Вы серьезно верите, что отношение мужчины к Вам зависит от Вас

В последнее время слишком часто слышу вот это вот «Мужчина ведет себя с женщиной так, как она ему это позволяет»

Вы что – серьезно верите в это?

Бросьте, выбросьте, забудьте.

Это придумали мужчины, которым так – удобно.

Удобно повести себя по-скотски или уйти по-английски, или страдать, как Пьеро, или завоевать все звезды мира, как Гэтсби, или гадко мстить, как Хитклифф, или не замечать и насмехаться, как мистер Рочестер.

А женщина тут совершенно ни при чем.

Хоть и верит, что только ее поведение способно заставить мужчину вести себя с ней определенным образом.

Приятно ей думать, что есть у нее над ним такая власть.

А потом, при неудачном исходе, закутывается в комплексы: «это я все испортила, потому что сама позволила ему пинать меня ногами!»

Ах, бросьте еще раз.

Сколько раз я ни секунды не позволяла – а он делал.

Сколько раз я, напротив, очень даже позволяла (взять меня, съесть меня, бросить меня, отречься от меня, возненавидеть, сделать женой, любить или разлюбить) – а он все равно делал по-своему.

В любой ситуации с женщиной мужчина ведет себя так, как ему позволяет его воспитание и интеллектуальный уровень развития.

Источник: creu.ru

Три бокала тоски

«Все женщины неизлечимо больны одиночеством», — обронил как-то Оноре де Бальзак, даже не представляя себе, насколько он прав. При этом великий писатель имел в виду, конечно, не только француженок. Три мои героини — совершенно разные люди, объединяет их только одно: женская невостребованность. И как справляться с этой напастью, они себе не очень-то представляют. Не спасают ни материальный достаток, ни суперблагополучные жилищные условия, ни красота, ни интеллект. А поскольку в подобной ситуации, как и во многих других, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

История первая. Леди и бомж

Тамаре на вид лет тридцать пять. Ничем, кроме имени, она на знаменитую грузинскую красавицу-царицу не похожа: среднего роста блондинка, склонная к полноте, с васильково-синими глазами. Глаза, правда, очень красивые, как говорят, с поволокой. А в остальном скорее простушка-хохлушка, и уж ни в коем случае — не «роковая женщина».

Тамара уже несколько лет не работает — то есть не ходит на службу за вознаграждение. Она — жена. Правда, гражданская, как раньше говорили — не венчанная. Но со всеми обязанностями, которые возлагает на женщину законный брак, плюс и многие другие обязанности. Минус — права. Потому что при малейших разногласиях ее господин и повелитель цедит сквозь зубы одну-единственную фразу:

— Можешь отправляться обратно в свой Усть-Клопинск.

Такого города на карте, естественно, нет, но столь изысканное название скрывает подлинный родной городок Тамары, жуткий медвежий угол, где ее ждет комната в бараке (если барак от ветхости еще не завалился) и место библиотекаря в единственной городской библиотеке (если оно еще вакантно). Ни родных, ни близких там уже не осталось. Детей у Тамары не было, нет и, скорее всего, уже не будет. Хотя бы потому, что у ее гражданского мужа двое детей от первого брака и других он не желает.

Муж — Владимир Андреевич — видная фигура в киношных и телевизионных кругах. Его фамилия украшает несколько десятков кино- и телефильмов, к которым он написал сценарии. При этом, заметьте, фильмы по его сценариям никогда не клали «на полку», а наоборот, всегда до небес превозносили во всевозможных рецензиях и отзывах. Соответственно, и материальный достаток мэтра находится на достаточно высоком уровне. У сына — квартира и машина, у дочери — машина и квартира, их мать, все еще формальная жена, ни в чем не испытывает недостатка, а Владимир Андреевич заканчивает отделку шикарного особняка в Подмосковье, где, собственно, постоянно и живет. Вместе с Тамарой, которая готовит, стирает, убирает, следит за рабочими, ведет телефонные переговоры, ездит за покупками, перепечатывает рукописи мэтра и ездит в Москву по его многочисленным поручениям.

— Мне нетрудно, — вымученно улыбается она, — ведь мне больше и делать-то нечего. Работы я не боюсь. Но хоть бы спасибо сказал, что ли. А то руки опускаются. Если все хорошо — молчит. Если что-то не так, сразу в крик. Самое мягкое определение при этом — «иждивенка». А уж «тунеядка», «лимита» — это даже и не в счет. Это у нас как бы обращение. Вместо имени. Так и живем.

Так и живут — почти шесть лет. Тамара прекрасно одета, курит дорогие сигареты, часто посещает салоны красоты и парикмахерские. И. плачет, плачет, плачет. Если Владимир Андреевич дома — плачет от частых и злых обид. Если он уезжает надолго по делам или в командировку — плачет от тоски, потому что не знает, куда себя девать. В такие дни она не может ни работать, ни читать, ни смотреть телевизор, ни даже нормально разговаривать с кем-то по телефону. Если муж оставляет ей достаточно денег, покупает спиртного покрепче и с его помощью дотягивает до вечера. Если денег нет — часами сидит за компьютером и играет в одну и ту же игру, хотя в умной машине их заложено несколько десятков. Но Тамаре совершенно ни к чему разнообразие, ей просто нужно чем-то себя занять и одурманить. До приезда Владимира Андреевича. Только после этого она оживает и перестает быть похожей на робота с севшими элементами питания.

А между тем девять из десяти наших с вами соотечественниц, замученных прозябанием в одно-двух комнатных «хрущобах», где до потолка можно достать рукой, пол то и дело встает дыбом из-за бесчисленных протечек, а сквозь щели в стенах прекрасно видно соседние дома на другой стороне улицы, отдали бы все, что угодно, за такой дом, в котором живет Тамара. За холл с мраморным полом, размером в стандартную квартиру, за величественно-прекрасную лестницу, уходящую на второй этаж, за гостиную с камином, за кухню, где собрано все, что изобретено человечеством для облегчения труда домохозяйки. О спальне, в окна которой заглядывают яблоневые ветви, а за одной из створок гардероба прячется ванная, о которой можно только мечтать. Нечего зря душу травить. Особенно потому, что все это великолепие Тамару только раздражает:

— Зачем мне это? Я сто раз просила Владимира Андреевича купить мне — нет, не квартиру, хотя бы комнату в Подмосковье. Чтобы было куда уехать, спрятаться, отдохнуть. Я бы приезжала к нему хоть каждый день, как домработница, а ночевала бы у себя. Работу бы нашла. Но он меня не отпускает. И жениться не хочет. Говорит, что не может оставить жену, с которой прожил четверть века. Это он теперь так говорит. А когда звал в Москву, обещал, что тут же разведется и мы распишемся. Размечталась.

Естественно, не женится. Что он, дурак, что ли? Превратить бесправную домработницу-секретаршу-любовницу в законную супругу, которая, по его представлению, тут же начнет «качать права», претендовать на свою долю наследства и вообще. Да и дети могут не понять, а их отношением к себе мэтр очень даже дорожит. И не желает замечать того, что детки к Тамаре обращаются исключительно «Эй, ты!», а между собой нежно называют «папина подстилка», не обращая внимания на то, слышит их Тамара или нет. Или — замечает, но не считает нужным реагировать?

Естественно, он ее не отпустит. Кем он сможет заменить Тамару? Новой любовницей? Неизвестно, какая попадется, да и вообще лучшее — враг хорошего. Домработницей? Ей платить надо, как, впрочем, и секретарю. Да и боязно: кто сможет спокойно выносить перепады настроения гения, его капризы или капризы гостей, время от времени заполняющих дом? Только Тамара, которая все еще на что-то надеется, хотя умом понимает, что надеяться, в общем-то, не на что.

— Найду работу, — все еще мечтает она, — скоплю денег на комнату и на прописку. Может, еще встречу нормального человека, распишемся, буду варить ему борщ, штопать носки, а по вечерам вместе смотреть телевизор. Бывают же счастливые женщины.

Источник: www.passion.ru

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Дали в рот мужу с женой Из ануса в ротИз ануса в рот (от англ. ass… (1)

Как избежать псевдообщения Ваш браузер не поддерживаетсяНаградить фанфик "ООС. Как избавиться от ООС… (1)

Самая разрушительная эмоция 1. Понять, на что опирается Стыд? Стыд, как эмоция опирается… (1)

Как начать собеседование Из России в АмерикуКак успешно пройти собеседование на английском языке… (1)

Проблема прощения аргументы Умение прощать Прощение, умение прощать – одна из самых почитаемых… (1)

COMMENTS