Средство от одиночества

Романы онлайн

Романы

Средство от одиночества

Western Weddings — 1

— Мисс, что с вами? Очнитесь!

Придя в себя, Алекс увидела склонившегося над ней мужчину с большими, невероятно красивыми карими глазами.

Незнакомец, поддерживая ее за талию и плечо, помог ей подняться.

— Осторожно, у вас был обморок, — сказал он.

Алекс хотела съязвить в ответ, однако сдержалась, заметив неподдельную тревогу в глазах мужчины. Когда она уже встала на ноги, он какое-то время не отпускал ее, видимо желая убедиться, что с ней действительно все в порядке.

На улице — жара, в магазине — душно, любая женщина в ее положении могла бы потерять сознание. Ничего удивительного!

— Извините за причиненное беспокойство, — выпалила она, стараясь не встречаться с ним взглядом, и принялась отряхивать брюки.

А мужчина хорош собой, ничего не скажешь! Роскошные темные волосы, красивой формы чувственные губы, атлетическое телосложение. и одет что надо: отлично сшитый серый костюм, белоснежная рубашка, голубой галстук и дорогие, начищенные до блеска ботинки. Мимо такого не пройдешь — обязательно оглянешься!

Средство от одиночества

Написано по заказу моей подруги , которой хочется найти средство от одиночества/печали. У каждого свой способ жить на этой Земле, не жалея ни о чем, идти с гордо поднятой головой и улыбкой на лице. Мои мысли на этот счет, рассуждения, а также расскажу о своем средстве, пускай я и отказываюсь от однозначности. Я не я, если буду отворачиваться от импровизации, которая мне как третья родная сестра П-п-поехали!

Для начала остановись, постой. Что с тобой не так? Посмотри в зеркало. Видишь себя? Окей. А теперь отойди в сторонку, правее от зеркала, чтобы ты не отражалась. Коснись взглядом зеркала – там никого нет, только фрагменты твоей комнаты или коридора.

Так и с чувством одиночества. Оно — то есть, то его нет. Как если бы ты снова подошла к зеркалу и увидела себя. Попробуй еще раз. Представляю, как ты это делаешь и улыбаюсь. Всемирный план по обретению нарциссизма! Ха-ха-ха

Нет. Я шучу . Одиночество оно всегда приходит внезапно, и ты можешь быть компанейским/общительным человеком 100500 уровня, но это не избавляет тебя от накатывающих волн. Ведь семьи и друзей – недостаточно. Хочется того одного, родного и любимого. Кто бы защищал тебя и воспитывал в тебе теплые чувства.

А теперь вздохни полной грудью и выдохни. Все не так плохо как тебе может казаться. Ведь я знаю твой диагноз – отсутствие любви, одной единственной, крепкой и вечной

Когда последний раз ты занималась любимым делом ? У тебя есть хобби ? Чем ты любишь заниматься ?

Я всегда была сторонницей того, что работающие и увлеченные люди намного счастливей тех, кто поддается лени и отказывается от любых действий. Я могу смело говорить об этом, потому что в свое время была такой. Крайне ленивой, отчужденной, старалась больше сидеть/лежать в зависимости от ситуации. Меня поглощало уныние, ведя в пропасть, в которую угодить нужно было, дабы понять насколько все плохо, на дне потрескавшихся зеркал в которых отражались мечты, стремления, желания и цели. И сейчас я борюсь с тем, чтобы не свалиться, пускай обрыв теперь очень далеко. Все изменилось, а потому что…

Мир вокруг огромен, чтобы растекаться на диване и залипать в потолок/смартфон. Можно этому уделить какое-то время, для отдыха, но ни в коем случае не делать из этого ежедневный ритуал, опасно обернутый в фантик с надписью «привычка». Перетруждаться, в конце концов, тоже не стоит ведь это сулит проблемы со здоровьем. Может найти золотую серединку? Да, именно так.

С самого детства начинаются поиски любимого дела. В итоге дети вырастают художниками, музыкантами, писателями, экономистами, лингвистками, философами, спортсменами и пр. А что любишь ты? Прежде чем продолжить чтение задайся вопросом: «А что люблю я?» Первое, что придет тебе в голову и есть ключ, открывающий все двери, ведь с первой мысли открывается увлекательный мир любимых занятий. Ты просто заставила свою голову работать в этом направлении и на тебя начали сваливаться все новые и новые любимые занятия, увлечения, дела жизни

«Ну, ок! Завтра начну!» Стоп-стоп-стоп, так не пойдет. Завтра и я могла выложить эту статью, а потом оказывается, что прошло несколько дней, а записи все нет и нет. Ух. Еще одна трясина, которая затягивает с головой. Сделаю-ка я завтра то, что в принципе можно было бы сделать и сегодня. Это касается всего вокруг, не только увлечений, но и поддержания своей жизни. Как с этим справится? По-моему мнению нужно себя перебарывать, даже через напряжение в ногах/руках, которые просто не хотят делать. Зато когда начнешь – тебя понесет, захватит, и ты будешь довольна результатом. О это приятное чувство удовлетворения от двух маленьких побед: сначала победила свою лень/нежелание, а потом получила итог своей деятельности.

Точно, ведь ты хотела средства, а я тут водичку разливаю как моря/океаны. Ты прости, слишком люблю писать и расписывать — уж краткость не сестра никакого таланта в моем случае

Средство, для меня действенное, а к этому мы подводили все то, что выше,деятельность. Любая, начиная от плетения фенечек до рисования, прогулкой на дальние дистанции или любование красотами любимого города. Пока мы чем-то занимаемся — это позволяет нам ждать, не задумываясь, не мучая себя мыслями об одиночестве. По сути одиночества и нет, только пыль безделья, собирающаяся и закупоривающая сознание, сеть тонких трубок по всему телу которые помогают разуму/телу функционировать правильно и без сбоев.

Средство, для меня действенное, а к этому мы подводили все то, что выше, — деятельность. Любая, начиная от плетения фенечек до рисования, прогулкой на дальние дистанции или любование красотами любимого города. Пока мы чем-то занимаемся — это позволяет нам ждать, не задумываясь, не мучая себя мыслями об одиночестве. По сути одиночества и нет, только пыль безделья, собирающаяся и закупоривающая сознание, сеть тонких трубок по всему телу которые помогают разуму/телу функционировать правильно и без сбоев.

Кстати фенечки я плести умею и люблю, не часто этим занимаюсь, но, тем не менее, очень приятное занятие :з

Вдобавок люди тянуться к тем, кто влюблен в свою жизнь, наполняет ее положительными эмоциями, занимаясь тем, чем ему нравится. Конечно – такое случается, когда человек ходит, вынужденно, туда где ему работать не хочется, занимается там не любимыми делами, но он это делает [словно н а д о]… А все потому, что приходя домой он увлекает себя в путешествие по разным мирам писателей, до нуля стирая воспоминания о тяжелом дне. Он читатель, любит книги, мечтает работать там, где покоятся безмолвные люди с книжным телом и историями в невидимых головах.

И мир воздаст ему за его терпение, за его увлеченность, за то, как он, справляясь с трудностями и невзгодами, заполняя себя мечтами и желаниями о будущем, поддерживал в себе пламя, которое разгорелось так, что способно сжечь всю Вселенную. Он получил то местечко где комфортно, а где бы он ни был, его всегда ждет верная спутница.

Ладно. Немного поубавим лиричность и романтизм, которыми пронизан последний абзац.

В реальности все сложнее, поэтому навязывать очки розового цвета я не буду. По себе сужу, из той поры когда мне было тяжко, а чувство одиночества разрывало изнутри, именно поэтому, повторюсь, могу смело заявлять что так, конкретно мне, помогало/помогает/и будет помогать.

Пользуйся на здоровье и ломай рассветы:

  1. Соберись тряпка [ха-ха, прости, просто люблю эту фразу]. Определи, что тебе нравится, возьми лист и карандаш и смело записывай все, что придет в голову. То, что тебе покажется не тем – вычеркивай, ведь много чего наш мозг может проецировать.
  1. Окей, ты определилась. Возьми бумагу за кончик, потряси в воздухе. Не рассыпалась? Вот, это реальность значит, ты на правильном пути. Теперь тебе осталось поднять свой зад и отправиться на поиски приключений. Даже если это традиционная готовка на кухне, а ведь, может быть, ты всегда мечтала стать шеф-поваром. Кому-то готовка доставляем МАССУ УДОВОЛЬСТВИЯ! [но я не из тех людей]

  1. Думай о том, что тебе нравится. Звучит для большинства глупо, но это работает и совсем не меняет мир в розовые краски. Ты сохраняешь холодность ума, себя, просто у тебя появляется возможно чаще думать о хорошем исходе всех событий своей жизни. Когда-нибудь люди поймут, как важно подпитывать себя положительными мыслями.
  1. Друзья. Или хочешь сказать, что у тебя друзей нет? Да ладно тебе, они есть, просто может быть кто-то чересчур слеп или горд, не замечает хотя бы одного человека рядом с собой, который жаждет подружиться. Друзья – это важно, а еще важнее быть с ними настоящей. Позвони сейчас кому-нибудь, поболтай, пошути, не будь серьезной, если нет такой необходимости. Переписывайся, отправь стикер, привлеки чье-нибудь внимание. И не бойся заводить новые знакомства, ибо столько людей вокруг и все они такие разные! Это же клево, ну.

  1. Семья. Не обязательно чтобы эта была кровная связь, ведь бывает, что чужой человек становится папой/мамой/сестрой/братом, потому что так случается в этой жизни. И это замечательно, что есть люди, которых ты можешь назвать семьей. Подумай сейчас о них. Чувствуешь, как потеплело на сердце? Пойми, эти дорогие сердцу люди примут тебя такой, какая ты есть, всегда. Возьми да позвони, выскажи свои переживание, ведь семья – тот самый безлимит высказывания все переполнявших тебя чувств.
  1. Ты рождена, чтобы жить. Помни об этом, ведь когда мы поддаемся унынию, это губит нас. Мы умираем, плавно катясь с обрыва. Можно не принимать этот факт, ведь многие говорят: такого не бывает, чтобы мысли создавали реальность вокруг тебя. Ты рождена, чтобы жить, дышать, творить, любить! Конечно, в современном мире, как и до него, вопросы выживания никто не отменял, а еще беды, боль, страдания, но такова наша жизнь. Не нужно концентрировать на негативе, а необходимо принять как то, что случается с каждым из нас. И силен душой тот, кто сможет пережить это и снова возвыситься над темнотой.

Гладко никогда не будет, но радости будет больше, если ты поймешь простую вещь – ты рождена чтобы жить, а это значит: действуй, дыши, гуляй, веселись, совершай ошибки – учись, общайся, открывай новые места, говори правду, не сдерживай себя и будь собой. Разбивай стереотипы, не слушай мнение других, царапай умы людей вокруг своей свободой. Живи, вздыхай полной грудью и ты никогда не почувствуешь себя одинокой. Никогда-никогда., и даже не заметишь как то, что ищешь, то, о чем мечтаешь, внезапно появится.

В то же время я встречала людей, которые тянули к себе, захватывали, заглатывали меня без остатка своей энергичностью, жаждой жизни, оптимизмом, которым я, в ту пору, не обладала. Глупцы – скажут скептики; дураки – скажут шибко умные; а, что на это скажешь ты? Встречала и, знаю, людей с ограниченными возможностями, но они настолько добры, мягки, интеллектуальны и человечны, что с ними кажется весь мир ярче и краше, с каждым проведенным днем. Люди, которые не отчаялись, не жалуются, продолжают идти по жизни с гордо поднятой головой. И меня переполняет за них гордость, это воодушевляет меня на подвиги. А уже изменить свой ход мыслей, открыть широко глаза на жизнь и перестать оскорблять ее всеми матами на свете – уже маленький подвиг.

Вечно ярким светом или медленно угасающим огнем, быстро становящимся кучкой пепла?

Тебе решать, как и то, принимать мои мысли вслух или нет. Ведь самое главное, что уяснила я за свое существование на этой Земле, — сколько людей, столько и мнений. Я лишь делюсь, а принимать выбор каждого.

Обожечки_кошечки, я прошла этот тяжелый путь и дописала. Не так легко копошиться в прошлом, отыскивать ключи, и то не все из-за отсутствия нормальной памяти. Будоражить свой мозг серьезными вещами, стараться достойно изложить свои мысли. Мой первый опыт А еще меня не покидает ощущение, что в какой-то момент меня могло понести не в ту степь, но я гарантирую – что мой посыл носит только самый положительный смысл. В любом случае, я искренне желаю всем радости и сладости, а еще не будьте гундозаврами и старайтесь чаще улыбаться.

Привет! :з Меня зовут Нина Глориан. Мне нравится когда люди вокруг улыбаются. И я постараюсь, чтобы улыбнулся и ты. У меня много интересов, что делает меня абсолютно независимым человеком от одного единственного пути в путешествии по жизни. Кроме того, что я блогер, я еще и фикрайтер, графический дизайнер, читатель и созерцатель всего прекрасного. Всем добра и радости ? (??з(???c)

Добавить комментарий Отменить ответ

Привет! Меня зовут Нина Глориан и я постараюсь добавить в твою жизнь немного радости и чувств <3 Начнем с видео-подборок [например :з], а закончим полноценными рассказами о мире за чертой фантазии. И это не все, ведь пространство для творчества – огромно! Никакого негатива, только то, что так любо нашему сердечку ? (??з(???c)

Ficbook.net

Эй, ты можешь быстро связаться с моим сообществом, если есть какие-то предложения или просто хочешь пообщаться. Тебе осталось лишь нажать кнопку выше ^.^

Средство от одиночества

Тут находится электронная книга Средство От Одиночества автора Васильев Владимир Hиколаевич. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Средство От Одиночества в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Васильев Владимир Hиколаевич — Средство От Одиночества без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Средство От Одиночества 17.39 KB

СРЕДСТВО ОТ ОДИНОЧЕСТВА

Море было ласковое и спокойное, на светлый прибрежный песок оно

посылало мягкие шуршащие волны, полные разноцветных солнечных бликов. Но

Вилька прекрасно знал, что далеко не всегда оно такое. Силу и мощь

взбешенных водяных гор он познал давно и его любовь к морю смешивалась с

Вилька прищурился, не пуская в глаза яркое солнце, и направился к

своему любимому месту. Холодный после ночи песок приятно щекотал ноги.

Наверху, на обрыве, он замер.

Каждый день он видел эту картину и каждый день замирал от восторга на

самом краю, там, где берег круто обрывался. Перед ним раскинулось оно —

бесконечное и могучее море; высота позволяла видеть далеко и он никак не

мог привыкнуть, что это живое аквамариновое чудо принадлежит и ему тоже.

Оно было изменчиво и непостоянно, вчера над волнами стлалась призрачная

синеватая дымка, а сегодня воздух стал пронзительно прозрачен и горизонт

угадывался где-то неимоверно далеко, а за второй косой играли дельфины.

— Пришли! — улыбнулся Вилька. — Вернулись!

Он часто играл с дельфинами, заплывал очень далеко. Плавал он

феноменально. И кроме того. Но об этом Вилька предпочитал не вспоминать.

Дельфины были знакомые. Они вообще очень игривый народ и Вильку

считали если не совсем своим, то, по крайней мере, большим, чем просто

человеком. Иногда он ночевал с ними в море, а утром мать встречала его с

отчаянием в глазах. Она молчала, но Вилька угадывал ее боль и еще сильнее

замыкался в себе. Боль за него, за Вильку. Но тут он был бессилен.

Зажмурившись, Вилька подумал: «Хорошо бы сигануть прямо отсюда в

море!» Но здесь было мелко, а летать Вилька, к сожалению, не умел. Вот

дальше на запад, за маяком — пожалуйста. Вилька не раз бесстрашно прыгал с

пятидесятиметровой высоты, знал, что дна все равно не достанет. А здесь —

мелко, от силы по пояс. Настоящая глубина начиналась дальше — за второй

Вилька ушел вправо, где вниз змеилась узкая крутая тропинка. Он

спустился уже наполовину, когда заметил внизу одиноко лежащую фигуру.

Вилька нахмурился — никто не имел права посягнуть на его территорию.

Туристы здесь никогда не появлялись, уходили либо на Евпаторию, либо на

Донузлав. Курортники тянулись к обширным песчаным пляжам, а не к скалам и

обрывам, и за все лето Вилька тут никого не встретил, оставаясь наедине с

морем. Он искал одиночества и менял людское общество на море и дельфинов,

а боли не чувствовал лишь потому, что давно привык к ней.

Внизу оказалась девушка. Травянисто-зеленый купальник, разбросанные

по плечам волосы. И лежит лицом вниз, уткнувшись в сложенные руки. Рядом,

под ивой, виднелась пара вьетнамок и бело-голубая динамовская майка.

«Лежит, — неприязненно подумал Вилька. — Как у себя дома. «

Он уже спустился и бесшумно приблизился на десяток шагов. А потом

решил: ведь пришел он не к этой непрошенной девчонке, а к морю. Вот и

Все так же бесшумно он сбросил рубашку, совсем рядом с динамовской

майкой, неслышно вошел в воду, и, зайдя по колено, скользнул во встречную

волну. Земля стала мерно уходить назад.

Минут через десять Вильку засекли дельфины, и спустя еще минуту он

оказался окружен темными блестящими телами. Дельфины смешно попискивали и

пронзительно свистели, дружелюбно толкая Вильку тупыми твердыми рылами, а

Вилька дергал их за плавники и шлепал по теплым гладким бокам. Так они

здоровались. С афалинами Вилька подружился позапрошлым летом, когда

залечил рваную рану их старому вожаку, которого окрестил «Джоном», и

странный союз человека, бежавшего от людей, и аристократов моря оказался

очень крепким. Афалины все лето держались вблизи берегов, лишь изредка

пропадая на несколько дней. Иногда Вилька встречал и других черноморских

дельфинов — белобочек, но они были менее общительны, хотя и не менее

В возне с дельфинами Вилька постепенно забыл о незнакомке. Потом он

таскал бычков на донку у небольшого островка в семи километрах от берега,

где давно устроил себе шалаш и запас: все необходимое для коротких визитов

— от пачки соли и котелка до комплекта крючков и радиоприемника. Назад он

собрался под вечер. Вновь объявились дельфины, охотившиеся где-то

неподалеку, и Вилька, уцепившись за Джона, вмиг оказался у берега на

второй косе. Ближе афалины обычно не подплывали, и Вилька, махнув им

рукой, добрался до суши в одиночку.

И тут же вспомнил утро. От незнакомки остался только слабый силуэт на

песке и цепочка следов, уходящая вверх по тропе. Вилька ухмыльнулся,

подобрал свои вещи и побрел домой.

Мать вновь встретила его полным отчаяния взглядом. Вилька втянул

голову в плечи и опустил глаза.

— Есть будешь? — тихо спросила мать.

Вилька замотал головой. Мать притянула к себе его вихрастую голову и

прижалась щекой к вечно влажным и соленым волосам. Вилька вздрогнул и

медленно отстранился. Мать снова посмотрела на него, и в глазах ее было

еще больше отчаяния и боли.

Проснулся Вилька еще до рассвета. Матери уже не было и он, наспех

перехватив холодной картошки, снова направился к своему месту.

Замерев на несколько минут на обрыве, Вилька окинул взглядом

зеркальную гладь, в которой зыбко отражалась небесная голубизна и было

непонятно, или это небо такое голубое, или море. Солнце тянуло из-за

горизонта рыжие теплые лучи и озорно выглядывало краешком. Вилька

полюбовался немного и, осыпая на склонах глину, спустился вниз. Под ивами

было пусто. Усмехнувшись, он оставил на обычном месте рубашку и кепку

(обуви летом Вилька не носил) и юркнул в холодную с утра воду. Заплывать

никуда не хотелось, он стал нырять у первой косы, подолгу оставаясь под

водой. Феерический подводный мир завораживал, и он жадно наблюдал за

шустрыми полосатыми рыбешками, сновавшими среди камней и водорослей, за

крапчатыми глазастыми крабами, важными медлительными медузами и

бестолковыми суматошными креветками, обладателями потрясающе длинных

Девушку он заметил неожиданно — она стояла на обрыве, где совсем

недавно стоял сам Вилька, и, наверное, так же восторженно смотрела на

море, ибо что еще можно делать так долго стоя на обрыве? Вилька сразу

исчез под водой, сильно отталкиваясь ногами от песчаного дна, одолел

полсотни метров до берега и спрятался за длинными ветвями ивы, сплошной

зеленоватой завесой скрывших его ладную фигурку. Девушка осторожно

спускалась по тропе, на ней были вьетнамки, вчерашняя длиннющая майка,

доходившая ей до середины бедер, и большие темные очки. Вилька уставился

на нее с крайним неудовольствием. Раз потревожив его, она осмелилась вновь

появиться здесь. Это могло войти в привычку, а свое право на одиночество

Вилька не собирался уступать никому. Девушка спустилась на узкую полоску

песка перед водой и медленно пошла к ивам.

Вилька почему-то вспомнил смешную песенку:

Девушка Маруся — розовые губки

Носит макси-майку вместо мини-юбки.

К незнакомке это подходило вполне. Вилька собрался выйти из укрытия,

но тут девушка заметила его линялую выгоревшую рубаху и испуганно — именно

Вилька скрипнул зубами и отбросил ветви ивы. Девушка вздрогнула и

невольно попятилась. Сделав несколько шагов вперед, Вилька поравнялся со

своей рубашкой, сложил руки на груди и упрямо нагнул голову.

«Уходи отсюда!» — хотел сказать он, но тут взгляд его наткнулся на

маленькую блестящую вещицу, лежащую на песке у ноги — заколку для волос с

зеленой черепашкой у изгиба.

Девушка стояла, опустив глаза. Вилька чертыхнулся про себя и вдруг

понял, что уже не скажет ей: «Уходи». Потому что понял другое — она тоже

искала одиночества. Как и он. И поэтому приходила сюда.

Стоять друг против друга и молчать было глупо, и Вилька сделал

первое, что пришло в голову: поднял черепашку и протянул ей.

Девушка пугливо подняла взгляд на Вилькину ладонь и коротко кивнула.

— Ну, так бери, — зло сказал Вилька, подойдя еще ближе.

Она осторожно протянула руку и взяла свою заколку, так и не отрывая

глаз от песка у себя под ногами.

— Зачем ты сюда приходишь? — Вилькин голос звучал жестко, как скрип

гвоздя, царапающего стекло.

— Это твое место, да? — тихо спросила девушка и впервые подняла

голову. Вилька узнал ее сразу.

Дело было на пляже в Евпатории с месяц назад. Что он делал в городе,

Вилька уже не помнил. Помнил, что к полудню забрел на пляж. В море

выдавался скрипучий мостик с окрашенными в вызывающе-красный цвет

перилами. Мостик густо облепили отдыхающие и полусумасшедшие рыбаки,

надеющиеся что-то поймать в кишащем людьми, матрасами, мячами и размокшей

бумагой месиве. Вилька намеревался прыгнуть в воду, но прямо перед ним

кто-то из рыбаков уронил спиннинг и попросил ближайшего паренька достать.

А тот оказался на редкость сухопутным, ко всеобщей потехе, и ни плавать,

ни нырять не умел. Тем не менее он попытался, но погрузиться так и не

смог. Окружающие покатывались со смеху, но паренек ни капельки не смущался

и азартно повторял попытки. Потом кто-то посоветовал ему взять в руки

тяжесть. Невесть откуда взялась кувалда — и он наконец достал спиннинг,

зато кувалду утопил. Это вызвало новую бурю хохота. И тогда кто-то с

разбегу перелетел через перила, долгую секунду падал с высоты и отвесно

скользнул в воду. Это была та самая девушка. Она положила кувалду на балку

у самой воды и, не глядя ни на кого, взобралась опять на мостик. Вилька

тогда гораздо больше удивился неумению плавать горе-спасателя спиннинга,

чем красивому и смелому прыжку девушки. Но другие парни, чтобы не ударить

в грязь лицом, стали вертеть такие головоломные сальто, что это быстро

превратилось в состязание. Девушка в зеленом купальнике больше не прыгала

— ей негласно отвели роль королевы бала. Вилька мог бы заткнуть за пояс

любого — но зачем? Он не собирался участвовать в прыжках, куда больше его

интересовало дно. Поэтому он лениво, боком, плюхнулся и сразу же

погрузился к самому песку. Интересного хватало — как всегда на пляже, дно

кишело всевозможным хламом — от потерянных монет и медальонов до бутылок и

автопокрышек. В бутылках прятались мальки бычка, Вилька долго потешался,

наблюдая за ними. И, видать, забылся, потому что просидел в воде дольше,

чем положено нормальному человеку. Сверху донесся всплеск, бычки

шарахнулись врассыпную, а давешняя ныряльщица норовила схватить Вильку за

волосы и вытащить на поверхность. Тот еще ничего не успел понять и

возмущенно отбивался. Девчонка оказалась на редкость упорной и не

прекращала попыток «спасти» Вильку, и то, что его приняли за утопленника,

Вилька сообразил, только когда она ушла наверх за воздухом. Пришлось

поспешно удирать между опор моста и скрываться среди купающихся в сотне

метров левее. А когда суматоха достигла пика и на воде появилась лодка

спасателей, а потом еще и завыла сирена, Вилька вспомнил, что просидел под

водой минут десять и ни разу не всплыл, чтоб сделать вид, будто набирает

А девушку ту он запомнил накрепко, не подозревая, что встретится с

ней еще когда нибудь.

А теперь она стояла перед ним, робко глядя в сторону, и спрашивала:

— Это твое место, да?

— Да, — подтвердил Вилька, — это мое место. Мое, и ничье больше.

Девушка чуть улыбнулась.

— Прости. Но мне здесь нравится. И пришла я к морю. К МОРЮ.

В голосе и словах ее прозвучало что-то задевшее Вилькину

привязанность к морским чудесам. И он вскипел, как мальчишка:

— К Морю? Тогда пошли!

И пошел, не оборачиваясь, к воде. Девушка сбросила свою макси-майку и

смело пошла следом.

Вилька резво взял курс на остров, и лишь изредка косился на нее. Она

не отставала. Как Вилька не ждал — не отставала. Когда впереди замаячил

остров, она вздохнула с облегчением, но и тут не отстала.

Вилька неторопливо выбрался на сушу. Девушка уже не плыла — шла по

пояс в воде. Потом стала пошатываться, а у самого берега оступилась и

упала. Вилька испуганно поднял ее и вынес на песок, раскаленный полуденным

солнцем, и подумал, что если для него семь километров пустяк, то для

других, видимо, нет.

Девчонка разбито обняла колени и мелко дрожала на ветру. Вилька

принес огромное махровое полотенце и набросил ей на плечи. Она закуталась

и закрыла глаза.

— Устала? — спросил Вилька, чтобы больше не молчать. Он и так видел,

что она не то что устала, а совершенно опустошена.

Девушка кивнула, по-прежнему дрожа, мелко, как работающий

холодильник. Вилька нахмурился и положил руку ей на плечо. «Как лед, —

подумал он. — Так и есть, переохладилась. Эх, Вилька, она же не дельфин и

не ты, хотя и любит море. Загнется еще, чего доброго. «

— Ну-ка, пошли, — вслух скомандовал он и увел девушку в шалаш. Она

еле передвигала ноги и пришлось поддерживать ее все дорогу. В шалаше,

который больше напоминал добротный и уютный домик, Вилька дал ей свой

теплый спортивный костюм:

— На, надень. А я пока чай соображу.

Он набрал воды и развел у входа костер. Девушка уже переоделась и,

устало улыбаясь, сидела у стены шалаша. Вилька поднял голову и

На ее месте он бы на стал. Девчонка тоже не стала.

Потом Вилька долго отпаивал ее горячим сладким чаем и видел, как

девчонка постепенно отогревается. Примерно через час Вилька поднялся:

— Пойду крабов наловлю.

Девушка посмотрела ему в глаза — первый раз за все время.

Вилька пожал плечами:

— А почему я должен замерзнуть?

Она виновато улыбнулась:

— Ну и что? Дельфины тоже не мерзнут. Ну, а ты ведь не дельфин.

Вилька замер. Он не знал, что ответить, и мучительно искал нужные

— Кто ты? Почему ты не мерзнешь в воде, хотя проводишь в воде по

двенадцать часов? Почему тебе не нужен воздух, чтобы дышать? Почему ты

Вилька медленно обернулся.

— Кто я? Я и сам не знаю, кто я. Я просто слишком люблю море, чтобы

любить еще кого-нибудь. И люди не захотели мне этого простить.

Он помолчал и добавил:

— Я пошел за крабами.

Крабов ловить Вилька не стал, просто поплавал вдоль берега, срывая

злость на мускулах. Плавал до тех пор, пока не заметил девушку, стоящую на

песчаном холме у самой воды. Смотрела она прямо на него. Вилька смутился и

без настроения выбрался на сушу. Девушка встретила его улыбкой.

Вилька хмуро отмахнулся:

— Да ну их. Пусть живут.

— А где твои дельфины?

— Не знаю, — пожал Вилька плечами, — наверное, охотятся в море.

Только они не мои, — он подозрительно покосился на девушку. — А ты откуда

знаешь про дельфинов?

Она мягко взяла его за руку.

— Ты прости меня. я давно за тобой наблюдаю. С тех пор, как

пыталась спасти тебя на пляже. Помнишь?

— А ты что, питаешь слабость к нелюдям? — он вырвал руку и

отвернулся. Да, он может обходиться под водой без дыхания по нескольку

часов. Да, он не такой, как все. Наверное, он и не человек вовсе. Но какое

дело до этого ей?

Но вслух Вилька ничего не сказал.

А девчонка взяла его за плечи и властно сказала:

— Загляни мне в глаза! Видишь? — голос ее вдруг сорвался. И Вилька

Глаза сияли изумрудно-зеленым светом и зрачок был не круглый, а

вертикально-щелевидный, как у кошки.

— Ты этого хотел? Смотри дальше!

Девушка держала в руке нож — обычно Вилька чистил им рыбу.

— Смотри! — И безжалостно полоснула себя по пальцу. Порез сразу

окрасился в нежно-голубой цвет и выступившая жидкость тоже была голубой. —

Думаешь, я принцесса? У меня кровь на медной основе, а не на железной, как

у тебя, как у всех! Я больше нелюдь, чем ты, понял?

И тут Вилька испугался — впервые и по-настоящему. А девчонка вдруг

уткнулась ему в плечо и заревела, как обиженная первоклассница, и на руку

Вильке закапали ее слезинки — самые обычные, как у людей.

Когда она успокоилась хоть немного, Вилька во второй раз отвел

девушку к шалашу. Костер еще горел и язычки пламени тихонько плясали в

такт со слабым ветром.

— Как? — удивилась девушку.

— Вообще-то меня зовут Вилен, — неохотно пояснил Вилька, — тебя ведь

редко называют Евгенией, верно? Вот и меня называют проще — Вилька. А в

школе еще дразнили Вилкой, Ложкой и Тюленем.

Он помолчал. Первый раз в жизни захотелось высказаться — и он

— Я не знаю, почему стал таким. Врачи говорят, что у меня какой-то

необычный капиллярный обмен. И в крови что-то не так. Правда, кровь на вид

обыкновенная, красная, — усмехнулся Вилька, и вышло это совсем по-детски,

мягко и застенчиво, — короче, под водой мой организм либо вовсе обходится

без кислорода, либо добывает его прямо из воды. И вижу я под водой лучше,

чем на воздухе. Водяной, словом.

Женя слушала затаив дыхание. Вилька покосился на ее пострадавший

палец — обычный порез, только почему-то синий. Надо же, кровь на медной

— Моя мать однажды чуть не утонула, — продолжил он, — ее вытащили,

привели в чувство, но воды она все же нахлебалась. Через четыре месяца

родился я. И в возрасте двух недель свалился с мостика в море. Вернее, не

свалился, а скатился. Под водой пробыл, говорят, минуты три, пока

хватились. И не захлебнулся. Так, полежал на дне и все. У матери после

этого ресницы седыми стали. И она никому об этом не рассказывала. А я и

рос возле воды — нырял, плавал, плескался, — Вилька горько усмехнулся, — и

вырос. То ли вилка, то ли ложка, то ли тюлень.

— Дельфин, — тихо поправила Женя.

Вилька промолчал, только зябко передернул плечами, хотя совсем не

замерз. Женя подняла голову.

— А я не знаю, кто я и что со мной. Росла как все, играла с детьми,

пошла в школу. Пока не задумалась, что у Homo sapiens не бывает кошачьих

зрачков и медной крови.

Женя смотрела куда-то вдаль, сквозь Вильку, словно и не было его

— Родители не скрывали, что я не их дочь. Как это не банально, но

меня им подбросили. В поезде. Попутчики вышли ночью, а ребенок остался. Не

бросать же его? Мать с отцом не бросили. Сначала думали, что меня искать

будут, в милицию заявили. Но никто не искал. А когда начали интересоваться

органы опеки, они удочерили меня официально.

Она сняла и подала Вильке маленькую треугольную пластину на изящной

витой цепочке — Вилька думал сначала, что это медальон.

— Вот, смотри. Это все, что не мне было тогда, если не считать вполне

обычных земных пеленок.

Вилька вздрогнул. Земных?

На пластине рельефно проступали три значка — + Л U.

Серовато-сиреневый металл тускло отблескивал и, казалось, почти ничего не

весил. Вилька повертел цепочку в руках — ничего необычного, только металл

— Это сплав бериллия и цинка с примесями осмия и платины, — пояснила

Вилька еще раз взглянул на цепочку в пластиной и вернул хозяйке.

— Нам ведь еще назад плыть, — сказал он задумчиво. — Выдержишь?

— Только чуть позже, ладно? Под вечер.

«Под вечер, так под вечер», — согласился Вилька безмолвно.

Он никак не мог осознать реальность встречи с кем-то близким, ибо

слишком привык противопоставлять себя людям, чтобы терпеть кого-нибудь

— Вилька, а что это за остров? Как он называется?

Тот пожал плечами:

— Не знаю, не задумывался. Наверное, остров Нелюдей.

Женя внимательно посмотрела на него, и Вилька выдержал этот долгий

— А ты добрая? — угрюмо отозвался Вилька.

— Не знаю. Но, наверное, не такая злая, как ты. Скорее всего именно

поэтому у тебя нет друзей.

— Ты говоришь так, будто у тебя друзья есть.

Женя болезненно поморщилась:

— Увы. У меня друзей тоже нет.

— Так чем же твоя доброта лучше моей злобы? — перебил Вилька и голос

его слегка дрогнул. — Чем?

— А чем хуже? Ведь я живу, живу так же, как и ты. Значит, не хуже?

Вилька не смог ответить. Он давно усвоил одну простую истину: если не

сопротивляться — тебя съедят. В сыром виде и очень быстро. И он

сопротивлялся, даже когда этого делать не стоило. Он жил по закону: «людям

— людское, мое — мне», противопоставляя себя остальным. Женя, наоборот,

пыталась слиться с людьми, но рано или поздно они отторгали странную

девушку с кошачьим взглядом, как отторгает тело чужие ткани.

Надеемся, что книга Средство От Одиночества автора Васильев Владимир Hиколаевич вам понравится!

Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Средство От Одиночества своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Васильев Владимир Hиколаевич — Средство От Одиночества.

Ключевые слова страницы: Средство От Одиночества; Васильев Владимир Hиколаевич, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно

Средство от одиночества

Содержание

  • Шрифт
  • +

Она совершила ошибку.

Джемайма сразу же это поняла, увидев сидевшую за приемной стойкой девушку. Да, название юридической фирмы «Кингсли и Брессингтон» могло кому-то показаться несколько старомодным, но внешность и одежда девушки говорили как раз об обратном.

Светло-коричневая блузка, чудесные украшения, стройная фигура, при взгляде на которую Джемайме стало завидно. Куда уж ей с ее скучным костюмчиком и старательно прилизанными волосами! К тому же Джемайма была совсем не уверена, что сможет явиться завтра в чем-то другом. Нет, у нее имелось кое-что помимо джинсов и маек, но вот с фигурой после рождения двоих детей дело обстояло похуже.

Джемайма окинула взглядом бесконечные белые стены, абстрактные полотна на них и живописные растения в больших кадках из нержавеющей стали. Какой черт занес ее в это моднющее заведение? Если б не боязнь подвести Аманду, она бы сию минуту развернулась и рванула к выходу. Нельзя.

В конце концов, это всего лишь временная работа, к тому же первая, так что не до капризов. Надо становиться на ноги, надо доказать себе и другим, что она тоже чего-то стоит!

Джемайма подергала золотую цепочку на шее. Не сдаваться и не ныть. И не сидеть сложа руки в надежде, что все уладится само собой. Надо быть сильной. Ради мальчиков.

Порывисто вздохнув, Джемайма стала ждать, когда девушка закончит свой телефонный разговор.

У нее получится. Получится. Что там Аманда говорила про навыки, которые не забываются? В конце концов, опыт работы в учительско-родительской ассоциации что-то да значит, не говоря уж о ее образовании и секретарских курсах.

— Извините, что заставила вас ждать. Чем могу вам помочь?

— Я Джемайма Чедвик. Из агентства по найму. На место временного секретаря Майлза Кингсли. Я хотела бы узнать.

— Вам к Саскии Лонгторн, — сообщила девушка. — Она занимается временными кадрами. Я сообщу ей, что вы пришли. Может, пока присядете?

Джемайма опустилась на одно из кресел возле кофейного столика. Сиденья были такие низкие, что требовалось немало ловкости, чтобы сесть и подняться с них. Джемайма присела на краешек.

На это утро она назначила решительный поворот в своей жизни, новое начало, а временная работа должна была стать первым шагом. Но сейчас. вся ее решительность куда-то испарилась. У этих «Кингсли и Брессингтона» буквально все повергает ее в растерянность.

Аманда заявила ей, что сперва надо поработать в нескольких местах временно, а потом уже искать постоянную работу. Она посмотрит, что и как, и решит, где ей больше нравится. Тогда все казалось вполне разумным, но сейчас Джемайма все бы отдала, чтобы вновь оказаться дома с мальчиками.

Минута шла за минутой, Джемайма уже перестала ерзать и вздрагивать при каждом звуке.

— Джемайма Чедвик? Миссис Чедвик? — вырвал ее из задумчивости мужской голос.

— Да, это я. Я. — Она попыталась подняться. — Простите. Мне сказали подождать Саскию Лонгторн. Она занимается временными кадрами и.

— Как я понимаю, Саския задерживается. Ну а я проходил мимо. — Мужчина протянул руку. — Спасибо, что выручаете нас.

Руки встретились в некоем подобии рукопожатия. Высокий, смуглый, симпатичный. даже очень. и прекрасно это сознающий. Одет дорого и изысканно — темно-серый костюм сидит словно влитой. А глаза. невероятно острые и красивые глаза.

— Я Майлз Кингсли. Вы будете работать со мной.

Сердце у Джемаймы подпрыгнуло и упало. Это совсем не то, чего она хотела. Всю дорогу сюда она молила Бога, чтобы этот Майлз Кингсли оказался добродушным толстячком, с которым будет легко работать.

По словам Аманды, еще ни одна из секретарш, работавших на Майлза, не жаловалась на него, напротив, говорили, что он человек спокойный и покладистый. Для женщины, начинающей работать после долгого перерыва, самая подходящая кандидатура.

Ничего «подходящего» Аманда пока не увидела — перед ней стоял тип лет тридцати с хвостиком, донельзя уверенный в себе.

— Я отведу вас на ваше рабочее место, а потом Саския освободится и все вам расскажет и покажет.

И тут он улыбнулся. Обычная вежливость пополам с мужским стремлением обаять. Джемайма вцепилась в свою сумку. Нет, это уж слишком! Как это возможно, чтобы человек был. так самоуверен? И эта самоуверенность начисто лишает ее почвы под ногами. Может, прямо сейчас позвонить Аманде? Сказать, что эта работа ей не подходит?

Джемайма нахмурилась. Не будет ли это выглядеть жалко? Придется сообщить и матери, мальчикам.

А она хочет, чтобы они ею гордились. Они должны видеть, что она снова, так сказать, хозяйка своей судьбы.

Майлз подошел к стойке.

— Фелисити, минут пять не соединяйте меня ни с кем, хорошо? А Саскии скажите, что я забрал Джемайму с собой.

— Сюда, — указал он.

Джемайма натянуто улыбнулась Фелисити и пошла следом за боссом.

— Вы давно на временных работах?

— Нет, не совсем. — Вообще не работала. Хотя, наверное, лучше об этом не говорить.

— Слева, — он показал рукой, — комната отдыха, там можно выпить кофе. Саския вам все покажет и познакомит со всеми. Мы все как одна дружная семья, и уверен, в случае необходимости вам придут на помощь.

— Сюда. — Он посторонился, придерживая дверь. — Вы знаете, чем занимается наша компания?

— В общих чертах, — выдавила Джемайма. Аманда сказала лишь, что это «чудесное место».

Джемайма обвела глазами помещение. С улицы — обычное викторианское здание, но внутри. Внутри все переделали подчистую и вместили бог знает сколько всего. И все такое модерновое. Наверное, те, кто пользуется услугами компании «Кингсли и Брессингтон», любят, чтобы! все было стильное, современное и функциональное.

— Но вы занимались когда-нибудь пиаром?

Джемайма потрясла головой и заметила тонкую морщинку, образовавшуюся на лбу Майлза Кингсли.

— Наша деятельность отличается многосторонностью. Среди наших клиентов крупные корпорации, мы формируем их имидж и представляем в печати, как внутри страны, так и за рубежом.

Джемайма поежилась, стараясь побороть охватывающую ее панику. За шесть месяцев учебы на курсах ни слова не было сказано ни о чем подобном.

— Есть и индивидуальные клиенты, в основном из медиа. Многие впервые обращаются к нам, оказавшись в щекотливых обстоятельствах.

— Понятно. — Еще одна дверь и новый коридор.

— Самое главное в нашей работе — конфиденциальность, — продолжал Майлз.

О конфиденциальности на курсах говорилось. Приятно, что по крайней мере что-то она знает.

— Мне и в голову не придет передать кому-нибудь то, что я узнаю здесь. Это было бы полным отсутствием профессионализма.

— Отлично, — сказал Майлз, открывая дверь перед Джемаймой. — Да Аманда и не прислала бы вас к нам, будь иначе. Это ваш кабинет.

Джемайма ступила в комнату, назначение которой явно состояло в том, чтобы произвести впечатление. Все оттенки кремового и стол орехового дерева. На нем тонкий, как вафля, монитор, рядом кресло, обтянутое светло-кремовой кожей.

— Мы стараемся, чтобы нашим клиентам не приходилось ждать, но если такое случится, ваша задача — не дать им скучать, пока я не приму их. — Майлз повернулся и указал на несколько кресел вокруг стеклянного столика. — Угостите их чаем или кофе. Сделайте так, чтобы они чувствовали себя значительными людьми.

Джемайме впервые захотелось улыбнуться. Возможно, Аманда знала, что делает, направляя ее сюда. Если она что-то и умеет, так это внушить человеку чувство собственной значительности, недаром крутилась словно спутник вокруг мужа. Джемайма оглянулась на дверь и увидела на стене штук двадцать черно-белых фотографий с автографами и словами благодарности.

Майлз проследил за ее взглядом.

— Некоторые из наших клиентов, — заметил он. — Теперь вы понимаете, почему мы должны быть осторожны.

Джемайма прекрасно понимала. Ее улыбка стала шире, когда она узнала точеные черты актера, не сходившего с первых страниц глянцевых журналов все последние недели. Его «щекотливым обстоятельством» была предположительно стрип-танцовщица из Нортхэмптона.

Выходит, «Кингсли и Брессингтон» должны найти способ превратить черное в белое. Если Майлзу Кингсли удастся восстановить репутацию актера как образцового семьянина, то он просто гений.

Дверь открылась, и в комнату влетела сногсшибательная юная блондинка в безупречных черных брючках.

— Майлз, простите, пожалуйста. Мне позвонили, и я не могла отойти.

— Джемайма провела в приемной больше четверти часа, — перебил ее Майлз.

— Фелисити мне сказала. Пожалуйста извините.

— Ничего, — вмешалась Джемайма, неуверенная в том, у кого девушка просит прощения — у нее или у Майлза.

— Пойдемте со мной, я вам все покажу. Кстати, я Саския Лонгторн.

Она была на полпути к двери, когда ее настиг сухой голос Майлза:

— Может быть, Джемайма хочет снять пиджак? Положить сумку?

Босс стоял у стола и перелистывал большой черный ежедневник. Джемайма загляделась, когда он поднял глаза. Они ярко светились на фоне монотонно-бесцветной комнаты. Наверное, этим можно было объяснить, почему у нее дрогнуло сердце.

— Увидимся через несколько минут. — Майлз взял ежедневник и направился в широкой двустворчатой двери, ведшей, очевидно, в его собственный кабинет.

Только этого не хватало.

— Можете оставить пиджак и сумку здесь. — Саския вытащила из высокого шкафа плечики и протянула Джемайме. — Здесь их никто не тронет, но если хотите, можете запереть. Зоя всегда так делала.

— Я замещаю Зою? — спросила Джемайма.

— Ее мужа послали в Гонконг, всего-то на полтора месяца, так Майлз пришел в бешенство. Наконец-то нашел секретаршу, которая не собирается заводить детей, и тут — бац! — Зоя объявляет, что уезжает. — Саския повесила пиджак в шкаф. — Впрочем, Зоя хорошо работала, поэтому он решил сохранить за ней место. Мы недолго, — сказала Саския, распахивая дверь в коридор. — Он вас скоро затребует. Вообще-то вы должны были начать сегодня работу в полдесятого, из-за меня задерживаетесь.

Источники:
Романы онлайн
Средство от одиночества — Олвард Донна, читать или скачать бесплатно в формате fb2 epub.
http://romanbook.ru/book/7173524/
Средство от одиночества
Одна моя подруга попросила написать статью о том, как избавиться от чувства одиночества. И я решила поделиться своими мыслями.
http://gloriansays.ru/sredstvo-ot-odinochestva/
Средство от одиночества 1
описание
http://www.isidor.ru/author/369/books/984/vasilev_vladimir_Hikolaevich/sredstvo_ot_odinochestva
Средство от одиночества 2
Средство от одиночества, Страница 1 — Окли Наташа. 2007 год, Короткие любовные романы, Любовные романы
http://fanread.ru/book/7513906/?page=1

(Visited 3 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Мужчина и женщина Мужчина и женщинаИ почему вредно выходить замуж до тридцати 25… (1)

Межличностные конфликты Конфликты в межличностных отношениях: стадии и меры профилактики В статье… (1)

Анонимно наркомания Анонимно наркомания Анонимное лечение наркомании В лечении наркомании есть много… (1)

Как правильно проводить собеседование Как максимально эффективно и правильно провести собеседованиеКак максимально эффективно и… (1)

Мораль и справедливость Мораль и справедливость Федеральный правовой портал (v.3.2) Источник: Электронный каталог… (1)

COMMENTS