Ребенок не хочет идти в школу

Если ребенок не хочет учиться

Краткое содержание: Ребенок не хочет ходить в школу. Проблемы в школе. Ребенок не хочет учиться в школе что делать? Как помочь ребенку учиться. Ребенок не хочет делать уроки. Ребенок ничем не интересуется.

Данная статья представляет собой фрагмент из книги И.Ю. Млодик «Современные дети и их несовременные родители, или О том, в чем так непросто признаться».

Наши отношения с детьми в точности копируют отношения с нашим «внутренним ребенком», которые, в свою очередь, повторяют модель отношения взрослых к нам, когда мы сами были детьми. И если родители во времена своего детства не прожили адекватно какой-то возраст, не решили какую-то важную возрастную задачу, то и своим детям с большой долей вероятности они не позволят сделать это. Если, конечно, не займутся самоисследованием и не проработают то, что по каким-то причинам им не удалось сделать в свое время. Книга именно об этом.

Психологическую часть дополняет художественный рассказ, который ведется от лица ребенка и дает возможность представить, что он мог бы рассказать взрослым, если бы умел выражать свои мысли. Издание будет интересно и родителям, и выросшим детям, пытающимся разобраться в своей жизни. Книга издана издательством «ГЕНЕЗИС». Более подробную информацию о книге и условиях ее приобретения можно найти по ссылке >>>>

«Точнее, он вообще ничего не хочет», — часто жалуются они. «Современные дети как-то особенно не хотят учиться», — уверяют меня учителя, убеждают родители. Мне не удивительно, ведь во многих семьях теперь есть возможность «помогать» ребенку учиться.

Большинство родителей, обращающихся ко мне с этой проблемой, очень вовлечены в процесс учебы ребенка. Они практически учатся за него. Отслеживают все его домашние задания, проверяют или укладывают портфель. Проверяют домашнее задание, иногда даже делают его вместе, напряженно глядя через детское плечо.

С одной стороны, многим родителям кажется, что насколько успешно учится ребенок в школе, настолько счастливым и обеспеченным потом будет его будущее. В этом есть доля правды, но не вся. Ведь важно не только то, какие оценки у него будут по предметам, но и какие навыки, умения и чувства у него останутся после того, как он закончит школу.

Если ребенок, учась в школе, в основном пребывает в напряжении, стрессе, страхе, если там он часто ощущает себя неуспешным, раскритикованным, неуверенным, плохим, если у него останется ощущение, что учеба — это то, что он ненавидит, это постоянное принуждение, и то, что он будет делать исключительно «из-под палки», — то, завершив обучение в школе, ему будет трудно любить учиться. Он постарается побыстрее закончить этот процесс в своей жизни, и не возвращаться к нему никогда. Так что, понукая его, вы можете достигнуть нежелательных целей. Очень многие дети больше никогда не открывают крышку пианино после окончания музыкальной школы, ненавидят читать, потому что их заставляли, не способны написать даже письмо, не то что статью или отчет, потому что кто-то критиковал их и заставлял переписывать сочинения.

Учеба в наших современных школах — непростое, но посильное занятие, с которым ваши дети способны справиться самостоятельно. Конечно, если только у вас нет непомерных родительских амбиций, и вы не отдали ребенка туда, где учебные требования выше его возможностей. Если только вы не ждете того, что ребенок прыгнет выше своей головы, реализуя ваши когда-то несбывшиеся мечты или мечты ваших родителей. А также если амбиции учителя не превышают детских способностей, и учитель не возложил на родителя почетную обязанность привести оценки вашего конкретного ребенка к его завышенным ожиданиям, дабы «не портить картину успеваемости в классе». Итак, если вы готовы к тому, чтобы он сначала научился учиться, а потом легко, самостоятельно и настолько успешно, насколько он может, постиг школьную программу.

Сейчас, имеющие возможность не работать мамы или бабушки, принимают решение и дальше не заниматься своей жизнью, а «помогать» ребенку учиться, чем создают, конечно, много проблем: и себе и ему. «Помогают» большинство из них исходя из такого рода соображений: «Он такой слабенький (отстающий, невнимательный, несобранный); его надо контролировать, а то вообще ничего делать не будет». Либо из таких: «Мне вот в детстве никто не помогал, и мне было трудно. Вот для своего ребенка я сделаю все, что в моих силах». Намерения, конечно, благие, но далеко не всегда обусловленные реальными потребностями вашего ребенка.

Большинство детей невнимательны, расторможены, не собраны потому, что за свое дошкольное время так и не научились управлять собой. Скорее всего, потому, что многое делалось и решалось за них, потому, что им не ставили границ, либо ограждали от всего, и у него не было возможности сделать дело самому сначала и до конца. В любом случае, начало было положено до того, как он пошел в школу. Школа, скорее всего, проявила проблемы, и по большей части — проблемы даже не ребенка, а семейной системы, в которой он рос.

И как на возникшие проблемы прореагировала система? Она усилила свои прежние воздействия. Если его гиперопекали, стали опекать еще больше, если контролировали, то усилили контроль. «Он же не справляется, это очевидно!» И как будто не хотят замечать, что от всех этих мер проблема в корне не решается, наоборот, усиливается, закрепляется. Тогда сила воздействия повышается еще больше. его начинают наказывать, не добившись уговорами, начинают делать что-то за него. И он перестает учиться, или, во всяком случае, хотеть учиться (а это и так не просто в рамках нашей системы образования).

Родители все больше берут контроль в свои руки, соответственно, его все меньше остается у ребенка. Они все больше проявляют к нему свою родительскую волю, все меньше ее остается у него самого. Все больше обучение и его оценки становятся их делом, и тем меньше — его. К тому же у него вырабатывается стойкое и сильное сопротивление к их давлению (как и у любого человека, иначе чье-то внешнее давление разрушило бы личность, сломало ее). Сопротивление может быть пассивным и выглядеть как лень, саботаж, бесконечные походы в туалет, попить, поиграть, помечтать, забывание домашних заданий, откладывание уроков на потом. Или более активные формы: капризы, возмущения, скандалы, прогулы, конфликты, открытые протесты (как правило, в подростковом возрасте).

Родители в таком случае возмущенно тычут в ребенка пальцем, называя его лентяем, раздолбаем, хулиганом и т.д., в зависимости от широты словарного запаса и наивных представлений об особой действенности какого-либо эпитета. Им не хочется признавать, что не он один отвечает за проблему, в которой оказался. Они уверены, что они-то все делают правильно, это он — просто лентяй и далее по списку.

Постепенно у ребенка остается все меньше сил и желания пытаться справиться с тем, с чем ему невозможно справиться. Потому что при внешнем неусыпном контроле у него формируется достаточно сложный механизм. У него пропадает собственный мотив делать что-то, а вместе с мотивом — и энергия, которая всем нам нужна для того, чтобы делать что-то (особенно то, что делать не особенно хочется), к тому же у него растет сопротивление к этому внешнему давлению. Потому что любая психика стремится сохраниться и не быть растоптанной и уничтоженной чьими-то намерениями, даже если эти намерения «самые благие».

Чем больше давите, тем сильнее сопротивление (если вы, конечно, уже не «сломали» вашего ребенка и не подчинили полностью вашей воле). Если ваш ребенок сопротивляется вам, вы должны радоваться, а не возмущаться. Это значит, что у него есть силы и здоровье, чтобы не дать вам уничтожить свою личность. И ваша задача — попытаться понять, что происходит, чему он так яростно сопротивляется и постараться убрать первопричину. Потому что на сопротивление уходит так много энергии, что ваш ребенок становится слабым вдвойне: у него очень мало осталось своей энергии на то, чтобы что-то сделать, потому что вы забрали у него мотив, и он вынужден тратить еще больше сил на то, чтобы не дать вам так сильно и так сразу его раздавить.

Представьте, что вам надо на работу и кто-то из ваших домашних постоянно проверяет вас, взяли ли вы с собой нужные вам документы, написали ли вы отчет. И делал бы это постоянно, из раза в раз. Вас бы это быстро утомило, но со временем вы привыкнете и как-нибудь, когда ваши домашние забудут напомнить вам про отчет, вы, конечно, забудете его дома. И с возмущением: «Ты почему мне не напомнила!» — быстро переложите, например, на жену ответственность за вашу ошибку. А она вам на это: «Я что, обязана думать про твой отчет?» И правда, не обязана. Вот и не надо было раньше лезть не в свое дело. Кто виноват? Оба. Каждый занимался не своим. Она в свое время взяла ответственность, он отдал.

А что вы будете чувствовать, если каждый день ваши близкие после того, как вы только что пришли с работы, будут вам говорить: «Садись за свой отчет, делай свои документы. Вот прямо при мне, садись и делай. Что значит, хочу передохнуть, телевизор посмотреть? А кто твой отчет за тебя будет делать? Я ж для тебя стараюсь, чтобы тебе завтра на работе не влетело!» Если бы это делала ваша жена, вы бы уже давно расстались с ней. Если ваша мама, возненавидели бы ее, при всем уважении, и стали искать варианты, как разъехаться. Это естественно — начать ненавидеть того, кто нас принуждает. И вы бы хотели, чтобы ваши дети чувствовали то же самое по отношению к вам?

А если б они (кто-то из ваших домашних) при этом еще стояли у вас за спиной, крича на вас каждый раз, когда вы в своем отчете допускаете ошибку? Вы бы стали собраннее, внимательнее и энтузиазм бы ваш вырос? А если б заставили все переписывать, «потому что не достаточно аккуратно написано», после того, как вы вымучили первые две страницы? Ну давайте, примерьте это на себя! И как? Жмет? Много злости, возмущения, протеста и никакого желания работать?

Вам легче, вы же взрослый, вы еще можете возмутиться, всех послать по своим делам и сказать, что ваш отчет — это ваше дело, и нагоняй на работе, если что, тоже ваше дело. Можете накричать даже, стукнуть кулаком, показать, кто в доме хозяин. А ваши дети? Они не могут. Они вынуждены подавлять в себе раздражение на вас, потому что любят, боятся огорчить или, может, просто боятся ослушаться. И страх и энергия на подавление злости тоже отнимает у них силы. Не удивительно, что им не хочется учиться.

«Что вы предлагаете?! — обычно возмущенно восклицают родители на мои попытки разъяснить их непосредственное и живейшее участие в создавшейся проблеме. — Перестать его контролировать? Он тогда вообще перестанет делать уроки! И мы вообще скатимся на двойки!» Мне не хочется, конечно, им говорить, что вы-то свою родительскую двойку уже получили. Это было бы грубо. зато правда. Конечно, если сейчас, когда он уже 8-9-10 лет живет под неусыпным родительским контролем, дать ему полную свободу, это, однозначно, подставило бы его под неудачу. Особенно если дать на это ему два дня. За два дня он точно успеет только продемонстрировать весь репертуар своих невозможностей управлять собой и собственной учебой. При этом по прошествии этих двух дней его родитель с трудно скрываемым злорадством (!) ответит нам: «Я же говорил! Он не может!»

Если он очень привык делать все с вами и не готов добровольно от этого отказаться (что является еще более тяжелым случаем, показывающим, что ваш ребенок или совсем уж не верит в себя или очень боится ошибаться, или достаточно инфантилен, психологически незрел), то пробуйте начинать хотя бы с тех уроков, которые всегда давались ему легко. А остальные, более сложные, пусть делает сам, но может обращаться к вам за помощью, если ему что-то непонятно. Очень важно, чтобы по возможности он сам мог планировать свое время, когда что делать. Чтобы если не успевает что-то сделать, то шел бы в школу со своими не выученными уроками и получал там свои законные «двойки», расстраивался, исправлял.

Вы быстрее достигнете успеха, если будете отмечать каждый шаг все более возрастающего контроля ребенка над собой, его каждый маленький успех. Если на неудачи будете реагировать не нотацией и упреком «я же говорил, что схлопочешь «двойку»!», а попыткой вместе разобраться, почему это произошло.

Важно понимать, что вам трудно будет отдать контроль ребенку, если при этом вы не найдете, чем можно заняться вам в это время, если в вашей жизни не найдутся ваши собственные смыслы, потребности и занятия. У многих мам и бабушек сверхзабота и сверхконтроль — всего лишь компенсаторная возможность уйти от своих страхов ненужности, нереализованности, невовлеченности в профессию или призвание. Многим из них значительно легче командовать в чужой жизни, чем управлять собственной. И некоторые из них радостно хватаются за эту соломинку. Только их ребенок здесь при чем?

Не хочу в школу (подросток)

. Моему сыну 12 лет и недавно выясняется, что он регулярно (несколько дней подряд) прогуливает школу. Утром кормлю его завтраком, отправляю в школу, сама ухожу на работу, а он гуляет где-то часов до двух до трех, потом приходит домой как будто бы с занятий, каждый вечер делает уроки, собирает портфель, а утром вместо школы — опять гуляем. Стала выяснять — почему? Ответ один: не хочу!

???????Проблем с учителями у него нет, наоборот — «любимец публики», с одноклассниками тоже. Обещал, что больше такого не повторится, «клялся и божился», я стала сама провожать его в школу, прогулы прекратились. Но вчера мне нужно было на работу пораньше и отправила его одного — опять не дошел! Вечером, глядя мне в глаза, утверждает, что был в школе. И опять обещания, слезы, «я больше не буду». Утром опять повела его в школу, как первоклассника за руку. Что можно сделать в такой ситуации? И доверия к ребенку нет, тяжело и ему, и мне, каждый вечер приходится выспрашивать: был в школе или нет, звонить одноклассникам, проверять.

Первое — разобраться, какие у ребенка трудности, и вместе с ним их порешать. Если отстал по тем или иным предметам — посидеть вместе с ним, во всем разобраться вместе с ним, догнать и перегнать по этим предметам одноклассников. И в принципе научить своего ребенка учиться. Что вам в этом поможет? Читайте книгу Симона Соловейчика «Учение с увлечением. Советы школьникам» и мою статью «О формате, или Какую судьбу мы подарим нашим детям?»

Бывает, что дело в другом: например, у вашего ребенка конфликт с одноклассниками или с учительницей. Это ситуация сложнее, иногда помогут советы из статьи М. Кравцовой «Ребенок-изгой в классе (советы учителям и родителям)», а иногда проще сменить школу, чем изменить ситуацию в конкретной школе.

Самый радикальный шаг в этом направлении — вообще перестать водить ребенка в школу и перейти на домашнее обучение. Пишет читательница:

Если ребенку не интересно развиваться и узнавать что-то новое — это очень и очень серьезный «звоночек». И звенит он о том, что данное стремление (абсолютно естественное, заложенное в каждом человеке от рождения) в ребенке уже задавлено. Кем? Школой, которая не дает радости, и родителями, которые настаивают на такой школе. Кому нужна такая учеба? Ребенку, которого из года в год собирают в школу, проверяют уроки, ругают из-за отметок, учеба не нужна изначально. Она нужна только его родителям. Всем не хотелось по утрам тащиться в школу, но шли и СИДЕЛИ ЗА ПАРТОЙ И ДЕЛАЛИ ВИД, ЧТО учились. Не надо врать себе. Хотя — не права, учились! Учились лицемерию. Это называется «нас прогибали, теперь мы прогибаем». круговорот садо-мазо. А разомкнуть этот порочный круг? Слабо?

Замечание»’: несмотря на категоричность, зерно истины в этом мнении есть. См.>

Понятно, что самые умные родители начинают заботиться обо всем этом гораздо раньше, воспитывают у ребенка настоящую самостоятельность еще до школы и учат ребенка учиться в школе с первого класса. Есть прекрасное правило: «В первом классе нужно с ребенком сидеть и учиться вместе. Научите — все остальные годы ребенок будет учиться сам, а вы будете свободны. Если вы в первом классе решили, что ребенок должен проявить самостоятельность и уроки — его дело, дело закончится тем, что уже начиная со второго класса вы будете делать со своим ребенком все уроки все последующие годы». Научите ребенка учиться, и он будет получать от учебы радость!

Пишет счастливая читательница:

У меня сыну тоже 10 лет. Дочери 12. Со второго класса они учатся сами и для себя. Сами собирают себе портфели, сами разбираются с учителями, если забыли что-то принести, сами исправляют «2» за оставленные дома тетради, сами готовят форму назавтра, сами отслеживают наличие чистых рубашек в шкафу, сами одеваются, принимают душ и чистят зубы вообще с 5-ти лет, сами записывают домашние задания, сами узнают их у одноклассников, если забыли записать, сами учат уроки, сами получают и исправляют двойки, если не выучили и т.п. Но вот не ходить в школу при этом ни у кого желания не возникало. Наоборот, если ты учишься ДЛЯ СЕБЯ, то у тебя есть МОТИВАЦИЯ, чтобы учиться хорошо — получить знания, поступить в институт, чтобы получить ту профессию, которую ты хочешь и т.п. Причем, даже если для этого придется пойти на какие-то сознательные жертвы, например, учить математику или историю, которая не нравится.

Здравствуйте, меня зовут Глеб, мне 13 лет. Я уже замучился от школы, устал сильно. С одной стороны, я понимаю, что учиться надо. История (глубоко ненавистный мне предмет, кстати), к примеру, нужна чтобы понимать ошибки государств и принимать верные решения. И так со всем. Это все, как мне говорят, может мне пригодиться в жизни. Но это равнозначно тому, что я собираю бутылки на улице, мол, лишние деньги не помешают, но можно и без этого обойтись. Короче говоря, у меня куча глубоких размышлений на эту тему. Но скажу кратко. Знания я ценю и люблю. НО! В школе меня заставляют учиться, мне скучно, тратится много времени, особенности детей не учитывают, их не пытаются понять и услышать, развивает школа однобоко. Горы материала, стресс, насилие и т.д. Список можно продолжать до бесконечности. Сам я очень много читаю, занимаюсь карате, в общем нормальный человек. Но не могу принять решение об учебе. Многие предметы мне не даются и они скучные очень. Что делать?

Судя по довольно грамотному письму, видно, что ты – человек читающий и думающий. Поэтому хочется тебе дать действительно дельный совет.

Но! К тебе просьба — отнестись к моему совету с уважением. С уважением – это значит, прочитать, выбирая, не с чем поспорить, а с чем согласиться. Возможно, отложить на час или день и прочитать еще раз. И самое главное – применить на практике.

Это вообще самое главное в жизни – действовать. Ты видишь недостатки школьного образования и можешь ярко и образно жаловаться на них. Я тоже вижу. Многие видят. Многие жалуются. Но уважение вызывают те, кто что-то делает, чтобы изменить ситуацию. Они – Победители по жизни. Я называю таких людей Творцами.

А вот теперь совет.

Предлагаю тебе эксперимент. Психологический эксперимент над собой. Есть целая серия экспериментов, придуманных психологами для школьников, которые скучают в школе. Они описаны в книге Л. Соловейчика «Учение с увлечением». Сразу скажу: если ты читал ее, хорошо. Тем быстрее сможешь перейти от чтения к работе, к действиям, к экспериментам.

Если же не читал – я тебе немного завидую. Интересно, ярко и живо написана, эта книга содержит целый ряд задач для тебя. От первой, с которой стоит начать: полюбить историю и (если необходимо) исправить оценки по этому предмету. До высокой, по-настоящему амбициозной, практически вызова: поднять уровень образования и культуры своего класса, своих друзей.

Мне кажется, вызов – это то, что для тебя надо. Жизнь подростков сегодня в нашей стране безопасна и несложна. К вам относятся, как к детям, и оберегают от трудностей. Но без трудностей не будет побед – ты это хорошо знаешь благодаря занятиям каратэ. Узнать себя, каков ты есть, каким ты можешь быть, можно только в реальной, непростой работе, в действии.

И последнее – если сообщишь о результатах эксперимента, будет здорово.

Привет всем! Меня зовут Макс. Мне 15 лет. До 8 класса мне нравилось учится, любил соревноваться с другими детьми в классе, было стремление и мотивация. Но вот 10класс и я понимаю, что я не хочу учиться, чувствую себя чуть чуть взрослым. Мне хочется заниматься тем, что принесет пользу мне в будущем, я не хочу быть как все: школа, универ, работать на дядю и получать мизер как все. Я хочу быть другим. Я хочу сделать историю, хочу заниматься тем, от чего я получаю большое удовольствие. Мне уже не интересна школа, и даже не из за мои сверстников, а из за меня. Только мне страшно рискнуть сделать уйти из школы и посвятить больше времени себе и своему делу. Я боюсь что в будущем все может накрыться и я останусь на с чем. Пожалуйста помогите определиться!

Макс, в твоем тексте я исправил около 20 ошибок — многовато будет. Слушай: к сожалению, ты еще ребенок. Обычный мечтатель и лентяй. Макс, жизнь гораздо жестче, и чтобы заниматься тем, что доставляет тебе удовольствие, вначале нужно учиться, учиться и учиться! В Итоне и других элитных школах Великобритании нагрузки гораздо более серьезные, чем в школе твоей — но в только в таких условиях выковывается характер. Хочешь делать историю — начни с ежедневной зарядки по утрам, освоения боевых искусств и самостоятельной учебы. Сделай вначале себя!

Проблемы с учебой имеют три главных корня: ребенок НЕ МОЖЕТ, ребенок НЕ ХОЧЕТ и ребенок В ПЛОХОМ КОН.

Что делать когда ребёнок любит школу, но вечные проблеммы с учителями? И учился всегда хорошо, тольк.

Как добиться, чтобы наши дети чувствовали себя уверенно и защищенно, а не зажато? Мы же не хотим бес.

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

Почему ребенок не хочет идти в школу?

Это одна из самых распространенных причин нежелания ребенка ходить в школу. Например, во втором классе расписание человека, которому всего 8 лет, может выглядеть таким образом: 5–6 уроков ежедневно, включая иностранный язык (а мы еще и родной не освоили), 2 раза в неделю спортивная секция – для здоровья и тонуса, 2–3 часа дополнительных занятий языком или математикой, музыкальная школа (и обязательно домашние упражнения). По выходным вся семья отправляется в образовательные поездки или планирует полезные для развития развлечения и «культурную программу» типа экскурсии в музей, до которого еще ехать полдня.

И это не преувеличение, это обычное расписание большинства современных школьников из хороших семей. Называется этот воспитательный подход «зато он не тратит время на гаджеты».

В старших классах добавляется подготовка к экзаменам, которая на практике выглядит как сильно увеличившаяся родительская и учительская тревога и много бессмысленных проверок. В результате средний школьник проводит за учебниками примерно 10 часов в день. Десять! То есть у ребенка рабочий день длится дольше, чем у его родителей (без отдыха).

А если он начинает сопротивляться и протестовать, его начинают наказывать и еще больше нагружать.

Вот цитата из книги американских исследователей Стюарта Брауна и Кристофера Вогана, работающих с темой детской и подростковой депрессии, а также потери современными подростками мотивации к росту и достижениям: «Заполняя время детей – то есть непрерывно перевозя их из одного места в другое, где они занимаются заранее определенными вещами под руководством взрослых, – мы можем считать, что помогаем их будущему. И конечно, такое поведение одобряется в нашей культуре и укрепляет нашу роль «хороших» родителей. Но на деле не исключено, что мы отнимаем у них время, необходимое, чтобы самостоятельно открыть самые важные свои таланты и знания. И возможно, мы лишаем их доступа к внутренней мотивации, которая позднее должна стать движущей силой всей их жизни».

Моей первой учительницей была башнеподобная Антонина Павловна, обладательница громового голоса, взрывного темперамента, огненной прически «хала» и безразмерных кримпленовых платьев кричащих цветов. Как опытному и «сильному» педагогу, ей был предоставлен в безраздельное владение класс из 45 человек, половина их которых прошла сложный конкурс в английскую спецшколу, а другая половина попала сюда по прописке или потому, что мама работает здесь, например, уборщицей.

То есть часть детей умела читать и писать примерно с четырех лет, ни разу в жизни не слышали слов грубее и громче «Ну, что же ты так неловко, зайка!», а часть не воспринимала никаких объяснений, если они были без крика и ругани.

К концу первой четверти я обзавелась функциональной глухотой и слепотой («Ничего не слышу, ничего не знаю, интерфейс отключен из-за перегрузки»), осенью принялась усердно болеть, дневник был исписан алыми единицами и требованиями: «Родителям немедленно зайти в школу. » И ездить туда надо было 45 минут в набитом автобусе, выходить в 7:20, затемно.

Во втором классе к моим злоключениям добавился английский – 6 раз в неделю, примерно по тому же образцу: 30 минут учительница орет на «дебилов» и пытается навести хоть какой-то порядок, 15 минут судорожно впихивает в полупарализованные головы таблицу «Способ образования вопросительной формы предложения».

Менингит как осложнение после свинки оказался наилучшим выходом из ситуации. Из школы меня забрали, перевели в дворовую, обычную: те же 40 человек, но нежнейшая учительница, нормальные дети из соседних домов, вторая смена – я высыпаюсь и успеваю спокойно добрести до школы. Я стала круглой отличницей, в каковом состоянии и пребывала до конца учебы.

Могла я сказать родителям, что в школе мне очень плохо? Могла. Но даже не заикалась. Потому что думала, что так и должно быть.

В садике на нас тоже орали, и даже били, и заставляли своей одеждой мыть пол, если что-то пролилось. Про пищевое насилие, когда недоеденный суп выливают за шиворот, все помнят. Детей били и унижали везде и всюду, любая бабка в автобусе могла тебя отчитать, поднять за шкирку с места, любой пьяный мужик представлял реальную угрозу, орава агрессивных подростков могла привязаться на улице. Насилие воспринималось как норма жизни.

Вашего ребенка тоже могут травить в школе, преследовать, издеваться. Учитель может кричать – даже не на него, на других детей.

И ребенок не будет жаловаться, потому что уверен, что, во-первых, так можно, а во-вторых, он сам виноват. Это представление о себе, как о вечно виновном, складывается исподволь, из ваших комментариев в сердцах «Что ты никогда не можешь сделать ничего нормально!», из раздраженного «Не реви, сам виноват, надо было под ноги смотреть!», из язвительных замечаний по поводу его внешнего вида или умственных способностей. Вы можете этого не замечать, именно потому, что с вами в детстве обращались точно так же, и в вашей голове такое поведение закрепилось с ярлыком «Нормальное детство и семья».

Это явления, которые мы привычно не замечаем: в классе очень душно, жарко или холодно, из туалета плохо пахнет или в нем нет туалетной бумаги и не запираются дверцы, так что чувствительный ребенок вынужден терпеть до дома, еда в столовой несъедобная или ее не хватает, или длинные очереди, а перемена короткая. Невозможно переодеться после физкультуры или в сильный мороз, дети вынуждены или сидеть в теплых штанах в перегретом классе, или добегать до школы в тонких колготках. Не замечаем – но в реальности они мешают и сосредоточиться, и воспринимать информацию, и вообще чувствовать себя комфортно.

Подросткам совсем не шуточные страдания причиняет ранний подъем, особенно зимой.

Дело в том, что они действительно не могут заснуть допоздна, и вовсе не из-за того, что болтают в соцсетях или смотрят дурацкие ролики в телефоне. Мощный выброс половых гормонов тормозит выработку мелатонина, гормона, отвечающего за ночной сон, именно поэтому детям старше 12 так тяжело угомониться вечером. И трудно встать утром. Исследования доказали, что изменение времени начала уроков для подростков всего лишь на один час вперед (в 9:30 вместо 8:30) повысило успеваемость по сложным предметам, которые традиционно стоят первыми в расписании. Можно попробовать договориться со школой, чтобы подросток иногда пропускал первые уроки: он будет чувствовать себя гораздо лучше, и учеба перестанет вызывать такой дискомфорт.

Если ваш ребенок жалуется, что в классе шумно, его дергают и отвлекают, стоит подумать о смене класса или школы или вообще перевести ребенка на экстернат.

Многие родители, сделавшие подобный выбор, отмечали, что в результате это было лучшим решением. Конечно, речь идет о достаточно самостоятельных и ответственных детях, у которых есть не связанный со школой круг общения, и они в состоянии поддерживать свой собственный ритм учебы.

«Наша старшая дочь перешла в профильную гимназию в 10-м классе, и поначалу все выглядело достаточно привлекательно: дополнительные часы по ее любимым предметам, отсутствие «лишних» уроков, сдвоенные или даже строенные часы, что сильно облегчало ее рюкзак. Но уже через месяц она стала жаловаться, что в классе слишком шумно, что почти на всех уроках практически невозможно слушать учителя. Как-то раз она пришла ко мне с вопросом: «А когда ученица падает со стула, потому что пьяная и ее тошнит – это уже совсем дно или подождать?» Я помчалась в школу, шел урок, но из-за двери класса доносился даже не ровный гул, а звуки какого-то разнузданного шабаша.

Я зашла, будучи в полной уверенности, что учителя нет. Не угадала. Учительница была в классе – сидела за столом, что-то писала, и даже не делала никаких попыток остановить дискотеку.

В прямом смысле дискотеку: юноша танцевал на парте под работающий плеер и одобрительные возгласы одноклассников. Я быстренько подсунула на подпись заявление о переводе на экстернат и поспешила ретироваться. Назвать это действо «учебой» язык не повернулся бы даже у самого демократичного критика – похоже, в этой школе и дети, и учителя были просто предоставлены сами себе».

Как ни удивительно, но напряженная домашняя обстановка тоже может являться фактором, удерживающим ребенка дома и вызывающим отторжение школы. Хотя, по логике вещей, должно быть наоборот: если дома плохо (ссоры, скандалы, кто-то пьет или требует постоянного ухода) – пойду в школу, отдохну. Дети с крепкой нервной системой так и делают, но дети с повышенной тревожностью, чуткие, пугливые или добровольно взявшие на себя роль «спасателя семьи», поневоле ставшие «мамой» собственным родителям, могут попросту бояться оставить свой важный пост. Они всерьез думают: «А вдруг в мое отсутствие случится что-то действительно страшное? Вдруг все умрут? Или разведутся?»

В таком случае дополнительным симптомом будут признаки депрессии у ребенка: плохой аппетит, сон, регулярные непонятные болезни, постоянно плохое настроение, плаксивость, страхи, которых раньше не было. Депрессия может возникнуть и без травмирующих событий – так что если есть подозрения, проконсультируйтесь с психологом.

С одним мальчиком мы встречались на консультациях в течение нескольких лет. Жалобы родителей были все время одни и те же: сын отказывался ходить в школу, часто болел, а когда был здоров, находил другие причины избегать учебы. В классе его не обижали, со здоровьем все было в порядке. Меня еще очень смущало, что мальчик сильно «не дотягивал» до своего реального возраста, показывая инфантильное поведение, характерное, скорее, для младшего школьника, чем для подростка. Но никаких серьезных нарушений или психологических травм мы не нашли. И только через два года случайно выяснилось, что родители решили сохранять видимость отличных отношений, чтобы не расстраивать ребенка, а также бабушек и дедушек.

Разводиться они не собирались, но у обоих уже были и параллельные отношения. Мальчик бессознательно старался остаться в том возрасте, когда в семье все было хорошо, мама и папа были вместе и любили друг друга. А малыши, конечно, в школу не ходят.

Ребёнок не хочет один идти в школу

Здравствуйте, коллеги! Если в практике был похожий случай, поделитесь опытом.

Здравствуйте, Лидия! Опишите, пожалуйста, немного подробнее ситуацию: Возраст ребёнка? Посещала ли ранее девочка детский сад и как там проходила адаптация? Чья была инициатива, чтобы родители сопровождали девочку в школу после случая с учительницей? Кто из них чаще приходит и ждёт девочку?

Вы школьный психолог или к Вам обратились сами родители? Что они говорят о ситуации? От кого поступил запрос на работу?

Как именно Вы уже работали с ребёнком и что происходило во время этой работы?

Был похожий случай, правда, очень давно. С девочкой сочиняли сказки, точнее она их писала и писала мама. Пришли к выводу, что их отношения с мамой были симбиотичны. Сделать ничего не смогли, поэтому девочку перевели в негосударственную маленькую школу, там она совершенно спокойно отучилась 2-4 классы, и в пятом вернулась к нам. Адаптировалась без проблем.

Возраст девочки 7 лет 11 месяцев. Детский сад посещали недолго, в раннем детстве, девочка привыкала с трудом, часто болела (простуды). Ходить перестали, потом возникли проблемы с очередью, мест не было — в сад больше не ходили. Мама девочки по образованию учитель начальных классов, работала в спортивной школе, несколько лет назад попала под сокращение, сейчас не работает. Инициатива сопровождения от родителей. Приходят по-очереди папа (в сентябре был в отпуске), мама, тётя (не работает), но чаще мама.

Я школьный психолог, запрос от родителей и классного руководителя. Мама девочки проговаривает, что проблемы начались после того случая (учитель повысил голос), дома не плачет, весёлая, делает уроки, но одна оставаться боится. Ходят в музыкальную школу, там тоже ждут, если уходят — плачет. Мама поделилась наблюдениями, что девочка не закрывает дверь в свою комнату (делит её вместе со старшей сестрой, которая учится в 10 кл), если пытаются дверь прикрыть — подбегает и открывает. Не любит оставаться одна в машине, если двери закрыты. Сейчас на уроках согласна быть, если дверь открыта и видно маму, на русский и литературу не всегда идёт, учитель закрывает двери. Обращались к неврологу, прлучили общие рекомендации и всё.

Проводила занятия (применяля элементы арт-терапии (рисовали, лепили), читали и сочиняли сказки (читала с интересом, сочиняла не очень активно), выполняли психогимнастические упражнения). На занятиях проявляет среднюю активность, выполняет задания старательно, с интересом. Страх изображает как что-то бесформенное, серое. Дома мама попросила нарисовать страх: нарисовала облако, дверь и написала «я одна». После занятий проговаривала, что пойдёт на уроки, по коридору до кабинета идёт с этим настроем, подходит к кабинету, шаг замедляется, останавливается, слёзы, на урок не идёт.

Добрый день! Так реагируют в том числе одаренные дети. Плюс вспомним — с 4,5 лет до 9 — период страхов.

В моей практике в подобных случаях помогала арт-терапия, работа с родителями. — Совместно сочинение сказок, рисование, музыка.

Если сильная эмоциональная связь с мамой — работа с семьей обязательна или очень желательна.

Можно дверь класса украсить, чтобы звучала музыка — зменить стереотип. (Стоит посмотреть ведущий анализатор).

По тому, как Вы описывает ситуацию, интонация учителя могла активизировать какие-то серьезные детские переживания.

Что-то расскажите. Мало информации.

Лидия, если мама не работает и инициатива сопровождения исходит от неё же, вполне возможны симбиотческие отношения, когда ребёнок неосознанно считывает потребность мамы в том, чтобы девочка оставалась с ней. И тогда тут не только ситуация с педагогом значима для решения проблемы, а может быть даже более значимой ситуация в семье. Это можно исследовать в работе с ребенком как гипотезу.

А что касается чувств ребенка и реакции на необходимость ходить в школу, могу привести цитату из книги Л.В. Петрановской «Если с ребенком трудно», в которой она пишет о том, что для ребенка одинаково важны со стороны взрослого и принятие его чувств взрослым, и доминирование — то есть, управление его поведением. От того, что родитель демонстрирует тревогу, беспомощность и ребенок становится более тревожным. По мнению автора, родитель, формирующий поведение, должен признать чувства и предложить решение проблемы, выход:

«Для начала вспомним, что наши чувства родом из внутреннего мозга, доводам рассудка они подчиняются не вполне, но и полной власти над нашими решениями и действиями не имеют. Мы можем бояться, но идти; лениться, но делать; скучать, но переносить разлуку. Чувства не бывают неправильными, они какие есть, такие есть. Мы можем чувствовать все, что чувствуем, но действовать так, как считаем нужным, – при условии, что мы не охвачены неконтролируемой паникой.

Возможно, здесь общая ситуация в школе играет роль. Точнее современная ситуация обучения. В которой многие дети не справляются, а отличники особенно к этой ситуации чувствительны и городят «защитные механизмы», чтобы им не занижали оценки и не требовали невозможного.

Добрый день, коллеги!

Спасибо большое за отзывы и поддержку. История данного случая пока завершилась: девочку до января сопровождали все по очереди: мама, папа, тётя, бабушка. Потом осталась мама, у остальных были дела. Через некоторое время мама устроилась на работу и девочку сопровождать не могла, подключилась бабушка. Бабушка ждала сначала у дверей кабинета, потом на первом этаже, потом стала провожать и встречать без присутствия в школе. Больше всего в этой истории напрягали администрация (сделайте что-то немедленно!) и врачи (ничего психолог не делает ищите другого, мамочка обращалась к психиатру, который признался в стойкой нелюбви к психологам и порекомендовал лекарственную терапию).

Психологический клуб — место общения профессиональных психологов. Добро пожаловать!

Источники:
Если ребенок не хочет учиться
Ребенок не хочет ходить в школу. Проблемы в школе. Ребенок не хочет учиться в школе что делать? Как помочь ребенку учиться. Ребенок не хочет делать уроки. Ребенок ничем не интересуется.
http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l0146.shtml
Не хочу в школу (подросток)
Психологос энциклопедия практической психологии
http://www.psychologos.ru/articles/view/ne-hochu-v-shkolu-podrostok
Почему ребенок не хочет идти в школу
Ребенок не хочет в школу – история не то чтобы непривычная, как раз наоборот. Но что все-таки делать? Постараемся разобраться с причинами вместе с
http://www.goodhouse.ru/family_and_children/education/pochemu-rebenok-ne-xochet-idti-v-shkolu/
Ребёнок не хочет один идти в школу
Ребёнок не хочет один идти в школу Здравствуйте, коллеги! Если в практике был похожий случай, поделитесь опытом. Здравствуйте, Лидия! Опишите, пожалуйста, немного подробнее ситуацию: Возраст
http://psy.su/club/forum/topic/1607/

COMMENTS