судебно-психологическая экспертиза. Понятие и компетенция судебно-психологической экспертизы. Основные направления судебно-психологической экспертизы. Проведение судебно-психологической экспертизы и ее значени в уголовном процессе.

Предмет и виды судебно-психологической экспертиз. Судебно-психологическая экспертиза индивидуально психологических особенностей личности обвиняемого и мотивов его противоправных действий. Направления развития судебно-психологической экспертизы.

Рассмотрение экспертизы как средства доказывания в гражданском процессе. Раскрытие порядка назначения и проведения экспертизы. Изучение оценки судом экспертного заключения. Определение назначения и использования судебно-психологической экспертизы.

Понятия и использование судебно-медицинских познаний в уголовном судопроизводстве. Принципы и содержание экспертной деятельности. Предмет и объекты судебно-медицинской экспертизы, порядок ее назначения, гарантии прав участников уголовного процесса.

Понятие и виды судебно-психологической экспертизы; порядок назначения и производства. Виды юридически значимых состояний рассматриваемых при проведении судебно-психической экспертизы эмоциональных состояний. Содержание и структура экспертного заключения.

Анализ правового регулирования положения психолога в гражданском судопроизводстве. Характеристика заключения судебного эксперта-психолога и особенностей его оценки судом. Исследование тенденций развития институтов судебной психологической экспертизы.

Понятие, предмет, задачи и методы судебно-бухгалтерской экспертизы, специальные объекты ее исследования. Особенности назначения судебно-бухгалтерской экспертизы в гражданском и арбитражном процессах. Этапы ее производства, заключение эксперта-бухгалтера.

Понятие, принципы и организационные формы судебно-экспертной деятельности. Процессуальное основание производства экспертизы в гражданском судопроизводстве. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего при назначении экспертизы, ее классификация и виды.

Решение следователем вопроса о назначении экспертизы, его взаимоотношения с экспертом. Предмет психологической экспертизы. Права и обязанности эксперта-психолога. Категории гражданских дел, по которым назначается судебно-психиатрическая экспертиза.

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.

PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.

© 2000 — 2017, ООО «Олбест» Все права защищены

Источники:

Предметные виды судебно-психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве
Предметные виды судебно-психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве. Судебно-психологическая экспертиза, как и всякая судебная экспертиза, представляет собой совокупность особых
http://sdamzavas.net/2-24324.html
Психологическая экспертиза в гражданском процессе
17. СУДЕБНО — ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ 17.1. Основания для назначения судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе: Использование судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе для получения судебного доказательства — заключения эксперта-психолога — возможно, поскольку это допускается процессуальным законом. Заключение эксперта является самостоятельным … — —
http://lawbook.online/sudebnaya-ekspertiza_862/sudebno-psihologicheskaya-ekspertiza-25940.html
Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве
Компетенции судебно-психологической экспертизы и экспертов-психологов в гражданском судопроизводстве. Понятие гражданско-правовой дееспособности, медицинский и психологический критерии оценки. Показатели социального функционирования подэкспертного лица.
http://revolution.allbest.ru/law/00540858_0.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

COMMENTS