Стигматизация общества в социологии, в психиатрии — теория

Вопрос 34. Теория стигматизации: общие положения и вариации.

Причиной девиантности и преступности является стигматизация (концепции «драматизации зла» Ф. Танненбаума, «социальной идентичности» И. Гофмана, «вторичной девиации» Э. Лемерта, «девиантной карьеры и этикетирования» Г. Беккера).Основной тезис данной группы концепций при объяснении причин преступности сводится к следующему утверждению: преступность,— это результат социальной оценки поведения и объявления его определенных видов преступными. Все люди совершают правильные и неправильные (в каком-либо отношении) поступки. Но одни из них становятся объектами социального контроля и ответного реагирования, а другие — нет. Тем, кто попадает в поле зрения социального контроля, присваивается стигма (клеймо, ярлык.) «преступник». Таким образом, социальный контроль порождает стигматизацию, а она, в свою очередь, уже приводит к формированию у стигматизированных индивидов устойчивого преступного или отклоняющегося поведения, образующего в своей совокупности весь «корпус» преступности или девиантности. Данный тезис лёг в основу теорий социального конструктивизма/конструкционизма (Бергер, Луман).

В основе теории стигматизации лежит концепция символического интеракционизма социального психолога Мэда (1863-1931).Из нее в 1970-1980-е гг. выросла теория стигматизации(Labeling — Approach), в которой огромное значение придается реакции на поступок, а человек понимается скорее как существо, определяемое преимущественно извне, как социально пассивный социальный объект.Лемерт ввел различия между первичной и вторичной девиантностью. Первичное девиантное поведение имеет множество причин. Вторично отклоняющаяся личность — это человек, чья жизнь и идентичность определяются реальностью девиации. Если девиантное поведение оценивать как нормальное изменение (вариант) повседневного поведения, то человек будет и далее рассматриваться как существо, вписывающееся в общество. Если же поведение человека будет обесцениваться, то это будет восприниматься им как нападение на его идентичность и самобытность. В этом процессе человек будет стигматизироваться, отчуждаться от общества и, наконец, исключаться из него.

Основываясь на этих идеях, Г. Беккер разработал теорию девиантной карьеры:человек не рождается девиантом, а становится им, медленно втягиваясь (соскальзывая) в преступный стиль жизни.

Формирование преступной карьеры проходит несколько стадий или этапов:

1) отсутствие или ослабление психологического контакта с близкими людьми;

2) знакомство с девиантной субкультурой, которая предлагает ему мотивацию к действию, создает идентификационные образцы, помогает интерпретировать ситуацию, предоставляет средства защиты от внутреннего и внешнего контроля и т.д.,

3) апробация предлагаемых субкультурой вариантов действий и получение стигмы девианта;

4) принятие стигмы, перестройка ценностного мира, принятие социальной роли, предписанной стигмой.

К параметрам девиантной карьеры, изучаемым в долгосрочной перспективе, относят; распространенность девиантных лиц в окружении человека; случаи совершения девиаций; раннее начало девиантных проявлений (как предикторов развития девиантной карьеры); случаи прерывания карьеры благодаря разным предикторам (семья, отношения в трудовом коллективе, смена личностной концепции и т.д,); специализацию (тенденция к повторению совершения девиации); эскалацию (тенденция к совершению девиаций, все болот тяжких по своим последствиям).

Теория стигматизации продолжает активно развиваться. Так, в 1990-е гг. появилась теория, которую можно назвать «стигматизация в развитии» (developmentalinnature). Здесь акцент делается на самом процессе стигматизации и еевлиянии на девиантную карьеру. Создатели концепции задавались вопросом, будет ли влиять, и как будет влиять стигма на идентичность, какие посреднические функции выполняет стигматизация в процессе интеракции (взаимодействия). Еще одна модификация теории стигматизации — «структурная стигматизация». Речь идет, прежде всего, о стигме в общественном мнении, которая через отвергающую или поддерживающую реакцию окружения, а также ограничение возможностей может играть определенную роль в конформном преодолении жизненных трудностей. Из социально-психологической процессной теории вырастает радикальная социально-структурная точка зрения, в соответствии с которой необходимо связывать интеракционизм и теорию конфликта властей, поскольку девиация является результатом социального определения, которое само обусловлено в капиталистическом обществе властными отношениями. Контролирующие институции (например, полиция, суд) определяют девиантность и преступность, исходя из соображений поддержания власти господствующего класса, и в связи с этим часто стигматизируют поступки представителей низших слоев.

Австралийский криминолог Д. Брейтуэйт добавил в интеракционистскую теорию категорию стыда как важное средство для осуществления неформального социального контроля, сформулировав тем самым теорию стыда и воссоединения. При этом он проводит различие между стыдом, который включает человека в социум, и стыдом, который его исключает. Исключающая реакция общества осуществляется посредством разных форм стигматизации и давления, которые принуждают человека к деградации. При «возвращающем» стыде исключающая реакция, хотя и приводит к осуждению девиации, однако ведет также к нормализации жизни девианта и сохранению его связей с сообществом.

Теории жизненныхциклов (LifeCourseTheories): девиантность и девиантное поведение развиваются как интерактивный процесс (процесс взаимодействия), который встроен в общие жизненные циклы и протекает вместе с ними. Теория нацелена на поиск ответов на вопросы: почему люди вообще начинают действовать девиантно? почему они продолжают так действовать? почему их проступки становятся все более частыми и тяжелыми? и почему, наконец, они прекращают совершать девиации?Личностные или социальные факторы приводят к девиантности, которая в свою очередь наносит личностный и социальный вред самим девиантам. Для объяснения девиантости, а также изменения ее качества используются многие факторы, а также учитываются важные моменты изменений в девиантной карьере.

Недостатки теории стигматизации:

· Она не показывает, какие исходные факторы вызвали девиантное поведение. При многих формах девиации именно условия жизни несут ответственность за навешивание ярлыков на таких людей.

· Раскрывает важные социальные проблемы, но дает лишь частичное объяснение откланяющегося поведения.

· Объяснять только стигматизацией не корректно. По логике теории – если упразднить клеймение, то преступность тоже исчезнет. Однако кличка не пристает к человеку просто так. Сначала дело, потом слово.

Дата добавления: 2019-09-13 ; просмотров: 280 ;

studopedia.net

2. Психическое заболевание как стигма

2. Психическое заболевание как стигма

Предлагая социологически ориентированное исследование мира психического заболевания, психически больного и психиатрии как науки и практики, Гофман вписывает все эти феномены в пространство стигмы и процесса стигматизации – одного из тех процессов, которые отмечают для него функционирование любого общества.

В силу социологического ракурса заболевание как стигма представляется Гофману обязательным элементом общества, необходимым, поскольку задается самой его социальной структурой и механизмами функционирования. Он исходит из тезиса, что «необходимое условие социальной жизни – разделение всеми членами одного-единственного набора нормативных ожиданий; нормы поддерживаются отчасти именно для того, чтобы быть в нее включенным»[567]. В том случае, если нормативные ожидания не разделяются кем-либо, в ход вступают контролирующие механизмы, благодаря которым восстанавливается равновесие и снижается угроза целостности группы и общества.

Разделение нормативных ожиданий общества – это, по Гофману, социально-психологический процесс. Это процесс социальный, поскольку требует не только простого согласия с нормами, и сам человек не имеет над ним полной власти. Вопрос поддержания нормативных ожиданий есть вопрос не желания, не доброй воли, а соответствия. Просто поддерживать нормы общества мало, при этом можно даже попасть в группу стигматизированного меньшинства. Это процесс психологический, поскольку согласие или отказ поддерживать нормы имеют прямое влияние на психологическую целостность человека и связаны с развертыванием его идентичности.

Идентичность стигматизированного пронизана противоречиями. Если его личная идентичность может вполне соответствовать норме, его социальная идентичность все равно может попадать в группу стигматизированной (как это происходит при выраженных телесных физических дефектах). Само рассогласование личной и социальной идентичности и есть основание стигматизации. Поэтому стигматизация для Гофмана – процесс, характерный для всех обществ, имеющих специфические нормы идентичности. Такими же закономерными являются для него и вытекающие отсюда роли – стигматизирующих и стигматизированных. Это составляющие единого комплекса, и одна предполагает другую; более того, в стигматизации каждый член социальной общности всегда разделяет обе роли, и именно благодаря этому сохраняется континуальность социальной целостности.

Само отклонение, девиация, по мнению Гофмана, весьма многообразно и объединяет разношерстную группу признаков и индивидов, которые могут быть собраны в единую группу лишь весьма условно. Условность эта необходима для социологического анализа. «Я не думаю, – пишет он, – что все девианты имеют достаточно общего, чтобы это оправдало необходимость особого анализа: различий между ними гораздо больше, чем похожего, отчасти уже из-за совершенно различного размера групп, в которых могут случаться девиации. Можно, однако, подразделить эту сферу на более мелкие сюжеты, которые могут заслуживать разработки»[568]. Такое объединяющее целое девиации Гофман создает не ради изучения ее самой, поскольку он и сам признается, что многообразие ее проявлений не поддается общему описанию. Все отклонения объединены для другого: для исследования социальных практик стигматизации.

Стигма – это «особый тип отношения между качеством и стереотипом»[569], рассогласование между истинной и виртуальной социальной идентичностью. Нормативные ожидания общества, служащие его фундаментом, составляют виртуальную социальную идентичность. Ей соответствует или противопоставляется актуальная социальная идентичность индивида, т. е. та, которой он в действительности обладает. Достаточная степень рассогласования между ними и приводит к тому, что социум запускает процессы стигматизации. Эта стигматизация разделяет социальный мир индивидов на две части: тех, кто не имеет негативных отклонений от ожиданий (их большинство и их называют нормальными), и тех, кто эти отклонения несет – это и есть стигматизированные.

Стигма – это постыдное, не принятое в обществе качество индивида. И все многообразие стигм Гофман объединяет в три группы: 1) физические отклонения и телесные уродства (слепота, глухота, отсутствие частей тела и проч.), которые приводят к инвалидности; 2) недостатки индивидуального характера (безволие, неконтролируемые эмоции, бесчестность, подлые убеждения и др.), последствиями которых признаются психические расстройства, заключение в тюрьму, тунеядство, попытки суицида, членство в радикальных политических партиях, склонность к наркотикам, алкоголю, гомосексуализму; 3) родовая стигма расы, национальности и религии, передающаяся из поколения в поколение и охватывающая всех членов семьи.

Важнейшее качество стигмы – ее зримость, или видимость. Она должна быть заметна другим людям, кроме того, они могут знать о ее существовании. Именно это обеспечивает отличие стигматизированного от нормальных. Все индивиды, которые обладают тем или иным типом стигмы, несмотря на само ее разнообразие, обладают одной и той же социологической особенностью: «индивид, который мог бы легко участвовать в обычном социальном взаимодействии, обладает некой особенностью, которая навязчиво привлекает к себе внимание и отвращает от него собеседников, тем самым перекрывая путь и другим его качествам, имеющимся и у нас. Он наделен стигмой, нежелательным отличием от того, чего мы ожидали»[570]. Человек со стигмой для остальных членов общества – это не вполне человек, к которому применяется различного вида дискриминация, и таким образом ему отказывают в социальной реализации.

Ситуация стигмы, на взгляд Гофмана, парадоксальна. С одной стороны, общество говорит стигматизированному, что он – член обширной общности, что он – человек, да и сам он чувствует общность идентичности. С другой – оно указывает ему на то, что он в определенной степени отличается от других, и что отрицать это отличие было бы глупо. Гофман подчеркивает, что происходящее со стигматизированными в социальном пространстве необходимо описывать, учитывая два вида концептуальных натяжек: во-первых, стигматизированные погружены в ту же культуру, что и те, кто их стигматизирует, во-вторых, они сохраняют психологическую нормальность. Эти два момента – культурную и психологическую нормальность – Гофман акцентирует в понятии «нормальный девиант» (normal deviant)[571], подчеркивая, что в ряде случаев, особенно на начальных этапах, поведение и опыт стигматизированного могут быть осмыслены как сохраняющие культурную и психологическую нормальность или нет. Жизнь человека как бы делится на два пласта: с одной стороны, необходимо установить ненормальность индивида, а с другой – его можно описать как культурно и психологически нормального.

Этот достаточно запутанный и не вполне однозначный момент Гофман разъясняет на примерах. Он подчеркивает, что даже пребывание человека в психиатрической больнице включает, с одной стороны, его жизнь как стигматизированного и соответствующее к нему отношение, а с другой – предполагает отношение к нему как к человеку, даже если его и считают стигматизированным, и его поведение, жизнь сохраняют черты того, как ведут себя и как живут нормальные люди. Это двойственное отношение, словно злая шутка, по Гофману, есть судьба стигматизированного[572]. Именно поэтому толерантность и гуманизм по отношению к стигматизированным, если исходить из этого утверждения, являются обратной стороной их исключения и констатации их непохожести на других.

Сама стигма функционирует исключительно в смешанном социальном пространстве. Стигматизированный даже при всем своем желании не может укрыться от мира нормальных и оставаться нормальным в мире стигматизированных. Обе эти группы оказываются вместе в одной социальной ситуации и устанавливают смешанные контакты, в которых становится очевидным основное последствие стигмы для самого стигматизированного – недостаток либо полное отсутствие принятия: ему не выказывают того уважения и почтения, которое принято выказывать нормальным.

Анализируя разновидности стигмы, Гофман не рассматривает психическое заболевание отдельно, прояснить этот аспект помогает более поздняя статья «Безумие места», где основное внимание как раз и уделяется социальным механизмам возникновения психических заболеваний.

Гофман связывает возникновение психического заболевания с рассогласованием индивидуального «я» и персоны (person). Персона и «я» для него являются картинами одного и того же человека, при этом «первая зашифрована в поведении других, второе – в поведении самого субъекта»[573]. Если человек гармонично функционирует в обществе и выполняет все операциональные и ситуативные правила, персона и «я» органично взаимосвязаны и никакого рассогласования не происходит. Но если правила нарушаются и актор не выполняет своих обязательств, реципиент переживает обманутые ожидания. Так происходит нормативное регулирование персоны и «я».

Психическое заболевание поэтому отмечает нарушение самой сути социальных обязательств. Социальные нормы функционируют, по Гофману, не для систематического контроля самого человека, но для нормализации отношений, в которые он вовлекается в социальной группе и обществе. Психическим заболеванием человек заявляет другим, что он отказывается от образа себя, диктуемого соответствующей частью социальной организации (семьей, социальной общностью, работой)[574]. Для Гофмана симптомы психического расстройства – это серия ситуативных отклонений, возникающих как активная преднамеренная адаптация к взаимодействию. Эти отклонения продуцируются теми людьми, которые отказываются признавать свое социальное место так, как его видят другие. Посредством таких ситуативных отклонений человек косвенно заявляет свое право на место и «я», которые не может требовать открыто.

Стало быть, стигма психического заболевания – это результат несоответствия общественным ожиданиям и социальным договоренностям, нарушение социальных обязательств. Именно со стигмы, по Гофману, начинается история психически больного. В дальнейшем на его пути, как и на пути многих стигматизированных, возникают поглощающие его тотальные социальные институции.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ

ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ В 1927 году плохо себя почувствовавший Сталин попросил Владимира Михайловича Бехтерева обследовать сего.После осмотра Бехтерев попросил Сталина выйти для проведения консилиума и сообщил своим коллегам, что случай хрестоматийный ? у «сухорукого

Психическое здоровье и эмоциональная сфера

Психическое здоровье и эмоциональная сфера Как гениальность всегда граничит с сумасшествием, так и завышенные ставки на эмоции нередко провоцируют нервные срывы и становятся источником охватывающей многих выдающихся женщин истерии. Другими словами, исключительная

10. Духовное и психическое здоровье

10. Духовное и психическое здоровье Гордыня человечья не знает предела своей великости и, одновременно, своей убогости. Насмотревшись киномаразмов, начитавшись горячечного бреда досужих газетных писак, проглотив не один центнер оккультно-магического чтива, всякий

Тяжелое заболевание короля в Мардике

Тяжелое заболевание короля в Мардике После падения Дюнкерка (25 июня 1658 года) и до падения Грамона и Нинове (28 октября) Тюренн проводит успешно все боевые операции во Фландрии. В результате к французам отходят территории между Изером, Шельдой и Лисом. К сожалению, юный

history.wikireading.ru

Стигматизация психически больных, соц. экология

СТИГМАТИЗАЦИЯ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЭКОЛОГИИ.

8.10.2010, конференция, г.Томск

1. Стигма и девиантность.

В настоящее время во всём мире широкое внимание общественности привлекает проблема стигматизации, в том числе психически больных людей.

Стигматизация – навешивание на индивидов ярлыков маргинальности в том или ином её аспекте, в виде таких определений, как «преступный», «бешенный» и т.д. Поводом для ярлыка может послужить негативно воспринимаемая черта или имя, вплоть до просто «выпученных глаз». Результатом стигматизации обычно становится полное или частичное отторжение индивида от широкого общества. Если наложенная стигма принимается самим индивидом, то она может стать фактором проявления самореализующегося пророчества. (3)

СМИ порой невольно стигматизируют психически больных, когда в новостях появляется сообщение об очередном преступнике, признанном психически нездоровым. Создаётся неправильное представление. Известный термин, «эффект падающих капель», — это как раз о таких репортажах, то есть кумулятивный характер воздействия на индивида со стороны СМИ, возникающий как следствие длительного невольного восприятия сходных по характеру воздействий. Это также называют «отложенным воздействием» со стороны СМИ, при котором содержание послания внедряется в сознание постепенно, преодолевая первичное отторжение. Психологическое сопротивление посланию в конце концов ослабевает под давлением систематических повторов.

Под влиянием стигматизации у человека с психическим расстройством проявляется девиантность – поведение, идущее в разрез с социально-культурными нормами. (Существуют законы, несоблюдение которых влечёт за собой заключение в тюрьму, но помимо законов существуют социально-культурные нормы, за соблюдением которых общество также следит, хотя в менее строгой форме). Девиантность социально условна, поскольку в разные времена социально-культурные нормы меняются. Девиантность может доходить до ретриатизма/ретритизма – когда индивид отвергает как установленные цели общества, так и легальные средства их достижения (по Мертону). (4)

С другой стороны, гениев и святых также относят к девиантам, поскольку их поведение также отклоняется от социально-культурной нормы.

Существует крайняя точка зрения, — Теория стигматизации (Беккер Г.П.), утверждающая неизбежность влияния стигматизации на индивида, восприятие стигматизации как автоматического процесса, то есть, в результате самореализующегося пророчества, заклеймённый начинает действовать в соответствии с полученным ярлыком.

Другие теории говорят о факторе отрицания девиантности — отказе индивида или группы признавать наложенное на них клеймо, приобретающее иногда характер коллективных действий с попыткой обрести собственную идентичность.

Например, Общество «Новые возможности» — это отрицание девиантности.

Но и те, и другие считают девиантность следствием стигматизации.

Лица с психическими расстройствами часто избегают общения со здоровыми людьми и предпочитают социальные связи с такими же товарищами по несчастью. Причиной этого, в большинстве случаев, является стигматизация психически больных.

2. Врач и пациент.

В контексте стигматизации нельзя забывать про существующий в обществе страх перед психиатрией, психиатрической больницей. Поскольку чаще всего в СМИ появляются сообщения о принудительно лечащихся преступниках, в обществе бытует мнение, что психическое заболевание вычёркивает человека из жизни социума. По этой причине проявляются трудности с профилактикой психических заболеваний. Довольно часто человек не обращается к психиатру, пока дело не дойдёт до острого психоза. По этой же причине, в обществе существует страх недобровольной госпитализации, которая подрывает у человека веру в себя, создаёт угрозу его психологической безопасности.

Никто не застрахован от психического расстройства. Конечно, все мы помним рассказ «Палата номер 6» Чехова и недавно снятый фильм Карена Шахназарова на эту тему. Реальные прототипы тоже были – это, например, Кандинский, психиатр, который после того как заболел сам, совершил личный подвиг – описал своё состояние как специалист, после чего в психиатрии описанному им синдрому было дано его имя. В США в 1960-ые годы в процесс обучения будущих психиатров ввели, как тогда считали, безобидный наркотик LSD для того, чтобы они на собственном примере пережили опыт, подобный человеку с психическим расстройством. Позднее применение LSD запретили. (2)

Проблематикой взаимоотношений пациента и врача занимается биоэтика – одно из направлений социальной экологии.

Отмечается, что хотя инвестиции в человека [медицину] должны быть выгодны обществу, на практике их всё ещё относят к расходам, убыткам. (6)

Это не может не влиять на врачей, медицину в целом и психиатрию в частности. Кроме общего положения, психиатрия подвергается нападкам ещё со времён диссидентов и позднее, когда не редко в искусстве — фильмах, сериалах, детективах воображение читателей и зрителей возбуждали образом психиатра, вступившего в преступный сговор с целью очернить здорового человека. В этой связи не редко врачи-психиатры в опубликованных письмах отмечают, что представляются незнакомым людям психологами.

Существует не только стигматизация психически больных, но и стигматизация психиатрии в целом, психиатров!

И оба этих явления связаны с недостаточной информированностью общества в отношении проблем психического здоровья, успехов в этом направлении!

Врач и пациент не должны находиться «по разные стороны баррикады», как это было в те времена, когда психиатрия в нашей стране относилась к пенитициарной системе, как и монастыри, и — тюрьмы(!).

3. Общество и болезнь.

Психическое расстройство – это не настолько редкое явление в обществе, в том числе российском.
Приводят такие данные для России (2007г.):
30% населения когда-либо страдали психическим расстройством,
14% нуждаются в психиатрической помощи,
3% реально получают помощь.

Аналогичные данные приводят для других стран. Так, например, в
Украине проживает 45 миллионов человек, а в психиатрической помощи нуждаются 5 миллионов (данные на 2004г.) .
(7)

В Финляндии на 1991 год психическими расстройствами страдали 18,3%.
(8)

Разные страны и года, а цифры примерно одинаковые, учитывая разницу в методиках подсчёта.

Важным поворотным пунктом в истории отношения к психически больным явилась болезнь английского короля Георга III в 18 веке. Высокое положение больного и тяжесть его заболевания побудило медиков впервые всерьёз заняться такого рода проблемами. (1)
Болезнь не считается с положением человека в обществе.

Кроме того, сторонники новой теории девиантности ввели термин «экспрессивные девианты», которым они обозначают маргинальные девиантные группы общества, которые они рассматривают как воплощение маргинальной добродетели, в отличии от основной массы официального общества, в которой и скрываются истинные преступники.

Как говорил Якоб Леви Морено, «Великие проявления социального безумия – войны и революции – являются порождением нормальных, средних, не отклонившихся от нормы умов. Они воздействуют друг на друга через мощные сети социальных каналов, которые они бессознательно создали и по которым движутся их чувства».
(5)

and — this first started in Japan — 12 suicidies of young couple — and they were allowed to marriy. — Couldn’t get it — after, at 10-th of October conference, 2011 — boy told he commited suicides 9 times but survived — he was absolutly in ‘cognitive dissonance’ telling this.
I myself cometted suicide and sirvived 3 times — 3-d time mainly like — science prove — can I die through this?

after suicied a persona survived considered mentally sick and disabled of 3-d ‘group’. diagnosies if not epilepsy — and this is not — then shisophrenia. 2 diagnosies typically.

and worst even — that their family after this ‘diagnosies’ and what they did with their life consider them lost and — also any mentally sick in moderen Russia is at risky group of loosing documents not be able to tell who is he/she by words and not always taking documents with him/her, plus death of parents and not eager to make documents depression — and finally — > bomzh — it was figures for west that

70-80% of bomzh — mentally sick.

1) Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум, поведение. М., «Мир», 1988, стр.199.

2) Данилин А.Г. LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001. – 521с.

3) Лоусон Тони, Гэррод Джоан, Социология А-Я, Словарь-справочник. М., 2000, 600 стр.

4) Мертон Р.К. Социальная структура и аномия //Социология преступности. М., 1966

5) Морено Якоб Леви. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе. М., «Академический проект», 2001, стр. 46.

6) Юдин Б.Г. Социальная справедливость как проблема биоэтики.

7) Gokun Inna — Project Director of the Kiev Day Care Rahabilitation Center,
GAMIAN-Europe Newsletter, May 2004

8) Pylkkanen Kari, Past President of Finnish Association of Mental Health (1998-2000)
GAMIAN-Europe Newsletter, December 2002

9) Rotstein Vladimir, Bogdan Marianna, «Public Initiatives on Psychiatry», GAMIAN-Europe newsletter, year 9, no 26, summer 2007

proza.ru

Теория стигматизации

Теории, рассмотренные до сих пор, основаны главным образом на анализе личностных особенностей девианта, а также социальных и культурных факторов, способствующих девиации. Однако за последние 20 лет сформировалось несколько новых подходов к девиации, которые основное внимание обращают на тех, кто оценивает человека с точки зрения девиации, а также на то, как обращаются с индивидом, которому приклеен ярлык «девианта».

Говард Беккер предложил концепцию, противоположную обсуждавшимся выше. В своей книге «Аутсайдеры» (1963) он отверг многие психологические и социологические объяснения девиации, потому что они основаны на «медицинской модели», согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле «больным». Такие подходы не учитывают политического аспекта девиации. Беккер считают, что девиация на деле обусловлена способностью влиятельных групп общёства имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. «Социальные группы создают девиацию, — писал он, — поскольку они следуют правилам, нарушение которых считается девиацией кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, которым «наклеиваются ярлыки» аутсайдеров. С этой точки зрения девиация не качество поступка, который совершает человек, а скорее следствие применения другими людьми правил и санкций против «нарушителя»».

В окончательном виде теория стигматизации основана на положениях, сформулированных Танненбаумом в 1938 г., Лемертом в 1951 г., Беккером в 1963 г., Тэком в 1969 г. и Куинни в 1970 г.

Шраг выделяет девять этапов процесса стигматизации:

  1. Ни одно действие не преступно само по себе; оно является таковым в силу закона.
  2. Определение того, что является преступным, применяется в интересах власть имущих представителями этих групп, в частности полицией.
  3. Человек становится преступником не потому, что он нарушил закон, а в силу процесса стигматизации, посредством которого власти приписывают ему этот статус.
  4. Разделение всех людей на две категории — преступников и непреступников — противоречит здравому смыслу и очевидным фактам.
  5. В нарушении закона уличают лишь немногих, тогда как очень многие, быть может, виновны не в меньшей степени.
  6. Поскольку санкции, используемые в правоприменительной деятельности, направлены против человека, а не только против преступного деяния, характеристики преступника влияют на суровость и последствия наказания
  7. Уголовные санкции варьируются в зависимости и от других характеристик преступника, таких, как принадлежность к меньшинству, отсутствие постоянного местожительства, плохое образование, проживание в районах городской бедноты и т. д.,
  8. Уголовная юстиция исходит из стереотипного представления о преступнике как о злоумышленнике, как о человеке низких моральных качеств, заслуживающем порицания.
  9. Тем, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно избавиться от этого клейма и восстановить свое прежнее положение в обществе.

Этапы процесса стигматизации были выделены также Кресси и Уордом:

«Самореализующееся пророчество», идущее от стигматизации, — проблема, обсуждавшаяся Мертоном в 1957 г. Становится ли человек делинквентом в силу стигматизации, или дело заключается в том, что компетентный эксперт поставил правильный диагноз и сделал верный прогноз вот вопрос, который следует считать центральным. Несомненно, каждая из этих точек зрения частично отражает социальную ситуацию. Стигматизация девиантов осуществляется в форме наклеивания ярлыков и стереотипизации. Как правило, это происходит тогда, когда делинквенты объединяются в преступную шайку и общество отвергает эту шайку, что делает девиантное поведение явным и привлекает к нему общественное внимание.

При осуществлении программ контроля над делинквентностью следует избегать стигматизации. Во-первых, с точки зрения ее результатов остается неясным, что лучше — делать что-нибудь вообще или ничего не делать, а если что-то делать, то что именно. Во-вторых, расширение наших знаний о молодежи открывает для нас категорию людей, которые нуждаются в помощи скорее, чем делинквенты; поэтому стигматизация представляет собой юридическую категорию, способствующую проведению ненужных различий.

Критика теории стигматизации:

В отличие от концепций, обращающих основное внимание на особенности индивидов, способствующие девиации, теория стигматизации объясняет, каким образом формируется отношение к людям, как девиантам.

Эта теория подвергается критике. Гоув и другие исследователи считают, что ее сторонники «стоят на стороне обездоленных», которые оказались на дне общества и не могут оказать сопротивление тем, кто навешивает на них ярлыки девиантов. Сравнительно недавно Пивен (1981) отметила, что сторонники этой концепции в какой-то мере преувеличивают пассивность девиантов и их неспособность бороться с правящими классами.

Она утверждает, что в действительности известно много людей, оказывающих сопротивление, иногда успешное, попыткам властей унизить их и поставить на колени. Она приводит пример борьбы негров юга Америки, которые отвергают нормы, навязываемые им окружающим обществом, и организуют бойкоты, сидячие забастовки и марши протеста. Согласно точке зрения Пивен, девиация подразумевает конфликт в большей мере, чем предполагают сторонники теории наклеивания ярлыков.

5) Теория конфликта

Теория конфликта возникла па основе положений и принципов, разработанных Георгом Зиммелем (1858-1918), который считал, что конфликт является формой взаимодействия в отличие от его содержания. Содержание может быть различным, но форма «социального конфликта» остается одной и той же. Теория конфликта исходит из ориентированного на социальную психологию подхода к формированию личности с позиций социального взаимодействия и представления о коллективном поведении как о социальном процессе.

Еще более ярко выраженный политический подход к девиации выбран группой социологов, которые называют себя «радикальными криминологами». Они отвергают все теории преступности, трактующие ее как нарушение общепринятых законов; утверждают, что такие концепции характеризуют общество как абсолютно единое целое. Согласно их точке зрения, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Чтобы пояснить суть этой концепции, Остин Турк (1969) привел следующий довод: когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер. Например, сотрудники полиции с большей готовностью применяют законы, соответствующие их собственной субкультуре (скажем, запрещающие гомосексуализм), чем те, которые противоречат ей (например, защищающие гражданские права). Кроме того, полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедняков и не причастных к власти, тех, кого можно подавлять, не встречая сопротивления.

Квинни (1977) рассматривает данную проблему с марксистской точки зрения. Он утверждает, что законы и деятельность правоохранительных органов — это орудие, которые правящие классы (владеющие средствами производства) используют против тех, кто лишен власти. Например, в XII в. были приняты законы, запрещающие бродяжничество, что было обусловлено стремлением землевладельцев, заставить бедняков работать, ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или его забирали в отряды крестоносцев (Чемблисс, 1964). Далее Квинни подчеркивает, что даже законы, якобы противоречащие интересам правящих классов (например, принятое в 30-е и 40-е г. XX в. законодательство, поддержавшее требование профсоюзов), в действительности служат этим интересам. Ведь если бы такое законодательство не было принято, мог произойти революционный взрыв, что привело бы к коренным изменениям социального строя.

Таким образом, «радикальная криминология» не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы. Более того, сторонники этой теории рассматривают девиантов не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится изолировать и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних множество своих членов, якобы нуждающихся в контроле.

Критика теории конфликта:

· В обществе, где нет противоборствующих классов все равно есть преступность.

· Теории конфликта рассматривают преступников из низших слоев как имеющих право на преступления.

Мы рассмотрели основные социологические подходы к объяснению девиантного и делинквентного поведения, которые играют значительную роль в современной интерпретации рассматриваемого явления.

Итак, девиантным поведением считается любое по степени выраженности, направленности или мотивам поведение, отклоняющееся от критериев той или иной общественной нормы.

Девиантное (отклоняющееся) поведение имеет следующие клинические формы:

· аутоагрессия (суицидальное поведение);

· злоупотребление психоактивными веществами;

· характерологическое и патохарактерологическое поведение;

· нарушения пищевого поведения;

· аномалии сексуального поведения;

Эти клинические формы девиантного поведения и можно отнести к основным формам аномального поведения

studopedia.ru

Теория стигматизации (навешивание ярлыков). Хороший — плохой. Поведение человека, поступки

Популярная теория стигматизации возникла в XX веке. Ее сторонники считают, что в обществе существует распространенный механизм навешивания ярлыков на определенные социальные группы. С помощью него большинство осуждает те или иные отклонения от общепризнанного нормального поведения.

Основы теории

Причины данного явления кроются в конфликтах людей между собой. Теория стигматизации гласит, что большинство определяет нормы, а нарушителей этих норм наделяет ярлыком (стигмой). Люди, не соблюдающие общепринятые правила поведения, считаются девиантами (отклонившимися).

Теория стигматизации сформировалась благодаря трудам нескольких всемирно известных социологов: Эдвина Лемерта, Говарда Беккера и Кая Эриксона. Все они принадлежали к одному поколению ученых, работавших в первой половине XX столетия. Также большой вклад в развитие теории внес Эрвинг Гоффман. Ключевой особенностью этого учения является идея о том, что отрицательных по своей природе поступков не существует. Внутреннее содержание никак не влияет на оценку. Отрицательное отношение зависит только от тех норм, которые свободно принимает само общество.

Первичная девиация

В социологии принята точка зрения, согласно которой нет «нормальных» и «ненормальных» людей. Более того, каждому человеку свойственно девиантное поведение в какой-нибудь определенной сфере. Поэтому не существует и людей с патологиями. Кто-то нарушает правила дорожного движения, кто-то не доплачивает налоги, кто-то хулиганит во время футбольных матчей.

Теория стигматизации выделяет так называемую первичную девиацию. Это те нарушения общественных норм, которые ускользают из-под внимания правоохранителей из-за своей несерьезности и обыденности. Более того, оценка «хороший», «плохой» поступок зависит от множества мелочей. Например, в некоторых обществах женщинам непозволительно делать то, что можно делать мужчине, в то время как в других странах таких ограничений нет. Также часто девиантное поведение определяется, согласно массовым стереотипам. Например, во многих странах мужчин критикуют за женоподобный вид и имидж, хотя где-то подобное поведение никак не возбраняется. Критерий «хороший», «плохой» связан с социальным окружением человека. Только от нравов живущих рядом людей зависит, последует ли за то или иное поведение критика.

Вторичная девиация

Навешивание большинством на человека ярлыка влечет для него заметные последствия. В ответ на реакцию общества возникает вторичное девиантное поведение. Человек, получивший ярлык, становится для окружающих наркоманом, преступником, бездельником и т. д. Этот статус подавляет любые другие индивидуальные свойства личности. Люди, долгое время прожившие в качестве заклейменных, начинают строить всю свою жизнь на основе этой характеристики.

Теория стигматизации также объясняет типичное поведение тех, кто оказался в девиантной группе. Каждый день чувствовать на себе критику остального общества – огромный стресс. От людей с негативным ярлыком часто отворачиваются друзья, знакомые и даже родные. Подобная критическая ситуация испытывает все социальные навыки личности. Что может сделать человек в таком положении? Как правило, он объединяется в девиантную группу с такими же людьми.

Стигматизация и криминал

Очень ярко принцип сплачивания работает в преступном мире. Люди, оказавшиеся в данной среде, почти всегда становятся членами огромной группы, противопоставляющей себя остальному социуму.

Основываясь на данной закономерности, некоторые исследователи считают, что рост преступности отчасти происходит и потому что общество клеймит преступников, отторгает их в уголовную нишу и тем самым не дает попавшим в тюрьму вернуться в нормальную жизнь. Теория стигматизации в криминологии сегодня имеет множество сторонников. Интересно, что схожее правило приводит к появлению молодежных субкультур и контркультур.

Жизнь с ярлыком

Групповая деятельность стигматизированных людей может принимать самые разные формы. Но во всех них есть общий похожий объединяющий стимул – желание найти товарищей по несчастью. Это могут быть хорошо организованные и даже пользующиеся поддержкой государства и социальных служб клубы инвалидов, престарелых, людей, страдающих от ожирения и т. д.

Некоторые из этих кружков могут развиться в нечто большее. Например, во многих странах существуют собственные общенациональные общества анонимных алкоголиков. Они не просто объединяют людей, пытающихся бороться со своими вредными привычками. Такие общества предлагают своим членам целую доктрину – новый образ жизни, необходимый для того, чтобы вернуть свою жизнь в нормальное русло.

Стигматизация в социологии может происходить и по национальному признаку. В таком случае люди часто объединяются по принципу соседства. В крупных городах появляются небольшие национальные районы, большая часть населения которых состоит в той или иной диаспоре.

«Понимающие»

Часто социальная стигматизация приводит к тому, что навязанная идентичность человека может не совпадать с идентичностью истинной. Данное расхождение оставляет на личности негативный отпечаток. Такой асоциальный человек может ожидать поддержки только от двух групп людей. Первая – это те, кому приходится жить с такой же стигмой. О них речь шла выше.

Но есть и вторая группа. Это так называемые «понимающие». Такие люди считаются «нормальными», общество относится к ним как к своим. Однако они не хотят навешивать ярлыки на «прокаженных». Наоборот, «понимающие» относятся к носителям стигмы с симпатией. С ними человек, страдающий от своего недостатка, может чувствовать себя комфортно. «Понимающие» не стыдят и не заставляют отверженного остальным обществом контролировать себя.

Контакты с девиантами

Явление «понимающих» особенно заинтересовало Эрвинга Гоффмана. Он подробно описал данный тип человеческого отношения в своей книге «Стигма». Согласно его предположению, для того чтобы сблизиться с маргиналом, обычному человеку необходимо пережить серьезное потрясение – что-то такое, что позволило бы ему взглянуть на окружающих непривычным для себя взглядом.

Стигматизированные с трудом идут на контакт с людьми из чужого круга. Например, «плохой» ребенок, изгнанный из компаний сверстников, скорее всего, будет огрызаться на попытки установить с ним какие-либо отношения. Это естественная психологическая защита от окружающей по большей части враждебной среды. Каждый асоциальный человек со временем теряет свою коммуникабельность. Постепенно ему все сложнее находить с людьми общий язык. Поэтому даже дружелюбно настроенному индивиду придется некоторое время ждать и стараться показать свою искренность. И только после этого ему удастся заручиться доверием стигматизированного.

Идеи Томаса Шеффа

Идея стигматизации была одной из основных в научном творчестве Томаса Шеффа. Его главный тезис – общество устанавливает над своими членами социальный контроль, главными инструментами которого являются санкции против отклонившихся от общепринятой нормы. Шефф продолжил изыскания своих предшественников. На него заметно повлияла теория стигматизации Беккера.

В то же время Шефф изучал явление навешивания ярлыков со своего собственного ракурса. До этого он много исследовал проблему психических заболеваний и их перехода в межличностное пространство. По сути, Шефф связал психологию и социологию.

Остаточное отклонение

В творчестве Томаса Шеффа теория стигматизации переросла в теорию остаточного отклонения. Ее автор считал, что многие психические заболевания – результат социальной реакции и выбора человека. Такое спорное заявление – один из постулатов критической социальной теории. Идея Шеффа появилась после переосмысления общественных норм.

Современная культура отличается тем, что все люди внутри одного культурного пространства должны разделять приблизительно одинаковый образ мыслей. Данные нормы закрепляются в поведении человека еще в детстве посредством воспитания. Для того чтобы сделать малыша социально адаптированным, родители прививают ему все те взгляды и привычки, которые считаются необходимыми для полноценной жизни в обществе. «Плохой» ребенок может отказываться признавать эти ориентиры, и тогда он оказывается вне круга общения ровесников. Точно такой же принцип работает и со взрослыми.

Природа отклонений

В своих книгах и статьях Шефф подчеркивал, что психическое заболевание – это лишь отражение акта выбора ценностей. И сегодня эта идея имеет множество противников. Шефф отказался признавать психическое здоровье физическим фактом. То есть «ненормальность» — такой же осознанный выбор, как и привычка здороваться со знакомыми людьми.

Создатель резонансной теории обращал особое внимание на важность в социальных манипуляциях эмоционального фактора. Например, дети постоянно сталкиваются с несоответствием того, что они хотят, и того, что им разрешают и запрещают. Их способом выразить свое недовольство является плач. Постепенно детям приходится принимать те стандарты поведения, которые им прививают родители.

У девиаций есть свои четкие границы, которые отделяют ее от нормы. Для того чтобы поддерживать это соотношение, общество постоянно напоминает самому себе о том, что такое хорошо, а что такое плохо. К примеру, на телевидении и в газетах постоянно присутствуют упоминания о кражах, убийствах и других преступлениях. Людям каждый день напоминают о порочности криминала и ответственности за нарушение законов.

В то же время некоторые социологи сегодня пытаются доказать, что общество вольно или невольно сохраняет отклонения, создавая для них плодородную почву. Например, тюрьмы не помогают человеку отказаться от своего девиантного поведения. Напротив, преступник находит в местах заключения удобную среду обитания, которая служит в качестве места сплочения людей из криминального мира.

Стигматизация и эмоции

У взрослых в качестве эмоций по отношению к стигматизации выступают гордость и стыд. Эти естественные реакции являются ответом на социальные санкции. В данном случае речь идет невербальных повседневных поощрениях и запретах. Санкции могут быть воображаемыми. Регуляторы стыда и гордости у человека включаются и в тот момент, когда он находится один и не является объектом прямой критики общества.

Стыд порождает еще одну эмоцию – гнев. Циркуляция двух этих чувств идет в три стадии. Сначала происходит разрушение социальной связи, затем наступает нарушение коммуникации и, наконец, все это заканчивается конфликтом между людьми. Многие специалисты сходятся во мнении, что эта закономерность является порочным кругом, из которого невозможно выбраться, не изменив собственного поведения. При этом острое чувство стыда нередко блокирует возможность восстановить социальную связь «нормальных» и стигматизированных. Часто оно запускает реакцию отчуждения.

Угнетенное состояние девианта

При стигматизации у человека, получившего ярлык, часто возникает депрессия. Ее корень кроется в отсутствии надежных социальных связей. У больного депрессией человека эти важные для полноценной жизни контакты разрушены. Данное состояние возникает как логическое продолжение отчуждения стигматизированных от остального общества.

Стигматизация общества в социологии, в психиатрии - теория
fb.ru

COMMENTS