Воспоминание — в психологии, значение слова, детские воспоминания

Великое забвение: куда деваются детские воспоминания

Анна Веселко

Обычно взрослые люди помнят не так много из своего раннего детства, и этому есть психологические и нейрофизиологические объяснения. Но если мы не помним деталей, имеют ли эти воспоминания значение с точки зрения формирования нашей личности? И куда, а главное, почему уходит наша детская память? Возможно, нам есть что скрывать от самих себя? Публикуем сокращенный перевод эссе писательницы Кристин Олсон для журнала Aeon, в котором она пытается ответить на эти вопросы и найти следы собственного детства.

Я самая младшая из пяти детей. Моей матери было 35, когда она зачала меня в 1951 году, и она была настолько огорчена этой хронологической нескромностью, что даже попыталась скрыть свою беременность. […] Возраст моей матери и мое позднее прибытие в семью были обременительными и для меня, особенно когда я пошла в школу в 1957 году и познакомилась с матерями своих одноклассников. У этих женщин все еще были маленькие дети! Они все еще сажали их в машины и отправлялись на пикники у реки или в походы… им по-прежнему приходилось решать конфликты из-за игрушек. Но к тому времени, когда я пошла в первый класс, мои братья и сестры уже покинули родительский дом… и мы превратились из очень шумной семьи в очень тихую.

Моя семья рассказывала мне истории о том, прежнем периоде: как мой старший брат прозвал меня Убанги, потому что мои волосы росли плотными толстыми локонами; как другой мой брат любил устраивать на меня засады с игрушечным крокодилом, потому что это заставляло меня кричать от ужаса; как моя старшая сестра носила меня, как кенгуру. Но в ответ я могу предложить им довольно мало собственных историй из тех ранних лет. Мое самое яркое воспоминание — это постоянное напряжение из-за того, что я не могу побыть с моими братьями и сестрами так же, как они проводят время друг с другом. Я помню, как ложилась спать, когда было еще светло, и пинала простыни, прислушиваясь к их голосам, доносившимся из холла или через окна с заднего двора. […]

Несколько лет назад я подумала, что, возможно, у меня будет шанс восстановить то потерянное прошлое, когда мы все собрались в доме, который наша семья когда-то снимала каждое лето. […] Мои братья съездили туда чуть раньше меня и, по их словам, нашли нашу старую хижину неизменной — даже стол, сделанный на местной лесопилке, по-прежнему стоял в гостиной. […] Когда мы добрались до хижины, мои братья и сестры разбежались, чтобы занять свои любимые места на свежем воздухе, но я осталась рядом с машиной, пораженная тем, насколько это место отличалось от того, что я помнила.

Я помнила, что, чтобы добраться до воды, требовалась долгая прогулка от дома по песчаному пляжу, в моей голове даже был образ моей матери, стоящей на этом огромном пляже, — ее платье развивается на ветру, рука прижата ко рту. Но галечный берег оказался всего в нескольких футах от дома. Я вспомнила хребет дамбы, выступающей из воды недалеко от дома, опасный обрыв на краю озера, к которому мои братья и сестры однажды рискнули подойти слишком близко. Но оказалось, что дамбы не было видно из дома. Я проследовала за отцом внутрь, где его очаровала крошечность кухни. Он продолжал открывать дверцы шкафов и смеяться, когда они ударялись друг о друга в узком проходе. «Твоя мама просто ненавидела эту кухню! — сказал он. — Она всегда готовила большие завтраки, и стоило ей закончить уборку, как вы, дети, забегали обратно в дом, чтобы пообедать».

Я этого не помнила. Я не помнила стола. Я ничего не помнила об этом месте. Мои братья и сестры таскали меня через дом, показывая, где все спали — они сказали, что я спала в маленькой нише в коридоре, хотя я помнила, как оставалась в комнате родителей и в утреннем свете наблюдала за тем, как они спят. Братья и сестры продолжали рассказывать мне о других деталях, связанных с жизнью, которую мы все вели в этой хижине, и хотели, чтобы я вспомнила хоть что-то, но этого не происходило. Я даже встала на колени и обошла гостиную, посмотрев на нее на уровне глаз малышей, вглядываясь в пыльные подоконники, вдыхая запах досок сосновых стен и пробегая пальцами по половицам. Ничего.

Теперь я знаю, что в целом было бы необычным вспомнить что-нибудь из того времени. Мало кто из взрослых помнит свое раннее детство. Для этого даже есть термин — амнезия детства, введенный Зигмундом Фрейдом в 1910 году для описания отсутствия воспоминаний о первых трех или четырех годах жизни и нехватки полных воспоминаний примерно до возраста семи лет. На протяжении более столетия проводилось несколько исследований о том, спрятаны ли воспоминания об этих ранних годах в специальной части нашего мозга и можно ли их восстановить какими-то специальными сигналами. Именно на это я надеялась, когда снова посетила нашу старую хижину вместе с братьями и сестрами. Я намеревалась вызвать непокорные воспоминания с помощью видов, звуков, запахов и прикосновений того места. Но исследования показывают, что воспоминания, которые мы формируем в столь ранние годы, попросту исчезают.

Фрейд утверждал, что мы подавляем самые ранние воспоминания из-за сексуальной травмы, затем до 1980-х годов большинство исследователей предполагали, что мы не сохраняем воспоминаний о раннем детстве, потому что просто не создаем их — события идут своим чередом, не оставляя прочного отпечатка в мозгу ребенка. Однако исследование, проведенное психологом из Университета Эмори Робин Фивуш и ее коллегами в 1987 году, навсегда развеяло это заблуждение, показав, что дети, которым было всего 2,5 года, могли вспоминать события прошлого, если они не произошли более полугода назад. […]

Большинство из нас полагает, что мы не можем вспомнить события, будучи взрослыми, потому что они ушли слишком далеко в прошлое… но это не так. Мы теряем воспоминания, еще будучи детьми

Психолог Кэрол Петерсон из Мемориального университета Ньюфаундленда провела серию исследований, чтобы определить возраст, в котором исчезают воспоминания о раннем детстве. Сначала она и ее коллеги собрали группу детей в возрасте от 4 до 13 лет, чтобы те описали три своих самых ранних воспоминания. Родители детей стояли рядом, чтобы убедиться, что воспоминания правдивы, и даже самые маленькие дети могли вспомнить события, происходившие, когда им было около двух лет.

Затем, через два года, детей снова опросили, чтобы узнать, не изменилось ли что-нибудь в их воспоминаниях. Более трети детей в возрасте 10 лет и старше сохранили воспоминания, которые они перечислили в первой части исследования. Но дети младшего возраста — особенно самые маленькие, которым на начало эксперимента было четыре года — забыли их практически полностью. «Даже когда мы подсказывали им их более ранние воспоминания, дети говорили: „Нет, со мной этого никогда не случалось“, — сказала мне Петерсон. — Мы наблюдали за амнезией детства в действии».

И у детей, и у взрослых память на удивление избирательна в отношении того, что закрепляется в ней, а что отпадает… и чтобы попытаться понять, почему одни воспоминания превалируют над другими, Петерсон и ее коллеги снова изучили воспоминания детей. В результате они пришли к выводу, что, если воспоминание было очень эмоциональным, дети имели в три раза больше шансов вспомнить его спустя два года. Конкретные воспоминания — когда дети полностью понимали, кто, что, когда, где и почему — также сохранялись в пять раз чаще, чем разрозненные фрагменты событий. […]

Чтобы сформировать долговременные воспоминания, должен сойтись ряд биологических и психологических звезд, и большинству детей не хватает механизмов для этого согласования. Сырой материал памяти — образы, звуки, запахи, вкусы и тактильные ощущения из нашего жизненного опыта — поступают и регистрируются через кору головного мозга, место познания. Чтобы они стали памятью, они должны быть связаны в другой структуре мозга, гиппокампе. […] Гиппокамп не только объединяет множество входных сигналов от наших органов чувств в единое новое воспоминание, но также связывает эти образы, звуки, запахи, вкусы и тактильные ощущения с аналогичными, уже сохраненными в мозге. Но некоторые части гиппокампа развиваются окончательно только тогда, когда мы становимся подростками, поэтому детскому мозгу сложно завершить этот процесс. […]

Кроме того, маленькие дети плохо разбираются в хронологии: от полного освоения часов и календарей их отделяет несколько лет, поэтому им трудно привязать событие к конкретному времени и месту. У них также нет словарного запаса, чтобы описать событие, и этого они не могут создать своего рода причинно-следственный рассказ, который, по мнению Петерсон, лежит в основе прочного воспоминания. У детей также нет развитого самосознания, которое могло бы побудить их накапливать и пересматривать фрагменты опыта как часть расширяющегося жизненного нарратива.

Детские воспоминания, какими бы хрупкими они ни были, к тому же могут подвергнуться процессу, который называется измельчением. В первые годы жизни мы создаем ураган из новых нейронов в части гиппокампа, называемой зубчатой ​​извилиной, и продолжаем формировать их всю оставшуюся жизнь, хотя и не с такой скоростью, как в детстве. Недавнее исследование, проведенное нейробиологами Полом Франкландом и Шиной Джосселин из Торонто, предполагает, что этот процесс, называемый нейрогенезом, на самом деле может вызывать забывание, нарушая цепи существующих воспоминаний.

Наконец, наши воспоминания могут искажаться воспоминаниями других людей о том же событии или новой информацией, особенно когда она так похожа на информацию, уже хранящуюся в памяти. Например, вы встречаетесь с и запоминаете его имя, но позже встречаете второго человека с похожим именем и начинаете путаться с именем первого. Мы также можем потерять наши воспоминания, когда синапсы, соединяющие нейроны, распадаются из-за их неиспользования. «Если вы никогда не используете конкретное воспоминание, синапсы, ответственные за его хранение, могут быть задействованы для чего-то другого», — говорит психолог Патрисия Бауэр из Университета Эмори.

Однако воспоминания становятся менее уязвимыми для уничтожения и разрушения по мере взросления ребенка. Большинство четких воспоминаний, которые мы несем через жизнь, формируются во время так называемого всплеска воспоминаний в возрасте от 15 до 30 лет, когда мы вкладываем много энергии в изучение мира вокруг, чтобы понять, кто мы такие. По словам Бауэр, события, культура и люди этого периода прочно остаются в наших воспоминаниях и могут даже затмить воспоминания настоящего. Именно поэтому фильмы тогда были лучше, как и музыка, мода, политические лидеры, люди и так далее.

Конечно, у некоторых людей сохраняется больше воспоминаний из раннего детства, чем у других. И, похоже, на запоминание отчасти влияет культура участия в семье. Исследование, проведенное в 2009 году Петерсон вместе с Ци Ван из Корнелла и Юбо Хоу из Пекинского университета, показало, что у детей в Китае меньше таких воспоминаний, чем у детей в Канаде. Они предполагают, что это открытие можно объяснить культурой: китайцы меньше ценят индивидуальность, чем жители Северной Америки, и, следовательно, с меньшей вероятностью будут тратить столько же времени на привлечение внимания к отдельным моментам жизни человека. Канадцы, напротив, усиливают воспоминания и поддерживают активность синапсов, лежащих в их основе. Другое исследование, проведенное психологом Федерикой Артиоли и ее коллегами из Университета Отаго в Новой Зеландии в 2012 году, показало, что молодые люди из больших итальянских семей имели больше ранних четких воспоминаний, чем люди из итальянских нуклеарных семей, предположительно из-за менее интенсивной передачи семейных воспоминаний.

Но для того, чтобы улучшить воспоминания ребенка, не обязательно регулярно собираться в компании двоюродных и троюродных родственников. Исследование Бауэр также указывает, что мать (или другой взрослый), вовлекая ребенка в живой разговор о прошедших событиях, мотивирует формирование воспоминаний. «Такое взаимодействие способствует расширению памяти на длительный период, — говорит Бауэр. — Оно не обязательно гарантирует, что событие запомнится, но наращивает своего рода мышцы памяти. Ребенок учится сохранять воспоминания и лучше понимает, какой их частью можно поделиться. В ходе таких разговоров ребенок учится рассказывать истории». […]

Я задаюсь вопросом, не сломался ли наш семейный аппарат рассказывания историй и установки памяти к тому времени, когда я появилась на свет. Мои братья и сестры обожали меня — так мне говорят, и я этому верю, — но их главными занятиями в те годы были езда на лошадях, футбол, победы на орфографических конкурсах в школе, а не разговоры с малышом. К тому же где-то между моим рождением и отъездом моих братьев и сестер из родительского дома у нашей матери случился срыв, который погрузил ее в двадцатилетнюю депрессию и агорафобию. Она могла пойти в продуктовый магазин только в сопровождении моего отца, который катил тележку, держа в руке список продуктов. Даже когда она ходила в салон красоты, чтобы подстричься, уложить и покрасить волосы, мой отец сидел рядом с ней, читая Wall Street Journal. Когда мы все были дома, она проводила много времени в своей комнате. На самом деле никто не знает, когда именно началась тоска моей матери и ее уход от мира — а сейчас ее нет рядом, чтобы рассказать нам, — но это могло начаться, когда я была очень маленькой. Все, что я помню, это тишина.

Первые три-четыре года нашей жизни — это сводящие с ума, таинственно пустые начальные страницы нашей истории о себе

Как сказал Фрейд, амнезия детства «скрывает от нас раннюю юность, превращая нас в незнакомцев для нас самих». […] Но если мы не можем вспомнить многое из тех лет, будь то жестокое обращение или чрезмерная забота, имеет ли значение, что происходило на самом деле? Если дерево упало в лесу нашего раннего развития и у нас не было достаточно когнитивных инструментов, чтобы сохранить это событие в памяти, повлияло ли оно на наше формирование?

Бауэр говорит, что да. Даже если мы не помним ранние события, они оставляют отпечаток на том, как мы понимаем и чувствуем себя, других людей и мир в целом. Например, у нас есть тщательно продуманные представления о птицах, собаках, озерах и горах, даже если мы не можем вспомнить конкретные события, которые сформировали эти представления. «Вы не можете вспомнить, как катались на коньках с дядей, но вы понимаете, что кататься на коньках и навещать родственников — это весело, — объясняет Бауэр. — Вы чувствуете, насколько хороши люди, насколько они надежны. Возможно, вам никогда не удастся точно определить, как вы это узнали, но вы знаете».

И мы не сумма наших воспоминаний — или, по крайней мере, не полностью. Мы также являемся историей, которую мы строим о себе сами, нашим личным повествованием, которое интерпретирует и придает значение тому, что мы действительно помним, и тому, что другие люди рассказывают нам о нас самих. Исследования психолога из университета Дэна МакАдамса показывают, что эти рассказы направляют наше поведение и помогают проложить наш путь в будущее. Особенно удачливы те из нас, у кого есть истории, в которых мы находим зерно удачи, даже несмотря на все невзгоды.

Так что наши истории — это не голые факты, выгравированные на каменных скрижалях, это рассказы, которые движутся и трансформируются, и именно в этом — основа большей части разговорной терапии. Вот, кстати, один воодушевляющий аспект старения: наши истории о себе становятся лучше. «По причине с возрастом мы склонны акцентировать внимание на положительных моментах, — говорит МакАдамс. — У нас больше желания или мотивации смотреть на мир в более ярких красках. У нас развивается предвзятость в отношении наших воспоминаний».

Я не могу заставить себя вспомнить ранние годы своей жизни с моими братьями, сестрами и матерью, у которой еще не случился срыв, даже если я снова посещаю ту хижину и горную идиллию, где разворачивались лета прежней прекрасной жизни. Но я могу использовать «добрую линзу» старения и исследования ученых, занимающихся памятью, чтобы на этих пустых страницах написать историю, не запятнанную утратой.

Воспоминание - в психологии, значение слова, детские воспоминания
theoryandpractice.ru

Воспоминание

Частным видом воспроизведения является процесс вспоминания; частным видом представления — воспоминание в собственном смысле слова.

Представление как продукт воспроизведения — это воспроизведенный образ, всплывающий из прошлого; воспоминание — образ, отнесенный к прошлому. Воспоминание предполагает относительно высокий уровень сознания. Оно возможно только там, где личность выделяет себя из своего прошлого и осознает его как прошлое. Воспоминание включает осознание отношения воспроизведенного образа к тому прошлому, которое оно воспроизводит.

Воспоминание — это представление, отнесенное к более или менее точно определенному моменту в истории нашей жизни.

Эта сторона памяти неразрывно связана со всем процессом формирования личности. Лишь благодаря ей мы не оказываемся каждый раз отчужденными от самих себя, от того, чем мы сами были в предшествующий момент нашей жизни. Это историческая память, в которой выражается единство нашего личного сознания. Это специфическая человеческая память. Вряд ли какое-либо животное имеет воспоминание о своем прошлом. Благодаря памяти в единстве нашего сознания отражается единство нашей личности, проходящее через весь процесс ее развития и перестройки. С памятью связано единство личного самосознания. Всякое расстройство личности, доходящее в крайних своих формах до ее распада, всегда поэтому связано с амнезией, расстройством памяти и притом именно этого «исторического» ее аспекта: известные периоды жизни выпадают из памяти, утрачиваются для личного сознания.

Локализация наших воспоминаний, располагающая события нашего прошлого в определенном месте последовательного хода нашей жизни, обычно является продуктом тесного сплетения непосредственно всплывающих воспоминаний и опосредованного процесса их восстановления. Попытка считать наши воспоминания продуктом реконструкции прошлого, совершающейся посредством одних лишь умозаключений, по существу совершенно тожественной с реконструкцией хода исторических событий, свидетелем которых мы не были (М.Хальбвакс), явно несостоятельна. Но бесспорно, что процесс локализации наших воспоминаний включает в себя умозаключения и является опосредованным процессом. Целый ряд воспоминаний мы локализуем через заключения об объективной последовательности событий на основании причинных зависимостей между ними. Без таких умозаключений порядок наших воспоминаний и интервалы между событиями, к которым они относятся, не были бы сколько-нибудь однозначно определимы.

Опорные точки для восстановления наших воспоминаний и их локализации доставляет нам социальная жизнь. Наши воспоминания обычно относятся к ситуациям, в которых принимали участие другие люди, хотя бы нашего ближайшего окружения. Очень часто основные вехи нашей жизни определяются событиями общественно-политической жизни.

Эти события датированы независимо от наших личных воспоминаний. Но, исходя из них, мы можем локализовать наши воспоминания, поскольку события нашей жизни постоянно сплетались с событиями коллективной жизни и по мере их переживания включались в рамки социальной жизни. Внутри этих социальных рамок мы и осуществляем локализацию наших воспоминаний.

В нашей «исторической» памяти, воспроизводящей наше прошлое, особенно отчетливо выявляется значение для формирования памяти требований, предъявляемых к человеку социальными отношениями, в которые он вступает. Необходимость действовать в дальнейшем в соответствии с характером обязательств перед другими людьми влечет за собой необходимость сохранять воспоминание о прошлом. Участие в общественной жизни требует сохранения и уточнения воспоминаний, и оно же дает для этого опорные точки. Мы должны помнить наше прошлое, поскольку оно связано с другими людьми, и именно это участие в коллективной жизни связывает события нашей индивидуальной жизни с событиями коллективного опыта; это дает возможность восстановить первые, исходя из вторых. И на памяти человека, следовательно, сказывается то, что он — общественное существо, включенное в общественную жизнь.

Значение социальной жизни для восстановления воспоминаний, освещающих историю нашей жизни, специально отметили представители французской социологической школы.

М.Хальбвакс посвятил специальное исследование 104 обоснованию того положения, что процесс воспоминания совершается на основе «социальных рамок», в которых протекает наша жизнь. Хальбвакс исходил из идеалистической концепции Э.Дюркгейма, признающего реальное существование коллективного духа социальной группы. Утверждение о социальной природе памяти у человека превращается у Хальбвакса в отожествление ее с памятью общесоциальной группы.

Психология памяти, развитая Хальбваксом, представляет собой не что иное, как частную реализацию в учении о памяти характерного для французской социологической школы сведения психологии и идеологии и растворения идеологии в психологии. С этой общей позицией связано и то, что Хальбвакс отожествлял воспоминание личного прошлого с процессом восстановления исторического прошлого, свидетелем которого мы не были. Более осторожен в своих выводах Э.Бартлетт, который тоже подчеркивает социальный характер человеческой памяти, но ограничивает этот тезис признанием социальной обусловленности памяти индивида.

В СССР вопрос о памяти в социально-историческом плане ставился Л.С.Выготским, А.Р.Лурия и А.Н.Леонтьевым. Выготский и Лурия (вслед за французским психологом П.Жане) особенно подчеркивали связь памяти в ее историческом развитии с письменностью.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

ВОСПОМИНАНИЕ О ПРОШЛОМ

ВОСПОМИНАНИЕ О ПРОШЛОМ Мифы о памятиЧАСТЬЧеловеческая память работает как МИФ магнитофон или видеокамера и точно 11 фиксирует переживаемые нами события Когда люди приходят на встречи выпускников или с друзьями детства вспоминают «былое», их часто поражает один

ТЕХНИКА 3. Раннее воспоминание

ТЕХНИКА 3. Раннее воспоминание Ранние воспоминания используются для изучения специфики различных состояний и синдромов, например депрессивного синдрома в разных возрастных группах или ПТСР у участников боевых действий. Приводим инструкцию получения раннего

ВЕРА КАК ВОСПОМИНАНИЕ

ВЕРА КАК ВОСПОМИНАНИЕ Как я утверждал ранее, мы реагируем и воздействуем не на мир (реальность) сам по себе, а на мир, основанный на ряде наших внутренних систем веры. На одну и ту же реальную ситуацию может быть, и часто бывает, множество реакций. Два человека приходят

Мимолетное воспоминание

Мимолетное воспоминание Она положила телефонную трубку и откинулась в кресле. Ее тонко вибрирующая кисть поигрывала сигареткой. Было около трех часов дня и блестящее, хотя уже и не яркое солнце сентября настойчиво просачивалось сквозь шторы. Она любила это время,

Вера как воспоминание.

Вера как воспоминание. Как я утверждал ранее, мы реагируем и воздействуем не на мир (реальность) сам по себе, а на мир, основанный на ряде наших внутренних систем веры. На одну и ту же реальную ситуацию может быть, и часто бывает, множество реакций. Два человека приходят

«Я — хозяин?» Воспоминание о будущем…

«Я — хозяин?» Воспоминание о будущем… Случаются прелюбопытные ситуации! К примеру, вы знаете, что объективно на этой территории (у себя дома, у себя в отделе) хозяин — вы, но кто-то рядом этого не знает, а точнее, знать не хочет.• И, что характерно, вот уже много лет…Что делать?

ВОСПОМИНАНИЕ, ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ И ПЕРЕРАБОТКА

ВОСПОМИНАНИЕ, ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ И ПЕРЕРАБОТКА Мне кажется нелишним постоянно повторять учащимся о тех глубоких изменениях, которые психоаналитическая техника испытала со времен первых попыток в этой области. Во-первых, это фаза катарсиса Брейера, непосредственная

Глава 21 Воспоминание

Глава 21 Воспоминание Эшли действительно постарался максимально загрузить день, чтобы не сильно вспоминать о том, что случилось этой ночью. Вспоминать, конечно, можно, но лишь самое главное – то, что он был на высоте и совсем не безнадежен, как представлялось несколько

ВОСПОМИНАНИЕ: КАК Я БЫЛ ПАНТАГРЮЭЛЕМ(02.88 — 2)

ВОСПОМИНАНИЕ: КАК Я БЫЛ ПАНТАГРЮЭЛЕМ(02.88 — 2) Каждый новорожденный — уникум.Уникум не в том смысле, что не похож на остальных (хотя и в этом тоже), уникальны его возможности. Например, он поглощает за сутки такое количество молока, которое равно четверти массы его тела.

Воспоминание о ДʼАламбере

Воспоминание о Д?Аламбере Несколько лет назад я написал повесть «Ахилл и черепаха». Рассказывалось в ней не о герое любимого детьми античного мифа, а о сегодняшней жизни. При чем же тут Ахилл? Ахилл — это ум. Черепаха — сердце. В повести «Ахилл и черепаха» речь шла о том,

2. Зрительно-образное воспоминание.

2. Зрительно-образное воспоминание. Я просил испытуемых получить в своем сознании какой-нибудь образ. На это давалось 2 минуты. После этого я просил их написать (во избежание всяких воздействий, возможных при устном вопросе), какой образ они представили и насколько он был

Напоследок: тотальное воспоминание о будущем

Напоследок: тотальное воспоминание о будущем Способность нашего сознания конструировать сценарии будущего действительно примечательна. Насколько мы знаем, животные, включая наших ближайших родственников, приматов, реагируют на события постфактум, уже тогда, когда они

Воспоминание на заданную тему

Воспоминание на заданную тему Выхолащивание тайного в человеке происходит не только путем повсеместной установки видеокамер. К «прозрачности» приучают и многочисленные тесты типа «Познай себя», и анкетирование на улицах, и участие в передачах, где предлагают

psy.wikireading.ru

Воспоминание – это хронологические архивы памяти или образы прошлого? Анализ значения и особенности употребления слова

Повествования о явлениях личной или общественной жизни, увиденные и пропущенные через призму восприятия автора, изложившего их на бумаге, называются воспоминаниями. Зачастую их также ассоциируют с дневниками, хотя отсутствует элемент хронологии. Воспоминание – это событие или часть прошлого, которая не влияет на действительность и хранится только «для себя». Противопоставить им можно мемуары, которые, по сути, являются тем же, только написаны для представления общественности. Рассмотрим толкование, особенности употребления и склонения слова подробнее.

«Воспоминание»: значение слова

Лингвисты выделяют до два основных значения. В общей лексике чаще можно увидеть его употребление во множественном числе. «Воспоминание», значение которого сводится к архивам памяти и элементам литературной деятельности, также ассоциируется с прошлым, анализом былых событий и их влиянием на настоящее (в психологии). Рассмотрим два основных варианта толкования.

В словаре Д.Н. Ушакова:

1. Мысленное воспроизведение того, что сохранилось в памяти.

Воспоминания о детстве влияют на всю последующую жизнь и поведение человека.

Приятные воспоминания дают силы на новые свершения.

2. Во множественном числе слово обозначает литературное произведение, где описаны события, очевидцем которых был автор. Подобное изложение еще называют мемуарами или записками.

Военная повесть построена на воспоминаниях непосредственного участника боевых действий.

Фильм «Воспоминания о будущем» снят по мотивам книги «Заветы юности» Веры Бриттейн.

3. В разговорной речи можно услышать шутливое выражение: «Осталось одно воспоминание», когда говорящий подразумевает, что больше ничего не сохранилось, всё исчезло без остатка.

От его приподнятого настроения осталось одно воспоминание.

От былой красоты девушки остались одни воспоминания.

Морфологические и синтаксические особенности

Слово «воспоминание» – это имя существительное среднего рода, неодушевленное, 2-го склонения. Приставка: вос-; суффиксы: -а-ни; корень: -помин-; окончание: -е. По классификации А. А. Зализняка относится к типу склонения 7а.

Синонимы

Сходные по значению слова, которыми в тех или иных контекстах можно заменить «воспоминание», это: отзыв, память, ретроспекция, записка, мемуар, беллетристика, литература, памятование, книга. Синонимы дают возможность широкого употребления слова/понятия в разговорной и письменной речи. Также они более полно раскрывают тонкости его значения.

Фразеологизмы и устойчивые словосочетания

Как уже было упомянуто выше, к разговорным выражениям относится «осталось только воспоминание». Оно обозначает отсутствие какого-либо качества или предмета в наличии в настоящем.

Воспоминание может быть:

Воспоминание может: промелькнуть/всплыть/возникнуть/явиться/дразнить/пронзить/ускользнуть.

Стоило увидеть детские фотографии, и на неё нахлынули воспоминания.

Свежие воспоминания затерли в памяти события прошлого.

Воспоминание - в психологии, значение слова, детские воспоминания
fb.ru

Значение слова «воспоминание»

ВОСПОМИНА́НИЕ, -я, ср.

1. То, что сохранилось в памяти; мысленное воспроизведение этого, возобновление представлений о ком-, чем-л. Воспоминания детства. Предаться воспоминаниям.Здесь каждый шаг в душе рождает Воспоминанья прежних лет. Пушкин, Воспоминания в Царском Селе. Среди множества воспоминаний о людях, 216 предметах, событиях и чувствах я не сохранила памяти о первом своем стихотворении. Инбер, Славка.

2. мн. ч. (воспомина́ния, —ий). Записки или рассказы о прошлом. Литературные воспоминания.Хочу каждый день писать хоть понемногу воспоминания. Л. Толстой, Дневник, 30 ноября 1903.

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

  • То, что сохранилось в памяти человека, мысленное воспроизведение чего-то сохранёного в памяти.

Воспоминание — стихотворение Пушкина 1828 года.

Воспоминание — советский мультфильм 1986 года.

Воспоминание — песня Нюши 2012 года.

ВОСПОМИНА’НИЕ, я, ср. 1. То, что сохранилось в памяти; мысленное воспроизведение этого. В. о детстве. В. детства. Старики живут воспоминаниями. Приятное в. 2. только мн. Род литературного произведения, описывающего события, очевидцами к-рых был автор; мемуары, записки. «Литературные и житейские воспоминания» И. С. Тургенева.

Источник: «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1935-1940); (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

воспомина́ние

1. то, что сохранилось в памяти; мысленное воспроизведение чего-либо прошедшего, сохранившегося в памяти ◆ Он смотрел то на крест, то на звезду, вдыхал в себя свежий морозный воздух, равномерно вбегающий в комнату, и, как во сне, следил за возникающими в воображении образами и воспоминаниями. Л. Н. Толстой, «Анна Каренина», 1878 г.

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Со временем я обязательно пойму, как устроен ваш мир.

Чем является «Оса (приток Ангары)»:

Воспоминание - в психологии, значение слова, детские воспоминания
kartaslov.ru

Нас выдают воспоминания

Что о вас рассказывают первые детские воспоминания

Что можно сказать об уже взрослом человеке по такому воспоминанию? Наверно, что он любит родителей (в воспоминании родители участвуют в разных ролях: как спутники на празднике, как заботливые кормильцы и потенциальные защитники). Что у него в целом позитивное восприятие мира (праздник), но омраченное приступами внезапной тревоги (неожиданное появление странной женщины). Скорее всего, этот человек неравнодушен к музыке. И главное – он стремится понять других – то есть, вероятно, профессионально работает с людьми. Вот такая коротенькая интерпретация, и она, скажу честно, полностью соответствует действительности.

Зачем интерпретировать ранние воспоминания? Я уверена, что самопознание и познание других людей – их мотивов, установок, скрытых особенностей – есть самое интересное занятие на свете. Самое важное и неисчерпаемое. Работа с ранними воспоминаниями – один из ярких и наглядных инструментов такого познания, ведь чувства, сопровождающие такие воспоминания, часто оказываются базовыми и в дальнейшей жизни человека.

Часто люди беспокоятся относительно правдивости своих рассказов: «Вроде я сам это помню, но не уверен, что все действительно было так». Конечно, бывают истинные воспоминания, бывают и реконструированные. Ничего страшного. Раз фантазии «запомнились» как настоящие воспоминания, с ними можно и нужно работать. Поэтому для психологов нет разницы: нас интересует внутренний мир человека, его собственное восприятие жизни, а вовсе не реальность событий давнего прошлого. Зигмунд Фрейд писал: «К фантазии и реальности надо относиться одинаково, не делая различий между детскими воспоминаниями одного или другого рода».

Теперь давайте перейдем к самому интересному – интерпретациям воспоминаний. И выделим несколько ключевых критериев трактовки.

Вспомнить все

Австрийский психиатр и психолог Альфред Адлер является основоположником изучения и осмысления ранних детских воспоминаний. Он считал, что эти воспоминания имеют значение не столько для детей, сколько для взрослых. Воспоминание как бы говорит: «Вот чего ты должен ожидать», или: «Вот чего ты должен избегать», или: «Вот что такое жизнь». Надо только суметь дать правильную интерпретацию.

Раннее воспоминание отражает фундаментальные качества человека либо символизирует его отношение к себе и окружающим, раскрывает его мировоззрение, ключевые мотивы и приоритеты. В некоторых случаях ранние детские воспоминания могут свидетельствовать и об актуальном настроении человека.

Обратимся снова к Адлеру: «Если человек переживает поражение и утрачивает уверенность в своих силах, то он вспоминает прежние случаи поражений. Если он в меланхолии, все его воспоминания меланхоличны. Когда он воодушевлен и исполнен смелости, он выбирает совершенно другие воспоминания».

Первый критерий

Первый критерий – активность или пассивность. Самостоятельность поведения «героя» либо пассивность «героя» и помощь окружающих. «Я сам (сижу, иду, еду на велосипеде, либо меня несут на руках, везут на транспорте и т. д.)».

Большинство людей, сделавших карьеру и/или состоявшихся в бизнесе, в ранних воспоминаниях обычно помнят себя в активной, самостоятельной позиции. «Я попробовал, я полез, я добежал, я прыгнул и т. д.»

Люди менее амбициозные, спокойные, созерцательные, не стремящиеся во всем к первенству, часто рассказывают о себе в ранних воспоминаниях именно в пассивной роли: «помню, меня везут в коляске», «меня сажают за общий стол» или «я еду на велосипеде, а отец держит меня сзади».

Второй критерий

Одиночество «героя» в раннем воспоминании нередко является признаком склонности к уединению в дальнейшей жизни. Такой человек, скорее всего, по натуре интроверт. Он полагается на себя и свои силы. Присутствие же в первом воспоминании людей, членов семьи, свидетельствует о том, что человек как раз уверенно чувствует себя в обществе, настроен на кооперацию и сотрудничество.

Конечно, надо смотреть, какая роль отведена людям в воспоминании. Если они представляют угрозу и опасность, то воспоминание будет свидетельствовать о высокой тревоге (как было в моей истории о появлении чужой женщины), социальных страхах. Например, один клиент рассказал такое воспоминание: «Мне три года. Сумерки, я почему-то остался один во дворе, а из-за угла на меня смотрит страшный старик и подманивает к себе – мол, иди, мальчик, ко мне. Страх, переходящий в ужас». Воспоминание может свидетельствовать о недоверии взрослого «героя» окружающим, непринятии «старших», авторитетов.

Третий критерий

Третий критерий как раз относится к эмоциям и общему смыслу происходящего в вашей жизни – позитивному или негативному, радостному или грустному, спокойному или угрожающему.

В зависимости от градуса и эмоционального полюса раннего воспоминания мы, взрослея, воспринимаем окружающий мир либо как доброжелательный, гостеприимный, либо как тревожный, негативный, полный опасностей, угроз. Помню воспоминание, рассказанное очень добродушным человеком.

«Дача, середина лета, солнце, теплынь, запах роз и жасмина. Мне около трех лет. К нам приехали гости, и на столе, среди зелени и колоритных яств, появляется привезенная издалека фантастическая гигантская рыба – сейчас думаю, это осетр. Она светится и кажется безумно вкусной. Наверно, мне дали кусочек тоже. Это чудесное воспоминание о моем детском рае!»

Рассказчик – прекрасный человек, добряк, сибарит, фантазер, большой любитель и знаток вкусной кухни. Он обожает детей – своих и чужих. Является главным редактором детского издательства. Впрочем, он и к взрослым относится более чем терпимо. Мир до сих пор для него благоухает цветами, полон приятных людей и изысканных блюд.

А вот другое воспоминание – тут рассказчик уже совсем с другим характером. «Детство я провел в северных широтах. Зима. Всюду холодно. Утром грели одежду у плиты, чтобы надеть на меня в детский сад. Но эта одежда все равно холодная. А дома уличные валенки мне меняют на домашние, но и они холодные. Больше из раннего детства никаких воспоминаний вообще нет».

Как вы думаете, какой этот человек по своему складу? Правильно, он крайне сдержан в проявлении эмоций. Его лицо лишено выразительной мимики, глаза – светлые и неподвижные. Он отличный аналитик: рациональный, четкий, объективный. Но рядом с ним прохладно.

Плацдарм для актрисы

А вот раннее воспоминание, рассказанное в одном печатном издании прекрасной актрисой Тильдой Суинтон: «Мой отец был военным. Я стою на плацу и понимаю, что тут можно все. Можно дурачиться, преображаться, но вне плаца – там все должно быть как обычно. Это осознание привело меня к актерской карьере».

Четвертый критерий

Четвертый критерий – самый обширный: собственно событие, зафиксированное в воспоминании. В чем его смысл? Как себя вел «герой» воспоминания? Что именно делал?

«В деревне у бабушки я однажды ночью первый почувствовал странный запах: как выяснилось, висящая у печи ткань стала тлеть. Я всех разбудил, и все обошлось. Взрослые хвалили меня за то, что я предотвратил пожар». Очевидно, это событие и запомнившаяся похвала взрослых значительно усилили природную чуткость рассказчика. Теперь этот человек обладает обостренным вниманием к окружающему миру, он всегда начеку. Его миссия – спасать. Нет, он не работает в МЧС, а занимается финансовым аудитом, то есть в каком-то смысле «спасает» разные бизнесы. По личностному складу этот человек всегда готов прийти на помощь, предупредить возникающие угрозы, увидеть опасность там, где другие слепы.

Или такая история. «Мне два года. Стоя в детской кроватке, я дотянулся до высокой полки на стене и взял стоящую там статуэтку. Родители потом радостно удивлялись – как же я ее сам достал, ведь полка висела так высоко! Я и сейчас не понимаю, как так вышло, но как тянусь туда – отлично помню».

Чей это рассказ? Конечно, человека, стремящегося к достижениям. Он амбициозен, способен получить желаемое, даже если оно недоступно. Он делает невозможное и достигает результатов, которых никто не ожидает. Для него не существует слов: «не смогу», «не получится», «это слишком сложно». Это воспоминание рассказал мне известный, публичный человек, первое лицо крупной и успешной компании.

А теперь угадайте, о чем свидетельствует вот такое раннее воспоминание? «Помню, как мы с другими ребятами из нашего двора кладем монетки на трамвайные рельсы. После проезда трамвая монетка странно плющится. И каждая монетка по-разному. Эмоция? Конечно, интерес, удивление. На моих глазах монетка изменяет форму. А как еще она может менять форму? А если по ней пройдет не трамвай, а слон? И почему она плющится?»

Это раннее воспоминание экспериментатора. Не обязательно ученого. Просто человека с исследовательским подходом к жизни. Этот человек по образованию инженер, трудится в качестве разработчика новых моделей транспортных средств (тут я слышу отголосок «трамвая» из его рассказа). И он прекрасно работает в коллективе («мы с ребятами из нашего двора»).

Передо мной сидит привлекательная женщина, ей около сорока. Но обращает внимание слишком яркий макияж, очень приталенное платье, не очень уместное для осеннего сезона декольте. Такой вид, наверно, вполне уместен для романтического свидания, но точно не годится для похода к психологу. Но раннее воспоминание мне многое разъяснило.

«Мне четыре года. Я надела на прогулку новый красный комбинезон и чувствую себя очень красивой. Мы с мамой входим в лифт, где уже находится незнакомая соседка. “Это что же у нас за мальчик? Как тебя зовут?” – радостно спросила она. – “Это девочка, Лиза”, – ответила за меня мама. А я расплакалась. Я испытала “горючую смесь” обиды (“Как она могла принять меня за мальчишку!”), стыда (“Неужели я действительно так не похожа на девочку?”) и разочарования (“Да, я, видимо, совсем не похожа на девочку”)». С тех пор эту девочку, а теперь и женщину не покидает навязчивое желание постоянно подчеркивать свою женскую природу. «Да, теперь никак не перепутаешь», – подумала я.

Конечно, ранние воспоминания невозможно принципиально изменить. Но с ними можно работать, развивать, домысливать и дорабатывать, привносить спокойные и/или радостные чувства, ставить позитивные акценты. Главное – любить и заботиться о том маленьком человечке, нашем Внутреннем Ребенке, который, независимо от возраста, очень нуждается в нашей нежной поддержке.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Вспомнить все.

Наши воспоминания – это огромный ресурс для позитивных изменений. Ведь наши представления о том, как «правильно», как было бы лучше, не возникают на пустом месте. Представьте, что человек не знает, что такое мороженое. Он будет страдать от его отсутствия? Нет. Чтобы чего-то хотеть, надо это попробовать и понять, что «оно» нравится. Поэтому если мы хотим чего-то (любви, интересной жизни, радости, уважения – список бесконечен), даже если этого сейчас нет, где-то в нашем прошлом мы это уже видели, уже чувствовали, «примеряли на себя»… Просто этот опыт был вытеснен, мы о нем забыли. Причины могут быть разные… Не нужно пытаться изменить прошлое – это наш опыт, наш багаж. Но мы можем его обогатить, расцветить другими красками, выбрав другие эпизоды, важные моменты, укрепить их, придать им новый смыл и таким образом «переписать» свою историю и стать счастливыми.

www.psyh.ru

Что такое воспоминания и как их сохранять?

Воспоминания – связующая нить между прошлым и настоящим. Какие-то едва возможно вспомнить, а некоторые поражают своей детализацией. Так чем же они являются, и как работает этот механизм? Почему воспоминания бывают ложными? Как избавиться от неприятных и чем полезны приятные?

Что такое воспоминания?

Воспоминания — это способность мозга восстанавливать образы и ситуации, прожитые в прошлом. Лучше всего запоминаются моменты жизни, которые вызывают большее количество эмоций. Их гораздо проще вспомнить даже в мельчайших подробностях. Воспоминания бывают произвольными и непроизвольными.

  • Произвольными называют те, которые мы пытаемся вызвать собственными силами. Например, имена, даты, адреса, номера телефонов и т.д.
  • Непроизвольные являются спонтанными и появляются в момент, когда мы сталкиваемся с образами или запахами, которые наблюдали в прошлом. Непроизвольные связаны с эмоциями и поэтому дольше сохраняются в сознании.

Главное отличие произвольных заключается в том, что они составляют сознательную память, а непроизвольные – бессознательную, неумышленную.

Воспоминания бывают:

  • ностальгические;
  • приятные;
  • тягостные;
  • радостные;
  • обрывочные;
  • печальные;
  • кошмарные;
  • романтические и т.д.

Формируясь в нашем подсознании, они обязательно проходят сквозь осведомленные эмоции, а значит, несут в себе их отпечаток.

Как формируются воспоминания, и для чего они нужны?

Формируются воспоминания посредством восприятия и запоминания информации из прошлого, но процессы их появления зависят от индивидуальных особенностей психики, эмоционального состояния, возможностей памяти.

Они появляются, когда мы готовы их воспринять и меняют отношение к прошлой жизни.

Такие моменты можно сравнить с аудиозаписями. Проигрывая их каждый раз снова и снова, происходит переосмысление с обретением новых деталей и эпизодов.

Воспоминания в психологии.

В психологии обращаются к термину «реминисценция», что обозначает воспроизведение информации, сохраненной в памяти.

Реминисценция — это отсроченное воспоминание воспринятого или заученного материала. Такое явления бывает частым и возникает в любых возрастах.

Отличить реминисценцию от других явлений трудно, ведь речь идет о способности мозга воспроизводить информацию. Но реминисценция является самым точным и подробным явлением.

Психология приделает много внимания детским воспоминаниям. Процесс запоминания у малышей задействует образную память. В начальные годы своей жизни ребенок запоминает те образы, которые его окружают, но держатся они в сознании достаточно мало.

В период от трех лет воспоминания обретают сильный эмоциональный окрас, крепнут и запоминаются на длительный срок.

В процессе взросления позитивный результат приносят наводящие вопросы родителей, при попытке ребенка что-то вспомнить. Это развивает внимание, общий уровень интеллекта.

В дошкольном и школьном возрастах дети подключают работу воображения, переходят к заучиванию информации. В этот период воспоминания становиться последовательными, непрерывными и напрямую зависят от эмоционального восприятия ребенка.

Польза приятных воспоминаний.

После исследования, проведенного в университете Сан-Франциско, было определено, что качество воспоминаний отображают уровень удовлетворенности жизнью.

Со временем даже негативные воспоминания воспринимаются как опыт и могут стать нейтральными или даже положительными.

Вывод:

  • Нужно меньше сосредотачиваться на негативе и воспринимать все как полученный не зря опыт.
  • События из прошлого, вызывающие улыбку – это работа мозга, а значит элемент, улучшающий память.
  • Приятные воспоминания – это хорошая мотивация. Результаты прошлого толкают на достижения будущие, а негативные уроки всегда подскажут, как делать не стоит.

В ходе некоторых исследований было установлено, что экстраверты склонны больше концентрироваться на положительных моментах из прошлого, в то время как интроверты оставляют в своей памяти более трогательные и печальные события.

Как избавиться от неприятных воспоминаний?

Любые воспоминания являются определением нашей индивидуальности, а также составляют часть нашей жизни. Если с положительными воспоминаниями все понятно, то негативные вызывают отрицательные эмоции или вводят в депрессию.

Справится с «приступами» внезапно нахлынувшей волны негатива удается не всем. Что делать, если начинается приступ?

1. Найти противовес.

Перебить негативные воспоминания, какими бы они не были, всегда помогут положительные и приятные. Что если припомнить, какие красивые розы растут у бабушки в деревне или как вкусно пахнет на кухне, когда готовит мама. Такие отголоски могут быть незначительными, однако обеспечат хороший эмоциональный настрой.

2. Переосмыслить.

Если отрицательные эмоции сопровождаются навязчивыми неприятными мыслями, стоит твердо разграничить прошлое и настоящее. Воспринимая негативные ситуации как прожитый опыт, гораздо проще их принять, отпустить, забыть.

3. Принять случившееся.

К слову об опыте: воспоминания беспокоят, когда подсознание указывает на наши ошибки. Чувства вины, стыда, обиды, неловкости или страха провоцируют неприятное всплывать в голове снова. Что делать в этом случае? Принять подсказки нашего мозга: сделать определенные выводы, чтобы избежать подобных ситуаций в будущем. Понять, что время не вернуть, зачем тогда мучать себя?

4. Убрать раздражители.

Еще один хороший способ истребить воспоминания, которые докучают – избавиться от всего, что с ними связанно (фотографии, одежду, мебель). Очистить пространство вокруг себя – значит очистить свой разум от вредных воспоминаний.

Что такое ложные воспоминания, почему они существуют?

Исследования говорят, что воспоминанием не всегда можно доверять. Ведь процессы запоминания могут не отображать реальную действительность, а искривлять ее.

Влияние эмоций на память иногда настолько сильное, что может видоизменить или запомнившуюся информацию. Фантазии становятся частью реальности, воспринимается как абсолютная действительность.

К сожалению, не существует метода, помогающего в точности отличить правдивые воспоминания от ложных, а значит ложные занимают свое место на ряду со всеми воспоминаниями.

Конфабуляция.

В психологии явление ложных воспоминаний иногда проявляется в виде конфабуляции. Конфабуляция – видоизмененные воспоминания, факты, которые отличаются от реальности либо переносятся в другой период времени, сопутствуя несуществующим событиям.

В психиатрии такое явление принято относить к расстройствам. Лечение таких нарушений происходит посредством приема необходимых для правильной работы памяти витаминов, либо когнитивными способами.

Воспоминание - в психологии, значение слова, детские воспоминания
wikigrowth.ru

COMMENTS