Встречайся с девушкой, которая всегда ждала тебя

В своей жизни вы видите так много людей, которые приходят и уходят, но если вам повезет, то некоторые все же останутся. Те, которые всегда были рядом, и вы уже не помните, откуда они пришли, или когда это было, все, что вы помните — это то, что сейчас они играют в вашей жизни главную роль.

Может это дружеские или родственные отношения, а может и любовь.

Может просто для вас двоих никогда не было подходящего времени, поэтому вы сдерживали свои чувства. Может это любовь, о которой вы всегда знали, но что-то в современном мире научило нас, что все не должно быть так просто.

Может это друзья, бывшие или знакомые. Но это тот человек, кто всегда был рядом, даже когда казалось, что все остальное в жизни идет не по плану. Единственное постоянное, что у вас было — это любовь и внимание этого человека.

…Она всегда любила тебя.

Если бы ты спросил ее прямо, она бы сказала. Но есть что-то в ее преданности и той роли, которую она играла для тебя, что помогало ей держаться и делать шаги только тогда, когда ты был бы готов.

Может она никогда не собиралась влюбляться в тебя, может это просто случилось, как и бывает в любви.

Может она пыталась встречаться с другими, но в них было что-то, чего в тебе было больше, и с чем они даже не могли соперничать. Потому что есть что-то в твоем присутствии, что заставляет ее светиться так, как она никогда не представляла.

Любовь, которая преодолела время и сдерживающие факторы, частые перемены, тоже может менять свою форму, но она постоянная и будет всегда.

Даже не желая того, вы оба забрали кусочки сердца друг друга. Куда бы вы ни пошли, вы всегда будете друг с другом.

Она все понимает.

Ты даже не должен объяснять ей — она все понимает. Она может посмотреть на тебя и увидеть, как прошел твой день. Она может слушать, как ты говоришь, и даже если ты говоришь, что все хорошо, она может по твоему тону сказать, что это не так. Она понимает тебя так, как ты все еще учишься понимать себя, и да, иногда это даже пугает.

И хотя она видит тебя в лучшем свете и постоянно пытается поддержать тебя, она видит и твои недостатки. Она знает, что ты не идеален, но она бы ничего и не меняла в тебе. Она знает тебя достаточно долго, чтобы знать каждый шрам, который ты прячешь. Она знает о твоем прошлом, от которого ты пытался убежать, о твоих мечтах на будущее, и она всегда была твоей главной поддержкой.

И так же как она понимает тебя, ты тоже можешь полностью прочесть ее. Очень комфортно знать, что есть кто-то, кто знает тебя настоящего и принимает это.

Она была терпеливой с тобой.

Она жила своей жизнью и своими мечтами, но ты все время был рядом. И хотя она все делала для себя, она думала и о тебе.

И ты проверял ее, пытаясь разобраться в себе. И я знаю, что ты думал, как она может подойти к твоей жизни?

А она ждала, она была терпелива, как никто другой.

Но были времена, когда ты проверял ее. Когда ты вынуждал ее не спать, ждать, надеяться, плакать, думать о тебе постоянно. Но никогда не стоял вопрос о том, чтобы она ушла, потому что ты для нее всегда был главным смыслом.

Может она встречалась с другими, как и ты.

Но с кем бы она ни была, больше всего она всегда любила и заботилась о тебе.

И она терпеливо ждала, слепо веря, что однажды вы двое будете вместе.

И может ты пытался и отрицал свои чувства, но знаю, ты тоже что-то к ней чувствуешь.

Иногда легче не обращать внимание на того, кто всегда был рядом, и хотеть того, чего, как нам кажется, у нас нет, чем осознать и увидеть то, чего мы все время не замечали.

Источник: creu.ru

Жесткое связывание (часть 2)

Я нашла Дона через сеть связей, существующую внутри любой профессии, а также каждого подпольного сообщества. Это происходило в шесть ступеней: любого журналиста от нужного источника отделяет шесть телефонных звонков. Дон — выдающийся специалист, он известен метрдотелям лучших ресторанов по обе стороны залива как большой гурман, у него есть прекрасная яхта, стоящая в Сосалито. Ему около пятидесяти, он женат и имеет двоих детей. Почему он захотел рассказать мне о своем опыте связывания? Он говорит, что доверяет мне. Я подозреваю, что, боясь разоблачения, он одновременно томится в ожидании случая, который бы открыл потайную дверь и положил конец его двойной жизни. Он идет на маленький риск, который может привести (но вряд ли приведет) к раскрытию его секрета.

Я не поддерживаю отношений с какой-то одной «дом», — говорит он, — но встречался по крайней мере хоть однажды со всеми женщинами — знаменитыми специалистками в связывании, в этой стране и некоторых городах Европы. Я много езжу по делам. Деньги позволяют мне выбирать то, что я хочу. Если у меня дела в Брюсселе, то я вполне могу разрешить себе поездку в Гамбург, чтобы повстречаться с Карен Хенсалл. Возможно, я просто боюсь видеться с одной женщиной на регулярной основе.

Боитесь чего? — спрашиваю я.

Мы сидим на веранде ресторана в Сосалито с прекрасным видом на залив. Нам видна его яхта. В сумерках через залив начинают сверкать огни Сан-Франциско. Ну так чего же ему бояться?

  • Стать слишком зависимым от женщины, — говорит он. — Если иметь постоянную связь с «дом», она обретает гораздо больше контроля надо мной, чем это возможно при единичных встречах. Я был с Кэйе Бакли дважды за последние несколько лет. Она очень хорошо выполняет свою работу, она одна из лучших. Но если бы я виделся с ней раз в неделю или даже в месяц, она могла бы приобрести большее значение в моей жизни. Потому что она действительно меня понимает.

Он отводит назад прядь белокурых волос, которую морской бриз отбросил ему на лоб. У него сильные руки. Я могу вообразить, как они ласкают мои груди или раздвигают мне ноги. Когда Кэйе Бакли берет руки, подобные этим, и заламывает их за широкую спину, интересно ли ей, как они ощущались бы на ее теле?

Волосы Дона высветлены, но довольно искусно. Я так и вижу его терпеливо сидящим под одной из этих маленьких шапочек в престижном салоне, где его укрывают в занавешенной комнате, пока схватится краска. На руках у него — маникюр. Рыжевато-коричневые льняные слаксы сохраняют стрелки, несмотря на то что день подходит к концу. Он улыбается, заметив мое внимание к деталям. Его глаза слишком синие, чтобы это был натуральный цвет. Контактные линзы.

  • Я стараюсь сохранять форму, — говорит он, — по разным причинам, в частности и потому, что мне не хочется выглядеть смешным дряблым неряхой, когда меня подвешивают связанного.

Мы оба смеемся. Я могу представить его подвешенным к подъемному механизму — желудок его не подведет.

Самолюбие, — роняет он. — Говорят, что мужчины более самолюбивы, чем женщины. Я сам тому подтверждение. — Он делает паузу. — Интересно, не смеются ли про себя все эти женщины над нелепостью своих «пленников»? Я слышал, что Кэйе Бакли смеется, когда подвесит мужчину. Я не могу вообразить что-либо более унизительное, чем быть осмеянным.

А где вы это слышали? — спрашиваю я его, хотя я тоже это слышала, более того, от нее самой: этот издевательский смех — часть услуг, которые Кэйе оказывает клиентам. Нет ли у этих мужчин определенной тяги к унижению?

От одной «дом» из Нью-Йорка. — Он смыкает руки вокруг чашки с двойным кофе со сливками, стоящей перед ним, словно человек, согревающийся холодной ночью, и говорит: — Я считаю себя «подчиняющимся». Это тайна, которой я не могу поделиться с женой.

  • Я не верю в лечение, — говорит он, доверительно понизив голос. — У нас с женой несколько лет назад был трудный момент, и мы обращались в консультацию. Я пошел туда, чтобы угодить ей, чтобы она поняла: я серьезен в намерении сделать ее счастливой в браке. Я сказал доктору то, что он хотел услышать, и мы были объявлены «излеченной» парой и отправлены восвояси. Лечение — это дерьмо собачье. Вы изучаете их язык и говорите с ними на нем; после этого они совершенно счастливы по вашему поводу. Наши проблемы в то время не имели ничего общего с сексом, — уверяет он, широко разведя руками, а затем кладет их плашмя на стол. Интересно, не пример ли это того языка движений, которым он, возможно, пользуется на деловых встречах. — Она думала, что я слишком занят на работе и недостаточно занимаюсь ей и воспитанием детей. У нее не было никаких трудностей в сексе. Дважды в неделю мы делали это в достаточно разнообразных позициях. Я делал ей куннилинг. — Он улыбается. — Она была удовлетворена. Единственная вещь, которая примиряет меня с моим сексуальным поведением, — это то, что я знаю: используя фантазии о связывании, которые держат меня во время секса в возбуждении, я могу удовлетворить ее.

Мне хочется положить на его руку свою и сжать его запястье большим пальцем. Я знаю секрет Дона и нахожу его привлекательным. Не его ли готовность к подчинению вызывает у меня отклик?

Вы когда-нибудь связывали мужчин? — спрашивает он.

Нет, — отвечаю я, потому что, мне думается, мои забавы с шелковыми поясками он не сочтет «связыванием».

Жесткое связывание (часть 2)

Дон вспоминает о старых журналах с культовой «связанной королевой» Бетти Пейдж, которые он рассматривал, еще будучи школьником. Он возбуждался от фотографий, на которых она была изображена на разных стадиях раздевания, но совсем обнаженной — довольно редко, а в основном — связанной веревкой. Бетти широко снималась многими разными фотографами в качестве модели для календарей и плакатов, но фото с путами делались только Ирвингом Клоу, который, видимо, был одержим сексуальным связыванием. Бетти быстро стала его самой знаменитой моделью, а их сотрудничеству часто приписывается заслуга в распространении связывания в качестве элемента эротики в США.

Дон представлял себя на месте Бетти. Он воображал себя в ее позе, беспомощного и покорного, находясь в состоянии сексуального возбуждения. В отличие от других, он не ставил себя в положение «мучителя», невидимой личности, обвязывающей Бетти веревками. Он не видел в этом ничего странного, пока в старших классах не поучаствовал в пьесе вместе со сверстниками. Кто думал, что его юношеские фантазии настолько отличаются от фантазий остальных?

Этот инцидент принудил Дона пересмотреть взгляд на свои сексуальные реакции, которые, по его заключению, оказались «ненормальными». Ему не понравилось то, что он увидел в зеркале своей психики, и, чтобы победить тот негативный образ, который он себе сам создал, он стал упражняться в удовлетворении своих партнерш, в частности, с помощью орального секса.

  • Откуда берутся вещи, подобные этой? — спрашивает он. — Я не верю, что так зациклился на этом из-за того, что смотрел те старые фотографии Бетти. Ведь сколько мужчин и мальчишек мастурбировали на Бетти Пейдж, не приходя после этого к причудливому желанию быть связанным. Я не могу припомнить ничего из моего детства, — продолжает Дон, — из того, каким образом родители наказывали меня, что могло бы привести на эту стезю. В нашей семье секс не был темой разговоров. Мои родители происходили из кальвинистов, это были прямые и правильные люди, не имевшие много удовольствий в жизни. Я не могу припомнить знаков сильной привязанности или открытой сексуальности у родителей. Но также не было даже косвенных оскорблений в их отношениях со мной или между собой. Я читал о людях с похороненными в подсознании воспоминаниями об оскорблениях детства, но я не думаю, что я один из них.

Озадаченный и смущенный развитием своего желания, он никогда никому не говорил, что не может поддерживать эрекцию и эякулировать, не представляя себе ситуации с «крутым связыванием». Когда он пытался фантазировать на другие темы либо сфокусировать внимание на партнерше, эрекция резко ослабевала. Ничто не может заставить его член напрячься, кроме фантазий на тему связывания.

  • Покуда я фантазирую, я в полном порядке, — он самокритично посмеивается. — Если моя жена когда-нибудь научится читать мои мысли, у меня возникнут проблемы. В тех редких случаях, когда я старался заниматься сексом без мыслей о связывании, я был не в состоянии исполнить свои супружеские обязанности.

Дон подпитывает свои фантазии, посещая какую-нибудь «дом» раз в месяц или реже. Он платит только за жесткое связывание, не желая бичевания, электрических ударов в гениталии или «игры в протыкание» (установление на соски или мошонку колец, которые после встречи могут быть удалены) — это виды практики, которые он считает «уже совершенно выходящими за рамки». Когда ему выпадает возможность встретиться с «дом», специализирующейся на веревочном японском связывании, он ее не упускает, потому что это «удовлетворяет куда лучше», чем при-вязывание к столу кожаными полосками. Процесс продолжается, в зависимости от места, от часа до трех с половиной и стоит от двухсот до тысячи долларов за прием.

Он также практикует одиночное связывание не реже раза в месяц, иногда чаще, и только во время поездок.

  • «Дом» из Амстердама научила меня, как можно самому привязать себя к кровати системой веревок, прикрепленных к замку с комбинациями. Перед тем как это сделать, я устанавливаю на лампе около кровати автоматический таймер. У меня остается около десяти минут до включения таймера, после того, как я себя привяжу. Он отключает лампу, и я не могу видеть замок до тех пор, пока она вновь не зажжется, как правило — спустя три часа.

Для меня это сильное переживание. Перед тем как погаснет свет, я думаю обо всем, что может произойти, пока я не буду видеть замок и не буду способен себя освободить. А что, если случится пожар? Другое происшествие? Что, если позвонит среди ночи жена? Если позвонят или придут и постучат деловые компаньоны, с которыми я разъезжаю? Самым худшим было бы, если б они встревожились, что не могут меня разбудить, и позвонили в службу безопасности гостиницы, которая впустила бы их в номер. А там я, гол, как сокол, прикручен к кровати, а мой «петушок» в полной боевой готовности. Это было бы моим концом, не так ли?

Источник: www.passion.ru

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

как наказать мужчину рака Как завоевать мужчину-Рака Вы хотите видеть рядом с собой мужчину,… (1)

Чеченские девушки Жила-была одна бабаВ декабре 2010 года, после того как Кесиру… (1)

Во что сыграть с девушкой по переписке Во что играть по переписке в ВК с девушкой?Для того… (1)

Что такое обида психология ПСИХОЛОГИЯ ОБИДЫ - Православные блоги Все мы знаем, что такое… (1)

Привет ты сегодня работаешь Привет, сегодня у меня есть русский экзамен, и я должен… (1)

COMMENTS